Казанцев В. И. (Московская обл., г. Реутов)

«Высокая душа...»

* * *

Текуче-мягких бликов пятна,
Вода, разлив реки, весна.
Безбрежный мир. И непонятно,
Где вышина, где — глубина.

Весна трубит свою победу —
И я по белым облакам,
По облакам я белым еду,
Навстречу светлым еду дням!

* * *

За уснувшим прудом, в отдаленье,
Где по ветру легли камыши,
Одинокое слышится пенье,
Голос чьей-то далекой души.

 

 

Как сквозь пламя, пройдя через воздух
И представ отгоревшим, без мук,
Долетает лишь отзвук, лишь отзвук,
Что и тоньше и чище, чем звук...

* * *

Упало дерево в траву.
Я подошел к его вершине.
Устало приподняв главу,
Оно еще витало в сини.

Листва еще не пала ниц,
А все еще была в паренье.
Несмятая — как оперенье
У только что убитых птиц.

Она еще свежо дышала.
Жила. Высокая душа
У самых ног моих лежала,
Доступностью своей страша.

* * *

Дождь пролетел — и снова жарко,
И мягко-ласковой волной
Над гладью ржи, блеснувшей ярко,
Заколыхался дух парной.

Белеет из-под темной корки
Несмоченная пыль. И стриж
Как бы с крутой воздушной горки
Скользит. Что ж ты, душа, молчишь?

Или, почти что неживая,
В беспамятстве глухом своем
Ты спишь, как в детстве мир впивая,
Чтобы откликнуться — потом?

* * *

Если на душе вдруг станет худо
И немилым будет белый свет,
Посмотри вдруг на себя оттуда —
Из далеких, строгих, детских лет.

Если ж взгляд с надеждой ожиданья
Не подарит утешенья свет,
Посмотри с тоской воспоминанья
Из грядущих, дальних, светлых лет.

* * *

Не внемля строгому запрету,
Боясь в пути нарушить срок,
В земле, во тьме, на ощупь к свету
Идет, идет, идет росток.

Дорогой тесной, незнакомой,
Сквозь сеть истлевшего листа,
Чрез слой запаханной соломы,
Из-под тяжелого пласта.

Пробьет заслон последний — выйдет
Туда, где путь ветрам открыт.
И в стылой, ранней мгле увидит,
Что свет — внутри его горит.

* * *

За туманными, давними днями,
Как за дальней, исходной чертой,
Окружен был лесными полями,
Как разлившейся, полой водой.

Гладко-ровных полей неоглядность
Зазывала в далекую даль.
И почти незаметно сквозь радость
Тонкой тенью светила печаль.

И дорогою торной и ровной,
И неровной, по кочкам и пням,
Я проехал Россией огромной —
По лесам, по горам, по долам.

И меня опахнуло безбрежье
Ветром знойным, сырым холодком —
И поля я увидел все те же,
Что и в детстве я видел своем.

И приснился вдруг сердцу знакомый
Свист в пшенице. И шум в камыше.
И приснился вдруг отсвет соломы.
...А сильней, а сильнее в душе

Всколыхнулась вдруг тайная радость,
Что звала в непонятную даль.
...А сильней всколыхнулась, чем радость,
Где-то в глубях бездонных — печаль.

* * *

Глубина и прозрачность в природе.
Успокоился лес, не шумит.
В опустевшем лесу на колоде
Человек пригорюнясь сидит.

Но кручина его — не кручинна,
А легка и добра. И светла.
И летуча. Она беспричинна.
Неизвестно откуда пришла.

Шелест, свет в ней и дальняя сойка.
И блестящая, тонкая нить.
И печали в ней ровно настолько,
Чтобы счастью — законченным быть.

* * *

Размытый, темный мох древесный.
Беззвучных мошек хлопотня.
...Безмерный, вечный мир разверстый
Глядит, приблизившись, в меня.

Сгорающий от нетерпенья,
Он молча, жадно ждет в ответ
Восторженного подтвержденья,
Чем жив свои мильярды лет.

Глядит в меня темно, сурово —
Как будто весь без моего
Никем не слышимого слова
Бессмыслен вечный путь его.

 

Вы здесь: Главная Поэзия «Высокая душа...»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва