Ивашов Л. Г. (Москва)

Внешние причины революций

Говоря о внешних причинах Октябрьской революции в России, нельзя не упомянуть одно историко-метафизическое обстоятельство. К началу ХХ столетия человечество развивалось по лекалам европейских держав и теневых структур. Мир был европоцентричным. Но сама Европа не являлась гомогенным образованием, ее раздирали антагонистические противоречия, ведущие евродержавы находились в состоянии перманентных войн, интриг, дележа территорий и капиталов. Заданная в XVII–XVIII вв. британской элитой модель развития мировой экономики базировалась на ограблении колоний, глобальном рабстве, наращивании капиталов, социальном размежевании обществ. Вторжение на британские острова клана Ротшильдов задало тенденцию формирования мощной банковской системы, основанной на ссудном капитале и устремленной к теневой власти. Век машин постепенно трансформировался в век финансов. Вступая в ХХ столетие, ни Европа, ни набирающая силу Америка не могли предложить человеческой цивилизации никаких перспектив развития (нового Ренессанса). Новый дележ колоний, усиление эксплуатации колонизированных и собственных народов, новые войны, новые прибыли. Запад к началу нового века оказался нищим в плане философских идей, концепций мироустройства, стратегий развития человечества в целом, извращалось предназначение человека, заданное то ли Господом Богом, то ли высшим космическим разумом, то ли разумом природы. Отвергая духовно-нравственный путь развития человеческого сообщества и ставя во главу угла материально-потребительскую сущность человеческого бытия, западные элиты подталкивали человеческую цивилизацию к катастрофе. Запад настойчиво выстраивал моноцивилизационный тип мироустройства, лишал человечество культурно-цивилизационного многообразия и разновекторности развития. Китайская, индуистская, буддийская и исламская цивилизационные матрицы подавлялись, народы колонизировались, их культура разрушалась. Практически вся Африка превратилась в источник бесплатной рабской силы, древние цивилизации американского континента (майя, инки, ацтеки и др.) были уничтожены, их народы изгнаны со своих земель. В то же время Европа, а позднее и Америка отошли от христианских начал в религиозной культуре и стали «подгонять» религию под прагматические интересы господствующих классов. В мире были остро востребованы идеи справедливости, добра, высокой духовности. В России, с ее мессианской духовной сущностью, сохранившимся чувством совести, вселенскими идеями справедливого переустройства мира, созревал тот революционный потенциал, который и вырвался наружу в 1917 году, спровоцированный внешними и внутренними обстоятельствами. Можно утверждать, что в России со всей силой проявились общечеловеческие чаяния. Однако в силу действия разнородных сил, имеющих различные целевые установки, мы получили то, что получили.

К началу ХХ столетия мир оставался европоцентричным. Но Европа была уже далеко не Европой Ренессанса, посылавшей иногда человечеству импульсы древнегреческой культуры, знаний, красоты и гармонии, заполнявшие планетарное пространство великими открытиями в естествознании, мореплавании, географических исследованиях, философскими идеями, физико-математическими моделями и законами. Европа к началу ХХ столетия окончательно материализовалась, утратила духовный смысл бытия, усилила «волю к власти над «“дикими и варварскими” народами». Во второй половине ХIХ столетия сформировалась мировоззренческая платформа мирового господства англосаксов (теории границ Д. Тернера, предопределенной судьбы Дж. Стронга, «стратегия анаконды» А. Мэхэна). В начале ХХ века в США были заложены основы теории «хартенда» Дж. Маккиндера. Финансовые магнаты разработали тайную доктрину мирового правительства международных банкиров (план Марбурга), где коренным образом изменялась функция денег: таковые должны были из средства, сопутствующего развитию наций, народов, государств, превратиться в субъект национальной и мировой власти. Группой мультимиллионеров на тайном совещании на острове близ США в 1908 г. была принята к действию формула мировой власти, которая звучала так: «Власть — это товар, пусть и самый дорогой. Поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам». (Русская революция и советский проект задержали решение этой задачи почти на столетие, а может и навсегда.) В 1913 г. через искусственно спровоцированный кризис в США была создана частная финансовая корпорация под названием «Федеральная резервная система», позволившая лишить американское правительство реальной власти. Но у некоторых европейских монархов (в России в том числе) сохранялась полнота власти. В то же время мировые банкиры, получив огромную власть в Америке, Британии и Франции, думали только о прибылях и власти реальной, но закулисной, теневой. Этим устремлениям сильно мешали европейские империи, контролировавшие свои границы и передававшие власть по наследству. К тому же Россия, Германия, Австро-Венгрия и Турция ограничивали и жестко контролировали банковскую деятельность в своих странах, закрывали рынки для иностранных товаров. Перед мировыми банкирами встала задача открыть рынки империй, усилить влияние банков, либерализовать режимы путем внедрения демократических выборов, где всегда побеждают деньги. Для этого требовалось ликвидировать монархические империи. Метод был избран тандемный — война плюс революция. В своей деятельности они опирались на созданную в прежние века систему масонских лож. Западные церкви окончательно извратили христианские начала и приспособили религию к обслуживанию финансового капитала и мировой власти. Католическая церковь развернула собственную теневую банковскую систему, усилила свои тайные институты. Главные усилия эти субъекты, при поддержке подконтрольных им правительств и спецслужб, сосредоточили на разрушении российской государственности.

Одновременно в странах Запада бурно развивалась промышленность, что требовало новых рынков и сырья. Самый динамичный промышленный рост демонстрировала Германия, но она была «обделена» колониями, а значит, и рынками, и сырьем. К тому же была заперта Англией в акватории Балтийского моря и не имела свободного выхода в мировой океан. Поэтому к Первой мировой войне доминирующей геополитической доктриной Германии стала доктрина расширения жизненного пространства. Решить подобную задачу можно было только военной силой.

И еще один сакральный момент. Западный, пока еще европоцентричный мир загнал человечество в тупиковую ситуацию. Сущностью политической стратегии западных держав сохранялось деление человечества на дикость, варварство, цивилизованность (под которой, конечно, западная аристократия подразумевала себя любимую), борьба за передел колонизируемого пространства, новые войны, беспредельное обогащение и насилие как средство достижения поставленных целей. Человеческая цивилизация обрекалась на деградацию, хаос, самоуничтожение. Если следовать принципу А. Тойнби «вызов рождает ответ», то русская революция явилась тем самым ответом на вызов Запада всему человечеству. То есть выбор сакральных сил «о спасение божьих тварей» вновь пал на Россию. Больше этого сделать было некому.

Геополитические соперники и явные противники России активно участвовали в формировании революционной ситуации в России, развивали ее, корректировали свои действия и строили планы будущего овладения российскими богатствами и территориями. Проявлялось геополитическое противоборство в действиях следующего характера:

— четкая нацеленность англосаксонского мира и «Латинского Рейха» на уничтожение российской государственности. Т. Рузвельт, 26-й президент США (1901–1909): «В мире не существует нации, которая бы в большей степени, чем Россия держала в руках судьбы грядущих лет»1.

— втягивание России в Первую мировую войну и разжигание революционной ситуации в стране (тандемный подход: война + революция);

— подрыв финансовой системы и кабальные условия оказания кредитной «помощи» воюющей России;

— активное действие в стране иностранных спецслужб (Британия, Германия, Франция, Япония);

— активное участие в расшатывании российской государственности и создании революционной ситуации мирового еврейства и сообщества банкиров.

Как мы отметили выше, к началу ХХ столетия сформировался международный альянс крупного финансового и промышленного капитала, политических и военных элит США и Западной Европы, который вошел в обиход (И. Ильин) как мировая закулиса. В его недрах вызрел план «нового мирового порядка», в соответствии с которым власть в мире должна перейти в руки международных финансистов. На основе этого плана построена концепция мира по-американски. России, разделенной на несколько несамостоятельных квазигосударств, в этих планах отводилась роль поставщика сырья, дешевой рабочей силы и сферы приложения капитала западных стран. «Еще во время Русско-японской войны 1905 года американский финансист Джейкоб Х. Шифф блокировал попытки русских получить на международных рынках кредиты, которые дали бы возможность финансировать войну, и обеспечил финансовую помощь Японии, что повлекло за собой унизительное поражение России»2. Мандель Хаус, техасский финансист, ставший впоследствии серым кардиналом президента США В. Вильсона, писал: «Остальной мир будет жить более спокойно, если вместо огромной России в мире будет четыре России. Одна — Сибирь, а остальные — поделенная европейская часть страны». Разделенная таким образом Россия получала бы со стороны США «финансовую, промышленную и моральную поддержку по всем мыслимым направлениям»3.

Активную роль в реализации концепции «война плюс революция» сыграла Англия, этот вечный противник России. Именно Англия под контролем и при поддержке Ротшильдов, Рокфеллеров и Шиффов умело спровоцировала Первую мировую войну, имея целью столкнуть, ослабить и вывести из геополитической игры двух своих главных соперников — Россию и Германию, подчинить своему влиянию Францию, а значит, и всю Европу.

В складывающейся непростой геополитической ситуации, вместо необходимого и немедленного волевого возвращения к исторически выверенному геополитическому проекту «Третий Рим плюс Евразия», Николай II выбрал западный проект, разработанный и организованный главными противниками русской государственности — мировым финансовым капиталом и англосаксонской элитой, предусматривающий уничтожение Российской империи. Россия втянулась в мировую войну, предрешив свой конец.

Февральская революция явилась не только прологом Октябрьской революции, но и первым опытом «цветных» революций. К лету 1917 г. страна стала неуправляемой: после отречения Царя наследовать престол не захотел никто, Временное правительство было непрофессиональным, разношерстым партийно-политически, оно не предложило ни концепций, ни планов вывода страны из кризиса. Одна из самых малочисленных политических партий, РСДРП(б), проявила высочайшую организованность, волю и активную наступательность, навязала социалистической программой свое лидерство крестьянству и рабочему классу, а также солдатским массам. РСДРП — единственная из политических партий, представившая обществу внятную программу действий — минимум и максимум. Простота лозунгов: «Нет войне», «Земля — крестьянам, фабрики — рабочим, мир — народам», а затем и «Вся власть Советам» — позволила большевикам увлечь народные массы в революционную борьбу, подобрать валявшуюся власть и удержать ее.


 


1   Киссинджер Г. Дипломатия. М., 1997. С. 3.; а также А. Мэхэн, Х. Маккиндер.
  Шамир И. Каббала власти. М.: Алгоритм, 2008. С. 64–65.
  Архив полковника Хауса: избранное: в 2-х томах. М.: АСТ, 2007. (Речь идет о превращении разделенной России в сырьевые придатки США.)

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Точка зрения Внешние причины революций


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва