Священник Евгений Морозов — клирик Зачатьевского женского монастыря г. Москвы; референт Канцелярии Московской Патриархии

Вера и богатство

Возможно, это кого-то удивит, но в Библии ничего не говорится об экономическом равенстве. В Священном Писании сказано о равенстве полов, равных возможностях осуществлять свою трудовую деятельность, о равных правах для всех вне зависимости от национальности и социального положения исповедовать веру во Христа, Который говорит, что «жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12:15). Библия также не устанавливает нормы и пределы богатства. Кого можно считать богатым: того, кто имеет лошадь и земельные участки, как это было в Средневековье, или самолет и особняк на Манхэттене? Во все времена этот вопрос решался по-разному в зависимости от степеней сравнения и социального уровня проживания людей.

Не существует критериев для определения 100-процентного богатства или удручающей нищеты. Богатство, как и человеческая алчность, бездонно. Перед любым одержимым наживой всегда будет маячить очередное желание, без которого все имеющееся богатство — будет ли оно копеечным или многомиллиардным — так и останется неполным, а алчность — неудовлетворенной. «Мучительно богатство без довольства, И хуже во сто раз, чем нищета» — резюмирует Уильям Шекспир в пьесе «Отелло».

Сама постановка данной проблема вызывает определенные сложности. Как сделать так, чтобы в XXI, XXII и XXIII веке от Рождества Христова люди богатые и не очень не забывали о своей ответственности пред обществом за свои бизнес-решения, которые в той или иной степени оказывают влияние на экономические процессы своей страны, своего города или даже всего мира.

Церковь не является третейским судьей, выискивающим и осуждающим все противоправные действия, в частности, экономические преступления, но само присутствие Церкви в жизни общества через провозглашение нравственных христианских норм обличает подобные преступления, которые в христианской терминологии именуются грехом. При этом Церковь в идеале своем не выделяет богатых людей и не отдает им большего предпочтения, чем бедным, также как и бедные в Церкви не должны превозноситься над богатыми. Блаженный Феодорит Кирский в своем слове «О том, что богатство и бедность полезны для этой жизни» пишет: «Можно найти, что изобилующие богатством и живущие в нищете имеют попечение о добродетели, и в здравии песнословят Благодетеля, и в болезни пребывают терпеливы, и рабы отличаются целомудрием и справедливостью; и опять другие, живя в нищете, любят порок и не только крадут, но даже отваживаются на грабление мертвых и на святотатство, и имея богатство, делают его орудием неправды, в здравии предаются гордости и кичливости, в болезни изрыгают хульные речи. А из этого можно дознать, что богатство и нищета, рабство и господство, и подобное этому от употребления их тем, кто имеет в них часть, делаются то похвальными, то достойными порицания».

Церковь — это место встречи для молитвы, и в этом едином молитвенном обществе действительно присутствует равенство, когда плечом к плечу олигарх может молиться с прихожанами среднего достатка или малоимущими. Но, не вдаваясь в теорию вероятности и сравнения, можно определенно сказать, что перед Церковью стоит наиважнейшая проблема: как в современное время богатого, равно как и бедного, научить жить по-христиански, уважать и заботиться друг о друге; какие нужно произвести действия, после которых «волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их» (Ис. 11:6).

Кто решится отрицать, что экономические проблемы в мире отчасти возникли от того, что некоторые христиане, коих в мире более 2 миллиардов, разучились жить по-христиански или вовсе не хотят этого делать, создав себе культ золотого тельца и роскоши. Действительно, богатство может быть предметом веры, предметом поклонения. Существует некая убежденность в том, что деньги, а не Бог правят миром; в том, что богатые счастливы, а бедные жалки и несчастны. Но главное — богатство дает иррациональное чувство уверенности в жизни: богатому может казаться, что он может все или должен сделать все для преумножения своего достатка.

Вспоминается общение с риэлтором по недвижимости, некогда студентом семинарии. Он обманул пожилую женщину, оставил ее без квартиры и доказывал, что честного бизнеса в нашем мире быть не может. Стоит только пожалеть, что его незаконченное духовное образование нивелировалось, не найдя своего отражения в реальной жизни. Приведу другой пример из нашей современности. Когда-то весьма обеспеченный отец учил свою малолетнюю дочку: «Твоя тетя плохая, потому что она бедная. Ей нечего тебе дать. Ее не благословил Бог». На что ребенок ответил: «Я знаю, что она бедная, но я все равно люблю ее». Не всегда все средства хороши ради достижения цели. Действительно, великое искусство — умение жить по средствам.

Все эти единичные безнравственные события, как и другие серьезные экономические нарушения, финансовые махинации и семейное воспитание привели к явлению, которое мы сейчас называем словом кризис, возникающий в самых разных местах нашей планеты и по всевозможным причинам с завидной периодичностью. «Известно, что одно из значений греческого слова “кризис” означает суд. Следовательно, с христианской точки зрения произошедшие экономические трудности можно понимать как суд над всей нашей общественной жизнью. И все же Бог дает нам шанс, чтобы мы извлекли уроки из своих ошибок и исправили наши дела» — говорит Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

В свете вышесказанного стоит вспомнить жизненный подвиг преподобного Иосифа Волоцкого — святого огромной силы духа, большого мужества, крепкой веры, несгибаемой воли. Он жил в непростое время — в XV — нач. XVI века. Это была эпоха образования единого Русского государства, возвышение Православной Церкви и укрепления роли России в Европе. Преподобный Иосиф Волоцкий видел в Церкви замечательный инструмент передачи народных богатств от богатых бедным. Как сказали бы сегодня, он видел в Церкви инструмент перераспределения материальных благ и полагал, что именно Церковь может нелицеприятно заниматься благотворительной помощью из поступающих пожертвований.

Некоторые богатые прихожане Российской империи просили настоятелей позволить им хранить свои сбережения в подвалах церквей. Как правило, единственными каменными строениями в Москве и других городах были храмы или монастыри, и именно они могли спасать денежные ассигнации от пожаров, так часто возникавших, например, в той же деревянной Москве.

Вместе с тем некоторые русские святые были весьма обеспеченными людьми своего времени. Так, преподобный Евстафий Киево-Печерский в миру был золотых дел мастер и очень состоятельным человеком. В одно время он собрал все свое богатство и отдал в монастырь, но в какой-то момент соблазнился мыслью, что его деньгами неправильно распоряжаются и тратят не по делу. За это святой Евстафий впоследствии поддался искушению — сильно пострадал, но потом раскаялся и понял, что если вверил свою судьбу Богу, то необходимо оставить свое плотское мудрование.

Праведный Василий Павлово-Посадский был совладельцем знаменитой платочной фабрики, тратил прибыль на помощь бедным, строил школы и богадельни, занимался миссионерской деятельностью. Преподобный Серафим Вырицкий до принятия монашеского пострига был владельцем крупной фабрики по заготовке и продаже пушнины. Значительная часть его товара поставлялась за границу — в Германию, Австро-Венгрию, Англию, Францию и другие страны.

До революции 1917 года многие русские промышленники и предприниматели, будучи людьми религиозными и воспитанными в вере и благочестии, ставили духовные цели превыше земных устремлений, были активными жертвователями и благотворителями, финансировали различные социальные проекты — больницы, дома призрения, сиротские приюты и т. п. Свой опыт русские бизнесмены передавали заграничным предпринимателям. Например, Генри Форд — один из основателей автомобильной промышленности в США, учился у русских купцов.

В настоящее время Русская Православная Церковь также в меру своих сил продолжает коррелировать соотношение между бизнесом и нравственностью. Так, в 2004 году по инициативе Русской Православной Церкви Всемирный Русский Народный Собор принял «Свод нравственных правил и принципов хозяйствования», который был поддержан всеми традиционными религиями России.

В 2009 году при Святейшем Патриархе Московском и всея Руси был создан экспертный совет «Экономика и этика», задачей которого является нравственное осмысление экономических процессов в российском обществе и на международной арене, поиск эффективных путей решения проблем отечественной экономики с опорой на базовые духовные ценности Православия. Существует также «Клуб православных предпринимателей» и «Российский клуб православных меценатов».

В данном вопросе усилия Церкви направлены на то, чтобы напомнить слова апостола Павла, который говорит, что «желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу. Ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1 Тим. 6:9–10).

Денежные средства не сопоставимы с доведенными до абсурда желаниями человека, которые, как известно из курса экономической теории, абсолютно безграничны. Из газетных сообщений несколько лет назад можно было узнать о том, как в припадке безумия и отчаяния, отринув страх Божий, некоторые из некогда успешных менеджеров выбрасывались из окон небоскребов своих лопнувших мега-корпораций. С точки зрения христианской этики, это вполне закономерный результат жадности, лжи и гордыни, которая, неправедно возводя человека на пьедестал экономической успешности, низводит его душу в ад. Но эти примеры никого не учат и не останавливают.

Задача Церкви — словом и делом, проповедью и молитвой поддержать людей в трудные времена, вселить в их сердца надежду и веру в спасительный Промысл Божий о каждом человеке, призвать людей, в том числе из мира бизнеса, не оставаться равнодушными к нуждам и скорбям многих своих соотечественников. Можно долго говорить о несовершенстве экономических механизмов, давать в очередной раз рецепты спасения финансовой системы. Но нужно помнить, что микро- и макроэкономика — это всего лишь инструмент в руках человека, и сам человек является местом борьбы добра и зла, центром принятия решений — правильных или ошибочных.

Глубинная причина кроется не в материальной сфере, но в сердцах людей, в их мировоззрении и фундаментальных жизненных ориентирах. Если эта аксиома будет принята современным миром в лице политиков, экономистов, бизнесменов, то тогда возможно реальное, а не призрачное улучшение мировой экономической системы. Но для достижения этого необходимо потратить еще очень много времени, а также духовных и интеллектуальных сил.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва