Осыков А. И. (г. Белгород), Осыков Б. И. (г. Белгород)

Искренний голос любви

Осыков А.И.

Осыков Б.И.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В прошлом году исполнилось 130 лет с момента создания и публикации первой редакции популярнейшего романса «Ночь светла», а в следующем году исполняется 170 лет со дня рождения Михаила Александровича Языкова — одного из авторов этого признанного шедевра музыкально-поэтического искусства.

 

I

Михаил Александрович Языков родился 9 октября 1847 года в городе Торопце Псковской губернии (ныне — районный центр Тверской области).

Языковы — старинный русский дворянский род, возникновение которого восходит ко временам Дмитрия Донского и Сергия Радонежского. К этому роду принадлежит целая плеяда талантливых поэтов и композиторов, выдающихся государственных деятелей, известных полководцев, мужественных офицеров, на протяжении пяти с лишним веков верой и правдой служивших родному Отечеству.

В Родословном сборнике русских дворянских фамилий М. А. Языков упоминается как представитель «третьей ветви» рода Языковых — дворян Тульской и Псковской губерний, а выдающийся русский поэт «золотого века», друг А. С. Пушкина — Николай Михайлович Языков относится к Симбирской ветви рода Языковых и, таким образом, приходится М. А. Языкову дальним родственником.

Кстати, основатель Псковской ветви рода Языковых — один из множества славных предков Михаила Александровича — бельский городовой дворянин Петр Языков, погибший в 1634 году при осаде Смоленска, занятого поляками, сражался в рядах русской армии плечом к плечу с ротмистром Джорджем (Юрием) Лермонтом — основателем русского дворянского рода Лермонтовых.

Сын Петра Языкова — торопецкий городовой дворянин Владимир Языков — унаследовал от отца его поместье в Торопецком уезде Псковской губернии, где и жили на протяжении более двух столетий предки М. А. Языкова по прямой линии.

Михаил Александрович был предпоследним, четвертым ребенком в семье разорившегося торопецкого помещика Александра Павловича Языкова. Александр Павлович, отличавшийся весьма эксцентричным характером и склонностью ко всякого рода авантюрам, в результате нескольких необдуманных и поспешных финансовых операций полностью разорился и фактически оставил себя и свою семью без средств к существованию.

Нужда, которую познал будущий поэт и композитор с самых ранних лет, а также невозможность получить хорошее образование (Михаил Александрович закончил только гимназию. — А. О.), безусловно, наложили серьезный отпечаток на все его творчество. Большинство стихотворений М. А. Языкова пронизаны мотивами «неравной борьбы с суровою нуждой» и неразделенной или погибшей любви, но при этом несправедливость судьбы не вызывает у поэта ожесточения и озлобленности, но, напротив, каждое его произведение, буквально каждая строчка наполнены любовью к ближнему, состраданием к человеческому горю, святой верой в Бога.

Настойчиво занимавшийся самообразованием, М. А. Языков был разносторонне одаренным человеком, он не только писал талантливые стихи, но и сочинял замечательную музыку, великолепно играл на фортепиано, прекрасно рисовал.

Сохранился сборник «Стихотворения М. А. Языкова. 1865–1887 гг.», изданный в г. Великие Луки в типографии В. А. Вязьменского в 1887 году. Стихотворения Михаила Александровича публиковались в эти и последующие годы в популярных центральных газетах «Неделя», «Свет», петербургском журнале «Домашняя библиотека», соседствуя с новыми произведениями Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, И. А. Гончарова, Э. Золя и других классиков отечественной и зарубежной литературы.

В конце позапрошлого столетия М. А. Языков с семьей переехал в поселок Лигово под Санкт-Петербургом, где он вместе с женой Софьей Стефановной содержал частную школу для детей малообеспеченных родителей. Все это время вплоть до Октябрьской революции 1917 года Михаил Александрович постоянно публиковал свои музыкально-поэтические произведения в популярном журнале «Музыка для всех», активно сотрудничал с известными столичными издателями А. К. Соколовой, В. В. Бесселем, Ю. Г. Циммерманом, со знаменитым издательством «Северная лира», которые охотно печатали небольшими отдельными изданиями его романсы, вальсы, песни, элегии, торжественные марши. При этом М. А. Языков выступал в этих изданиях то как автор слов то, как автор музыки, но чаще — как поэт и композитор одновременно.

М. А. Языковым созданы музыкальные произведения на стихи Ф. И. Тютчева, А. А. Фета, А. К. Толстого, И. С. Никитина, Я. П. Полонского, К. М. Фофанова. Михаил Александрович поддерживал творческие отношения со многими известными поэтами «серебряного века»: П. И. Вейнбергом, Г. А. Галиной, В. А. Комаровским, А. А. Лукьяновым, В. А. Мазуркевичем, С. К. Маковским, С. Л. Рафаловичем, С. А. Сафоновым, П. С. Соловьевой, Т. Л. Щепкиной-Куперник. Был дружен с Ф. И. Шаляпиным, которому посвятил пять(!) своих романсов: «Вырыта заступом яма глубокая» (слова И. С. Никитина), «Звезда», «Лес шумит и гудит», «Одинокая могила», «Разрушен храм». Эти произведения вошли в постоянный репертуар великого русского певца. Есть у Михаила Александровича и романс «Ни слова, друг мой, о былом!..», посвященный выдающейся русской певице Варе Паниной, с которой его также связывали теплые творческие отношения. Романс М. А. Языкова на стихи Я. П. Полонского «Мое сердце — родник» с успехом исполнял выдающийся русский певец П. З. Андреев.

В 1916 году М. А. Языков опубликовал в столичном издательстве А. К. Соколовой собственный вариант текста широко известного ныне романса «Отцвели хризантемы» на музыку талантливого, трагически погибшего в молодом возрасте композитора Н. И. Харито.

Причем в поэтическом плане стихи М. А. Языкова совершеннее канонического текста, приписываемого во многих источниках первому исполнителю этого романса — популярному в начале XX века певцу В. Д. Шумскому (настоящая фамилия Шомин. — А.О.).

Примерно в эти же годы М. А. Языков сочиняет и публикует оригинальный вариант текста другого известного романса «Лебединая песнь», первоначальное авторство которого принадлежит М. Я. Пуаре — русской поэтессе, актрисе и певице со странной и трагичной судьбой. Мария Пуаре является также автором еще одного, весьма популярного и сегодня, романса «Я ехала домой...».

Судя по всему, Михаил Александрович любил не просто редактировать тексты других авторов, но создавал на их основе, по сути, новые поэтические произведения, так сказать, «по мотивам» понравившихся ему песен и романсов. Возможно, что поэт делал это, уступая просьбам коллег-композиторов, выполнявших аранжировки популярных произведений с целью приведения их в соответствие с вокальными данными и музыкально-поэтическими вкусами конкретных певцов-исполнителей.

М. А. Языков с успехом редактировал и известнейшие произведения знаменитых поэтов. Так, работая над музыкой романса на стихи Ф. И. Тютчева «SILENTIUM!» («Молчи, скрывайся и таи...»), он сумел очень изящно и в то же время весьма деликатно поправить две строчки великого стихотворения, сделав их более ритмичными и, как следствие, более «музыкальными».

Одним из последних произведений М. А. Языкова, увидевших свет еще при его жизни, является опубликованный в конце 1916 года в том же санкт-петербургском издательстве А. К. Соколовой романс-вальс «Резвился ликующий мир», в котором автор, предчувствуя приближение неминуемой страшной беды, нависшей над Россией, воспринимает эту беду как общую трагедию для всех русских людей, всего русского мира.

Последние годы жизни поэта и композитора прошли в Курске, куда он переехал вскоре после Октябрьской революции. Тяжкие, голодные, стылые годы... Михаил Александрович Языков скончался 10 февраля 1919 года. Похоронен на Херсонском кладбище города Курска.

 

II

Безусловно, вершиной творческого наследия М. А. Языкова является популярнейший романс «Ночь светла». История создания этого блестящего шедевра литературно-музыкального искусства весьма интересна, но серьезно запутана и по сей день мало исследована.

Наиболее авторитетным собранием стихотворений русских поэтов, ставших популярными песнями и романсами, безусловно, является двухтомный труд известного санкт-петербургского литературоведа В. Е. Гусева «Песни русских поэтов», изданный в Ленинградском отделении издательства «Советский писатель» в Большой серии Библиотеки поэта в 1988 году. Профессор В. Е. Гусев пишет: «Романс («Ночь светла». — А.О.) написан на слова Л. Г. с музыкой Пригожего (впервые опубликован в музыкальном приложении «Аккорд» к журналу «Радуга», М., 1885, № 1 под названием «Вспомни ты обо мне»). В современных нотных изданиях — текст в обработке М. Языкова, музыка — М. Шишкина».

Яков Федорович Пригожий (1840–1920) — русский композитор, пианист, дирижер. Был известен как аккомпаниатор, в частности, выступал на эстраде знаменитого московского ресторана «Яр» (где, как известно, более десяти лет пела и руководила хором В. В. Панина. — А.О.).

Яков Федорович много концертировал по России, руководил различными русскими и цыганскими хорами, для которых создал множество обработок популярных песен и романсов (например, «Коробейники» на стихи Н. А. Некрасова, «Мой костер в тумане светит» на стихи Я. П. Полонского, «Ухарь-купец» на стихи И. С. Никитина). Популярностью пользовались песни и романсы Я. Ф. Пригожего — «Пара гнедых», «Ночи безумные», «Я помню вечер» и др. Многие из них входили в репертуар Варвары Паниной, Надежды Плевицкой, Анастасии Вяльцевой. Умер Я. Ф. Пригожий в 1920 году, в дальнейшем его имя было основательно забыто, а многие сочиненные им песни стали считаться народными.

Михаил Александрович Шишкин (1851–1916) — композитор, гитарист-аккомпаниатор Вари Паниной, автор музыки нескольких популярных романсов, в том числе знаменитой «Отрады» («Живет моя отрада...»).

Ну, а кто же скрывается за инициалами Л. Г. в первоначальной публикации романса? Обратимся к свидетельству нижегородского литератора и краеведа Ю. А. Адрианова, который весьма активно отстаивал версию: Л. Г. — это Леонид Григорьевич Граве — русский поэт XIX века, который родился в городке Елатьма (ныне Рязанская обл.), но чья жизнь прошла, в основном, в Нижнем Новгороде.

Вот что пишет Ю. А. Адрианов в предисловии к сборнику стихотворений Л. Г. Граве, изданному в 2002 году в нижегородском издательстве «Книги»: «Этот романс конца XIX века (“Ночь светла”. — А.О.) в наше время прочно входит в репертуар самых знаменитых исполнителей. Его очень любила великая певица Надежда Обухова. Музыка и слова этого произведения, принадлежащего к «золотому фонду» отечественного романса, стали поистине хрестоматийными. Каждый раз перед его исполнением мы слышим: “Слова Языкова, музыка Шишкина!” Казалось бы, надо без сомнения воспринимать эту пару имен, но, насколько я помню, старые нижегородские краеведы, что жили ближе к временам Граве, с упорным и убеждающим постоянством повторяли, что строки принадлежат именно ему! В юности я часто слышал от своего дяди, известного краеведа, автора книги “Родной город”, Алексея Ивановича Елисеева, который любил музицировать на семейных вечерах, что слова романса принадлежат Леониду Граве. Л. Г. Граве много печатался в изданиях московского предпринимателя Н. И. Пастухова, о чем А. Елисеев пишет в своей книге о Нижнем Новгороде: “Предприимчивый издатель некоторые из стихов давал малоизвестным композиторам, и в качестве «цыганских» романсов стихи Граве распевались в трактирах и ресторанах. Один из таких романсов дошел до настоящего времени и стал известен по граммофонной записи: «Ночь светла, над рекой тихо светит луна...” ... Итак, первоначальный текст загадочного Л. Г. был в некоторой степени изменен М. Языковым по желанию композитора, как это и ныне бывает: строки поэта “подтягиваются” к музыке».

В том же сборнике избранных стихотворений Л. Г. Граве, составленном на основе единственного известного издания его произведений «Стихи, Москва, 1892 г. Издание Пастухова с предисловием П. Е. Астафьева», опубликован и текст стихотворения, открывающегося строкой «Ночь светла; блистает небо...»1. Приведем его полностью:

Ночь светла; блистает небо
Изумрудною лазурью.
Ряд зеленых кипарисов
Сторожит обломки храмов.
По разбитым колоннадам
Плющ венки свои развесил.
На оставленных могилах
Рдеют пламенные розы, —
Здесь, в жилище мрачной смерти,
Жизнь веселая проникла...
Жизнь и смерть с начала мира
Тесным связаны союзом:
Обе служат неизменно
Силе творческой орудьем.
Цель одна у них: из праха
Жизнь творенья созидает,
Смерть, для сферы новых действий,
Им меняет только формы, —
Созидает, разрушая...
По закону мирозданья
Жизнь и смерть одно и то же,
Только — разные названья...

А вот текст романса «Ночь светла» в том виде, как он был опубликован в журнале «Радуга» в 1885 году под названием «Вспомни ты обо мне» (Слова Л. Г., переложение Я. Ф. Пригожего. Вальс, петый московскими цыганами):

Ночь светла, над рекой ярко блещет луна,
И кипит серебром голубая волна.
 
Темен лес, и в тени изумрудных ветвей
Звонких песен своих не поет соловей.
 
Милый друг, нежный друг, я, как прежде любя,
В этот час при луне вспоминаю тебя.
 
В этот час далеко, на чужой стороне,
Милый друг, нежный друг, вспомни ты обо мне.

Любому, даже малоискушенному в поэзии, читателю понятно, что М. А. Языков не просто отредактировал или «подтянул к музыке», как пишет Ю. А. Адрианов, изначальный текст Л. Г. Граве, но создал, по сути, новое стихотворение, послужившее основой великолепного романса, широко известного теперь не только в России, но и во всем мире под названием «Ночь светла» и по праву входящего в сокровищницу лучших произведений мировой культуры.

При этом нельзя, конечно, исключать и версию о том, что текст романса «Вспомни ты обо мне», опубликованный в журнале «Радуга», в полной мере принадлежит перу Леонида Граве.

Предположим, что это действительно так, и сравним текст романса «Вспомни ты обо мне» с текстом романса «Ночь светла», который давно уже стал каноническим и автором которого в огромном количестве самых разных изданий неизменно и однозначно указывается М. А. Языков:

Ночь светла, над рекой тихо светит луна,
И блестит серебром голубая волна.
 
Темный лес... Там в тиши изумрудных ветвей
Звонких песен своих не поет соловей.
 
Под луной расцвели голубые цветы.
Они в сердце моем пробудили мечты.
 
К тебе грезой лечу, твое имя шепчу,
Милый друг, нежный друг, о тебе я грущу.
 
Милый друг, нежный друг, я, как прежде любя,
В эту ночь при луне вспоминаю тебя.
 
В эту ночь при луне, на чужой стороне,
Милый друг, нежный друг, помни ты обо мне.

В языковском варианте не только отредактированы первая и вторая строфы («тихо светит» вместо «ярко блещет»; «блестит серебром» вместо «кипит серебром»; «темный лес, там в тиши...» вместо «темен лес, и в тени...»), но и добавлены два абсолютно новых, оригинальных куплета, что опять-таки является не простым редактированием, но весьма существенной переработкой, и, таким образом, и в этом случае речь идет, как минимум, о полноценном соавторстве Леонида Граве и Михаила Языкова.

Также надо отметить, что широко исполняемый сегодня не только в России, но и во всем мире, романс «Ночь светла» весьма существенно отличается от своей первоначальной редакции («Вспомни ты обо мне») не только поэтической основой, но и музыкальным содержанием. И, естественно, возникает вопрос: когда и каким образом повстречались поэт М. А. Языков и композитор М. А. Шишкин для того, чтобы осуществить переработку первоначальной версии Пригожего-Граве и создать ставший ныне каноническим вариант романса «Ночь светла»?..

 

III

В 1889 году великий русский инженер, будущий академик Владимир Григорьевич Шухов представил на Всемирной торговой выставке в Париже свои знаменитые металлические фермы — клепаные конструкции в форме шатра, скрепленные как элементы Эйфелевой башни. По окончании выставки «шуховские фермы» приобрел предприимчивый ярославский купец Петр Тумпаков, который привез их в Петербург, установил в Измайловском саду, накрыл тентом и устроил там летний театр. Театр легкой и воздушной конструкции, весь залитый светом, получил звонкое и запоминающееся имя — «Буфф» (в переводе с итальянского — «шутка»).

Петр Вионорович Тумпаков (1859–1911) — крупнейший петербургский театральный предприниматель. Начал жизнь половым, окончил миллионером, домовладельцем, содержателем многих столичных театров и садов.

Петр Вионорович обладал не только практическим умом, но и художественным чутьем. Именно он «открыл» и привлек в свою труппу актрису и певицу из Польши В. В. Кавецкую, ставшую настоящей «звездой» русской оперетты.

Виктория Викторовна Кавецкая (1870 — после 1922) — певица, артистка оперетты (лирико-колоратурное сопрано). Ее исполнительская манера отличалась непосредственностью, изяществом и чистотой интонации. В совершенстве владея мастерством художественного свиста, во многих спектаклях насвистывала вставные номера под собственный аккомпанемент на фортепиано. Выступала на сцене столичных театров «Буфф» и «Палас» (1905–1915). В 1922 году уехала на родину в Польшу, работала в театрах Варшавы.

Театр П. В. Тумпакова сразу стал излюбленным местом отдыха горожан, и все истинные петербуржцы считали своим долгом непременно посетить очередную премьеру «Буффа». Вне всякого сомнения, бывал в новом театре и М. А. Языков. Тем более что его и В. В. Кавецкую связывали не только творческие, но и теплые дружеские отношения. Виктория Кавецкая — одна из первых исполнительниц уже упоминавшегося романса «Резвился ликующий мир» (слова М. А. Языкова, музыка О де Бове в аранжировке П. Ратье). И именно ее портрет Михаил Александрович поместил на обложку отдельного издания этого романса.

На сцене модного театра довольно часто выступали с сольными концертами и многие знаменитые исполнители тех лет — Анастасия Вяльцева, Надежда Чарова, Николай Монахов и др. Для того чтобы выступить на сцене театра «Буфф» неоднократно приезжала из Москвы в Санкт-Петербург и «королева цыганского романса» Варя Панина.

Варвара Васильевна Панина (1872–1911) — певица, знаменитая исполнительница цыганских песен и романсов (контральто). Руководила цыганским хором ресторана «Яр». Известны восторженные отклики современников, восхищавшихся певческим талантом Вари Паниной — Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, А. А. Блока, А. И. Куприна, Ф. И. Шаляпина, К. А. Коровина.

Именно во время гастролей Вари Паниной в Петербурге, при непосредственном участии Виктории Кавецкой, и состоялось знакомство Михаила Александровича Языкова с Варварой Васильевной Паниной и Михаилом Александровичем Шишкиным, который, будучи гитаристом-аккомпаниатором Паниной, постоянно сопровождал певицу во всех гастрольных поездках.

Вскоре это знакомство переросло в настоящее творческое сотрудничество. М. А. Языков посвящает Варе Паниной романс «Ни слова, друг мой, о былом...», который входит в постоянный репертуар знаменитой певицы. Издательство музыкального магазина Як. Соколова в Санкт-Петербурге выпустило романс «Ни слова, друг мой, о былом...» отдельным изданием, обложку которого украсил портрет его первой исполнительницы — В. В. Паниной.

Именно в эти годы (ориентировочно 1905–1910 гг.) Варвара Панина и Михаил Шишкин, близко знакомые с Я. Ф. Пригожим по совместной работе в ресторане «Яр», и «озвучили» М. А. Языкову романс Пригожего и Граве «Вспомни ты обо мне». После переработки — Языковым стихов Граве, а Шишкиным музыки Пригожего — родилась оригинальная, ставшая ныне канонической, окончательная редакция романса, получившая свое современное название «Ночь светла». С тех пор романс был опубликован не одну сотню раз в самых разных музыкальных и поэтических изданиях, в которых авторами произведения неизменно называются поэт М. Языков и композитор М. Шишкин.

Однако, подводя итог всему вышесказанному и ратуя за соблюдение принципов исторической и творческой справедливости, считаем, что имена авторов романса «Ночь светла» все-таки надо указывать следующим образом:

Слова Л. Г. Граве и М. А. Языкова

Музыка Я. Ф. Пригожего и М. А. Шишкина.

Также необходимо отметить и тот удивительный факт, что ни первая редакция романса «Вспомни ты обо мне» в конце XIX века, ни новый вариант, уже под названием «Ночь светла», в начале XX столетия, не получили не то, чтобы большой популярности, но даже и маломальской известности. И лишь на рубеже двадцатых-тридцатых годов прошлого столетия, уже в советское время, благодаря блестящему исполнению двумя выдающимися русскими певицами — сначала Н. А. Обуховой, а затем М. И. Черкасовой — романс «Ночь светла», наконец, завоевал настоящее признание самой широкой аудитории, как в России, так и за рубежом. Впоследствии романс входил в репертуар Елены Образцовой, Людмилы Зыкиной, Вадима Козина, Бориса Штоколова, его исполняли Тамара Синявская, Нани Брегвадзе, Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон, Дмитрий Хворостовский, Татьяна Петрова, популярные артисты театра и кино Алиса Фрейндлих, Зинаида Кириенко, Лариса Голубкина, Александр Михайлов — всех не назвать! Существуют переводы романса на английский, французский, белорусский языки, а известный израильский оперный певец Евгений Шаповалов исполняет «Ночь светла» на иврите. Романс стал главной музыкальной темой в фильме режиссера Карена Шахназарова «Город Зеро».

Нам же хочется верить, что долгая и счастливая жизнь суждена не только романсу «Ночь светла», но и другим поэтическим и музыкальным произведениям М. А. Языкова, лучшие из которых вошли в изданный в 2015 году в белгородском издательстве «ПОЛИТЕРРА» нотный сборник «Ночь светла». Тем более что в это всегда верил и сам Михаил Александрович, сказавший почти полтора столетия назад:

Если слово твое без искусства
Будет искренним гласом любви
И проглянет в нем теплое чувство, —
Не забудутся песни твои!


 


1   Кстати, автором строки «Ночь светла...» на самом деле является А. А. Фет — см. его стихотворение «Ночь светла, мороз сияет...» (1847). Заметим, что эти стихи А. А. Фета были в конце XIX — начале XX века положены на музыку М. А. Языковым.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва