Бывшев А. М. (Орловская область, пос. Кромы)

На аллее воинской славы

РАССКАЗ ФРОНТОВИКА

Все помню — бои и атаки.
Сегодня опять снилось мне,
Как с лязгом фашистские танки
Ползли по родной стороне.

Что будет с Отечеством нашим?
Москва уже на волоске...
И вот я с товарищем павшим
В окопе. Граната в руке.

Кругом взрывы, грохот и пламя.
Все тонет в дыму и пальбе.
Прошитое пулями знамя
Выносит сержант на себе.

И нету предела тревоге.
От бед поседела трава...
Пылят фронтовые дороги —
Солдатская память жива.

КОММУНИСТ

С засохшею кровью партийный билет
Не раз и не два мной пролистан...
В неполные двадцать безусый мой дед
Стал в сорок втором коммунистом.

Он пал смертью храбрых в неравном бою,
Как сухо гласит похоронка.
Любил больше жизни Отчизну свою
Без пафосных слов и негромко.

В нем был негасимый корчагинский пыл.
Он знал, что такое отвага.
И, первым поднявшись, он не посрамил
Цвет красный советского флага.

СТАЛИНГРАД

Мир видел ад, земля пылала,
Стоял до неба черный смрад.
И смерти было трупов мало...
И звалось это — «Сталинград».

Людские стоны, крови реки
И вой свинцового дождя —
Для всех останутся навеки
Под грозным именем вождя.

* * *

Вести тревожные с фронта...
Что будет с нашей землей?
Линия горизонта
Стягивается петлей.

Киева боль и бессилье,
«Брянск» прозвучал, точно крик. —
Быстро узнала Россия
Страшное слово «блицкриг».

Стало совсем уже туго.
Кто-то решил: «Всё, хана!..»
Пали Орел и Калуга.
Дальше по списку — она.

В самую пору молиться.
Наро-Фоминск тоже взят.
Немцы все ближе к столице:
Восемьдесят... Пятьдесят...

Мысли — сплошное мученье.
Родина — на волоске.
И слабый вздох облегченья:
«Сталин остался в Москве!..»

СЛАВА БОГУ!

Страшной кровью грозила заря.
Засверкал над страною нож острый.
Пробил мужества час. Здесь не зря
Было сказано: «Братья и сестры!»

У Москвы встал фашистский сапог.
Худо нам без небесной подмоги!..
Глас раздался: «Вперед — с вами Бог!»
И пришлось немчуре делать ноги.

С именами святых наш народ
Возвращался к корням понемногу.
Так что ярый партиец — и тот
В день Победы твердил: «Слава Богу!..»

В ОКОПЕ

Бомб полутонных свист неистов.
Всё ближе к «цели» их кладут...
Окопы — не для атеистов,
В два счета Бога вспомнишь тут.

Разверзлось адом поднебесье...
И у солдат порой нет-нет
Да и касалось троеперстье
Груди, где спрятан партбилет.

ТАБАК

Затих свист пуль и вой снарядов,
И грохот полутонных «дур».
Товарищ мой прокашлял рядом:
«Кажись, ребята, перекур».

И каждый вынул из кисета
Свой драгоценный самосад.
Короткий отдых до рассвета,
А завтра — вновь кромешный ад.

Мы затянулись горьким дымом,
Пахучим и до слез родным,
Таким сейчас необходимым
Нам, молодым бойцам седым...

Прервал молчанье бас майора:
«Не одолеть им нас никак.
Мы прикурить дадим им скоро. —
Их дело все равно табак».

ВЕТЕРАН

Он носил осколок возле сердца —
В память о проклятой той войне.
Никуда от прошлого не деться.
Продолжал он воевать во сне.

Вот опять упрямо лезут фрицы,
А вокруг клубами вьется дым.
Злобой перекошенные лица.
Ничего, сейчас мы вам дадим!

Боль в груди — и в землю он уткнулся,
Пулею сраженный наповал...
Ветеран наутро не проснулся.
За окошком ветер бушевал.

Старец, весь в отметинах металла,
Ратный путь прошел здесь до конца.
В воинстве небесном больше стало
В эту ночь на одного бойца.

В ДЕНЬ ПАМЯТИ И СКОРБИ

Подойду в День Скорби нашей
Молча к Вечному огню.
Перед памятью всех павших
Низко голову склоню.

И вздохну в бессилье горько,
Слез горячих не тая,
Как подумаю, во сколько
Обошлась им жизнь моя!

* * *

Шагаю вдоль поля. Дорога в пыли.
И сердце сожмется от боли порою:
Ведь каждая пядь нашей русской земли
Пропитана потом и полита кровью.

Здесь было от трупов солдатских черно,
Теперь здесь земли зарубцованы раны.
Уж сколько десятков лет минуло, но
В архив ту войну нам сдавать еще рано.

Еще мерзких свастик полно там и тут.
Поклонники их не сложили оружье.
Устроить хотят над Победою суд —
Борьба развернулась за юные души.

И, значит, не время идти на покой.
Нас ждет впереди не одна еще битва.
Восход полыхает огнем над рекой...
Никто не забыт и ничто не забыто.

НА АЛЛЕЕ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ

Буквы черные на обелисках —
Светлой памяти горестный груз.
В этих скорбных, безжалостных списках
Пофамильно вся названа Русь.

На Земле были сроки их кратки.
Имена, имена, имена...
Собрала в алфавитном порядке
Миллионы трагедий война.

Эта рана горит и поныне.
Гладит мрамор холодный рука.
Наши павшие... «Спите, родные.
От живых вам поклон на века!»

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия На аллее воинской славы


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва