Варава В. В. (г.Воронеж)

Философия отчего края

Не верно считать философию продуктом интеллектуальной деятельности лишь созерцателей-одиночек или академических ученых. Такой взгляд, сейчас, к сожалению, весьма распространен. Философия творится совокупным духовным опытом всей нации. Чтобы понять мировоззрение народа, особенности его культуры и истории, необходимо понять его философию.

У каждого народа свой философский путь, как и вообще каждый народ жив своим: своим языком, своими традициями, своими верованиями. И если философская элита нации исходит из глубины отечественной Традиции, тогда бытие народа (и материальное тоже) соответствует идее высшего промысла об этом народе. Если же она соблазняется заданиями иной культуры, тогда в интеллектуальной и духовной сфере наступает смута, которая весьма неблагоприятно отражается на всех уровнях жизни. Страдает образование, воспитание, соответственно политика и экономика и другие сферы национального бытия. Вообще, для верного понимания смысла философского творчества нужно придерживаться слов нашего замечательного философа Ивана Киреевского, сказанных им еще в начале XIX века: «Наша философия должна развиться из нашей жизни, создаться из текущих вопросов, из господствующих интересов нашего народного и частного бытия».

Одна из причин сегодняшнего неустройства России в том, что в «переходный» период мы не смогли, не успели должным образом раскрыть, постичь и сделать основой национального мировоззрения русскую философию. Потенциал отечественного любомудрия остался во многом не востребованным. Из марксистского плена мы попали в плен евро-американского рационализма. А когда человек, воспитанный в русле этой бездуховной традиции взирает на русскую историю и культуру, то он ничего не видит кроме «несогласия», отсутствия «рациональной выучки» и прочее. И как следствие — интеллигентский порыв реформировать, модернизировать Россию, что в итоге всегда приводило к смутам и срывам. И сейчас мы страдаем от очередной утопии интеграции с «мировым сообществом», с его рыночным счастьем и прочее. Во многом потому, что философия новой России — не русская философия.

Нужно признать, что советский марксизм, будучи философией бескрылой, чересчур земляной, все же при насыщении его минимальными светоносными энергиями смог интегрировать нацию в космологическом прорыве. Люди поверили, говоря словами А. Платонова, что «в науке поместилось ведущее начало Истории». И духовные корни остались неповрежденными, и они смогли дать тот плод, который подтвердил единство русской культуры. «Выход в космос» — духовно-культурное алиби советского периода, сполна выполнившего свою миссию, подтвердившего высочайшую метафизичность России. Это своеобразная космологическая радость русских, порывом в иные дали стяжавших достойный смысл жизни.

Идеология современного российского либерализма — замалчивание и искажение коренных смыслов русской философии в угоду пропаганде и популяризации западных стандартов мышления. Сейчас философия перестает быть любомудрием, все больше становясь эрудицией, «техникой мышления» и т. д. Одним словом тем, что способствует достижению прагматических целей. Философия стала работать на комфорт жизни, утратив духовную суть стремления к Истине.

Сейчас важно уяснить, что русская философия такое же народное достояние, как и русская песня, русская литература, русская Церковь. Чтобы глубже прочувствовать единство философского духа и народного мышления, нужно более плотно подойти к национальным истокам. Где их можно обнаружить? Там, где жив корень нации, где почва является живоносной и животворной стихией, сохраняющей нашу жизнь от погибели. Таким пространством, объединяющим и географические и духовные параметры народа, ставшим духовной единицей национального бытия, можно назвать понятие «Отчего края». И соответственно метод постижения и проникновения в его суть логично обозначить как «Философию Отчего края».

Каждый народ живет не только в определенном гео-историческом пространстве, но и в культурных плоскостях Быта и Бытия. Быт связан с повседневностью, им определяется эмпирический облик жизни народа. Бытие — выход в запредельное, здесь религиозные святыни и главнейшие духовные истины. Философия Отчего края позволяет понять глубинную связь Быта и Бытия, тем самым увидеть подлинный образ нашей Родины. Понять, что единило великих тружеников культуры, живших в одной местности, значит понять, что единит Россию.

Это направление может выявить подлинную суть русской идеи, своеобразно представленную в каждом крае (регионе) всем строем русского мироощущения. Философское мирочувствие русских зарождается не в аналитически-уютных тренажерах ума, а в глубине ночи страдающего духа. И поэтому отечественное любомудрие представляет собой не только плод рациональных изысков, а и всецело трагического мировоззрения народа, смысл бытия которого в Спасении.

Философия Отчего края дает концентрированное выражение национальной идее, которая многообразно представлена и в русской песне, и в русской литературе, и в русской живописи, и в русском духовном подвижничестве. Все высшие проявления национального духа охвачены одной духовной идеей, которая и есть столь мучительно искомая русская идея — неприятия и преодоления смерти как высшего зла. Если воспринимать эту мысль прагматическими категориями западного рационализма, то это утопия, и причем вредная, ибо мешает комфортно пристроиться человеку в жизни. Но таково вековечное подвижничество русского духа, ведущего человека к Правде по пути страданий и тоски.

Философия Отчего края культивирует взгляд на мир, согласно которому жизнь есть величайшая тайна бытия. Здесь исключаются любые вульгарные (псевдодуховные, псевдонаучные и т. д.) представления о происхождении мироздания, сводящие непостижимый процесс возникновения живого, и столь же непостижимый факт его исчезновения к механическим, рационально объяснимым схемам эволюционизма. Философия Отчего края приучает к глубинному мышлению, к культуре благоговейного отношения к сверхчувственной тайне жизни. Ибо человек впервые появляется на свет именно в Отчем крае. И здесь то духовное и физическое место, где произошло чудо рождения. Понимать это, чувствовать не случайность своего появления в мире и места, в котором это произошло — значит обладать полноценным мировоззрением. Никакие права человека, экономические свободы и прочие «столпы» духовно обнищавшей цивилизации не смогут заменить то, что делает бытие человека подлинно достойным.

Философия Отчего края становится выразителем своеобразия русской философии. Общая философская идея нации изначально проявляется на «корневом», «почвенном» уровне, и она всегда глубоко народна. Напрасно думать, что народ не причастен философской мудрости. Как раз он к ней и причастен более всего. Справедливым является то, что русский человек не причастен к интеллектуальным играм западной философии. Но ведь запад дал лишь один вариант, один тип философии, который тоже был инициирован ментальностью западного народа, его складом и характером.

Проблемы западной философии — это проблемы именно западного народа (кризис культуры, «смерть Бога», «смерть человека» и т. д.); и называть их классическими — заблуждение. Если «первая философия», продукт античного мира, онтологична по своей сути, ибо главное там удивление перед бытием; западноевропейская философия схоластична, так как в ней основное — познание бытия; то русская философия духовна, она расположена к печалованию в бытии, ища Смысла и Света для человека. Бытие нужно не познавать; ему можно удивляться, но более всего печалиться, ибо главное в человеке сердце, и соответственно сердечное мировосприятие. Это всегда было центром отечественного любомудрия.

Духовно вглядываясь в Отчий край, можно прикоснуться к самим корням вещей, «увидеть» суть Бытия. Бытие «вырастает» из того места (предместья), которому искренне предается сердце человека. Место может быть лишь одно, именно то, в котором человеку преподносится истина о мире, в котором он узнает мир и себя в мире. В этом смысле предместье 1 священно; и поэтому духовная интуиция любого народа языком традиции говорит o святости Родины. Родное раскрывается как многомерное явление; в нем память, зов, дух, совесть, истина, спасение.

Вот почему так важен язык Отчего края. Не существует абсолютного «нормального» языка. Всяк язык диалектен. Диалект не категория лингвистики, а языковой просвет Бытия. Как говорит народ в определенной местности, так говорит само Бытие здесь. Преображаясь в творческом сознании поэтов, писателей, язык Отчего края предстает как высшая форма сознания живущих здесь. Изучение родного слова — важнейшее условие крепления мысли и духа.

Отчий край, соединяя Быт и Бытие, организует житийное пространство человека.

Человек живет не в культуре, а всегда в Отчем крае. Изначальной единицей жития человека является дом. Крыша дома — купол Неба. Выйти в вечный простор Неба можно только через Отчий дом. Дом не категория социума, а категория Бытия. Философия Отчего края есть и домостроительство, помогает правильно устроить дом. А правильно его устроить — значит сообразовать с тем, как принято в этом месте. Дом должен быть опрятен и уютен, но не должен быть комфортным. Комфорт усиливает страх, ибо отчуждает роскошью искусственного и естественного тепла земли и уменьшает действо благодати, которая через небогатый уют обретается надежнее.

Дом организуется не по архитектурному произволу, а принимает очертания духовного ландшафта Отчего края. И как язык всегда особый в каждом крае, так и дом имеет свой диалектный стиль, совокупность которых выявляет чудное соцветие русской эстетики.

Важно увидеть и постичь своеобразие русской философии и русской культуры. Не отрицая другие традиции, нельзя себя смешивать с ними, уподобляться и подменять. Чтобы отчетливо видеть свое, нужно ясно видеть иное (и наоборот). Только «дурное смешение» культур в гуманизме не позволяет за «общечеловеческой ширмой» гедонизма познать действительное своеобразие иного.

Философия Отчего края естественно покажет путь человеку к отчей религии. Совершеннейшая ложь и фарисейство говорить об «общечеловеческом христианстве», которое в действительности является интеллигентской (тайной!) верой. Здесь все что угодно, только не русская Церковь. Соответственно бесплодны метания в поисках «просвещенной религии». Кто говорит, что главное «верить в душе», болен каким-то неистребимым масонством духа, который в действительности не хочет ни веры, ни души.

В нетрагического «бога» современной рыночной религии русский человек не может, конечно, верить. Прельститься, обольститься на время — да. Но глубоко, полной грудью тоски, верить так, как это делали те, кто своими страданиями и подвигами, кто своей кровью омыл родные просторы — так русский не будет верить. Отличие России от других еще и в том, что все иноверные религии думают посредством культа обрести земное счастье; для русского вера совсем в другом. Вера — самое серьезное, и поэтому легковесной быть не может. В России вера закаляется в горниле безверия, гонений, атеизма, войн и бед. Вера дает почувствовать русскому глубже трагический подвиг Христа, и понять, в чем истина жизни, в чем смысл страданий. Страдания в России освящены кровью Христовой.

Русский никогда не променяет легкое счастье земли на благодать небесного страдания. Русский знает истинную цену страданий и ни за что от них не откажется. Страдания в России благословлены как наиболее искренний и честный путь, которым смертный может прийти к Богу.

Философия Отчего края препятствует насаждению всяческих утопических идеологий в России. Поскольку она приближается к раскрытию подлинной основы русской жизни, то равно отрицает и современный утопизм рыночного счастья, и коммунистический утопизм светлого будущего, и техногенный утопизм бесконечного прогресса, и экологический утопизм спасения планеты...

Инициатором утопических иллюзий (так сложилось исторически) в России был «образованный класс» без русской души, чье мировоззрение основывалось на отвлеченных принципах гуманизма. Поскольку интеллигентский идеал никогда не совпадал с русской наличной действительностью, то всегда появлялось множество проектов модернизации и реформации России.

Философия Отчего края дает воочию увидеть абсурд реформирования, его бессмысленность и вредоносность. А это уже не мало; когда человек смотрит не в будущее,а в сущее, когда он соизмеряет свое бытие не с фантомом гуманизма, а с реальной трагичностью, когда он перестает жить в выдуманном мире, то его жизнь (и политика) будут наиболее правдоподобны. Тогда он сможет стяжать истинное благо пребывания в этом конечном мире, которое не равно протестантскому рыночному комфорту. Философия Отчего края помогает увидеть, что смысл не в счастье, а в Правде.

Одной из главных ценностей нравственной жизни является земля. Это настолько сущностное понятие, что для его постижения требуется напряженная работа и ума, и духа, и совести. Философия Отчего края показывает нравственную ценность земли. Сейчас это, крайне важно, когда земля стала центром бессовестных политических интриг.

Земля понятие духовное не в меньшей степени, чем материальное. Именно в земле концентрируются наиболее значимые смыслы бытия человека. Путь к Небу лежит через Землю. Земля хранит в себе неисчерпаемую тайну природы. Прикосновение к земле — приобщение к первородной стихии бытия. Во многом Земля и Бытие духовные синонимы.

Почувствовать остро землю, что «в ней содержится мелкий прах чужих гробов» (А. Платонов), значит исполниться священного трепета и долга перед ней. То есть понять свое Отечество и полюбить его. Научиться в земле видеть не только материю и материал для пропитания плоти, но и священный прах в святую вечность ушедших поколений, ставший духовной материей для светлого бытия живущих. Земля нужна для хождения по ней, для созерцания и созревания, для удивления бескрайностью, и для испуга бездонностью. Степь и поле, лес и река, почва и воздух, то есть то, что наука называет ставшим уже бездушным словом «природа», есть дар земли. Не только экономика владеет землей, но и поэзия, религия, философия. То есть то, что не прагматично и не рентабельно.

Будет здорова земля — будет свет и смысл, будет радость и праздник. Не безумное шоу не знающих ни земли, ни неба, а истинный праздник, который есть праздник плодородия и материального и духовного. Нынешние споры о духовности — во многом споры о земле, о понимании ее смысла.

Многие сейчас не понимают, что земля не только сфера экономики, даже сельского хозяйства. Сейчас пренебрегают духовным смыслом земли.

Так думают, что земля — «крестьянский удел». Земля — универсальная национальная ценность, и если она будет больна (то есть в чужих руках), погибнет не только деревня, погибнет народ.

Чтобы сохранить свою землю, нужно видеть ее духовное зерно. Философия Отчего края обнаруживает духовное измерение земли.

Бытие России — трагический эсхатологический крест— таков общий вывод отечественного любомудрия, кровью выстрадавшего эту горькую истину. Аскетическое самостояние в горе мира — таков духовный смысл русской идеи. Навязывание счастья — хитрый выверт пресытившихся, пытающихся сбить русского человека с того пути, который не нами сегодняшними проложен. Философия Отчего края раскрывает духовный подвиг ушедших поколений. Тем самым оказывается возможным в прошлом обрести те жизненные смыслы, которых сегодня так недостает соотечественникам.

Трагедия человека в том, что при всем глубоко искреннем почитании своей родной земли, он все же является предателем Отчего края. Истинный патриот тот, кто чувствует свое предательство, свой бытийный разрыв с родною почвой и скорбит от этого. Изменяет человек Родине не в силу особого злого умысла, а по своей испорченной нравственной сути. Жало Каина глубоко вошло в душу смертного и ядом зависти, порождающего стремление к счастливой жизни, отравило ее. Но не навечно. Как раз Отчий край и есть духовное целительство от язвы своекорыстия. Родина — это там, где хорошо человеку, но не в коем случае не обратное. Родина бескорыстно дарует благодать душевного успокоения. Только на родной почве исчезает «инстинкт самосохранения», порождающий вражду, конкуренцию, борьбу, то есть прогресс, цивилизацию. Поэтому человек в долгу у Родины извечно. Он всегда уже виновен перед ней, и ему нечем расплатиться, никаким подвигом ему не искупить свою вину окончательно. Поэтому подвиг — это то, что повторяется из поколения в поколения, это то, чему придается статус особой святости. Каждое поколение должно совершить подвиг, и если оно уже не способно сделать это, тогда оно гибнет.

Гоголь дал точнейшую характеристику чужой земле: «Там все не так: и люди не те, и церквей Христовых нет...». Понять в чем смысл своего, родного нельзя рационально. Если нации понимать только умом, то они как будто все одинаковы: одни и те же потребности и т. д. Здесь коренится идеология обезличивания культурно-исторического своеобразия разных народов в угоду ценностям только одного западного мира. И научить нельзя национальному; его нужно сверхчувственно переживать и духовно ощущать, как говорит Гоголь — там всё не так. Это интуитивное знание, дающее благодать соучастия в Бытии своего народа. Если оно утрачивается, тогда презрение к родному и рывок на Запад. Выпадая из национального, человек не попадает в общечеловеческое, он проваливается в «культурную пустоту», которая уничтожает его во всех смыслах.

Если Родину нельзя понять, то ее можно любить. Философия Отчего края учит любви (при всей противоречивости выражения, но еще бл. Августин говорил, что мы познаем настолько, насколько любим, а не наоборот). В рациональном смысле научить любви нельзя; философия Отчего края предполагает научение в качестве деятельного созерцания и ответчивого предстояния. Если она сможет раскрыть духовный смысл Отечества в подлинном виде, то простое самостояние человека в нем способно будет пробудить в душе «родные архетипы», зов отчей совести. И если это происходит, тогда человек может насыщаться уже и рациональным знанием из истории, географии, литературы. Но первична любовь, остальное прилагается.

Отчий край — та крепь нации, которая дает силу и радость, но только тем, кто искренне «причастился» ее благотворной сути. Не существует рациональной методологии постижения истины, которой жив народ. Здесь большая трудность, и прежде всего, конечно, для педагогики. И сейчас наше образование находится в наисильнейшем духовном и интеллектуальном смятении. Введение в образовательный процесс не современных инновационных технологий, а курса «философии Отчего края», принесет реальную пользу.

Философия Отчего края раскрывает неизъяснимо далекую даль времени, куда ни исторически, ни археологически проникнуть нельзя. Постижение духовных первооснов жизни, которые проявились во многих поколениях соотечественников, выявляет реальную связь времен, которая крепится не просто чередой смены поколений, а вечными смыслами и ценностями Отчего края.

Отчий край — понятие и географическое, и историческое и философское. Национальное, народное понятие, одно из тех, с каким мы должны выстоять (и выстоим) в этом мире.

1Предместье: быть-перед-местом, бытие перед местом, предстояние месту; «предмет», «предметность» (в смысле Ильина) как единица конкретного для истинного созерцания.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Наша идеология Философия отчего края


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва