Катасонов В. Ю. (Москва)

Рынки и капиталы


Можно ли доверять резервы Федеральному резерву?

По некоторым оценкам, общая величина международных резервов всех стран мира составляет около 10 триллионов долларов. Львиная доля всех международных резервов размещается в США. Некоторое представление об этом дает статистика Федеральной резервной системы США (табл. 1).

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 1

Международные резервы, размещаемые в США (млрд долл.)

Виды активов (финансовых инструментов)

2012

2015

Всего

5474,8

5979,9

Депозиты банков США

372,7

336,7

Долговые бумаги казначейства США

3658,5

3758,5

Иные ценные бумаги США

1290,2

1498,4

в том числе:

   

Бумаги агентств США

484,1

378,7

Облигации корпораций США

120,7

142,6

Акции корпораций США

685,4

977,2

Источник: federalreserve.gov.

Величина международных резервов, размещенных в США, за три года (2012–2015) увеличилась на 9 %; структура размещения особых изменений не претерпела (см. табл. 1). Что касается географической структуры международных резервов, размещенных в США, то она также достаточно устойчива. Львиная доля резервов (73,5 % в 2015 году) приходится на Азию, поскольку здесь находятся страны, имеющие рекордные величины международных резервов (КНР и Япония).

Таблица 2

Географическая структура международных резервов, размещенных в США (млрд долл.)

Регион

2012

2015

Всего

5474,8

5979,9

Европа

840,7

949,4

Канада

33,9

37,7

Южная и Центральная Америка

498,8

521,6

Азия

4031,5

4394,8

Африка

42,4

45,4

Прочие

28,1

30,8

Источник: federalreserve.gov.

Размещение международных резервов в США, как правило, обеспечивает лишь минимальные доходы денежным властям других стран (по казначейским бумагам США — в среднем около 1 %). При этом МВФ, а также рейтинговые агентства объясняют: такова цена за практически нулевые риски инвестирования. Неужели? 

Усомниться в этом заставляет многое. В первой декаде февраля СМИ сообщили о достаточно крупной краже безналичных денег в США в результате «электронного взлома». Мы уже привыкли к новостям об «электронных ограблениях» банков, но это событие неординарное. Во-первых, украдены средства со счета Федерального резервного банка Нью-Йорка, который славился повышенной безопасностью. Во-вторых, это не частные деньги, а международные валютные резервы на сумму 100 млн долл., принадлежащие Центробанку Бангладеш. 

Сообщается, что деньги были переведены на счета в Шри-Ланке и Филиппинах. Затем 100 млн долларов из банковской системы попали на черный рынок, где впоследствии были проданы. Они были выведены в неизвестном направлении из страны через посредников после «отмывки» в трех игорных заведениях Филиппин. Согласно уточненным данным снять удалось не 100, а 81 млн долл., запланировано же было хищение 1 миллиарда долларов. Хакеры допустили грубую орфографическую ошибку в пятой заявке на очередные 20 млн долларов. Это и заставило сотрудников Федерального резервного банка Нью-Йорка насторожиться. Если бы не эта ошибка, Центробанк Бангладеш мог лишиться 40 % своих валютных резервов.

Событие заставляет еще раз задуматься о рисках размещения международных резервов в банковской системе США. Что это за риски?

1. Риски технические. Выясняется, что даже Федеральный резервный банк Нью-Йорка (его рекламируют как «безопасную гавань» для иностранных резервов) не в состоянии обеспечить сохранность денег. Что же говорить об обычных частных американских банках США, на счетах которых денежные власти некоторых стран также размещают резервы (там более высокий процент дохода)? 

2. Риски экономические. В начале 2016 года в банковском сообществе США начались разговоры о том, что Федеральному резерву следовало бы последовать примеру некоторых центробанков зарубежных стран, которые стали практиковать отрицательные проценты по депозитам. Это центробанки Швеции, Швейцарии, Дании и Японии. А также с 2014 года на отрицательные проценты перешел Европейский центральный банк (ЕЦБ). ФРС США потому и была привлекательна, что на фоне указанных центробанков она, по крайней мере, поддерживала сохранность размещенных средств. Ситуация изменится, если резервы начнут таять. 

3. Риски юридические. По сообщениям СМИ, ФРБ Нью-Йорка оказывает Центробанку Бангладеш «содействие» в поиске пропавших средств. Эта информация настораживает. Казалось бы, что именно ФРБ Нью-Йорка должен был заниматься разысканием пропавших денег, а Бангладеш могла лишь оказывать «содействие». Вопросы ответственности ФРС США за сохранность валютных резервов вообще никогда не обсуждалась. Думаю, что обязательства ФРС США по пропаже средств не были прописаны в договорах. Можно предположить, что ФРБ Нью-Йорка вообще не собирается возмещать потери Бангладеш. Вспомним историю с монетарным золотом многих стран мира, которое входит в состав международных резервов и которое было положено на хранение в подвалы Федерального резервного банка Нью-Йорка. Германия, например, с 2012 года предпринимает попытки вернуть свое золото из подвалов ФРБ на Манхэттене. До сих пор немцы получили очень незначительную часть, да и возвращенные золотые слитки отличаются от тех, которые в свое время были Германией загружены в хранилища Манхэттена. 

4. Риски коммерческие. Это особенно касается той части валютных резервов, которые размещаются в коммерческих банках США. Банковская система США сегодня находится в крайне неустойчивом состоянии. Есть много признаков надвигающегося банковского кризиса. В случае банкротства коммерческого банка совсем не очевидно, что денежные власти соответствующей страны получат хотя бы частичные возмещения своих потерь. Своеобразным символом финансового кризиса в США стало банкротство банка «Леман Бразерс» — гиганта Уолл-стрит. Никто не мог представить, что этот банковский «Титаник» может пойти на дно и создать неприятности для Украины. Сегодня в обстановке бурных событий в незалежной мало кто вспоминает о том неприятном инциденте. А до февральского переворота 2014 года Верховная рада не раз пыталась разобраться в истории с «Леман Бразерс» и найти тех, кто принимал решение о размещении украинских международных резервов страны в банке Уолл-стрит. 

5. Риски политические. В теории считается, что средства центральных банков имеют иммунитет от разного рода экономических санкций — от арестов, замораживаний, конфискаций и т. п. В реальной жизни все иначе. Мы уже не раз были свидетелями замораживания и арестов международных резервов разных стран, причем инициаторами таких акций неизменно выступал Вашингтон. Яркий пример — Иран. Его международные резервы были заморожены еще в ХХ веке. Общая сумма блокированных средств оценивается в 50 млрд долл. Вашингтон объявил о частичном размораживании валютных счетов Ирана, но лишь на сумму 1,7 млрд долл. Другой пример — Ливия, которая во времена Каддафи имела очень крупные международные резервы. По некоторым оценкам, США и действовавшие под давлением Вашингтона их союзники заблокировали в общей сложности 150 млрд долларов — средства Центробанка и суверенных фондов Ливии. 

Специфические риски возникают и при размещении резервов в казначейские бумаги США. Бумаги эти размещаются в специальных банках-депозитариях, находящихся в юрисдикции США или их европейских союзников. У Вашингтона есть возможность оказывать давление на банки-депозитарии, т. е. блокировать операции с казначейскими бумагами. С учетом сказанного США и их ближайшие союзники становятся крайне опасной сферой для размещения международных резервов. Особенно резервов тех стран, которые пытаются проводить независимый внешнеполитический курс. Каков выход для таких стран? Есть много способов минимизации потерь международных резервов. Назову лишь три. 

Во-первых, трансформация валютной части резервов в монетарное золото. На фоне отрицательных процентных ставок центробанков (в дальнейшем отрицательные ставки могут распространиться и на частные коммерческие банки) желтый металл не будет создавать потерь. Более того, рынок сегодня входит в фазу роста цен на золото, оно становится одним из наиболее доходных активов. Кроме того, золото жизненно необходимо любому государству как стратегический ресурс. 

Во-вторых, размещение валютных резервов в виде кредитов центробанка коммерческим банкам на внутреннем рынке. 

В-третьих, размещение части резервов в юанях, тем более что китайская валюта в конце прошлого года получила статус официальной резервной валюты. 

Центробанк России уже действует по двум первым направлениям. По состоянию на 1 февраля 2016 года международные резервы Российской Федерации составили 371,56 млрд долл., при этом на монетарное золото пришлось 51,38 млрд долл., или 13,8 %. А ведь еще в 2000-е годы на желтый металл приходилось лишь 5–6 % международных резервов РФ. По темпам наращивания золотого резерва Банк России находится на первых местах в мире. 11 марта появились данные о приросте золотых резервов ЦБ РФ за февраль еще на 5,89 млрд долл. — до 57,27 млрд долл. 

Что касается второго направления, то следует отметить, что на 1 февраля 2016 года Центробанк России предоставил из своих резервов валютных кредитов отечественным банкам на сумму 20,37 млрд долл., что составило 5,5 % международных резервов РФ. Отметим, что за год до этого таких кредитов Центробанк РФ вообще не предоставлял. 

Относительно юаня как валюты международных резервов следует сказать, что еще до придания ему статуса официальной резервной валюты он, по некоторым оценкам, уже входил в состав международных резервов трех десятков стран. Банк России представляет структуру своих международных резервов лишь по основным валютам. Вполне вероятно, что юань уже входит в состав международных резервов РФ и проходит по строке «прочие валюты». Впрочем, не стоит ограничиваться только юанем. Можно подумать о включении в международные резервы тех валют, которые не имеют статус резервных, но являются денежными единицами стран — основных торгово-экономических партнеров России.

 

Охота началась. Проверки активов нерезидентов в Великобритании и США

В декабре 2015 года международная неправительственная организация Global Financial Integrity (GFI) опубликовала доклад «Illicit Financial Flows from Developing Countries: 2004–2013», посвященный нелегальному вывозу капитала. Исследование охватывает период 2004–2013 годов и включает развивающиеся страны, бывшие социалистические страны Центральной и Восточной Европы, а также постсоветские государства, в том числе Россию (всего 149 стран). 

В целом за 10 лет утечка капитала составила 7,85 трлн долл., при этом темпы прироста нелегального вывоза капитала стали вдвое выше темпов роста мировой экономики. Главным каналом утечки, по мнению экспертов GFI, являются махинации с таможенным декларированием экспорта и импорта, занижение цен экспортных товаров и завышение цен импортных (83 % от общего нелегального оттока средств). 

За 2004–2013 годы незаконный экспорт капитала из стран Азии составил 38,8 % от общего объема сомнительных операций в мире, из стран Европы, отнесенных к категории «развивающихся», — 25,5 %, из западного полушария — 20,0 %. Лидируют в этой области финансовых операций Китай и Россия. Всего за десятилетие из КНР было нелегально выведено 1,392 трлн долл., из РФ — 1,049 трлн долл. Среднегодовой объем вывоза капитала по России в последние десять лет достигал примерно 105 млрд долл. Это много. В 2014 году Банк России официально зафиксировал в платежном балансе чистый отток капитала из страны в размере 153 млрд долл., что стало рекордом. При этом значительная часть нелегального вывода капитала в платежном балансе РФ вообще не находит отражения. 

В первую десятку лидеров по нелегальному вывозу капитала вошли также (млрд долл. за десятилетие): Мексика — 528,4; Индия — 510,2; Малайзия — 418,5; Бразилия — 226,6; ЮАР — 209,2; Таиланд — 191,7; Индонезия — 180,7; Нигерия — 178,0.

Масштабный исход «серых» капиталов из России/СССР начался еще в конце 80-х годов ХХ века, когда была отменена государственная валютная монополия, государственная монополия внешней торговли, предприятия получили право свободного выхода на мировой рынок, расцвели жульнические схемы вывода денег из бюджетной сферы. Неслучайно именно в 1989 году, когда экономику СССР успешно разваливали, лидеры G7 инициировали создание Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ). Сегодня в мире существуют 228 национальных систем противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, находящихся под неформальным патронажем ФАТФ. 

Несмотря на то, что за последние три десятилетия было подписано множество международных конвенций и соглашений о предотвращении нелегального перемещения капитала между странами, принята куча национальных законов по борьбе с отмыванием денег, «черным» и «серым» бизнесом, нелегальные потоки капитала увеличились. Ответственность за это ложится как на страны, откуда происходит бегство капитала, так и на страны, принимающие беглые капиталы. Конечно, часть капитала уходит в офшоры, но большинство офшоров находится под контролем США и Великобритании. 

Долгое время Запад подходил к решению задачи пресечения нелегального трансграничного перемещения капитала достаточно формально. Для некоторых западных стран приток нелегального капитала оказывается сопоставимым по масштабам с получаемыми «белыми» инвестициями. 

Сейчас, однако, положение меняется. На Западе уже склоняются к тому, чтобы начать подходить к борьбе с нелегальными «инвестициями» всерьез. Это обусловлено стремлением получить в свои руки дополнительные инструменты давления на Китай и Россию. Одним из таких инструментов могут стать конфискации или аресты имущества юридических и физических лиц этих стран. В качестве объектов конфискаций в первую очередь рассматриваются активы, которые носят сомнительный характер, хотя их «сомнительность» до поры до времени никого на Западе не смущала. Раньше других к экспроприации приступили Великобритания и США. Основные формы нелегальных «инвестиций» в этих странах — банковские депозиты, акции и другие корпоративные бумаги, недвижимость. 

Еще год назад банки Великобритании начали требовать от нерезидентов, причем лишь российского происхождения, предоставлять отчеты о происхождении денег, размещенных на счетах этих банков. Клиентов банков предупредили: если веские подтверждения законности получения доходов не будут представлены, то счета будут заморожены, причем для этого даже не потребуется решения суда. А вот разморозить средства на счете и вывести их за пределы Великобритании держатель счета сможет только по решению суда. Конечно, случаи замораживания и даже конфискации средств россиян в зарубежных банках случались и раньше, но до сих пор это происходило лишь после вынесения судебного решения. 

В январе 2016 года к борьбе с нелегальными «инвестициями» решили приступить США. Минфин США объявил, что с 1 марта его структурное подразделение FinCEN (Financial Crimes Enforcement Network), называемое в народе финансовой разведкой, начинает проверку сделок по фешенебельной недвижимости, купленной за наличные деньги. Цель проверки — выявить настоящих владельцев этой собственности. В качестве первого шага проверке подвергнется вся дорогая недвижимость Манхэттена и округа Майами-Дейд на юге штата Флорида. 

В США почти 80 % недвижимости приобретается в кредит, такие сделки абсолютно прозрачны. В то же время покупатели, желающие заплатить наличными, могут оставаться анонимными. Похоже, что власти США специально культивировали «серые» сделки с недвижимостью, создавая благоприятный «инвестиционный климат» для анонимов из-за границы. В США возникли специальные компании, которые помогали таким лицам оформлять анонимные покупки недвижимости. Ни у кого не возникает сомнения, что как минимум 90 % анонимных сделок с недвижимостью осуществлялось в интересах нерезидентов. Анонимов не смущало даже то, что по таким сделкам надо было платить повышенные налоги на недвижимость. За конфиденциальность богатые иностранные клиенты платить готовы. По мнению ряда экспертов, сохранение возможности анонимных сделок отчасти помогло восстановить рынок американской недвижимости, рухнувший в 2007–2008 годах. 

По завершении первого этапа кампании Минфин США планирует начать вторую фазу: выявить анонимных владельцев недвижимости в Вашингтоне (округ Колумбия) и Калифорнии. В более далекой перспективе запланированы проверки в Делавэре, Неваде и Вайоминге. В указанных штатах существует режим наибольшего благоприятствования для анонимных инвесторов. Он позволяет собирать в бюджеты штатов хорошие налоги от продажи элитной недвижимости. Под особым прицелом находится Лас-Вегас (штат Невада), ставший Меккой для коррупционеров и теневых бизнесменов всего мира. 

Формально финансовая разведка не собирается самостоятельно заниматься поиском анонимных инвесторов, или конечных бенефициаров сделок по покупке недвижимости. FinCEN даже не будет работать напрямую с компаниями-риэлторами, поскольку те могут иметь данные лишь о специальных компаниях-прокладках, действующих в интересах конечных бенефициаров. Раскручивание всей цепочки сделок — дело достаточно сложное. Слабым звеном в «серых» схемах операций с недвижимостью оказываются страховые компании, без которых не может обходиться ни одна покупка. Именно они располагают информацией о конечных бенефициарах, которым причитаются выплаты в случае наступления разного рода страховых случаев. Им Минфин и будет посылать запросы, требуя раскрыть информацию о реальных владельцах элитной недвижимости. 

Предположим, Минфин США получает такую информацию. А что дальше? Судебных санкций против выявленных владельцев сразу не последует. Следующим шагом станет обнародование через СМИ информации о владельце и его недвижимости. Что-то наподобие публичного компромата с расчетом на то, что эстафету расследования подхватят антикоррупционные и другие ведомства страны, из которой происходит конечный бенефициар. Еще до начала кампании эксперты предсказывают результаты проверки: подавляющее количество конечных бенефициаров будет из Китая и России. 

Эксперты также не исключают, что раскрытие информации по таким лицам может быть выборочным. Если это, например, действующий чиновник высокого ранга, то полученный компромат может быть не обнародован, а использован для вербовки американскими спецслужбами. 

Обращают на себя внимание особенности американской модели борьбы с нелегальными капиталами. В Европе (за исключением Великобритании и до недавнего времени Швейцарии) акцент давно уже был сделан на предотвращении поступления нелегальных капиталов в экономику. То есть были созданы фильтры на входе системы. В США на сегодняшний день входные фильтры отсутствуют. Вот самые свежие данные. Мэрия Нью-Йорка объявила, что только во второй половине 2015 года на Манхэттене зарегистрировано 1045 продаж объектов жилой недвижимости стоимостью более 3 млн долл. каждый на общую сумму около 6,5 млрд долл. Никаких проверок указанных сделок не производилось. Минфин США подчеркивает, что и в дальнейшем никаких входных фильтров он устанавливать не планирует. Аналогичная модель работает и в Великобритании. 

Короче говоря, в США и Великобритании борьба с теневым капиталом и отмыванием грязных денег в высшей степени политизирована. По сути это балансирование между сохранением режима наибольшего благоприятствования для беглых капиталов со всего мира и использованием антикоррупционных настроений в обществе для решения американскими и британскими властями своих политических задач.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва