Ключников Б. Ф. (пос. Переделкино)

Возвращение расизма

Главы из нового исследования «Большая Европа В. Путина (кто за и кто против)»

 

В конце 2011 г., когда в Европе кипели страсти из-за отказа правительств от политики мультикультурализма, появилась книга А. Лентина и Го Тайтли «Расизм в эпоху неолиберализма»1. Авторы книги не согласны с общепринятой точкой зрения, что эксперимент европейских элит с «мультикульти» просто не удался. «Нет, — возражают они, — этот маневр был давно задуман как способ «отмывания различных форм расизма, делая их постепенно все более приемлемыми». Расизм всегда был нацелен на оправдание и утверждение различных иерархий. Культура в истории тоже была в центре всяческих теорий о превосходстве одних народов над другими».

Действительно, создается впечатление, что идеи равенства и равных свобод и возможностей становятся для правящих элит обременительными. Их взоры обращаются к загнанному в подполье расизму. Во многих западных странах возобновились исследования в области евгеники с целью выведения особой породы людей. Теперь эти сомнительные опыты оправдывают необходимостью вывести «миролюбивую благожелательную породу людей, компенсировать то, что человечество теряет во время войн, когда гибнут лучшие особи». Такую евгенику все чаще пропагандируют как евгенику равенства — «эгалитарную евгенику». Без нее, — уверяет оксфордский профессор Савулеску, «современные люди в следующие сто лет уничтожат друг друга, так как ни биологически, ни психологически они не способны выжить в современных обществах». Чтобы выжить, — пишет профессор, — надо заниматься «генетической инженерией с целью искоренить в сознании людей расизм». В прессе уже называют пилюли от расизма — «propranolol». Они же лечат и сердечные болезни, — сообщала доктор экспериментальной психологии в Оксфорде Сильвия Тербек2. Сообщения о том, чем ученые занимаются в лабораториях Оксфорда, кто и зачем дает им такие заказы, вызвали в обществе оживленные дискуссии. Почему эти ученые ставят опыты только на белых людях?! Табу на расизм есть только среди белых. Среди неевропейцев нет таких табу, хотя действуют декларации ООН. Какой тип расизма хотят подавить этими пилюлями? Есть много видов расизма. Значит, пилюли можно применять избирательно. Чего должны ждать люди? Эти пилюли будут незаметно вводить в пищу или в поливитамины. Для того чтобы превратить людей в покорные существа, строящие мультикультурное общество? Некоторые эксперты высказались в том смысле, что эти пилюли являются химическим оружием, с помощью которого будут возводить либеральный фашизм.

Поставим задачу: выяснить действительно ли расизм возвращается? И если да, то почему и в каких формах.

Отказ западноевропейских правительств от мультикультурализма, конечно, не решает проблем, связанных с иммиграцией. Все партии — правящие и оппозиционные, боятся ползучей исламизации Европы. Однако «стоящие у власти либералы не желают с ней бороться открыто, — пишет влиятельный французский политик А. Сорель (Alain Sorel). — Сами они не хотят марать руки, ибо знают, что, скорее всего, это будет расценено как расизм. Это пока карается законом. И потому они подбадривают оппозицию, выталкивают на авансцену различные правые группировки. Ставку делают на две невидимые и противостоящие сети, которые готовы, не маскируясь, бороться с исламизацией. Это, во-первых, Израиль и его сторонники в Европе, и, во-вторых, та ветвь масонства, которая, — пишет А. Сорель, — поддерживает невидимые контакты с католическими организациями. Эта вторая сеть вдвойне антисемитская: она борется и против сионизма, и против фундаменталистского ислама».

Такая обстановка во многих европейских странах, но все дело в том, что иммиграция ускоряется и по всем прогнозам будет быстро наращивать темпы: по расчетам экономистов Евросоюза в течение 10 лет ему потребуется из-за границы еще 22 млн рабочих рук. Ассимилировать такую массу вновь прибывших иммигрантов не удастся ни мягко, ни насильственно. Европейцы имеют дело в основном с иммигрантами из мусульманских стран, которые твердо стоят в своей вере, остаются прочно связанными со своей родиной, с ее нравами и обычаями. Такой сплав не ассимилируем. Противостояние неизбежно.

Это объясняет, почему в глазах европейцев националисты становятся защитниками-патриотами. Многие у нас в стране согласны с мнением известного политолога В. Никонова, что «нельзя смешивать махровый национализм и рост национального самосознания». Это действительно не одно и то же: первый означает обожание своего и ненависть к чужому; второй — защиту своего и неприятие чужого. В Европе тоже националисты чрезвычайно разные. Одни исповедуют справедливый охранительный национализм, другие шовинизм — наступательный, агрессивный национализм, чреватый перерасти в открытый расизм. Таким образом, дело с вырождением либеральной концепции мультикультурализма принимает чрезвычайно опасный оборот. Исчезают одна за другой те духовные скрепы, те общие ценности, которые пронизывали весь общественный порядок европейских стран. Их место не занято. Кто, чьи идеи заполнят этот вакуум? Два грандиозных проекта — социалистический и либеральный потерпели крах. В обществе растет спрос на жесткий порядок, на этику трудных времен. Национализм может легко переродиться в расизм. Кто заинтересован в возврате к расистским идеям? Кто будет их внедрять? Не только агрессивные националисты, но и мировая финансовая олигархия, и ее местные властные представители. Парадокс, однако, в том, что националисты сражаются за сохранение наций и национальных государств, а олигархи с Уолл-стрит и из лондонского Сити — за их разрушение. Им нужен космополитический иерархично построенный «человейник». Два мощных, хотя и разнонаправленных, течения могут использовать ушедший в подполье латентный расизм европейцев.

Зачем понадобилось, например, официальному лицу — министру внутренних дел Франции Клоду Геану (Clfude Guéant) заявлять, что «цивилизации не равноценны», что надо признать «превосходство европейских ценностей и защищать их»3. Министр подтвердил то, что говорил в палате лордов за год до него признанный расист голландец Г. Вильдерс. Министр уклонился прямо сказать, что он имеет в виду мусульманскую цивилизацию. Но было ясно, о ком речь: есть «цивилизации, не уважающие права женщин», «с насмешкой относящиеся к равенству и свободе». Все его примеры более низких ценностей он привел из ислама, как он его понимает: «цивилизация, которая вводит тиранию, не признает равенства мужчин и женщин». Он подтвердил мнение националистов, что Франции не нужно столько иммигрантов: больше чем четверть из них остаются постоянно безработными, они живут на пособия. 2/3 иммигрантских детей плохо учатся, не способны усвоить программу французских школ. Его высказывания вызвали во Франции шквал возмущения, прежде всего учителей. Но это среди французов, воспитанных в духе гуманизма и просвещения.

Европа в расовом вопросе традиционно разнолика. Известный политолог Шамир Израэль со знанием дела обрисовал различия4. По его мнению, французская колонизация была в целом культурная — шло «приобщение туземцев к Корнелю и Вольтеру». В ее основе лежал старый код колонизации галлов франками. У русских свой культурный код приобщения, включения, основанный на равенстве колонизаторов и колонизируемых. Код православия. «Именно эта глубокая русификация евреев из России, — пишет Шамир Израэль, — делает их чужими в Израиле… Русские евреи в Израиле все же недостаточно расисты. Несмотря на их отчаянные попытки имитировать израильский расизм, они все-таки недостаточно расисты. Их девушки часто выходят замуж за палестинцев»5. Английская колонизация, напротив, основана на строгом апартеиде. В ее основе тоже исторический код колонизации кельтов-бриттов англосаксами. Отмечу со своей стороны, что в Англии детей английских солдат и индийских женщин называли «евразийцами» и не признавали англичанами. Англосаксы всегда создавали расовый барьер.

В этой связи вспоминаю такой случай из моей жизни во Франции, когда работал в ЮНЕСКО. Как-то за чашкой кофе у меня шла непринужденная беседа с Наджмуддином Баматом (N. Bamat) и англичанином Джоном Смитом (J. Smyth). Бамат работал по афганской квоте, хотя по происхождению он был кабардинец, говорил на интеллигентнейшем русском языке. Это был талантливый ученый, известный культуролог и полиглот. Его отец — кабардинский князь и царский генерал Бамат — эмигрировал в Персию, а затем в Афганистан на службу к другому монарху, к Амануле-хану. В этой беседе я упомянул, что на Северном Кавказе наши родители были близкими соседями и, наверное, встречались и, насколько мне известно, мой дед — есаул в Терском казачьем войске — воевал в Турции под командованием генерала Бамата. Наджмуддин живо откликнулся, сказал, что это был его отец. Позже, когда мы расстались, мой английский друг Джон недоверчиво переспросил меня: «Странно, что у русских царей были такие порядки! Туземные генералы командовали русскими офицерами»? В Британской империи это было не принято, а в Российской Империи это было обычным явлением.

Глубокие корни расизма

Разгром нацистской Германии означал отказ человечества от свирепой, истребительной версии расизма. Уставом ООН на Нюрнбергском процессе юридически запретили пропаганду человеконенавистнических теорий, в первую очередь расизма. С тех пор человечество отмечает установленный ООН Международный день ликвидации расизма. Много добрых начинаний было предпринято в эти десятилетия. Но расизм не искоренен, он ушел в подполье, он остался и среди белых, и среди желтых, и среди черных. Вирус расизма очень живуч, многообразен, заразен. Ныне в приличном обществе не принято даже рассуждать о расах, об их особенностях. Это табу. Появились теоретики-экстремисты, которые вопреки жизненным фактам стали утверждать, что рас вообще нет и не было. А если кто-то утверждает очевидное, что расы есть, то его, не вдаваясь в доводы, клеймят расистом. Как это часто случается при обсуждении болезненных проблем, общество из одной крайности ушло в другую. Болезнь загнана вглубь.

У расизма очень глубокие корни. Веками процветала работорговля, чаще всего носившая расовый характер. Она обогащала не только голландцев, англичан и прочих европейцев, но и персидских и арабских вельмож, снаряжавших экспедиции в Черную Африку на ловлю рабов. Алжирские пираты захватили в плен и продали в рабство 1,2 млн европейцев даже из Исландии. Рабство и работорговлю европейцы обнаружили и в Новом Свете. Пленные чужаки автоматически становились рабами. Господствовал вечный принцип: горе побежденным. История веками делалась и писалась с учетом расового фактора.

Предполагается, что 8 тысяч лет тому назад северные племена ариев, или, как их называл М. В. Ломоносов, «гипербореев», покинули Южный Урал и вторглись в Индию, уже тогда густо населенную темнокожими дравидами. «Началу возникновения каст, — пишет профессор Н. Р. Гусева, — положило четкое деление на арьев и не арьев»6… В законах Ману содержались строгие предписания о нежелательности и о невозможности вступления арьев в брак с не арьями».

Почему законы Ману предписывали разделение несовместимых, как считалось, обществ? Для чего арии внедряли касты? Европейцы считают — для сохранения своего генофонда. Но никакие законы, никакие касты, как видим, не остановили естественный процесс смешения этносов. Оно было только отсрочено. Правда, отсрочено на тысячи лет. В индийском обществе было создано более 2000 каст, размещенных в четырех варнах: в высшей варне брахманов — духовных вождей ариев; в варне кшатриев — ариев-воинов; в варне вайшью (напоминает русское «весь», т. е. все прочие. — Б. К.) и в варне рабов — шудра.

Индийские ученые, правда, протестуют против теории вторжения ариев, порабощения и апартеида туземцев. Это, — считают они, — выдумки расово-озабоченных европейцев. «Слияние понятия “арии” и “раса” — это европейское изобретение, неизвестное в индуистской традиции… все принцы считались ариями, независимо от того были они по расе ариями или дравидами»7.

Как видим, вопрос об ариях и до нацистов был крайне политизирован. Он до конца и ныне не выяснен, по сей день остается в центре полемики о будущем европейцев. Трудно иногда уяснить, с какой целью «арийские» дамбы сооружают на Западе? Классовые от волн нищеты, или расовые от волн расово чуждых, взаимно антипатичных иммигрантов от волн, набегающих с Юга. Одно несомненно: намечается путь к апартеиду. В Индии кастовая система отступает, но пока еще жива. Сотни этносов Индии объединяет, по слову Индиры Ганди, «цивилизационное единство».

* * *

Термин «раса» впервые появился в XVII веке в трудах французских этнологов. Аристотель не употреблял этого термина, но объяснял социальное неравенство породой людей, фундаментальными природными различиями между людьми. Едва ли персонаж У. Шекспира был знаком с трудами Аристотеля, но он будто повторяет доводы Аристотеля:

О да, людьми вас числят в общем списке,

Как гончих, мопсов, пуделей, овчарок,

Борзых и шавок — всех равно зовут

Собаками, хотя цена

Различно расписана и ленивым и проворным,

Дворовым и охотничьим, смотря

По свойствам их — дарам природы щедрой.

Поэтому название породы

К их родовому имени — собака

Мы прибавляем. То же — и с людьми8.

Дерзкую попытку описать мировую историю на основе борьбы рас предпринял современник теоретика борьбы классов К. Маркса (1818–1883) французский граф Артюр де Гоббино (1816–1882) — теоретик борьбы рас. Ученые того времени даже не считали его ученым. Для них он был любителем, романтиком, а то и просто чудаком. Между тем этот «чудак» оставил глубокий отпечаток, вплоть до наших дней, в мировоззрении многих поколений. Успех его идей — верное доказательство простой и глубокой мысли древнегреческого оратора Демосфена: люди верят, прежде всего, в то, во что хотят верить. А. Гоббино так именно и вещал: расы неравноценны, многие народы ущербны, неполноценны; европейцы являются высшей расой, намного во всех отношениях превосходят и желтую, и черную расы. В работе о «Неравенстве рас» А. Гоббино доказывал, что только высшая раса создает культуру, что нечистоплотное смешение рас ведет к хаосу. Белая раса арийцев и особенно ее нордическая ветвь, самая одаренная, единственно культурная, единственно творческая сила в истории. Именно она создавала все великие цивилизации.

У Гоббино, кстати, элитой ариев были не немцы, а французская аристократия — потомки франков — светловолосые голубоглазые покорители галлов-кельтов, тип людей, ныне не часто встречающийся среди современных французов. Ни Гоббино, ни его многочисленных последователей и поклонников не отрезвляет простой довод о величии и культурных достижениях древних цивилизаций Китая, Индии или Египта. Или то, что все великие монотеистические религии родились на Ближнем Востоке. Светлые религии являются величайшим творением человеческого гения. Греки времен Александра Македонского бросили военный вызов Востоку и получили духовный ответ Востока в виде христианства, ставшего основой европейской цивилизации.

Христианство подготовило строительные леса для будущего духовного единства человечества. Кремнист путь к нему, но оно неизбежно, если хотим выжить. Единство человечества независимо от расы и этнической принадлежности будет восприниматься нашими потомками как основа естественного миропорядка. Обо всем этом идет оживленная дискуссия.

Защитники превосходства белых людей возражают, защищая Гоббино, все высшие цивилизации древности были оплодотворены гением ариев — динлиней в Китае, ариев в Индии и Египте. Они пытаются доказать, что империи прошлого создавались только ариями, и когда их кровь разбавлялась волнами неевропейской иммиграции, падала мораль и империи гибли. Известный в мире историк С. Н. Паркинсон пишет: «Рим в итоге был населен левантийцами-египтянами, армянами и евреями, астрологами, колдунами, гадателями, бездельниками и жуликами». Другой ученый провел в доказательство тезиса Паркинсона осмотр 13 900 могил, сохранившихся со времен Древнего Рима. Изучив имена погребенных, он пришел к выводу, что в девяти из десяти могил, т. е. в 90 %, погребены пришельцы-иммигранты с семитических окраин империи, из стран Ближнего Востока. Вот это и объясняет вырождение римлян: арийцы-римляне, создавшие великий Рим, в погоне за дешевым трудом рабов беззаботно отнеслись к иноплеменной иммиграции. Ко времени Цезаря, в канун Христианства, римляне по крови стали подобны современным американцам.

В этих дискуссиях выявляются факты крайней жестокости идеализируемых римских завоевателей. Легионы Цезаря, среди которых было уже много варваров, сожгли 800 городов в покоренной Галии, превратили в рабов сотни тысяч галлов. Следовавшие за римскими легионами орды торговцев с Ближнего Востока за бесценок скупали рабов. Особенно ценились светловолосые голубоглазые молодые женщины, которыми пополнялись бордели Леванта. Такой эмоционально политизированный подбор исторических фактов влияет на людей и в Европе, и в Америке, настраивая их против пришельцев-иммигрантов, возрождая дремлющий расизм

Расовая чистота и евгеника

А. Гоббино считают не только основателем расиологии, но и евгеники, мифологем о расовой чистоте и своеобразной селекции среди людей. Он утверждал, что различия во внешнем виде людей обязательно должны сказываться на их умственных, нравственных и физических качествах. Последователь А. Гоббино Важе де Ляпуж развил идею мэтра, выдвинув в дополнение к голубым глазам и светлым волосам еще и «черепной показатель»: северяне — это высшая нордическая раса, они длинноголовые — долихоцефалы, а семиты и прочие народы — короткоголовые и коротконогие брохицефалы.

А. Гоббино настаивал, что способности и поведение людей определяют не воспитание, не образование, а биологическая наследственность, порода, кровь. Поэтому породу надо хранить, избегать случайных беспорядочных смешений. Его не смущали такие факты из жизни великих людей, как например то, что титан Возрождения, гений среди гениев, Леонардо да Винчи был незаконнорожденным сыном тосканской крестьянки — «беспородным бастардом». М. Ганди был из низшей касты. Он отмахивался от десятков таких примеров, называя их «счастливыми уродцами».

А. Гоббино воспевал чистоту крови. Она представлялась ему исторической химией». Романтично, талантливо он воспевал миф о чистоте крови. Да, народы смешивались, но преимущественно с близкими этносами, и потому «счастливо». Вливаясь в кровь какого-либо народа, другая кровь, — писал он, — будто химический реактив, добавляет жизненной стойкости, творческой активности, чести и прочих благородных дарований. А другая кровь приводит к ухудшению породы — к лености, социальной деградации, к наследственным болезням. Одна примесь крови добавляет идеализма, благородства, великодушия, другая примесь крови гнетет пороками, тяготением к вульгарным плотским удовольствиям, к похотливости, несдержанности, к излишествам. Есть и такие добавки крови, которые разъедают нацию изнутри как ржавчина, съедают ее духовные скрепы, подталкивают народы к предательству, к смутам и братоубийственным войнам. Высшие расы, по мысли А. Гоббино, только и творят историю, преобразуют империи в цивилизации, рождают мыслителей и вождей. Увлеченные идеями А. Гоббино, его последователи стали приводить смехотворные «доказательства». Посмотрите, — говорят они, — на всех изображениях Конфуция у него крепкая густая борода. Это не характерно для желтой расы. Или: во всех летописях записано, что у Чингисхана были яркие зеленые глаза и необычная для монголов густая борода. Ясно, — говорят последователи А. Гоббино, — их гений — следствие нордической крови ариев-динлиней.

Среди тех, кого захватили идеи А. Гоббино, находим много знаменитых, действительно талантливых ученых, таких русских ученых и гуманистов, как А. Грумм-Гржимайло и И. Сикорский — отец знаменитого русского конструктора вертолетов в Америке Игоря Сикорского. Трудно оставаться не очарованными их описаниями наших предков — северных бородачей, динлиней, людей «длинной воли», авантюристов, землепроходцев, добравшихся в Монголию, в Китай, в Тибет. Они описывают их, ссылаясь на китайские летописи: светловолосые мужчины атлетического сложения, с крутым и воинственным нравом, неукротимые воины, любители пиров и вина. Женщины, напротив, чрезвычайно утонченные, грациозные, строго соблюдающие целомудрие. Они были так свободолюбивы, что никто не мог и в те суровые времена принудить девушку выйти замуж за нелюбимого. В их среде строго соблюдались моногамия и узы брака. Они с презрением относились к многоженству, к половой распущенности и похотливости окружающих южных народов. К тому, чем южные народы, напротив, весьма гордились! Антрополог И. Сикорский, труды которого переиздал в Америке его сын Игорь, описывает к тому же северные народы как врожденных идеалистов «с идеальным направлением жизни». Они очень чистоплотны, изобретательны, любят и хорошо владеют техникой, заботятся о будущем детей и внуков, непоколебимо преданы своим по крови вождям. Черты характера, которые отмечал у русов и византийский историк Прокопий.

Память о дальних предках, гордость за них, за их деяния похвальны, но нельзя возноситься над предками других народов и рас. Предупреждал Иисус Христос: «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься». (Мтф. 11:23). Православный мудрец Н. Ф. Федоров призывал к братству, «к союзу сынов». «Неродственность — это и забвение отцов, и распри сынов… Отечественность, — учил он, — выше всего и это не патриотизм, который вместо любви к отцам сделал их предметом своей гордости, т. е. заменил любовь самолюбием9.

* * *

Идеи А. Гоббино захватили умы и сердца нескольких поколений европейцев. Расология расцветала пышным цветом и во Франции и, особенно, в Германии. Всю жизнь верил в ее постулаты Уинстон Черчилль. Его, аристократа, интересовала евгеника, рецепты сохранения чистоты крови, породы, ее повышения. «Улучшение породы британцев — цель моей жизни», — сообщал в 1899 г. в письме аристократке-кузине молодой политик сэр Уинстон.

В те годы так считали многие. Евгеника была узаконена во многих государствах: одним людям разрешалось плодиться и размножаться, другим нет. Для Черчилля, например, угрозу расовой чистоте составляли не только чужие расы, но и неполноценные соплеменники. Он был в числе авторов проекта закона 1913 г. о стерилизации неполноценных особей. Они подразделялись тогда на 4 категории: полные идиоты, полуидиоты (imbecil), слабоумные и моральные уроды. В парламенте он поддерживал планы доктора Н. С. Шарпа о стерилизации дегенератов. Черчилль в 1910 г. просил своих сотрудников изучить закон штата Индиана в США от 1907 г. о стерилизации. По этому закону в Индиане с 1907 по 1981 г. было стерилизовано 65 тысяч человек. В 1912 г. Черчилль требовал стерилизовать педофила, изнасиловавшего двенадцатилетнюю девочку. И в последние годы своей долгой жизни он настаивал, что «этих несчастных, раз уж они появились на свет, надо изолировать, создать им необходимые условия в согласии с законами христианства и науки, так, чтобы их болезни и беды умерли вместе с ними и не были бы переданы будущим поколениям... они ужасная угроза расе». Он считал, что рецидивисты никогда не должны покидать трудовых колоний. Из этого видно, что для Черчилля, как и для многих других политиков, рецидивисты — это наследственные преступники. Так считали и в Швеции, где было стерилизовано 62 тысячи граждан.

В Германии нацисты развернулись во всю: после их прихода к власти 30 января 1933 г. к июлю 1933 г. было стерилизовано 150 тыс. психически больных немцев, — включая детей. Озабоченные «расовой гигиеной», нацисты разработали программу Т-4 для уничтожения «лишних ртов», среди которых фигурировали евреи, гомосексуалисты, хронические алкоголики, психически больные и враги рейха. Когда десятки тысяч раненных и искалеченных на Восточном фронте немецких солдат наводнили Германию, и Гитлеру доложили, что не хватает мест в госпиталях, он отдал приказ своему хирургу К. Бранду освободить места — «ликвидировать неизлечимых психически больных». По этому приказу были депортированы и уничтожены 231 800 «расово заразных» цыган.

Можно привести много других фактов, свидетельствующих о том, что вплоть до 40-х годов XX века люди в Европе и Америке весьма настороженно относились к чуждым расам. Порой их сознание было однозначно расовым. В работе китайского автора «Конец белой Америки» упоминается судебный процесс, состоявшийся в 20-х годах в США. Индиец Бхагат Синг-Зинд через суд пытался натурализоваться, доказывал, что в его жилах течет кровь ариев. Суд изучил новейшие данные антропологии, согласился расширить понятие «кавказская раса»10 и включить в него индийцев, потому что у них тоже «отмечаются следы крови ариев». Однако, установив это, суд отказался признать индийца белым «так как в понимании простых людей он цветной»11. Вот таким было общественное сознание еще 90 лет тому назад. Но наступали другие времена, другие взгляды. Б. Имада, написавший работу «Расовая война — будущее Америки?», пишет: «Я думаю, что белые люди ныне ощущают себя как бы в осаде. Нет, ныне стало не хорошо (it is not OK) быть белым».

Расовые нюрнбергские и римские законы

Нюрнбергские законы нацистов в 1935 г. делали расизм респектабельным и перспективным. Государство фюрера педантично устанавливало, кого считать арийцем. Ариец не должен был иметь в близком родстве евреев и прочих семитов. Чтобы быть принятым в SS, претендент обязан был доказать, что все его предки с 1800 г. были чистыми арийцами. Не удовлетворившись идеями А. Гоббино и Д. Чемберлена о превосходстве белой расы, нацисты создали иерархию внутри самой белой расы, выдвигая на вершину пирамиды каких-то особо одаренных северных арийцев, отличавшихся «нордическим характером». Нацистский расовый теоретик и пропагандист евгеники Г. Гюнтер написал работу «Расовые элементы в европейской истории», выделив среди европейцев пять расовых групп: нордическую, средиземноморскую, динарскую, альпийскую и восточно-балтийскую.

Расовая озабоченность охватила и итальянских фашистов. Прямо-таки по пословице — куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Никак у Муссолини не получалось стать холодным нордиком, пристроиться к арийцам Гитлера, которому он однажды неполиткорректно все-таки сказал: «вы, немцы были и остались варварами». В те годы и фюрер, и дуче мнили себя подобием древних римлян. То же безуспешно пытаются изображать многие американские политики и деятели культуры. Следуя примеру нацистской Германии, фашисты Италии издали в июле 1938 г. «Расовый манифест», в котором они заявили, что итальянцы должны открыто стремиться укреплять свое расовое сознание: «Итальянская расовая политика по природе должна быть итальянской и следовать арийской нордической модели… В пункте 8 манифеста фашисты писали: «Необходимо проводить ясное отличие средиземноморских народов Европы от восточных и африканских народов». Пункт 9 утверждал, что «евреи по крови не являются итальянцами».

Отмечу, что в 30–40-е годы такие влиятельные геополитики, как К. Хаусхофер, упорно не принимали средиземноморские народы Италии, Испании, Португалии, весь юг Европы ни в семью «нордических народов», ни в предлагаемые конструкции рейха. Они настаивали также на том, что надо учитывать и большую разницу между северными и южными французами. В школах нацистской Германии детей воспитывали убежденными расистами. В школьных библиотеках обязательно присутствовал памфлет, излагавший расовую теорию. Предусматривалось 11 лекций, памфлет открывало такое пафосное изречение Гитлера: «Я обращаюсь к вам как пророк:… кровь и расовое учение национал-социализма изменят наше понимание и прошлого, и будущего человечества»12.

Расовые мифы, особенно расовая одержимость Гитлера, стали одной из причин быстрого краха «тысячелетнего рейха». Не помогли и расовые законы, принятые в Румынии, Венгрии, Словакии, Хорватии, Болгарии, поднимавшие их народы в нацистской расовой пирамиде и запрещавшие брак с «цветными особами».

В Третьем рейхе процветали расовые исследования — Rassenforschung, нацеленные на то, чтобы доказать, не больше не меньше, что вся история человечества была борьбой созидателей-арийцев с разрушителями-неарийцами: все великое в мире создано арийцами. Нацистских теоретиков не смущало, что их идеи опровергаются, прежде всего, великой немецкой философией. Фихте, один из «отцов германской нации», писал, что у каждого народа есть свой гений, свой народный дух — Volkgeist, который выражается в его культуре.

Расовая зашоренность постоянно заводила нацистов в тупик.

Выведение расы господ и охота на славянских детей

После принятия нюрнбергских расовых законов нацисты начали масштабные работы по выведению «людей высшей расы, сверхлюдей, расы господ, расы повелителей». Этими работами руководил лично рейхсфюрер SS Генрих Гиммлер. Он, как и многие руководители SS, был одержим идеей сохранения остатков расы людей «чистой нордической крови». Тщательно отбирались молодые мужчины и женщины, которые соответствовали нацистским представлениям о высшей нордической расе — крепкие, голубоглазые, светловолосые. Их детей помещали в особняки, которые были конфискованы у евреев (Lebensbornhauser) и содержались на конфискованные деньги. Первый такой расовый питомник был открыт в 1935 г. под Мюнхеном (Steinhoring). Всего их было более десяти, в том числе в Шантийи под Парижем для детей немецких офицеров и француженок, а также в романтичном Венском лесу.

О масштабах программы можно судить по тому, что только в питомнике под Мюнхеном было рождено 2000 таких «сверхнордических» детей. Когда они подрастали, их отдавали на воспитание в «стопроцентные нацистские некатолические семьи» для «германизации». Обращаю внимание: только в «некатолические нацистские семьи». Нацисты больше доверяли протестантам. Католики были для них слишком мягки, смиренны, милосердны. В их среде не могли вырасти сверхчеловеки, ницшианские «белокурые бестии».

К вопросу об отношении современных националистов к христианству, к церкви мы вернемся позже. Это отношение должно нас, православных христиан — настораживать; недопустимо сотрудничество с теми, кто склонен к расизму и поддерживает человеконенавистнические расовые законы.

После оккупации Польши, Беларуси и западных областей России нацистские теоретики и практики выведения расы господ обратили внимание, что среди славянок особенно велика доля красивых женщин, что их дети, больше чем где-либо в Германии, бывшей веками проходным двором, вполне соответствуют их образцам нордической породы. Доложили об этом Гиммлеру, и он дал всем рейхскомиссарам восточных земель сверхсекретное распоряжение13 отбирать таких породистых нордических детей и «германизировать» их. Началась охота на славянских детей. Она была поставлена на широкую ногу. Кражей детей и насильственным их разлучением с матерями занимались особые подразделения SS и женские отряды SA (NSV), известные как «коричневые сестры». В Польше, начиная с 1940 г., таким образом забрали более 200 тыс. детей, в Беларуси и в России по 50 тысяч. Даже среди малочисленного народа русинов, веками изолированно жившего в Карпатах, в тогдашней Венгрии у матерей-славянок отняли 50 тыс. мальчиков и девочек. Подходили к матери прямо на улице, забирали ребенка, вся «вина» которого была лишь в том, что он уродился крепким, голубоглазым, русым. Судьба этих сотен тысяч детей и их несчастных родителей неизвестна. Дети были «германизированы». Возможно, мы встречаем их сейчас на улицах немецких городов.

Расовый идеолог рейха Альфред Розенберг, выросший среди русских, иногда объяснял собеседникам, что фюрер объявил славян неполноценной расой для оправдания захвата их богатых земель. Расисты, занятые выведением «расы господ», явно не считали славян неполноценными и потому масштабно использовали в своих экспериментах славянских детей. Этим, видимо, и объясняется сверхсекретность распоряжения Гиммлера о захватах славянских детей. Судьба посмеялась над расистами, над их главарем юдофобом Гиммлером: немецкая пресса несколько лет тому назад сообщила, что внучка Гиммлера вышла замуж за еврея.

Неонацисты и националисты в современном немецком обществе

Покинул ли дух расизма земли Германии и души немцев? В основном да, денацификация проводилась тщательно, со знанием дела. Однако, встречаясь с молодыми немцами или читая их откровения в Интернете, убеждаешься, что расовое сознание до конца не искоренено. Члены и симпатизирующие непотопляемой Национально-демократической партии Германии и влившегося в нее Немецкого народного союза (Deutsche volkunion) пересматривают официальную историю и учат юношество: «наши деды в Третьем рейхе не были преступниками». Но они во всей Европе были оккупантами и многие совершали преступления. Слов нет, не все немцы тогда были гестаповцами, эсесовцами, чудовищами вроде Эльзы Кох или доктора Менгеле. Вспоминаю рассказ моей славной помощницы Денис Фелендлер, с которой мы в ЮНЕСКО сотрудничали в течение 20 лет. Денис было 19 лет, когда ее, как еврейку, арестовали. Когда огромную толпу евреев вталкивали в вагоны для отправки в концлагеря, солдат вермахта, улучив момент, шепнув ей: «Беги», столкнул ее с железнодорожной насыпи. Она выжила и всю жизнь вспоминала этого немца. Вспоминаю и рассказы родных и соседей о том, как их во время оккупации в 1942–1943 гг. немецкие солдаты-оккупанты защищали от грабежей разнузданных румынских вояк. Старые крымчане расскажут вам, как оккупанты-немцы порой защищали их от головорезов из крымских татар, еще недавно бывших добрыми соседями. Верно было сказано: гитлеры приходят и уходят, а народ немецкий остается, хотя и впал он в великий грех нацизма.

И все-таки нацисты в Германии остаются и продолжают свое дело. Как пишет основательный исследователь Рихард Штесс, «неофашисты и крайне правые искусно маскируются, принимая различные образы. Насколько они изменили свой образ, настолько же они остались верны своим идеологическим принципам»14. Они прочно вросли в ткань немецкого общества. СМИ приуменьшают их влияние, не хотят их замечать. Выборы в бундестаг и, особенно, в ландтаги земель и общин показывают, что вообще влияние правых группировок постоянно растет. Они очень активны, быстро реагируют на проблемы, волнующие простых людей, предлагая решать их «только с национальной точки зрения» (Social geht nur national).

Очень популярно среди немцев требование некоторых националистов «выслать» иностранных рабочих, турок и прочих мусульман.

Впрочем, националистические камерадшафты, брудершафты, штифтунги и прочие общества и фонды главным врагом немцев считают не турок, а мировой олигархический капитализм, «финансовый капитал, контролируемый еврейскими банкирами». Он паразитирует на немцах, на немецких предпринимателях», занятых не в взбесившейся сфере финансов, а в реальной экономике. Немецкие правые ненавидят и презирают Америку, потому что там давно господствуют еврейские банки. Среди них распространена ностальгическая фантазия будто «немецкий рейх не погиб и немцы живут на территории ZORG, оккупированной сионистами (zionistisch occupiertes Reichsgebiet)»15.

В этом вопросе у националистов-популистов нет согласия с неонацистами, как в России их называют, с «нациками». Многие из них активно выступают против антисемитских эксцессов. Но все едины в осуждении ковровых бомбардировок, которые велись англо-американской авиацией в 1944–1945 гг. и уничтожали в основном мирное население. Ежегодно 13 февраля в годовщину сожжения прекрасного города Дрездена — германской Флоренции — по всей Германии проходят демонстрации протеста, часто под правыми лозунгами — «долой ложь об Освенциме — даешь правду о ритуальном убийстве 350 000 мирных людей, о бомбовом холокосте» и т. д. Надо отдать должное антифашистам Германии: они ведут упорную борьбу с расизмом, организуют, в частности, выставки, разоблачающие неофашистов. Они уверяли меня, что картина разобщенности неофашистов обманчива. На деле они взаимодействуют, у них сетевой принцип организации и они умеют четко разделять обязанности. В наши дни они сосредоточились на борьбе с «идеологией холокоста», с «ложью Освенцима». Используя Интернет, они собрали 8,5 миллионов голосов «симпатизантов». Столько же голосов не пропустил Google, запрещающий «пропаганду ненависти». Это показатель настроений в немецком обществе. Это объясняет также, почему власти вяло борются с нацизмом. Вместе с тем попытки переписать заново историю гитлеровского рейха не находят поддержки у многих европейских националистических, в том числе немецких, групп. Многие националистические партии Европы, в первую очередь Национальный фронт Франции, не желают иметь ничего общего с неофашистами и расистами.

Итак, приходим к выводу, что правый фланг немецкого политического спектра многолик, закрыт и крайне противоречив. С ним до прояснения обстановки не может быть и речи о каком-либо сотрудничестве в строительстве Большой Европы. Без Германии, однако, ее невозможно созидать. К строительству Большой Европы в Германии наибольший интерес проявляют деловые круги, корпорации и предпринимательские союзы. С ними и надо продолжать вести переговоры. Кроме того, крайне важно анализировать события скрытых финансовых баталий, которые ведут лондонское Сити и Уолл-стрит против евро, против возвышения Германии. Обе правящие партии Германии, и ХДС/ХСС и СДПГ, в своих истоках не были приверженцами атлантизма, свободного рынка и прочих либеральных установок. Они выступали за регулируемую рыночную экономику, за укрепление ее реального сектора и германского государства. Есть признаки, что растет их отчужденность от бюрократии Евросоюза. Если евро победит, то эти партии начнут создавать свою независимую валютную зону и Соединенные штаты Европы, которые не будут либерально-демократическими.

Германский национализм исторически особенно интенсивен, надменен, порой перерастает в шовинизм. Скептики, как известно, саркастически повторяют, что науки бывают естественные и противоестественные. Философия и история для них заведомо неточные науки. Однако бывают у историков точные, просто провидческие прозрения будущего. Примером может служить оценка, данная «сумрачному германскому гению» Арнольдом Тойнби. После войны, когда Германия, расчлененная на оккупационные зоны, лежала в руинах, он писал, что «объединение Западной Европы неизбежно под господством Германии»... В наши дни, когда Евросоюз трещит по всем швам, поражаешься, каким точным оказалось предвидение этого выдающегося ученого. «Немцы, — писал он, — неизбежно натянут поводья и пришпорят Европу. Это фатум Германии»16.

* * *

Как преодолеть этот фатум, эту надменность силы? Только силой духа, только могучей идеей, общим делом человечества, таким грандиозным проектом, как созидание единого цивилизационного пространства от Лиссабона до Владивостока. Но проект не может, да и не должен осуществиться, если в Большой Европе возобладают шовинизм, расизм, вражда к соседям. Опасность с этой стороны не устранена.

О чем говорят, например, вот такие письма-откровения в Интернете: «Сэр, извините, в нашу организацию мы не принимаем средиземноморцев. Приходите, когда изменится форма вашего черепа… В нашей расе уже предостаточно “разнообразия”, нам больше нет нужды “обогащаться” за счет других рас. Пять европейских рас различаются размерами черепа, телосложением и чертами ума. И я не могу припомнить, чтобы кто-либо из членов моей этнической группы заключил брак даже с белым, даже с такими же блондинками, если не были соблюдены прочие характеристики нордической расы».

Распространены огульные характеристики, например, американского народа. Широко известный автор американец О’Мира (O’Meara) пишет: «Американцы — это в основном рационалисты, люди без корней, стандартные homoeconomicus; они никогда не заботятся посмотреть в будущее, потому что никогда не оглядываются в прошлое. Нет у них ни прошлого, ни памяти, ни смысла. Еще отцы-основатели Америки отреклись от своей матери (Европы — прим. Б. К.), звали ее то египтянкой, то вавилонянкой и создавали свою идентичность “лучших”, “ избранных”, “света наций”, следуя примеру кочевников пустыни из Ветхого Завета». Примеру тех, кому чужды могучие леса наших северных стран, кто завидует нашим голубым лазам и светловолосым девушкам, кто подавлен величием и красотой сводов наших готических “кафедральных соборов”». И в этом же тексте О’Мира обвиняет христианство в том, что «оно обезоруживает нас» и зовет европейцев вернуться к древним арийским богам, к «гордым ритуалам воинов». Но об этом позже.

Или такие «максимы»: «Только высшие расы творят высшую культуру… Люди остаются творцами до тех пор, пока они сохраняют свою расовую наследственность». Удивительно, что и «болотные» либералы тоже объявляют себя «креативным», единственно творческим классом. Не позаимствовали ли они это понятие-фантом у европейских расистов? Этот самозваный «креативный класс» на деле есть ничто иное, как люмпен-интеллигенция, презирающая трудовой русский народ, считающая его быдлом. Она также крайне опасна для созидания Большой Европы. Вашингтон мобилизует «свою агентуру в Европе, — пишут публицисты А. Нагорный и Н. Коньков, — чтобы сбросить тяжесть финансового кризиса на Евросоюз и Германию». В России их «агентура призвана сохранить монетаристскую модель олигархического капитализма сырьевой ориентации даже в “квази СССР”»17. Точно! Это суть «болотных» волнений!

Движение «Превосходство черной расы» (BlackSupremacy)

Общественность сравнительно хорошо осведомлена о белом расизме, особенно о его прошлых преступлениях. Об ответном черном расизме, проповедующем «превосходство черной расы» (Black Supremacy), сравнительно мало кому известно. И не потому, что движение малочисленно и невлиятельно, а потому что власти не хотят накалять и без того взрывоопасную обстановку. Между тем, идеологи превосходства черной расы сеют свои плевелы среди многомилионной малообразованной молодежи, жаждущей самоутвердиться в этом чужом, враждебном им мире, где господствуют белые. Их наставники — откровенные сеятели ненависти. Известный ненавистник белых, а также непревзойденный антисемит Фаррахан (Farrahan), возглавивший в США «марш миллиона мусульманских мужчин», называет свою партию «Нацией Ислама», «партией черных националистов». Англичане еще в 1986 г. запретили ему въезд в Великобританию, после того как Фаррахан заявил, что белые люди это и есть дьяволы.

Некий Д. Йорк (Dwight York) основал движение «Нация мавров»18. Его сторонники доказывают молодежи, что на деле черная раса, будучи самой древней, является самой даровитой, она превосходит во всех отношениях все прочие расы. В доказательство ссылаются на то, что по африканскому календарю 22 июня 2013 г. наступит 6249 год, не то что 2013 год у белых «выродков, лишенных сердца и души». Белая кожа у них из-за лепры, из-за прокаженности! Бог их наказал! Их предки вступали в половые отношения с шакалами и собаками. Бог наказал их, этих исчадий ада, сделав их физически слабыми, с самыми незначительными детородными членами. Белые женщины поэтому так охотно завязывают половые связи с темнокожими мужчинами, они хотят, чтобы их потомство стало полноценным.

В Америке существует также расистское религиозное движение «Нация Яхве», располагающее огромными финансовыми средствами. Оно объединяет черных израильтян. Центральный храм их находится в Майями, Флорида, имеются их храмы еще в 22 штатах. Сторонники этого братства проповедуют, что только черные евреи являются «подлинными евреями», а белые евреи — это «отродье сатаны». Их проповедники настаивают, что каждый их сторонник должен совершить ритуальное убийство белого и в подтверждение принести в храм палец, нос или ухо убитого. В США состоялся суд над футболистом Робертом Розьером. Он сознался, что по настоянию тайного братства совершил семь ритуальных убийств белых людей.

Пытаясь самоутвердиться, сторонники превосходства черной расы распространяют «доказательства» о «прошлой славе их темнокожих предков», которая, якобы, очевидна в древнеегипетских зарисовках: там все интеллектуалы-изобретатели, жрецы, вожди, фараоны изображены темнокожими, а белые были у них рабами, наемными воинами черных владык. Первое, что приходит в голову, это бездоказательная чушь, которую легко опровергнуть. Многие смеются, говорят, что это околесица, настолько глупые, грубые, пустые выдумки, что их и опровергать не стоит. Так ли?! Вспомним мудрость, высказанную Демосфеном: люди легко верят в то, во что им хочется верить. В свое расовое превосходство поверил даже высокообразованный, но оскорбленный Версальским договором немецкий народ. В свое превосходство еще легче поверят сотни миллионов обездоленных темнокожих людей. Движения, партии, братства, исповедующие превосходство черной расы, существуют не только в США. Они затаились и в Европе. Во главе крупного африканского государства Зимбабве уже 32 года стоит президент Мугабе, тиран, которого многие в мире считают эталоном черного расиста. Он довел свою страну и ее народ до полного банкротства, в отличие от расово терпимой Замбии.

Надо бить в набат, чтобы не допустить истребительных расовых войн. Опыт многих тысячелетий подтверждает мудрость древнеримской максимы: хочешь мира — готовься к войне. Ибо нападают на слабых, разрозненных, на безвольных, таких как русские, оставленные на произвол судьбы в ближнем зарубежье ельцинским режимом. Быть готовым дать отпор, а не вести запоздалые колониальные войны, то в Афганистане, то в Ираке, то в Ливии и т. д. Вести бездарно, бесперспективно, жестоко, проливая кровь не только вооруженного противника, но и беззащитных мирных мусульман. Такие войны с бомбежками с высоты 6 километров озлобляют людей, наполняют их сердца жаждой мести.

Преследование христиан

Властные элиты в Европе ведут, хотя и вяло, борьбу с исламофобией. Однако редко услышишь слово в защиту христиан. В своих странах правители исподволь, шаг за шагом искореняют христианство. Во Франции, например, Национальный фронт выступает против вновь избранного президента-социалиста Ф. Олланда в частности и потому, что он намерен пересмотреть «архаичную светскость» французской конституции. Она, якобы, все еще недостаточно отделяет церковь от государства. Он намерен усилить закон 1905 г. Социалисты — сторонники антиклерикальной инициативы президента разъясняют, что «государство все еще оставляет слишком много привилегий христианам, особенно католикам, что надо все религии уравнять (надо полагать, в бесправии), всем отказать в поддержке. А пока надо больше финансировать строительство мечетей.

Теснят христианство в лоне христианской цивилизации, и тем более никакого внимания к судьбам христиан в Азии и в Африке. Между тем судьба 200 миллионов христиан, которые живут или граничат с миром ислама, как выше описывалось, трагична. И дело не только в том, что не соблюдается уложение калифа Омара о судьбе людей Писания (аль Китаб) — евреев, христиан, зароострийцев и прочих, называемых «димми» (в переводе с арабского это значит то ли союзники, то ли защищаемые, а по сути — жизнь за деньги)19. Христиан и прочих инославных подданных не только унижают и угнетают, но уничтожают, как в Судане, без какого-либо суда и следствия, просто потому, что они остались верными религии предков.

Racism in a Neoliberal Age, by Alana Lentia and Gavan Titley.

2 См. google search for «Heart disease drug combats racism», а также «Sylvia Terbeck in: The Telegraph».

3 См. в газетах: KM.ru, 6 февраля 2012 г. и Figaro, 12 Mai 2011.

4 Газета «Завтра», 24 марта 2010 г.

5 Там же.

6 Гусева Н. Р. Арии и древнеарийские традиции. М., 2010. С. 81–85.

7 The Aryan Invasion / Theory in Indian Politics.

8 Шекспир У. Леди Макбет. Перевод Ю. Корнеева. http://lib.rus.ec/b/50201/read

9 Федоров Н. Ф. Философия общего дела. Т. 1. Верный, 1906; Т. 2. М., 1913. Вопрос о братстве или родстве, о причинах небратского, неродственного, т. е. не мирного состояния мира и о средствах к восстановлению родства. С. 43–44.

10 Термин «кавказская раса» (caucasian race) антропологи связывают с фактом, что Кавказ был месторазвитием ариев, но они 5–6 тыс. лет назад ушли в Переднюю Азию. См. подробнее: В. С. Леднев. Венеды. Славяне. Русь. М., 2010.

11 The End of White America, by Hua Hsu. In: The Atlantic Magazin, Jan/Feb. 2009.

12 Der Reichfuehrer SS / SS Hauptamt, Rassenpolitik, Berlin, 1943.

13 См. подробнее www. «More Lesser Known Facts of WW II» (Больше о малоизвестных фактах Второй мировой войны).

14 См. Richard Stoess/ Neofachismus in Deutschland heute. Eine kurze Einfuehrung. In: www. Neofaschisten, Ausstellung.wr-bcba.

15 Ibdidem.

16 Тойнби А. Дж. Цивилизации перед судом истории. Ст. «Будущее сообщество». Москва, 1995. С. 91.

17 Газета «Завтра», 9 ноября 2011 г.

18 www. См. «The United Nuwaabian Nation of Moors».

19 Распространенный термин «диммитюд» (dhimmitude) является неологизмом, пущенным в научный оборот израильской исследовательницей Бат Йеф (Bat Ye’or).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва