Рачков Н. Б. (г. Тосно, Ленинградской области)

«Встала и бьется за Родину рать...»

КОРЕЛА

И горела, и терпела
И сапог чужой, и раж
Крепость русская Корела,
Приграничный древний страж.
 
Чистую надев сорочку
На себя не напоказ,
Билась долго в одиночку
Не один, а много раз.
 
Лик ее суров и светел.
Что сдавала пост — вранье.
Билась так, что только пепел,
Только камни от нее.
 
Ни к чему на сердце жалость.
Были версты далеки.
И пока она сражалась,
Собирала Русь полки.


 
Нет, она не штрих на карте,
А святой отваги знак,
Коль полгода
Делагарди
Взять ее не мог никак...

Не владеть Корелой шведу!
Под знакомое «Ура!»
Как забыть ей ту победу
Императора Петра?!.
 
...Нынче нет того дозора,
Смолк штыков и сабель звон.
Лишь туристы да озера,
Да леса со всех сторон.
 
Дремлет в уголке Державы
Над Вуоксою-рекой
Словно витязь русской славы,
Заслуживший свой покой.

 

КРЕПОСТЬ ОСОВЕЦ

                В годы Первой мировой войны
                на границе русской империи
                долго держалась крепость Осовец.
                И тогда немцы применили газы...

Вот она, боевая страница:
Не сдается врагу Осовец —
Небольшой гарнизон на границе,
Крепость русских солдатских сердец.
 
Этот штурм длится больше полгода.
И в истерике прусский генштаб...
Но такая сегодня погода,
Что уж лучше она не была б.
 
Слепнут очи от желтого мрака,
Начинается газовый ад.
Подпоручик Котлинский! В атаку!
Это будет последний парад.
 
И лицо забинтуйте, и шею.
Горлом — кровь. Но всему вопреки,
Задыхаясь от газа —
                в траншею!
Грудь на грудь!
В рукопашный!
В штыки!
 
Все в чаду блиндажи и настилы.
Неприступный покинут редут.
Словно встали бойцы из могилы,
Словно мертвые в схватку идут.
 
Вот она, эта страшная сила!
Ей и нет, и не будет преград.
И лавина врагов отступила
Перед горсткой бессмертных солдат.
 
Этот подвиг не раз отзовется,
Кто бы нам ни пророчил конец,
Потому что она не сдается —
Крепость вечная
            русских сердец.

 

ПАРАД 9 МАЯ

Вместе с живыми и павшие встали
В нашем Бессмертном полку...
Сколько и крови,
            и крупповской стали
Видел народ на веку!
Небо в дыму. Пепелища. Могилы.
Голод и холод в дому.
Но поднялись светоносные силы
И одолели тьму.
Помните, фюреры и бонапарты,
К новой готовясь войне:
Брошены будут все ваши штандарты
К нашей кремлевской стене.
Ни под какой чужеземной пятою,
Знайте, не будет страна.
Русь остается как прежде
Святою —
Долго,
             на все времена.

 

КАК В СОРОК ПЕРВОМ

Нет, не кино, не спектакль, не игра.
Смаху — по нервам.
На Украине такая жара,
Как в сорок первом.
 
Как в сорок первом — в огне и в пыли,
В страшном июле.
Как в сорок первом снаряды легли,
Бомбы и пули.
 
В доме родном убивает фугас,
В школьном спортзале.
Кровью окрашен отважный Донбасс,
Залит слезами.
 
Вновь обнаглев и не устрашась
Кары Господней,
Вылезла к свету нацистская мразь
Из преисподней.
 
Миру грозит неизбывной бедой,
Нет ей запрета.
Это не просто сраженье, а бой
Мрака и Света.
 
Встала и бьется за Родину рать
Тем же манером.
Беженцы, беженцы всюду опять,
Как в сорок первом.
 
Вновь среди пепла, огня и свинца,
Адского грома
Где же еще и стоять до конца,
Если не дома...

 

* * *

Я вам о славе,
            я о мире прежнем,
Который ныне где-то вдалеке...
Я говорю на русском, на безбрежном,
А не на зарубежном языке.
 
Его нетленный клад, его основу
Священная держала лития.
Я, к слову, уважаю вашу мову,
Но в мове нет державного литья.
 
А потому, когда распались скрепы
Любви и дружбы, помните о том,
Что недруги лукавы и свирепы,
Что, разделившись,
             может рухнуть дом.
 
Падут опоры. Разорвутся нити.
Кто вас поймет среди вселенских драм?
Не отвергайте русский.
Берегите.
Еще не раз он пригодится вам.

 

* * *

Пусть умники в самом деле
В музее болтают кстати,
Какая большая идея
Заложена в «Черном квадрате».
 
Нет, это любви руины,
Пепел дома отцова...
А мне по душе картины
Поленова, Васнецова.
 
Гляжу я в теплые дали,
В солнечный дворик московский.
С детства в меня запали
Суриков и Маковский.
 
Снегов весенних остуда,
Березовые палаты...
Не разложить это чудо
Ни на какие квадраты.

 

* * *

Живет в душе средь песнопений,
Среди волнений и тревог
Есенин — музыкой осенней
И зимней музыкою — Блок.
 
И Лермонтов — как дух поэта,
Когда кипят страстей грома.
И Пушкин — ощущеньем света,
Когда владычествует тьма.

 

* * *

Как солнце играло на желтой стерне,
На теплой ботве огорода!
Была ты, деревня, опорой стране,
Извечной душою народа.
 
Когда черной тучей в родные края
Шел враг, беспощаден и страшен,
Вставали стеною твои сыновья
От сельских угодий и пашен.

И знали, где их потайные ключи,
Где корни у них родовые,
Твои космонавты, поэты, врачи,
И маршалы, и рядовые.
 
Стоишь ты в кольце обустроенных дач,
Возросшей тревоги не пряча.
Тебя извели. Истребили. Не плачь.
Ты выше страданья и плача.

 

* * *

Вот и последнее тает тепло,
Тополь-то как нарядился!
Солнечный лучик упал на стекло
И о дождинку разбился.
 
Значит, недолго уже до зимы.
Чудится: в жаркой погоне
Скачут вдоль алых рябин Хохломы
Вновь Городецкие кони.
 
Снова под грай суматошный грачей
На сквозняках перелеска
Вспыхнуло столько прощальных свечей,
Столько янтарного блеска.
 
Не пропусти, поспеши, улови
Сквозь потемневшие своды
Эту улыбку осенней любви
Женщины,
           жизни,
                        природы...

 

ЦЕРКВЕЙ ШЕЛОМЫ ЗОЛОТЫЕ

Растут, растут по всей России
От гор, равнин и до морей
Церквей шеломы золотые,
Святая твердь монастырей.
 
И если все их цепким взором
В одно единое собрать,
Узрим, как строится собором
У нас архангельская рать.
 
Не ведаем, какие сечи
Возьмут нас снова в оборот,
Но чем молитвенней,
                        тем крепче,
Несокрушимее народ.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «Встала и бьется за Родину рать...»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва