Шевцов Н. В. (Москва), Наумова Е. Е. (Москва)

Правда о генерале Куропаткине

Шевцов Н. В.

Наумова Е. Е.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В советское время его только ругали. Даже в школьных учебниках генерала Куропаткина называли не иначе как бездарным, считая чуть ли не главным виновником военных поражений России в начале XX века. Больше всего генералу досталось за неудачи в русско-японской войне. Ведь он был главнокомандующим дальневосточной армией. Именно с его именем связывали поражение в битве при Мугдене, из-за которого Куропаткина отстранили от командования. Случилось так, что поражение в войне, объяснявшееся, прежде всего, неподготовленностью к ней России и слабостью военной машины, свалили практически на одного человека. Так что история с Куропаткиным подтвердила печальное обыкновение искать козла отпущения, закрывая глаза на происходившие в стране политические процессы и сложившуюся экономическую ситуацию. В плену стереотипа оказались и мы. Мало что зная о жизни генерала, по-дилетантски не были высокого мнения об этом человеке, пока не оказались в Торопце — небольшом районном центре, что на окраине Тверской области.

Городок расположился на берегу голубого озера, в котором в ясную погоду отражаются изящные купола древних храмов. В одном из них разместился городской музей. Знакомясь с его хоть и не столь богатой, но зато со вкусом оформленной экспозицией, мы обратили внимание на стенд, который, к нашему удивлению, был посвящен генералу Куропаткину. На репродукции старой литографии он, в бытность военным министром, преклоняет колени перед мощами преподобного Сергия Радонежского. На другой, уже будучи главнокомандующим, посещает солдат, раненных в боях с японцами. Обратили также внимание на семейный альбом с видами окрестностей деревни Шешурино, где находилось имение Куропаткина. Удивительно, но чудесные пейзажи, в чем мы убедились позднее, мало изменились с тех пор. Необычайно красивый альбом в переплете из тисненой кожи с орнаментом можно назвать произведением искусства. Его сделал известный архитектор И. Шарлемань, по проекту которого возведен величественный пятиглавый Богоявленский собор в Ниловой пустыни на озере Селигер. Кстати, озеро расположено не так уж далеко от Шешурино.

Судя по экспозиции музея, память о генерале Куропаткине бережно сохраняется в здешних краях. Его имя глубоко чтится местными жителями. В этом мы убедились, когда, покинув Торопец, часа через два оказались в селе Наговье, а затем в деревне Шешурино, от которой, по правде говоря, мало что осталось. Но прежде чем описать наше короткое путешествие в тверскую глубинку, хотелось бы немного рассказать о генерале Куропаткине, о необычной судьбе этого незаурядного человека.

Алексей Николаевич Куропаткин родился в 1848 году в Шешурино, в семье отставного капитана. Как и отец, посвятил себя военной службе, окончив кадетский корпус и Павловское военное училище в Петербурге. Молодой офицер принимал участие во многих военных кампаниях и даже входил в состав экспедиции французских войск в Сахару, за что удостоился ордена Почетного легиона.

Он храбро сражался во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Под Плевной получил контузию, чуть не лишившую его жизни. О нем с похвалой отзывался легендарный генерал Скобелев, назвавший Куропаткина «чрезвычайно храбрым офицером». Затем начинается служба в Генеральном штабе, открывшая путь к успешной военной карьере. С 1898 по 1904 год он занимал пост военного министра. Ну а затем в течение достаточно короткого периода с октября 1904 по март 1905 года А. Н. Куропаткин являлся Главнокомандующим вооруженными силами на Дальнем Востоке. Военные действия складывались не в пользу России, и генерал вышел в отставку, которая продолжалась до 1915 года. Но его боевой опыт очень пригодился, когда началась Первая мировая война. После неоднократных настойчивых требований он сначала принимает командование Гренадерским корпусом, потом Пятой армией, после чего назначается Главнокомандующим Северным фронтом. Последним местом службы становится Туркестан, где он когда-то воевал. В 1916 году Куропаткин прибывает в Ташкент в качестве генерал-губернатора. Но наступает Февральская революция, и Куропаткина вновь, уже навсегда, отстраняют от всех должностей. Боевой генерал возвращается на свою родину в Шешурино, где начинается последний и весьма примечательный период жизни этого уже пожилого шестидесятидевятилетнего военачальника.

Проследить последние годы жизни А. Н. Куропаткина мы решили, оказавшись в спрятавшемся среди бескрайних лесов селе Наговье. Так же называется и озеро, на берегу которого оно расположено. Когда-то здесь существовал брод, через него гнали коров, отсюда, как считают специалисты по топонимике, и произошли названия озера и села. Во всяком случае, именно такой версии придерживается директор местной сельской школы Елена Николаевна Лебедева. Обратиться к ней нам посоветовали что-то строившие на приусадебном участке местные жители. «Она все знает и обо всем расскажет», — с уверенностью сказали они. Мы подошли к школе — вытянутой деревянной постройке, но директора там не оказалось. «Она живет напротив», — сказала школьная уборщица.

Домик директора соседствовал с огромной поленницей дров, чуть ли не вплотную подступавшей к крыльцу. Постучали в дверь, и вскоре на крыльце показалась женщина лет тридцати. От Елены Николаевны мы узнали, что в селе живет около двухсот человек. В девяти классах школы учится двадцать детей. Директор родилась в Наговье, закончила Тверской педагогический университет и сразу же вернулась в родное село. Живет с мужем и сыном в избе без городских удобств. Вместо центрального — печное отопление, хорошо хоть электричество есть. Директор вспомнила, как после печально знаменитого ледяного дождя больше месяца жили при свечах.

О Куропаткине Елена Николаевна рассказывала со знанием дела, не как деревенский дилетант, а как опытный знающий специалист с отлично поставленной речью. Очень скоро мы поняли, что разговариваем не с человеком, в силу привычки решившим жить в медвежьем углу, а с энтузиастом, любящим родной край и его людей. От Елены Николаевны мы узнали, что, навсегда обосновавшись в Шешурино, Алексей Николаевич Куропаткин полностью отошел от политической деятельности. Однако в покое его не оставили. Существует предположение, что в 1918 году Шешурино посетили эмиссары генерала Алексеева, начальника штаба Добровольческой армии. Но Куропаткин отказался примкнуть к белому движению. Не захотел он присоединиться и к действовавшим на севере России британским войскам. Не отправился он и в эмиграцию. Большевики тоже проявили интерес к Куропаткину. Его арестовали и доставили в Петроград. Правда, вскоре генерала отпустили, а вот его сына Алексея, оказавшегося в заложниках, расстреляли. Большевистские власти прислушивались к мнению Куропаткина. Во всяком случае, существует легенда о письме Куропаткина Ленину. В нем содержалась просьба помочь голодающим крестьянам. И говорят, что после этого обращения жителям Шешурина и окрестных сел был отправлен вагон с зерном.

В Шешурино Куропаткин оказался в полном одиночестве. Семья осталась в Петрограде. Но отставной военачальник вовсе не хотел жить в уединении, предаваясь лишь воспоминаниям. Он развернул активную хозяйственную и просветительскую деятельность. Его стараниями на окраине Наговья срубили деревянные корпуса сельской больницы, он же основал в Шешурино почту, сельскохозяйственную школу, где преподавал как простой сельский учитель. «Вполне понятно, — продолжала свой рассказ Елена Николаевна, — что генерал снискал в наших краях всеобщее уважение». Крестьяне вступились за него, когда местные власти попытались выселить Куропаткина из родового гнезда. Генерал оставался в своем доме вплоть до самой смерти в 1925 году.

Простившись с директором школы, мы перешли через дорогу и вскоре оказались возле сельского кладбища, где находится могила генерала Куропаткина. Она не затеряна. Ежегодно, в день смерти над ней проходит панихида. Очистив надгробную плиту от листвы, прочитали надпись. Она не сообщала о военных заслугах Куропаткина. Вот ее текст:

ПАТРИОТУ РОССИИ ГЕНЕРАЛУ
КУРОПАТКИНУ АЛЕКСЕЮ НИКОЛАЕВИЧУ
1848–1925
ОТ ТОРОПЧАН

И ниже:

«основателю сельскохозяйственной школы
высокая честь любить землю
и научно уметь трудиться на ней»

Надгробная надпись, по сути дела, сообщала о тех занятиях, которым генерал посвятил последние годы своей жизни.

Покинув кладбище, мы из Наговья отправились дальше, в сторону Шешурино, надеясь отыскать остатки усадебного дома, а заодно и учрежденной А. Куропаткиным сельскохозяйственной школы. Но прежде остановились возле основанной когда-то генералом сельской больницы. Она по своей планировке чем-то напоминала монашеский скит. В центре стоял срубленный лечебный корпус, а вдоль ограды по периметру вытянулись такие же деревянные хозяйственные постройки. Не скроем, но нам показалось, что вместо врачей увидим монахинь. Однако появление куда-то спешившей медсестры все же убедило, что мы находимся на территории больницы. Сколько лет прошло, а затерянная в сельской глубинке среди дремучих лесов и голубых озер деревенская больница в Наговье продолжает приносить исцеление людям.

Мы продолжили наш путь, дорога становилась все уже, и все с большим трудом приходилось преодолевать крутые ухабы и глубокие лужи. Но вот и Шешурино. Остановились, немного не доехав до деревенских изб, следуя наставлениям директора школы. Оставили машину у обочины и пошли к озеру, пробираясь сквозь гигантские лопухи. Вскоре увидели остатки лишенного крыши некогда великолепного здания в стиле модерн. Невольно представили себя героями фантастического фильма, оказавшимися на далекой планете с еле заметными следами исчезнувшей цивилизации. Оставалось только представить, как здесь, вдали от крупных городов, в одиночестве доживал свой век известный всей России военачальник. Он общался в основном с книгами из своей роскошной библиотеки. Есть версия, что на ее создание генерал израсходовал почти сто тысяч золотых рублей. В библиотеке хранилось около десяти тысяч томов на разных языках — художественная литература, научные труды, книги по сельскому хозяйству. Особую ценность представляли издания, посвященные военному делу. Установлено, что Куропаткин располагал одним из наиболее полных в России собраний военных книг. В местных краях бытует легенда, что в 1914 году американцы предлагали Куропаткину за военный раздел библиотеки около четырех миллионов рублей. Среди военных изданий хранилась вышедшая в 1910 году книга «Русская армия». Ее в 1910 году написал сам Куропаткин. Этот труд содержит глубокие размышления об истории нашей страны. Генералу принадлежат такие сохраняющие и поныне свою актуальность слова: «В России в текущий исторический период необходимо развивать не граждан будущего всесветного мира, а мужественных представителей великой русской нации». Серьезный анализ русско-японской войны содержится в вышедшем в 1906 году четырехтомном «Отчете генерал-адъютанта».

Интересно, что в первые годы Советской власти генерал числился заведующим библиотекой, для которой был выделен отдельный деревянный дом. Псковский губисполком, а Шешурино в 20-е годы входило в состав Псковской губернии, поначалу бесплатно отпускал для библиотеки дрова и даже учредил должность сторожа для ее охраны. Но в 1922 году должность охранника сократили, а дрова давать перестали. Поэтому пришлось Куропаткину перенести библиотеку на второй этаж усадебного дома.

После смерти генерала библиотека стала таять на глазах. Оказавшись без присмотра, она расхищалась стремительными темпами, и значительная часть книг за бесценок продавалась на окрестных базарах. Книги оказались бесхозными, потому что после кончины генерала его родственникам не разрешили поселиться в шешуринской усадьбе. И все же кое-что удалось спасти. Некоторые книги оказались в Псковской губернской библиотеке, откуда затем их передали в различные архивы и книгохранилища. Ныне в Москве, в Военно-историческом архиве, хранится наиболее полный фонд А. Н. Куропаткина.

Покинув Шешурино, мы решили найти место, где находилась основанная Куропаткиным сельскохозяйственная школа. Поиски оказались крайне трудными, потому что школа была построена в стороне от деревни. Почувствовали себя настоящими следопытами, долгое время рыская среди оврагов и вековых деревьев. Сначала обнаружили остатки фундамента какого-то здания. Но от директора школы мы знали, что единственное, что осталось от школы — это лестница. Увидев, наконец, заветные ступеньки, мы были поражены тем, что они ведут прямо в темные воды озера.

Возвращаясь обратно, решили вновь остановиться в Наговье, чтобы зайти в сельскую библиотеку, вместе с клубом разместившуюся в одноэтажном здании из бетонных блоков. Вошли и увидели надпись: «Сельская библиотека имени А. Н. Куропаткина». Наше внимание сразу же привлек стенд, посвященный генералу, с трогательными стихами и публикациями местных краеведов. В одной из них впервые приводится письмо Куропаткина Ленину. Рассказывая о своей просветительской деятельности, об основанном при его содействии уездном народном музее, в конце письма Алексей Николаевич осмеливается спросить пролетарского вождя о судьбе сына.
Библиотека не пустовала. Несколько ребятишек с горящими глазами копались на книжных полках. Выбор книг — небогатый. И подумалось: как бы пригодились здесь книги из собрания Куропаткина... Мы представили, что, наверное, с таким же интересом прадеды этих детей листали книжки, которые выдавал сам генерал Куропаткин.  

Вы здесь: Главная Памятослов Правда о генерале Куропаткине


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва