Пархимович В. А.

Загадки Аляски

30 марта 1867 года Россия продала Аляску Америке за 7 200 000 долларов, или менее чем за 5 центов за гектар. Территория Российской империи уменьшилась на чуть более полутора миллионов квадратных километров. Тридцать лет спустя на Клондайке было найдено золото, а запасы открытых в ХХ веке месторождений нефти и газа оцениваются в 150–180 млрд долларов.

3 января 1959 года Аляска стала 49-м штатом Соединенных Штатов Америки, хотя проданы эти земли Россией Америке были еще в 1867 году. Аляска — самый большой по территории штат, включает одноименный полуостров, Алеутские острова, узкую полосу тихоокеанского берега вместе с островами Александровского архипелага и континентальную часть. Площадь Аляски составляет 1 717 854 км². Население 731 449 человек (2012). Столица штата — город Джуно.

Официальная версия повествует о том, что Аляска была продана по поручению Императора и самодержца российского Александра II бароном Э. А. Стеклем, который получил за нее от Министерства финансов Северо-Американских Соединенных Штатов чек (или чеки) на общую сумму в 7,2 миллиона долларов. Однако эти деньги до России не дошли. И были ли они вообще? Другие полагают, что ее продала еще Екатерина II. Есть версия, что Аляска не была продана, а была сдана в аренду на срок 90 лет. И срок аренды Аляски истек в 1957 году, а по истечении срока аренды Н. С. Хрущев фактически подарил эти земли США. И только после этого, в 1959 году, Аляска стала 49-м штатом США. В 1977 году между Правительствами СССР и США состоялся обмен нотами, подтверждавшими, что предусмотренная договором 1867 года западная граница уступленных территорий, проходящая в Северном Ледовитом океане, Чукотском и Беринговом морях, используется для разграничения районов юрисдикции СССР и США в области рыболовства в этих морских районах. (Хотя в 1867 году не могло быть речи о разграничении районов рыболовства.)

Ряд историков утверждают, что договор о передаче Аляски Соединенным Штатам не подписывался ни Российской империей, ни СССР, а полуостров безвозмездно заимствован у России. Так или иначе, история Аляски и сегодня овеяна ореолом тайн.

В 1988 и 1989 годах я побывал на Аляске. Получив приглашение от Ассоциации авиаторов посетить Аляску, мы начали комплектовать группу и оформлять документы. Фонд социальных инноваций помог в получении виз. В нашем представлении Аляска — это километры снега, льда и белая пустыня. Мы знали, что русскоговорящее коренное население Аляски, в основном, проживает на побережье, из поколения в поколение передает культуру Древней Руси, поет русские песни. Хотелось увидеть все это своими глазами, увидеть и услышать коренных жителей.

В моем представлении Аляска — не место для шуток, но поездка привлекала своей особенной атмосферой. Приняли решение лететь северным маршрутом на самолете Tу-154М. Штурманский отдел Ульяновского центра гражданской авиации стран — членов СЭВ разработал маршрут, был отобран летный экипаж, бортпроводников выбрали из числа наиболее подготовленных курсантов Ленинградского училища гражданской авиации. Общий сбор организовали в аэропорту Шереметьево. Погода благоприятствовала. Без приключений, с промежуточными посадками на дозаправку, долетели до Анкориджа, главного города штата. В аэропорту нас встретили доброжелательно. Прошли паспортный контроль, распределились для проживания в семьи. В состав делегации, руководителем которой я был, вошли общественные деятели, ученые, студенты, представители Русской Православной Церкви.

В октябре 1989 года мы повторно с более широким кругом участников прилетели на Аляску. Особо следует отметить подписание соглашения о сотрудничестве с Университетом (The University of Alaska Anchorage). Соглашение предоставляло двум сторонам возможности: студентам учиться, а преподавателям стажироваться в Анкоридже и Киеве. Это был один из первых обменов между университетом Аляски и учебными заведениями гражданской авиации СССР.

Со своей стороны мы предоставили американской стороне возможность ознакомиться с нашей системой подготовки летных и технических специалистов в Киеве, Кировограде, Ульяновске, Риге и Москве. В 1990 году приняли группу студентов и преподавателей. С развалом СССР обмен прекратился.

Вопрос продажи или сдачи в аренду Аляски будоражил нас как в первый прилет, так и в последующие. Хотелось разобраться, принадлежала ли Аляска России и как в действительности произошла реализация Аляски, что стало причиной этой, внешне невыгодной для России, сделки. И заключалась ли она вообще?

В. М. Песков трижды побывал на Аляске. С переводчиком он перечитал много статей и книг, чтобы узнать, что написано о покупке Аляски в стране-покупателе. Свою точку зрения изложил в брошюре «Сестра Аляска» и книге «Аляска больше, чем вы думаете».

Обстоятельно о русско-американских отношениях в XIX веке и о продаже Аляски написано в книге Н. Н. Болховитинова «Русско-американские отношения и продажа Аляски, 1834–1867». Книга рассказывает о том, как развивались отношения между Россией и Соединенными Штатами в середине XIX века и что определило судьбу русских владений в Северной Америке. В ней содержится попытка дать ответы на вопросы: кто, как и когда принял решение о продаже Аляски, как происходило заключение договора 1867 года и каково было действительное отношение к нему в России и Америке. Этой книгой завершается цикл многолетних исследований русско-американских отношений XVIII–XIX веков, проводимых Н. Н. Болховитиновым, получивших международное признание и переводившихся в США.

Архимандрит ИННОКЕНТИЙ (в миру Просвирнин Анатолий Иванович), также находившийся в составе нашей делегации, посетил места проживания русских на побережье Аляски, передал иконы для православной церкви.

Об открытии американских земель русскими свидетельствует письмо Джерома Мюнцера от 14 июля 1493 года португальскому королю Хуану II [Tractado da Spera do mundo tiraroa de latim em lingoage portugues Combua carta que huum grate doutor Alemam mandou a el Rey de Portugall dom Joam ho Segundo]. В нем он пишет, что «германцы, итальянцы, рутены и аполлоновы скифы, те, что живут под суровою звездою Арктического полюса, восхваляют Великого Князя Московского за то, что несколько лет тому под суровою этою звездою был открыт большой остров Гренландия (Grulanda), тянущийся по берегу на триста лег, на котором находится огромное поселение людей под властью названного Князя»1.

Речь идет о побережье Америки. Итак, мы имеем свидетельства об открытии Америки русскими мореплавателями задолго до плаваний Колумба. Русские купцы и промышленники осваивали не только восточное побережье Америки, но и западное. В 1937 году на берегу Кенайского залива археологи обнаружили следы древнего поселения. По типу построенных изб, предметов домашней утвари было определено, что здесь жили русские. Домам уже более чем 300 или 500 лет.

В пользу теории об открытии и колонизации русскими Америки еще в XV веке говорит и заселение выходцами из России устья Индигирки на Северо-Востоке Сибири.

П. Б. Шкурко в статье «Первые русские в Аляске», ссылаясь на найденные в Библиотеке Конгресса САСШ (Северо-Американские Соединенные Штаты, так тогда назывались США) документы и книгу архимандрита Тимона «Под Щитом Веры», пишет, что «из архивных документов видно: первые поселенцы Америку называли «Восточной Русью», предполагая, что место их поселения является просто продолжением Сибири2.

Русский мореплаватель Михаил Спиридонович Гвоздев достиг берегов Аляски в 1732 году, показав, что Америка входит в зону интересов России. Яков Линденау, участник многих экспедиций по северо-востоку Сибири, оставил потомкам «Описание о Чукоцкой земле» (1742). Он писал: «...И они, чукчи, от своих жилищ на ту землю ходят байдарами и с той земли привозят посуду деревянную, подобную русской. И по разглагольствованию тех чукч имеется чрез русских людей известие доподлинно так, что якобы купецким людям двенадцатью кочами минувших лет за семьдесят или более (т. е. до 1672 года). Колымскому среднему зимовью, где прежде ярмонга бывала, для торгу пошедших и от сильных морских погод друг от друга разошедшихся, иные в Камчатку проплыли, а иные к тому острову, который Большой Землею называется, пристали и тамо жительствующими народами совокупившиеся, у них поженились и расплодились...»3.

Незадолго до смерти Петр I написал инструкцию для экспедиции под руководством Витуса Ионассена Беринга, повелел построить на Камчатке суда и отправиться на север искать, где Азия «сошлась с Америкой». Открыв северо-восточный проход, можно было смело начинать водить караваны судов из Северного Ледовитого океана в Индию. В. Беринг выполнил наказ Петра и в 1728 году прошел разделяющим материки проливом.

В 1732 году подштурман Иван Федоров и геодезист Михаил Гвоздев с командой бота «Святой Гавриил» первыми из европейцев достигли берегов Аляски, определили координаты и нанесли на карту 300 километров побережья, описали берега и проливы. К сожалению, о результатах той экспедиции власти узнали только в 1743 году, уже после того, как весть об открытой земле принес вернувшийся на Камчатку Алексей Чириков, а Витус Беринг умер от цинги на одиноком острове Авача, что в 185 километрах от Камчатки, так и оставшись навсегда между Америкой и Азией.

В 1741 году Витус Беринг и его бессменный помощник Алексей Чириков дошли до «матерой земли» и исследовали берега Аляски. Привезенное А. Чириковым известие о том, что Алеутские острова и северо-запад Америки изобилуют песцами, котиками и морскими выдрами — каланами, предрешило дальнейшую судьбу этих земель. На неустойчивых, хрупких суденышках (шитиках), которые за неимением гвоздей «сшивали» ремнями и китовым усом, устремились промысловики, а за ними и купцы к «незнаемым землям». Такие путешествия в те времена требовали немалого мужества и самоотверженности, ведь от Камчатки до Аляски тогда «ранее, чем в год, не доходили». Главной вехой на этом пути стали Алеутские острова, растянувшиеся между материками на 2000 километров почти непрерывной дугой.

Причем первые русские поселенцы, прибывшие в Америку, с удивлением узнали от алеутов и индейцев, что у них, оказывается, были предшественники — высокие белые бородатые люди, приплывшие с Запада. Они носят тканые одежды, говорят на своем языке, знают письмо, поклоняются иконам и живут в деревянной крепости в нескольких неделях пути на восток. Все сходилось к тому, что это были пропавшие ушкуйники. Ушкуйниками называли вольных новгородских речных бродяг, дружины которых на ладьях с парусами и веслами (ушкуях) то ходили торговать далеко на север, то промышляли грабежом купеческих судов и жгли «бусурманские остроги» по Волге, то собирали ясак с сибирских народов. В конце XVI века они бежали от гнева Царя Ивана Грозного в Сибирь: по рекам и озерам, через волоки и перевалы. Пять их ладей пристали к берегу, а шестая пропала без вести. Тогда и решили, что разбило последний ушкуй именно об американский берег, а те, кто с него спаслись, и основали «на берегу некой богатой рыбной реки» русский острожек. В 1763 году инструкция Сената, составленная Ф. И. Саймоновым, поручала осмотреть острова Диомида Н. Шалаурову и установить места возможных поселений российских подданных, которые будут вести торговлю с аборигенами Аляски. В том же году казак Иван Дауркин, со слов эскимосов с Диомидовых островов, нанес на карте Русской Америки русскую крепость на берегу Юкона.

В 1779-м сотник Иван Кобелев высадился со своими подчиненными на островах Диомида и провел опрос островитян о промыслах и жителях Америки. Главный тойон острова Игеллин Кайгуня Момахунин поведал ему, что на Юконе, в «острожке, называемом Кымговей, жительство имеют российские люди». Сотник уговаривал тойона отвести его на американский берег, тойон и его народ отказали ему. Однако тойон дал согласие передать письмо Кобелева. Из письма видно: И. Кобелев почему-то решил, что на Юконе живут потомки мореходов, пропавших при Дежневе. Он не мог представить того, что русскими казаками Америка была освоена задолго до проникновения туда царской администрации Романовых. (В 1948 году найден в архивах оригинал донесения Кобелева о переписке с русскими поселенцами из селения Кымговей4.)

Григорий Иванович Шелихов в 1783–1786 годах возглавил экспедицию в Русскую Америку. Тогда и были основаны первые русские крепости в Северной Америке. В 1784 году в Трехсвятительской гавани на острове Кадьяк было заложено первое в Новом Свете русское поселение, основанное рыльским купцом Г. И. Шелиховым — человеком, сыгравшим большую роль в освоении Русской Америки. Г. И. Шелехов распространяет Православие среди туземцев-конягов. Основывает сельскохозяйственную колонию «Слава России». Включает жителей Аляски в число российских подданных. Одновременно с Г. И. Шелиховым Аляску осваивает купец Павел Лебедев-Ласточкин. Российская территория ширилась на юг и восток. А в 1798 году объединившись с купцами Голиковыми и Мыльниковым, Шелихов стал во главе создания Российско-Американской компании (РАК), получившей от Императора Павла I монополию на торгово-промысловую деятельность в северо-западной Америке и на управление этими землями. С 1801 года акционерами компании стали Александр I, Великие князья и другие видные государственные деятели.

С получением «высочайшего покровительства» деятельность компании приобрела новый размах, ее доходы и территория стали быстро расти и шириться. Этому немало способствовал преемник Шелихова каргопольский купец Александр Андреевич Баранов, ставший первым губернатором Русской Америки (1799–1818). Русская Америка перестала быть колонией России, а стала частью Русского государства. При нем продолжилось самое активное заселение и освоение русскими Аляски. К тому времени морских бобров уже почти не стало на островах, где раньше велся их промысел. Поэтому А. А. Баранов одну за другой стал посылать флотилии, так называемые «партии» кадьякцев и алеутов, к побережью Северной Америки.

По мере того, как охотничьи угодья переносились на американский континент, на восток перемещалась и сама столица Русской Америки, «переехавшая» с острова Кадьяк на остров Ситха (впоследствии переименованный в остров Баранова). Осваивая острова и земли, Россия предпринимала шаги по закреплению прав на новооткрытые земли и приведению их населения в российское подданство.

Промысловики и участники специальных экспедиций выдавали старшинам селений и островов медные, серебряные и золотые медали с двуглавым орлом и надписью «Союзный России», производили перепись населения, устанавливая «знаки медные», российские гербы, а позже и литые чугунные доски с надписью «Российская земля».

В 1799 году А. А. Баранов основал на острове крепость. Поначалу местные жители, получив подарки, дали на это согласие, однако через три года уничтожили крепость, перебив и взяв в плен ее жителей. В ответ Баранов в 1804 году снарядил целую карательную экспедицию: направил на остров 300 алеутов и кадьякцев на байдарках и 5 русских судов. Тоен (вождь) колошей Котлеан отказался вести мирные переговоры. На артиллерийский обстрел индейцы отвечали залпами из ружей и пушек, захваченных в уничтоженной русской крепости. Тлинкиты отражали штурм за штурмом, среди нападавших было много раненых, в том числе и сам Баранов. Только на восьмой день осады явились парламентеры, а ночью индейцы тайно покинули укрепление. Это место сравняли с землей, а неподалеку построили крепость Новоархангельск, которая и стала новым административным центром Русской Америки, ныне называющимся Ситка (до 1867 года — Ситха).

При А. А. Баранове десятки поисковых экспедиций разведывали новые территории, много российских поселений-крепостей, редутов и торговых пунктов-«одиночек» вырастало по всему северо-западному побережью Америки.

В 1803 году Николай Петрович Румянцев, будущий канцлер, потребовал заселения Русской Америки. Настоятельно просил возводить в ней города, развивать промышленность, торговлю, строить заводы и фабрики, которые могли бы работать на местном сырье.

Зимой 1804–1805 годов на острове Кадьяке находилось судно «Нева» Ю. Ф. Лисянского. Во время этой зимовки мичман В. Берх перевел вышедшую в 1801 году книгу Маккензи о возглавляемой им экспедиции к Северному Ледовитому океану («Путешествия по Северной Америке к Ледовитому морю и Тихому океану, совершенные гг. Херном и Маккензием»). Экспедиция под руководством Маккензи направлялась в 1789 году на север вдоль реки, названной именем этого путешественника. Во время экспедиции индейцы поведали Маккензи о реке, что протекает к юго-западу от реки, вдоль которой двигалась экспедиция. По словам индейцев, вблизи устья этой реки жили многочисленные бородатые белые люди. Единственная река, которая протекает к юго-западу от Маккензи, — Юкон. Вдоль его берегов издревле жили русские люди.

П. Корсаковский по приказу губернатора Русской Америки Л. Гагемейстера осуществил в начале XIX века экспедицию к центру полуострова Аляска. Кылымбак — местный старожил, с которым общался П. Корсаковский, — сообщил ему, что как-то раз к индейцам, устраивавшим недалеко от Юкона религиозное собрание, пришли двое мужчин, а «на них камзол, троеклинки и шаровары, выделанные из оленьих кож без волоса и выкрашены черной краской. Сапоги из черной кожи. С бородами. Разговор у них другой, так что все индейцы, бывши на сей игруши, не могли понимать оного. Видели у них стволину медную, один конец шире, а другой уже, наподобие мушкетона, а у другого медная стволина наподобие ружейной, украшенная черными сепями и белыми чертами». «Кылымбак платье их сравнивает с нашим, точно так скроено, как и у нас. На сих жилищах, проходимых им, есть топоры железные, котлы медные, трубки курительные, корольки разные, латунь. Все ж сии вещи чрез торговлю достают. Он сравнивал топоры, точно такие, как и у нас», — записал П. Корсаковский в своем журнале5.

Проникновение русских в Калифорнию началось с промысловых экспедиций. Первым русским кораблем, достигшим в июне 1806 года калифорнийских берегов, стала «Юнона», на которой плыл граф Н. П. Резанов, впервые установивший дипломатические отношения с испанскими и американскими колонистами Калифорнии. Николай Петрович Резанов был одним из учредителей и первым директором Российско-американской компании. Граф первым высказал мнение о создании южной русской фактории на территории Калифорнии.

Продолжил дело Н. П. Резанова русский купец Александр Андреевич Баранов — правитель русских поселений в Америке с 1790 по 1818 год. Для поиска подходящих мест поселения были организованы две экспедиции (1808–1809 и 1811 г.) под руководством служащего Российско-американской компании лейтенанта Ивана Кускова.

29 сентября 1808 года была отправлена экспедиция в составе кораблей «Кадиак» и «Святой Николай», которые вышли из бухты Новоархангельска (Аляска) и направились к берегам Калифорнии с целью отыскать подходящие места для основания русских поселений.

Судно «Святой Николай» под командованием штурмана Н. И. Булыгина имело задание обследовать устье реки Колумбия. Шхуна потерпела крушение у мыса Жуан-де-Фука. Спасшуюся команду, высадившуюся на берег, атаковали отряды индейцев. В результате стычек многие русские колонисты были ранены, а припасы были захвачены индейцами. Отбившись от индейских атак, колонисты решили двигаться вдоль побережья для воссоединения с командой «Кадьяка». Это путешествие закончилось катастрофой: большинство людей погибли от стрел индейцев, многие были пленены или умерли, не выдержав наступивших холодов, ранений и трудностей. Только часть команды корабля «Святой Николай» вернулась домой после трехлетнего плена у индейцев, Булыгин с женой умерли в плену.

Команде «Кадьяка» повезло больше: в январе 1809 года Иван Кусков обнаружил прекрасное место в 30 км к северу от залива Румянцева (ныне залив Бодега), отделенное от остальной местности глубокими ущельями, окруженное лесом и пастбищами. Немного севернее залива колонисты обнаружили устье неизвестной реки. Реку назвали Славянкой (сейчас носит название Russian River). В течение недели группа изучала местность, после чего на берегу залива была закопана медная доска, на которой было выгравировано «Земля российского владения» с номером 14. В конце 1809 года «Кадьяк» успешно вернулся в порт Новоархангельска. Основание колонии на территории Калифорнии было крайне необходимо для существования Новоархангельска и всех русских поселений на Аляске. Калифорнийской колонии предстояло в будущем стать базой продуктового снабжения, так как продукты завозились из Сибири. Выращивать хлеб на самой Аляске было невозможно, а перевозки всего необходимого из России слишком дорого обходились государству. Корабли снабжения часто не доходили до мест назначения и колонии на Аляске голодали.

В 1811 году была организована очередная экспедиция в Калифорнию. В путь отправился корабль «Чириков», который вез опытных колонистов-специалистов: плотников, кораблестроителей, кузнецов, мельников и земледельцев. Кроме того, для охоты на бобров и других животных И. Кусков захватил с собой алеутов (жители Аляски) и байдарки. В начале 1812 года судно «Чириков» вошло в залив Бодега, на берег высадилось 150 поселенцев. На возвышенном месте, имевшем вид плато, которое находилось у подножия гор, решили построить форт. Строительство стен началось 15 марта 1812 года. Стены форта выглядели солидно и внушительно, имели высоту 3,5 метра и были построены из тяжелых толстых плах около 20 см толщиной.

Планировка форта во многом напоминала деревянные остроги, возводимые русскими первопроходцами в Сибири. Стены и внутренние постройки были сделаны из секвойи. На двух углах были установлены крепкие башни в два этажа, одна семиугольная, другая восьмиугольная, что давало возможность обитателям в обеих башнях вести наблюдения за подходами ко всем четырем стенам форта. Для обороны поселения были установлены 12 пушек.

Форт-Росс — самый южный форпост русской колонии в Америке. Россия стала европейской, азиатской и американской державой. Хотя участок земли, на котором расположилось русское селение, формально был в юрисдикции испанцев, Иван Кусков купил его у индейцев, заплатив три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги, несколько ниток бус. В Русскую Америку вошли Алеутские острова, Аляска и Северная Калифорния. В форте было более 200 подданных России — креолы, индейцы, алеуты. На территории запрещалась торговля водкой.

Поселение со временем превратилось в обширную колонию с крепостью и православной церковью. Около сотни россиян и кадьякцев пахали землю, рубили лес и ходили на байдарках к островам Фараллон промышлять каланов и на Гавайи для торговли и промысла.

В Форте-Росс были построены первые в Калифорнии ветряные мельницы, а также необходимые для жизни и развития поселения объекты: кирпичный завод, кожевенный завод, кузницы, конюшни, столярные, слесарные и сапожные мастерские, молочная ферма и проч. Кроме того, в прилегающих к Форту-Росс окрестностях русские колонисты разбили большие поля пшеницы, огороды, а также фруктовые сады и виноградники. Следует отметить, что большинство из этих фруктовых деревьев и виноградников были разведены на этой территории впервые в ее истории. Русские поселенцы, обустраивавшие свою колонию, отличались невероятным трудолюбием и были очень искусны в самых разных ремеслах.

В колонии развивались различные ремесла и подсобные промыслы, главным образом ориентированные на вывоз в Русскую Америку и Испанскую Калифорнию. Столяры и бондари Росса делали различную мебель, двери, рамы, черепицу из секвойи, телеги, колеса, бочки, «коляски о двух колесах». Выделывались кожи, обрабатывались железо и медь.

Жители Форта-Росс не только снабжали всю Русскую Америку овощами и хлебом, но и вели оживленную торговлю с Испанией, Мексикой, Перу, Чили и Китаем. Чай, полученный в Шанхае в обмен на пушнину, успешно продавался в России и составлял 30 % от всего ввозимого в страну китайского чая.

К 1814 году были построены все основные сооружения форта, многие из которых оказались реально инновационными для территории Калифорнии. Именно в русской крепости Форт-Росс была построена первая в истории Калифорнии судостроительная верфь.

С верфей на Кадьяке, полуострове Кенай и в Форте-Росс одно за другим сходили на воду суда. Настоящим центром судостроения стал Новоархангельск, где вначале для собственных нужд, а затем и на продажу строили парусные, а позже и паровые суда, причем ни одна часть не была привозной, в том числе паровая машина, все изготавливалось на месте. Русский Новоархангельск явился первым пунктом парового судостроения на всем западном побережье Америки.

В то время Соединенные Штаты являлись фактически второстепенной страной, у которой были вполне дружеские отношения с Россией. Тем более что благодаря невмешательству России произошло отделение колонии от Англии. Россия надеялась на благодарность нового государства. Но в 1819 году госсекретарь Джон Куинси Адамс (Президент Соединенных Штатов 1825–1828 гг.) заявил, что все государства в мире должны примириться с мыслью, что континент Северной Америки — территория только Соединенных Штатов. Он же разработал доктрину — «для отвоевания части американского континента у русских лучшим оружием будут время и терпение»6.

В 1821 году Северо-Американские Соединенные Штаты на уровне Конгресса отмечают опасность для интересов страны колонизации русскими северо-западного побережья Америки — Аляски и Калифорнии.

4(16) сентября 1821 года Александр I издал указ о запрещении плавания иностранным судам на расстоянии ближе 190 км от побережья русских тихоокеанских владений. Иностранцам запрещалось ходить от 51-го градуса северной широты в Америке до 45 градусов 50 секунд северной широты в Северо-Восточной Азии. Иностранцам также запрещалось торговать в зоне русского Тихого океана.

В результате официальная южная граница русских владений передвигалась с 55-го ниже — к 51-му градусу, т. е. почти к Ванкуверу. В то время западное побережье Америки было практически ничейным. Этот указ свидетельствовал, что Александр I планировал не только сохранить за собой владения в Русской Америке, но и расширить их. Этот указ делал Берингово море русским внутренним морем. Русское правительство наносило сильный удар по англосаксонскому разбою, контрабанде и провокациям в русских водах. Указ был весьма своевременным и мог завершить оформление русских восточных имперских рубежей.

Государственный секретарь Соединенных Штатов Джон Куинси Адамс и министр иностранных дел Англии Джордж Каннинг выразили протест. Англосаксонская пресса подняла немалый шум по поводу «наглых действий» русских. Еще бы, наступили на больную мозоль — ограничили их «свободную торговлю», т. е. запретили подчистую выбивать котиков, бобров и соболей в русских владениях, спаивать «огненной водой» индейцев и алеутов, подстрекать их против русских.

САСШ и Англия начали переговоры с Россией по поводу отмены запретов. В результате под нажимом Россия если и не отменила указ 1821 года, то фактически не применяла его на деле.

В декабре 1823 года американский президент Джеймс Монро провозгласил основной принцип внешней политики — «Америка для американцев — Европа для всех остальных». Идея провозглашения американского континента зоной, которая будет закрыта для вмешательства европейских держав, принадлежала государственному секретарю Джону Адамсу. Поводом для провозглашения «доктрины Монро» стало желание Священного союза (России, Пруссии и Австрии) восстановить испанское господство над латиноамериканскими колониями, которые объявили о своей независимости.

В дальнейшем эта доктрина стала основанием и прикрытием для захвата американцами огромных территорий (в частности, более половины тогдашней территории Мексики) и распространения своей сферы влияния на острова в Карибском море, земли в Центральной и Южной Америке. По замыслу Соединенных Штатов западное полушарие должно было стать «вотчиной» американцев. Включая и Русскую Америку.

5(17) апреля 1824 года русский министр иностранных дел Карл Васильевич Нессельроде, бывший посланник Российской империи в САСШ Петр Полетика и американский посланник в России Генри Мидлтон подписали в Петербурге русско-американскую конвенцию «о дружественных связях, торговле, мореплавании и рыбной ловле».

Надо отметить, что К. В. Нессельроде (он занимал пост главы МИДа с 1816 по 1856 год), который подписал этот невыгодный для России договор, последовательно проводил проавстрийскую политику и был откровенным англофилом. Именно К. В. Нессельроде отвечает за ряд провалов в дальневосточной политике России. Он всеми силами старался не допустить расширения владений России в зоне Тихого океана. Препятствовал изучению Амура, предлагал признать амурский бассейн принадлежащим Китаю и отказаться от него навсегда.

Согласно конвенции Россия отказывалась от продвижения южнее 54° 40’ северной широты в направлении Орегона (статус Форта-Росс не был оговорен).

К тому же Россия сделала большую уступку американским торговым интересам — она соглашалась на 10 лет ввести свободу иностранного мореплавания, торговли и промыслов в пределах своих владений.

Фактически хищничество и браконьерство было легализовано. Американцы получили право даже заходить во владения России в Азии.

Это было серьезное дипломатическое поражение. Не потерпев военного поражения от врага, будучи могущественной мировой сверхдержавой, которая недавно разгромила орду Наполеона, освободила Берлин и взяла на штык Париж, Россия добровольно позволила грабить себя американцам.

Русская Америка — владения России в Америке — включала в себя полуостров Аляску, Алеутские острова, Гавайский архипелаг, Александровский архипелаг и русские поселения на тихоокеанском побережье Северной Калифорнии. Это был процветающий русский край. Вся Россия знала, что значительная часть Северной Америки всегда входила в состав Российской империи. Огромную прибыль приносила продажа мехов, которые, по проекту Н. П. Резанова, доставлялись в Кантон морем на выстроенных в Русской Америке кораблях.

В 1837 году в Русской Америке жило 11 тыс. русских и креолов, 50 тыс. русско-подданных алеутов и метисов — «ортодоксальных христиан». Из 45 созданных русскими подданными населенных пунктов две трети сохранились до сих пор.

«Новоархангельск походил на средний губернский город окраинной России. В нем имелся замок главного правителя, театр, клуб, кафедральный собор, семинария, архиерейский дом, лютеранская молельня, обсерватория, музей и библиотека, школа музыки, мореходная школа, две больницы и аптека, несколько училищ, духовная консистория, чертежная, адмиралтейство, портовые сооружения, арсенал, несколько промышленных предприятий, лавки, магазины и склады. Дома строились на каменных основаниях, крыши были из железа» 7.

Помимо русских на территории поселения проживали представители нескольких местных индейских племен. Русское население было представлено в основном мужчинами, подписавшими с Российско-американской компанией семилетний контракт. Русским колонистам удавалось мирно сосуществовать с коренным индейским населением. Им были даны указания: решать любые споры с туземцами исключительно дипломатическими методами, завоевывать доверие аборигенного населения проявлением к нему уважения.

Согласно сохранившимся сведениям у русских колонистов не было никаких столкновений с местными индейскими племенами. Так, Григорий Шелихов, еще в 1784 году основавший первое русское поселение в Америке, в отличие от устроенной в свое время Колумбом резни местного населения, не только наладил с ним мирные отношения, но и организовал несколько школ для индейцев. Эта уникальная практика напрямую проистекала из официальной политики Российско-американской компании, устав которой строго запрещал эксплуатацию местного населения и предписывал организацию частых проверок соблюдения этого требования. Больше того, русские колонисты не только мирно уживались с индейскими племенами, но давали им элементарное образование, в том числе обучали грамоте, а также различным профессиональным навыкам. В результате, получая образование в русских школах, многие индейцы становились плотниками, кузнецами, кораблестроителями, фельдшерами.

Наряду со всеми своими знаниями и умениями, русские колонисты привезли в Русскую Америку и свою Веру. Как известно, русские православные миссионеры начали осваивать американские земли с XVIII века — буквально одновременно с русскими промышленниками. Естественно, русские принесли православие и в Калифорнию. В Форте-Росс был построен едва ли не первый русский православный храм на американской земле. В 1820-х годах была открыта Троицкая церковь, работавшая на протяжении всего времени существования крепости. В 1836 году и Форт-Росс, и его Троицкую церковь посетил святитель Иннокентий (Вениаминов). Он связывал с этим южным форпостом большие миссионерские планы.

Московская патриархия планировала восстановить связь с прихожанами храмов и церквей на Аляске. О чем свидетельствовала работа, которую проделал архимандрит Иннокентий и его помощники в составе нашей делегации. Но события 90-х отодвинули воплощение этой программы.

Россия долгое время занимала дружественные позиции по отношении к Соединенным Штатам, хотя и без толку. Русские ошибочно видели в САСШ противовес Англии. Американцы с удовольствием принимали все дружественные жесты и уступки, и желали больше, но союзниками России не стали. Они действовали в лучших «демократических традициях»: внешне выражали дружбу и были любезны, но на деле совершали подлости, интриговали против России. Принимая дружелюбие русских за слабость, янки пытались вести себя в русских американских владениях как у себя дома. Американцы не верили в силу России.

За всю историю Росса сменилось пять начальников — первым с момента основания до 1821 года был Иван Кусков, затем — Карл Юхан Шмидт (1821–1824), Павел Шелихов (1824–1830), будущий консул России в Сан-Франциско Петр Костромитинов (1830–1838) и Александр Ротчев (1838–1841).

Форт-Росс успел стать местом научных исследований Калифорнии, организованных российскими экспедициями. Их участниками одними из первых была описана уникальная флора и фауна Калифорнии, а также сделаны важные этнографические наблюдения. Несмотря на всю кажущуюся перспективность, все время своего существования колония была убыточной для Российско-американской компании. К середине 1830-х годов местная популяция пушных зверей сильно сократилась, так что торговля пушниной упала до минимума. Надобность в поставках продовольствия из Форта-Росс отпала, а его международный статус так и не был определен.

Еще одним фактором, препятствовавшим развитию поселения, являлось то, что он представлял собой изолированный со всех сторон русский «островок», окруженный быстро развивающимися владениями испанских и мексиканских колонистов, противостоять которым было невозможно. В 1842 году Русская Калифорния «продана» за символическую сумму 30 тыс. долларов (сумма с приобретателя, американского гражданина Зутера, получена так и не была). Можно ли считать эту «сделку» состоявшейся?

В наше время Форт-Росс существует как один из национальных парков штата Калифорния, при этом силами русской общины он сохранил свою историю и культуру.

В 1860 году Американо-Российская телеграфная компания через Аляску, Берингов пролив проложила трассу электрического телеграфа, соединив линией связи Старый и Новый свет. Князю Д. Максутову, в то время последнему Управляющему Русской Америки, в Новоархангельск поступила депеша, в которой говорилось о том, что Американская телеграфная компания открыла в русских владениях, около горы св. Ильи, золото. И предложила принять все зависящие меры к охранению приисков и извлечению из этого открытия возможной пользы для Российско-Американской компании. Клондайк в 1866 году якобы был отдан в аренду.

Таким образом, мы выяснили, кто открыл Аляску. А теперь попытаемся выяснить вопрос продажи или сдачи ее в аренду.

Считается, что 18(30).03.1867 был подписан трактат, касающийся русских владений в Америке. Через несколько месяцев в САСШ был опубликован меморандум об этом «договоре».

3-й том «Сборника действующих трактатов, конвенций и соглашений, заключенных Россией с другими государствами» (1902), где опубликован текст договора 1867 года, касающегося Русской Америки, согласно Дипломатическому словарю, изъят. О чем был договор? Быть может, согласно ему к России должно было отойти все тихоокеанское побережье САСШ? Жилища Кенайского поселения в настоящее время, по вполне понятным причинам, объявляются принадлежащими эскимосам... Но представить эскимосов, сооружавших обычно жилье в виде землянок из китовой кости, строителями рубленных печных изб, тождественных русским избам ХV–ХVI веков, могут только пришельцы с других планет.

В статье I Меморандума сказано, что Император обязуется «передать Северо-Американским Соединенным Штатам всю территорию с верховным на оную правом, владеемым ныне Его Величеством на Американском материке, а также прилегающие к ней острова».

В статье II сказано, что «с территорией, уступленной верховной власти Соединенных Штатов, связано право собственности на все публичные земли и площади, земли, никем не занятые, все публичные здания, укрепления, казармы и другие здания, не составляющие частной собственности. Однако постановляется, что храмы, воздвигнутые российским правительством, остаются собственностью членов Православной Церкви, проживающих на этой территории и принадлежащих к этой церкви».

Статья III предоставляла жителям уступленных территорий, за исключением диких племен, право возвратиться в Россию в трехгодичный срок или остаться в уступленной стране на правах граждан Штатов. Дикие же племена будут подчинены законам и правилам Штатов.

Статья IV обязывала Императора назначить своего уполномоченного для формальной передачи уполномоченному от Штатов вышеуступленных территорий, верховного права и частной собственности. При этом она оговаривала, что «уступка с правом немедленного вступления во владение тем не менее должна считаться полной и безусловной с момента обмена грамотами о ратификации».

Статья V устанавливала, что всякие укрепления или военные посты немедленно передаются уполномоченному Штатов после обмена грамотами о ратификации и все русские войска выводятся «в удобный для обеих сторон срок».

Статья VI обязывала Штаты заплатить уполномоченному Императором лицу в казначействе в Вашингтоне 7 200 000 долларов золотой монетой в десятимесячный срок со времени обмена грамотами о ратификации. Уступка территорий и верховного на оную права сим признается свободной и изъятой от всяких ограничений, привилегий, льгот или владельческих прав российских или иных компаний, прав товариществ, за исключением только прав собственности, принадлежащих частным лицам. Уступка эта заключает в себе все права, льготы и привилегии, ныне принадлежащие России в сказанной территории, ее владениях и принадлежностях.

Статья VII говорила о ратификации договора в трехмесячный срок. В грамоте ратификации Александром II говорилось о нерушимости его соблюдения и исполнения «императорским Нашим словом за Нас, Наследников и преемников Наших».

В арбитражный суд Москвы поступил иск от представителей Межрегионального общественного движения в поддержку православных образовательных и социальных инициатив "Пчелки" во имя святого великомученика Никиты о признании договора о продаже Аляски недействительным.

Одним из оснований иска стало то обстоятельство, что в «договоре» 1867 года статьей VI была предусмотрена выплата компенсации за земли России в сумме 7 миллионов 200 тысяч долларов — золотой монетой, а в итоге Казначейство США передавало Российскому Государю чек (а не золото) на эту сумму. Дальнейшая судьба этого чека неизвестна.

Московский арбитражный суд рассматривать иск к федеральному правительству США отказался.

По мнению ряда современных российских историков и политиков, Российская империя совершила ошибку, продав Аляску. Но ситуация в позапрошлом веке была очень и очень сложной. Соединенные Штаты активно расширяли свою территорию, присоединяя соседние земли, следуя доктрине Джеймса Монро от 1823 года.

В истории с продажей Аляски, видимо, сыграли свою роль личности, которые в этот период руководили МИДом России. Об англофиле К. В. Нессельроде было сказано, ему было все равно, что там за Уралом.

Кроме того, большую роль в этом соглашении, да и в других уступках, которые в итоге и привели к геополитическому поражению России — продаже Аляски, отказе от Русской Америки, сыграли разного рода темные личности, которые ради «мира во всем мире» или своих корыстных целей сдавали русские национальные интересы. Среди них был и Петр Полетика. В 1819 году он прибыл в Соединенные Штаты как русский посланник. Будучи опытным дипломатом, П. Полетика использовал свое влияние, чтобы подтолкнуть ратификацию Испанией важного для Соединенных Штатов договора Адамса–Ониса, оформившего захват испанских колоний Западной и Восточной Флориды генералом Э. Джексоном (будущий президент США). Он разграничивал испанские владения в Мексике и территорию, на которую претендовали американцы. Он не был выгоден России, так как этот договор продвигал владения Соединенных Штатов на запад, к Орегону и побережью Тихого океана.

Конфликт между Испанией и Соединенными Штатами позволял России блокироваться с испанцами, чтобы не пустить американцев к Тихому океану. Россия могла упрочить позиции Форт-Росс. Однако русский посланник не поддержал это соглашение.

Глупость или предательство? П. Полетика хлопотал за интересы наших потенциальных врагов. В 1821 году договор был ратифицирован, серьезно укрепив положение американцев в Северной Америке. Кроме того, П. Полетика совершил должностное преступление, выступив против указа Александра от 4(16) сентября 1821 года. После сдачи русских интересов в Америке П. Полетику отозвали в Россию и назначили уполномоченным по переговорам с Соединенными Штатами и Англией по поводу конфликта на нашей зоне в Русской Америке. Судя по всему, «пятая колонна» в России не дремала и активно решала стратегические вопросы в пользу наших противников.

Шла поэтапная сдача русских владений в Северной Америке.

До середины XIX века положение дел в Аляске никак не интересовало руководство России — находится где-то «у черта на куличках», денег на ее содержание не требуется, охранять и содержать военный контингент для этого тоже не нужно, всеми вопросами занимаются купцы Российско-американской компании, исправно платившие налоги. Найдены месторождения самородного золота. Император Александр II, знал, что продает золотую жилу и осознавал свое решение. А почему же продал?

Для России Аляска была настоящей золотой жилой. Например, мех калана стоил дороже золота. К тому же на Аляске были обнаружены нефть и золото. Именно этот факт, как это не абсурдно звучит, стал одним из стимулов поскорее избавиться от Аляски. Дело в том, что на Аляску начали активно прибывать американские старатели, и русское правительство обоснованно опасалось, что вслед за ними придут американские войска. К войне Россия не была готова, а отдавать Аляску без гроша было совсем неосмотрительно.

Инициатива в реализации Аляски Соединенным Штатам принадлежала брату Императора, Великому князю Константину Николаевичу Романову, занимавшему пост главы Морского штаба России. Он предложил старшему брату-Императору продать «лишнюю территорию», ведь обнаружение там месторождений золота непременно привлечет внимание, в первую очередь, Англии — давнего врага Российской империи, а вести ее оборону Россия не в силах, да и флота военного в северных морях нет. Если же Англия захватит Аляску, то за нее Россия не получит ровным счетом ничего, а так можно будет выручить хоть какие-то деньги, сохранить лицо и укрепить дружественные отношения с Соединенными Северо-Американскими Штатами.

Итак, почему же продали?

Прочтем сначала фрагмент письма, в котором содержится главная суть причины. «...Мне пришла мысль, что нам следовало бы воспользоваться избытком в настоящее время денег в казне Соединенных Северо-Американских Штатов и продать им наши Северо-Американские колонии. Продажа эта была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, стремясь постоянно к округлению своих владений и желая господствовать нераздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии вернуть их. Между тем эти колонии приносят нам весьма мало пользы, и потеря их не была бы слишком чувствительной...»

Это письмо К. Н. Романова адресовано министру иностранных дел России Александру Михайловичу Горчакову в марте-апреле 1857 года. Речь о продаже Аляски идет за десять лет до случившегося и говорит о том, что дело решалось не скоропалительно.

Соединенные Штаты энергично, как выразился Великий князь, «округляли» свою территорию. Наполеону, когда он увяз в европейских военных делах, предложили продать Луизиану. Наполеон вполне понял смысл предложения — «не продашь — возьмут даром» — и согласился, получив за огромную территорию (двенадцать нынешних штатов) пятнадцать миллионов долларов. Таким же образом Мексика была вынуждена уступить сильному и настойчивому покупателю за пятнадцать миллионов долларов Калифорнию. Купля состоялась после того, как у Мексики силой был отнят Техас.

Уильям Сьюард — главное действующее лицо в купле-продаже Аляски, сказал: «Продолжай и строй свои аванпосты вдоль всего побережья, вплоть даже до Ледовитого океана — они тем не менее станут аванпостами моей собственной страны — монументами цивилизации Соединенных Штатов на Северо-Западе».

Никакой видимой угрозы Аляске не было. Но оставалась угроза потенциальная. И все, кто это хорошо понимал, пришли, наконец, к согласию: «надо продать». Побеждает точка зрения К. Н. Романова: продать «заблаговременно и дружелюбно, иначе вопрос разрешится завоеванием». Посвященные в эту проблему тщательно взвешивали все факторы, толкавшие к нелегкому решению.

Но главной причиной продажи была уязвимость колонии.

Покоренные алеуты сотрудничали с русскими поселенцами, перенимая их образ жизни. Племена же индейцев покоренными не были. Они «потеснились» на своих землях, но не признали чужого господства и жили с русскими в состоянии «холодной войны». Английские и американские торговцы, проникая сюда, снабжали индейцев оружием и подстрекали к мятежным действиям. Сама столица Аляски Новоархангельск могла стать «жертвой ножа и пожара». В удаленной от побережья части Аляски на Верхнем Юконе, проникнув со стороны Канады, англичане в 1847 году учредили факторию. И русские с этим вторжением были вынуждены мириться.

Прибрежные воды Аляски кишели китобойными кораблями разных держав. И с ними колония тоже не могла справиться. Международное право признавало ее собственностью лишь полоску воды «на расстоянии пушечного выстрела от берега». И китобои вели себя, как бандиты, лишая аляскинских эскимосов главного средства к существованию.

И, наконец, перед всеми, кто «присмотрелся» к проблеме, поставлен был главный вопрос: способна Россия в случае войны защитить Аляску?

На это сторонники и противники попятного «округления» единодушно ответили «нет». И тогда Царь будто бы сказал: «Ну и окончен спор. Продаем. Торговаться Россия не будет, пусть сами назначат хорошую цену».

Переговоры по продаже территории Аляски поручили барону Эдуарду Андреевичу Стеклю, посланнику Российской империи в Соединенных Штатах. Ему назвали приемлемую для России цену — 5 миллионов долларов золотом, но Э. А. Стекль решил назначить американскому правительству более высокую сумму, равную 7,2 миллионам долларов.

Идея о покупке северной территории, пусть с золотом, но и с полным отсутствием дорог, безлюдной и отличавшейся холодным климатом, была воспринята американским правительством президента Эндрю Джонсона без воодушевления. Барон Э. А. Стекль активно интриговал, подкупая конгрессменов и редакторов крупнейших американских газет, с целью создания благоприятного для земельной сделки политического климата.

И его переговоры увенчались успехом — 30 марта 1867 года договор о продаже территории Аляски Соединенным Штатам состоялся и был подписан официальными представителями обеих сторон.

Как личное горе приняли эту весть все, чья жизнь была связана с освоением территории. Сто двадцать шесть лет прошло с года открытия этой части Америки. Карта громадного края пестрела именами русских землепроходцев, моряков и правителей. И теперь вдруг все становилось чужим. Легко представить, каким тут было «эвакуационное лето», когда на кораблях и лодках весть о продаже Аляски разносилась по редким прибрежным поселкам.

18 октября 1867 года в 15.30 началась торжественная церемония смены флага на флагштоке перед домом правителя Аляски. Мистика, при спуске флаг запутался в веревках, был сброшен матросом, поднявшимся на флагшток, чтобы распутать запутавшийся флаг. Флаг упал на русские штыки. Сразу после передачи Аляски в Ситку вошли американские войска, которые разграбили собор Архангела Михаила, частные дома и лавки, а генерал Джефферсон Дэвис приказал всем русским оставить свои дома.

В «нижних» штатах об Аляске скоро забыли. И тридцать лет ее как будто не было. Заговорили, и громко, на всех языках, об Аляске, когда началась «золотая лихорадка». С тех лет у этого края прочная репутация очень богатой и живописной земли. 18 октября ежегодно отмечается День Аляски. В Ситке праздник проходит особо торжественно. На костюмированном представлении присутствует «русский губернатор с принцессой», палят пушки, спускается русский и поднимается американский флаг. Произносятся слова благодарности России за продажу Аляски.

Так уж сложилось, Аляска не могла быть не продана. Но в продаже доблести не было. Героем был покупатель. Недруги России злорадствовали — продажа Аляски была признанием слабости.

Такая вот история — выходит, что Аляска была продана, и продажа Аляски на тот момент была оправдана с точки зрения политики и экономики... Прошлое уже не вернуть. Главная тайна продажи Аляски остается — где деньги?

Сейчас-то судить легко — совершенно в другом времени, в сытости и тепле. Когда до открытых и безвозвратно потерянных земель — восемь-десять часов спокойного лету.

 

Статья подготовлена на основании:

  1. Песков В. М. Аляска больше, чем вы думаете. М.: Терра, 2006.
  2. Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений. 1775–1815. М.: Наука. 1966.
  3. Чистякова Е. В. Русские страницы Америки. М., 1993.
  4. Самсонов А. М. На пути к продаже Русской Америки: конвенция 1824 года. http://topwar.ru/44028-na-puti-k-prodazhe-russkoy-ameriki-konvenciya-1824-goda.html
  5. Агранат Г. А. Об освоении русскими Аляски // Летопись Севера, 1971.
  6. Агранат Г. А. Новые американские работы о Русской Америке // Летопись Севера. Т. 2. М.: ГИГЛ, 1957. С. 247–255.
  7. Болховитинов Н. Н. Зарубежные исследования о Русской Америке // Экономика, политика, идеология. 1985. № 4.
  8. Шелихов Г. И., Якоби И. В. 19(30) апреля 1787 года. Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке // Под ред. А. И. Андреева. М., 1948.

 


1    Фрумкин П. А. К истории открытия Шпицбергена. В кн.: Летопись Севера, Вып. II. М., 1957. С. 144.
2    Летопись Севера, М., 1957.
3   Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в 18 веке // Под ред. А. И. Андреева. М., 1948. С. 110.
4   Загоскин, 1956, С. 16, прим. 4; Ефимов, 1950, С. 151, 156–157, 266.
5  Корсаковский П. Журнал путешествия. Рукопись. Рук. отдел РГБ. См. по: М. Б. Черненко. Путешествия по Чукотской земле и плавание на Аляску казачьего сотника Ивана Кобелева в 1779 и 1789–1791 гг. // Летопись Севера, М.: ГИГЛ, 1957. С. 140.
6    http://fisechko.ru/100vel/diplomat/48.htm
7   История Русской Америки. Русская Америка и Дальний Восток. Т. 2, 3. М., 1999.

 

 

 

Комментарии   

 
0 #1 Mikhail 26.01.2017 11:24
В действительност и Аляску и не только, Российская империя не продавала в 1867 году. Это была территория захваченная Российской империей у славяно-арийско й империи Великой Тартарии, уже при её окончательном распаде. Приплыли и захватили , что успели, с западного побережья Северной Америки (Аляску, Гавайские и Алеутские острова, Калифорнию, Орегон). Такие отдалённые территории контролировать Российской империи было сложно, и те кто захватывали территорию Великой Тартарии в Северной Америке с востока, уже стали претендовать и на территорию захваченную у Великой Тартарии на западном побережье. Поэтому Российская империя, вынуждена была уступить все земли, захваченные у Великой Тартарии в Северной Америке тем, кто захватывал Северную Америку с восточного побережья.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва