Сергеева И. А. (Санкт-Петербург)

Вслушиваюсь в звездное пророчество

ЛЮБЛЮ

Люблю я все старое:
старый наш сад,
и старый наш дом,
и деда портрет...
Люблю я и новое:
новый свой плат,
и день за окном,
и ночь в Новый год...
И «Новый Завет»!

 

* * *

Я не знала: спать, не спать,
то ли поздно, то ли рано.
Маме руки целовать,
чтоб она не умирала?
Ей лекарства принимать...
Мне — молиться о рассвете...
У кого такая мать,
тот счастливей всех на свете.

 

ПАМЯТИ ШЕСТИДЕСЯТЫХ

                       Татьяне Александровой
У Аларчина моста
жизнь у нас была проста,
но не гасла.
Жили с мамой. Без креста,
без причастья, без поста...
Хлеб без масла...

Ныне все уже не то —
не одно, а два пальто...
Ходим в храмы.
Живы Праздником, постом —
с Божьей Матерью, с Христом!
Но без мамы...

 

* * *

Береза под окном растет,
ее скворцы облюбовали.
В заветный день — который год —
садились, пели и играли.
Плодами в яблочный канун
с ветвей срывались то и дело...
Как будто арфа в сотню струн,
береза плакала и пела.

 

* * *

Люблю погоду сыроватую,
сады в цвету и не в цвету,
когда туман ложится ватою
на эту сторону, на ту
Полюстровского парка грустного...
И ничего, что солнца нет, —
в душе — свет
            «цвета» петербургского
и новой церкви ближний свет.

 

* * *

Дорожу ночами одинокими,
все с годами больше дорожу,
не дрожу
            над жизненными сроками,
но людей дрожащих не сужу.
 
Вслушиваюсь в звездное
                        пророчество,
вглядываюсь: разве там темно?
О, мое ночное одиночество,
вечности раскрытое окно!

 

* * *

Остановилась у порога —
взглянуть в лицо младого дня.
Дорожники вели дорогу,
казалось, прямо на меня.
 
Приподнимали берег топкий,
возили гравий да песок.
А я по тропке шла, по тропке,
где вовсе не было дорог.
 
И не желала тщетной славы,
но оглянулась: что же там?..
Там шли лихие самосвалы,
казалось, по моим следам.

 

* * *

Эти свечи, угодные Богу,
не чадят и сгорают дотла.
Берегу их и жгу понемногу,
славлю руку, что мне их дала.
Слава Богу, мой слог не заумен,
я в молитвах прибавлю огня...
Как там братия, авва игумен?
Помолитесь и вы за меня!

 

* * *

Что в комнате?
Два стула. Стол. Кровать.
Что на столе?
Хлеб, соль. Перо, бумага.
Все тяжелее зиму зимовать,
без болей целый час —
и то нам благо.
Но золотом сияет Божья Мать.
«Владычице и Мати!..»
Пост, молитва...
Что в келлии?
Два стула. Стол. Кровать.
Перо, бумага...
За Россию битва.

 

 

 

 

 

Вы здесь: Главная Поэзия Вслушиваюсь в звездное пророчество


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва