Чупров О. А. (Санкт-Петербург)

«Родины нет другой, Мысли о ней чисты»

* * *

Путь к Благодати не напрасен...
И Светлой Пасхою храним,
Я в храм иду...
                    А он — прекрасен,
И ясен небосвод над ним!
Но в сердце боль
                        ударит глухо,
И щеки вдруг окрасит стыд,
Когда на паперти старуха
Ребенком
              брошенным
                                стоит...

 

 

 

 

ПУШКИНСКОЕ НЕБО

                           Вл. Кострову
Опять напомнила душа,
Что живы не единым хлебом...
Медвяным воздухом дыша,
Взлетаю
В Пушкинское небо!

Прошли над Соротью века,
И песня иволги все тише...
Но рядом — радуги строка
Сверкнула,
Как Посланье свыше!

Не канет в Лету
Дивный свет,
Струящийся от неба к полю.
И Богом избранный Поэт
Дарует нам покой и волю!

Вскипает золотом заря,
И под державным омофором,
Всевышнего благодаря,
Сплотимся
Пушкинским дозором!

России путь необъясним,
Неведомо куда несется...
Она воскреснет —
Только с ним,
Святой поэзией спасется!

Нет крепче этих кровных уз,
В победу веры не теряю...
В Михайловском,
Под сенью Муз,
Вслед за поэтом повторяю:
«Друзья, прекрасен наш союз!»

ЖАВОРОНОК

Ветер детства
Взъерошил мне волосы...
С первой ноты певца узнаю.
На серебряной ниточке голоса
Крепко держит он душу мою!

В звонком горлышке
Звука нет лишнего,
И оркестры ему ни к чему...
Как бесценную милость Всевышнего,
Песню жаворонка приму!

Не под силу орлу или соколу —
Так внезапно, на радость другим,
Взмыть в зенит,
Чтоб простору высокому
Исполнять удивительный гимн!

И душа оживает усталая
И вбирает в себя небосвод...
Не в Кремлевском дворце —
Птаха малая
На ладони у Бога поет!

* * *

В печке трещат дрова,
В печке поет огонь.
Слышу его слова:
«Родины нет другой!»
Родины нет иной,
Мысли о ней чисты.
Кто же всему виной,
Что потерялся ты?
Ветер, как из пращи,
В окна наотмашь бьет!
За морем не ищи
То, что в тебе живет.
Тусклый свет декабря
Канул давно во тьму...
Печку топлю не зря —
Стало теплей в дому!
Значит, не вышел весь,
Не оборвалась нить.
Значит, еще я — есть!
Рано меня хоронить...
Снова шепчет огонь:
«Рад, что вернулся ты...»
Родины нет другой,
Мысли о ней чисты.

ПОДУШКА

И вдруг войдет,
Присядет рядом,
Посмотрит долгим, странным взглядом.
И, зябко кутаясь в платок,
Не сгорбленная, не седая,
Еще такая молодая,
Мне молча скажет: «Спи, сынок...»

К ее руке прижмусь щекою,
А сердцем — к вечному покою,
Который там, среди берез...
И засыпаю я послушно,
И просыпаюсь...
А подушка —
Вся мокрая от чьих-то слез.

* * *

Ничего он у Бога не просит,
Деловой,
             пробивной и крутой!
На груди,
               как на выставке, носит
Крест массивный, литой, золотой!
Но однажды, сквозь сон полупьяный,
Вдруг припомнит,
                          всего лишь на миг,
Что у матери —
                          крест деревянный
От дождя и от ветра поник...

* * *

На предназначенной орбите
Выдерживай любой удар!
И на судьбу
Не будь в обиде —
Все принимай, как Божий дар.
Ведь если ты рожден поэтом,
Твое призвание во мгле —
Достать до неба, но при этом
Стоять надежно на земле.
Не мельтешить, не суетиться,
С достоинством
Свой крест нести!
И, наконец, с природой слиться,
Покой желанный обрести...

ДУША

В эту ночь, у судьбы на краю,
Я бессмертную душу свою
Попросил, чтоб со мной посидела...
И увидел, что вся поседела!

А такою была молодой —
Как заря над весенней водой!
Вот сижу в тишине и немею,
И в глаза заглянуть ей не смею.

Лишь под утро поведать успел:
Песню главную так и не спел.
Неприкаянно как-то, нескладно
Доживаю свой век... Ну и ладно!

Объясни, что случилось со мной?
Но душа повернулась спиной.
То ли плачет, а то ли смеется...
Что еще ей теперь остается! 

* * *

Листва редеет золотая,
И все грустней
Осенний сад...
Жар-птица счастья,
                          улетая,
Отводит виновато взгляд.
Пустынно на моей дороге,
Лишь тень мелькнула в вышине.
Все чаще думаю о Боге.
А он, наверно, обо мне...
В прозрачной дымке
                             облетает
Моя последняя листва...
Но, облетая,
                  обретает
Исповедальные права!
В заветном слове отразится,
Аукнет в чьей-нибудь груди.
И все-таки прошу:
                          «Жар-птица, —
Не покидай!
       Чуть погоди...»
Лист календарный отрываю —
Очередной —
В ночной тиши,
И осторожно открываю
Окно
В осенний сад души...

 

 

Вы здесь: Главная Поэзия «Родины нет другой, Мысли о ней чисты»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва