Куликовская–Романова О.Н. (Канада)

Русское национальное образование:взгляд из-за океана

Выступление на XIV Всемирном Русском Народном Соборе. Москва. Храм Христа Спасителя. 25 мая 2010 года

Ольга Николаевна Куликовская-Романова (урожденная Пупынина, 20.09.1926, Валево, Югославия) — супруга Тихона Николаевича Куликовского-Романова. Отец: Николай Николаевич Пупынин — потомственный дворянин Тамбовской губернии, боевой казачий офицер Императорской и Белой армий, участник знаменитого Ледяного похода. Мать: Нина Конрадовна Коперницкая — художник, скульптор, образование получила в Варшаве и Мюнхене. С 1920 г. семья находилась в эмиграции: сначала в Югославии, после Второй мировой войны — в Венесуэле.

Закончила Мариинский Донской институт благородных девиц (филиал Смольного), эвакуированный из Новочеркасска во время Гражданской войны в г. Белая Церковь, Югославия. В годы Второй мировой войны была интернирована в Германию (Штутгарт), где работала на фабрике и пережила варварские бомбардировки мирного населения английской и американской авиацией. Впоследствии переехала в Южную Америку, получила медицинское, коммерческое, архитектурное образование, владеет семью языками. Перебравшись в Канаду, работала переводчиком в государственных учреждениях. В 1991 году вместе со своим супругом Тихоном Николаевичем организовала благотворительный Фонд «Программа помощи России» имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, своей свекрови. С этого момента Ольга Николаевна постоянно бывает в России, чтобы лично участвовать в оказании помощи конкретным больницам, приютам, организациям, отдельным людям. После смерти мужа в 1993 году возглавила деятельность Фонда, который за десять лет своего существования направил в Россию медицинского оборудования и предметов первой необходимости на сумму в несколько миллионов долларов. В 1998–1999 гг. Фонд провел две крупные гуманитарные акции уже непосредственно в России по оказанию помощи монашествующим и мирянам на островах Валаам и Соловки. Многолетние труды сотрудников Фонда и его председателя на ниве благотворительности и милосердия отмечены Патриаршей грамотой Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Начиная с 1995 г. Фонд взял на себя дополнительную миссию по проведению культурно-просветительской и архивной программы. В ее рамках 29 ноября 2001 г. в резиденции российского посла в Вашингтоне открылась выставка художественных работ Великой Княгини Ольги Александровны, приуроченная к 10-летию Фонда и 120-летию со дня рождения. Затем выставка экспонировалась в Москве (2002 г.), Екатеринбурге (2004 г.), Санкт-Петербурге и Москве в залах Российской Академии Художеств (июль-август 2005 г.), Балашихе (Московская обл., декабрь 2005 — январь 2006 г.) и везде получила только восторженные отзывы благодарных посетителей.

Четкую и однозначную позицию занимала Ольга Николаевна в вопросах о прославлении Царственных Мучеников в России и о так называемых «екатеринбургских останках», которые государственная комиссия идентифицировала как принадлежащие семье последнего русского Императора Николая II, после чего останки безвестных мучеников торжественно были перезахоронены в Екатерининском приделе Петропавловского собора в Санкт-Петербурге под видом царских. На основании многочисленных независимых научных и богословских изысканий, в том числе и проведенных по ее личной просьбе, Ольга Николаевна категорически отвергла выводы государственной комиссии. Она ни разу, после появления там «екатеринбургских останков», не посетила Екатерининский придел, хотя регулярно бывает в Петропавловском соборе во время визитов в Санкт-Петербург, чтобы почтить память Августейшего Деда своего супруга — Императора-Миротворца Александра III.

Свое мнение Ольга Николаевна неоднократно высказывала Святейшему Патриарху Алексию и Священноначалию Русской Православной Церкви, которая, не признавая подлинность «екатеринбургских останков», причислила Государя Николая II, Государыню Александру, Цесаревича Алексия, Великих Княжон Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию к лику святых на Архиерейском соборе в августе 2000 года.

Ольга Николаевна — почетный академик Российской Академии Художеств (2005), автор множества публикаций в зарубежной и российской прессе, а также нескольких книг, вышедших в России, — «Чудо на Русской Голгофе» (Владивосток, 1994), «Неравный поединок» (М., 1995), «Ее Императорское Высочество Великая Княгиня Ольга Александровна (1882–1960). Жизненный путь» (М., 1997), «Под благодатным покровом» (М., 2000), «Царского рода» (М., 2004; 2-е изд.: СПб., 2004), «Живая душа. Встречи с Владыкой Иоанном (Снычевым) (СПб., 2005). Член Союза писателей России. За те годы, что Ольга Николаевна регулярно посещает Россию, ее успели узнать и полюбить в сотнях уголках нашей родины тысячи и тысячи русских людей, начиная со Святейшего Патриарха и кончая простым богомольцем.

 

Ваше Святейшество!

Ваше Высоко и — Преосвященства! Всечестные отцы! Дамы и господа!

Уважаемые участники и гости Всемирного Русского Народного Собора!

 

Наш представительный форум поставил в повестку дня своей работы вопрос о воспитании и образовании гражданина будущей России. Таким образом, подчеркивается, что это — наш общий крест. Долг всех русских, живущих и в Отечестве, и за рубежом. Глобализация делает границы прозрачными. Но смешения религий и народов не происходит. Что Господь разделил, то человеку по своеволию не соединить. Да и что общего между светом и тьмой?! Затаив дыхание, весь мир ждет, чем закончится борьба за «нового нового русского». Ведь широка натура нашего народа. Амплитуда характера колеблется от пушкинского Ленского с его «плодами немецкой учености и вольнолюбивыми мечтами» до блоковского скифа «с раскосыми и жадными очами». Кого выберет себе в вожди «племя младое, незнакомое»? Святых и подвижников, строителей и защитников Руси или «грядущего вселенского хама». Исход этой гигантской битвы за будущее России — «сердце мира», как называют ее геополитики, зависит от того, что завоюет сердца и умы молодого поколения россиян.

Мой богатый жизненный опыт позволяет сравнивать русскую и зарубежную образовательные модели. А также делать выводы и прогнозы о ходе реформирования духовной и светской систем российского образования. Позвольте хотя бы кратко поделиться моими соображениями с вами, уважаемые соборяне.

После своей глубоко верующей семьи первые уроки воспитания и образования я получила в сербской гимназии. Там, в гимназии, мы изучали не только обязательные предметы по программе, но и язык, культуру, историю братской страны, давшей приют нашим родителям и нам. Затем я училась и закончила Мариинский Донской институт благородных девиц — южный филиал знаменитого Смольного института. Его вывезли вместе с преподавательским составом и всем имуществом из Новочеркасска в Сербию. Беженцы из России унесли с собой в рассеяние богатый педагогический опыт «царской школы». В институте мы жили на полном пансионе и ходили в единой форменной одежде. Помимо сложившейся еще на родине учебной программы в институте преподавался сербский язык и культура. Это было требованием министерства образования Сербии и хорошей для нас адаптацией к местным условиям. Но главным предметом, что особенно хочу подчеркнуть, и в русских, и в сербских учебных заведениях был для нас Закон Божий. Можно сказать, что весь день, шаг за шагом шел от молитвы до молитвы: подъем, институтский храм, общая трапеза, начало и окончание занятий, отход ко сну сопровождались молитвой. И первым предметом в моем аттестате, который я храню до сих пор, стоит Закон Божий. Именно так была выстроена иерархия ценностей в системе воспитания и обучения Царской России. По мере сил ее сохранили русские беженцы в европейских странах вплоть до Второй мировой войны. Такой подход позволял готовить настоящих русских людей из гимназистов, кадет, институток, многие из которых родились за границей и никогда не видели России. Нам присущи были и остаются такие человеческие качества, как глубокая вера в Бога, взаимовыручка, самодисциплина и благородство, источник которого один благой Господь (ср. Мтф. 19:17, Мр. 10:18, Лк. 18:19).

В эмиграции русская школа всегда теснейшим образом связана с храмом. Помню, во время войны у нас даже в лагере для перемещенных лиц оборудовали один из бараков под храм, а рядом открыли школу.

Светская же ветвь русской народной школы, которая в Империи находилась в исключительном ведении Министерства Народного Просвещения, после падения Самодержавия перестала существовать на родине и со временем затухла в странах беженского рассеяния. Дети и внуки русских беженцев и эмигрантов пошли в общеобразовательные школы и высшие учебные заведения стран проживания. И чтобы окончательно не потерять национальную и вероисповедную идентичность, посещали воскресно-приходские школы при православных или инославных церквях. Мои дочь и внучка обучались как в закрытых христианских школах, так и в государственных. Могу абсолютно точно заявить: западная светская государственная школа переживает глубочайший кризис. Из нее ушли молитва, уважение к старшим и друг к другу, дисциплина. Поэтому о состоянии, например, канадской муниципальной школы можно примерно судить по сериалу «Школа» на первом общероссийском канале. То, о чем только мечтает для российского школьника режиссер Гай Германика, давно уже происходит с канадскими парнями и девушками. Зачем нам брать их за образец?! Чтобы окончательно развратить и погубить русскую молодежь?!

Прав был мудрейший Константин Петрович Победоносцев. Проведя реформу церковно-приходской школы, он по Верховной воле изъял дело народного образования из ведения чиновников Министерства Народного Просвещения. Обер-прокурор Святейшего Синода писал в 1895 году в Журнале Училищного Совета: «Нам нечего увлекаться тем, что на Западе, в просвещенных странах Европы, школа изъята из-под живого и непосредственного заведывания духовенством и что школьное обучение стало там вполне светским и обязательным. Плоды этого просвещения не настолько хороши, чтобы им можно было завидовать. На съездах немецких учителей и в серьезной педагогической литературе слышатся жалобы на нравственное “одичание” немецкого народа, среди которого быстро распространяется безверие и крайние социалистические и анархические учения. Республиканские школы Франции, из коих изгнано преподавание Закона Божия и вынесены иконы — плохой образец для нас. А между тем Германия и Франция стоят во главе европейского просвещения и по их следам идут все прочие государства, не исключая православных греков, румын, сербов и болгар, погибающих нравственно и материально под игом подражательного парламентаризма и либерального европейского просвещения». Анализ ситуации, данный К. П. Победоносцевым в конце XIX века, вполне актуален и для нашего времени.

Совсем иное положение на Западе, да и насколько я могу судить и Российской Федерации, с частными закрытыми школами, пансионами, колледжами с вероисповедными и национальными компонентами. Оно вполне подходит под характеристику, данную прозорливым К. П. Победоносцевым для российских условий конца позапрошлого века. Он утверждал со знанием дела: «Если иноверное население России: лютеране, католики, евреи и магометане достигают известных успехов в грамотности и культурном развитии, то этим они обязаны своему духовенству, которое, руководя начальным обучением, бдительно следит за религиозным воспитанием детей, с юных лет внедряет в души их горячую, фанатическую любовь и преданность своей религии и своим храмам».

В Торонто, например, где проживает моя семья, существует масса частных католических, иудейских, индуистских и других подобных школ. Ученики ходят на занятия в форме и в некоторых случаях придерживаются своих национальных традиций. Маленькие сикхи даже носят в школу небольшие традиционные кинжалы, совсем как российские кавказцы. Что уже стало предметом конфликтов и разбирательств. В еврейских школах различных толков обучение девочек и мальчиков ведется раздельно, что лично я всегда приветствовала и хотела, чтобы к нему вернулись и в России, хотя бы в виде эксперимента. Правда, в еврейских школах у учеников берут анализ крови. Если группа крови совпадает, то таким мальчикам и девочкам не рекомендуют даже дружить. Таким образом, заботятся о здоровье потомства. В Православной Церкви, как известно, запрещены родственные браки до третьей степени родства.

Хотя чиновники-атеисты в России и заграницей и пытаются загнать русскую школу в маргинальное гетто, путь самоизоляции для нас неприемлем. Подавляющее большинство граждан Российской Федерации считают себя русскими православными людьми. Сотни тысяч русских людей живут на всех континентах земли. Даже над Арктикой и Антарктикой вознеся русский православный крест. Хотя чиновники и изъяли пункты о национальности и вероисповедании из документов и анкет переписи населения, не будем унывать. Восстановление канонического общения двух ветвей единой Матери-Церкви и введение предмета Основы православной культуры в российских школах и высших учебных заведениях прорвало кольцо вражеской блокады вокруг дела образования и воспитания молодого русского человека. Как только под давлением международных юридических норм произойдет имплементация (т. е. внедрение) Болонского процесса в систему нашего духовного образования и чиновничество признает богословие равноправной сестрой светской академической науке, процесс реформирования русской национальной школы, от начальной до духовных академий, примет законченный вид и необратимый характер. Именно такая реформированная система воспитания и обучения даст нового молодого русского человека. Его с нетерпением ждут все народы земли: друзья — с надеждой, враги — со страхом. Он пойдет навстречу миру, по слову замечательного миссионера, отца Иоанна Восторгова с Крестом и Евангелием. На русскую молодежь вся надежда, что мiр (как вселенная) и мир (как покой) будет спасен и сохранен!

Благодарю за внимание.

2010 год

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Точка зрения Русское национальное образование:взгляд из-за океана


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва