Скоков А. Г. (Санкт-Петербург)

Информационная безопасность как часть национальной политики, направленной на сбережение русского языка

«Актуальные проблемы региональной языковой политики и ее правового регулирования (на примере Санкт-Петербурга)». По указанной теме 30.05.2013 в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга под руководством председателя профильной комиссии по науке и высшей школе Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, доктора философских наук, почетного профессора РГПУ им. А. И. Герцена, депутата А. В. Воронцова состоялся Круглый стол, на котором обсуждались вопросы, касающиеся защиты русского языка как государственного языка РФ на территории РФ и Санкт-Петербурга, становления механизмов контроля правильности использования русского языка в различных сферах, разработки мер по защите и пропаганде языковой культуры в целях сохранения и развития русского языка в современных условиях. Публикуем доклад одного из участников Круглого стола, писателя, члена Высшего творческого Совета Союза писателей России, лауреата премии Правительства Санкт-Петербурга А. Г. Скокова.

 

 

Уважаемое собрание! В ноябре 1994 года Санкт-Петербургская организация Союза писателей России обратилась к Председателю Государственной Думы РФ, ко всем депутатам с призывом подготовить и принять Закон о защите русского языка. Именно из Петербурга, города Пушкина, Гоголя, Достоевского, прозвучал призыв защитить, сберечь величайшее национальное достояние — русский язык. Обращение поддержали академики А. М. Панченко, А. Д. Александров, Ф. Г. Углов, директор Пушкинского Дома Н. Н. Скатов, народный художник СССР М. К. Аникушин, президент Русского географического общества С. Б. Лавров, другие видные деятели культуры, науки, образования.

К сожалению, в те годы мы еще не осознавали, что проблема языка должна рассматриваться и решаться значительно глубже и шире. Сильное, независимое государство не может развиваться и процветать без обеспечения военной, продовольственной и важнейшей! — информационной безопасности. В эпоху информационных войн общество, деморализованное, ориентированное на ложные, подмененные вражеской пропагандой ценности, зараженное вирусом «комплекса неполноценности», не сможет ни прокормить себя, ни защитить, ни сохранить себя на исторической арене.

В минувшее двадцатилетие военной безопасности России, ее экономике в целомьнанесен колоссальный ущерб. Сегодня доля США в торговле наукоемкой продукцией составляет 36 %, а России — 0,3 %. Килограмм продукции ракетно-космической отрасли в 2–2,5 тыс. раз прибыльнее, чем продажа сырья. Не для кого не секрет, что прибыльность отраслей высоких технологий, созданных в СССР, являлась одной из причин, по которым США заставили Россию утопить плод технического гения советских ученых МКС «Мир», свернуть производство и новейшие разработки в гражданской авиации, чтобы расчистить, подготовить рынки сбыта для своих «боингов». Наступлению на ВПК, а именно там концентрировалось 70–80 % высоких технологий, предшествовала мощная пропагандистская кампания о «бремени непосильных военных расходов».

Вторая составляющая национальной безопасности — продовольственная безопасность. Трагедией русской деревни конца XX века стала так называемая «фермеризация» сельского хозяйства России по программам американских, английских наставников. Итог: 40 % пашни зарастает бурьяном, каждый день с карты России исчезает 2–3 деревни, по потреблению продовольствия страна скатилась с 7 места в мире на 71-е, что в немалой степени обеспечило ей 111 место по продолжительности жизни. Программа «фермеризации», в том числе и печально известная «нижегородская модель», имели одну цель — захват рынков сбыта западной сельхозпродукцией. Классическая модель колониальных держав — сырье из колонии, товары — из метрополии. Из 230 млрд долларов российского бюджета 40 млрд тратится на закупку продовольствия иностранного производства. К слову сказать, Белоруссия, отказавшаяся от западных советчиков и не допустившая уничтожения коллективных хозяйств, не имея российских черноземов, экспортирует продовольствия на 4–5 млрд долларов.

Подорван человеческий потенциал российской деревни. 50–70 % сельского населения не имеет работы. А ведь 70 % бывших колхозов, совхозов были рентабельны, давали возможность селянам трудиться, растить, учить детей, готовить смену.

Я подробно остановился на двух составляющих национальной безопасности государства, связанных напрямую с третьей, глобальной — информационной. Наступление на ВПК, армию, как уже говорилось, началось с информационно-стратегического наступления. С одной стороны, армия шельмовалась, унижалась, «разоблачалась», с другой — тысячекратно повторялось на ТВ, на страницах газет, что с окончанием «холодной войны» наступила эпоха всеобщего миролюбия. А между тем, Америка, первая в истории человечества применившая ядерное оружие против мирного населения Хиросимы и Нагасаки, тратит на военные цели около 800 млрд долларов, т. е. почти три российских бюджета. Какова же цель этих приготовлений? Кто остается ее главным противником? Американские конгрессмены этого не скрывают. Конечно, Россия.

Захвату продовольственных рынков России предшествовала стратегическая кампания по дискредитации колхозно-совхозной системы, утверждавшая, что «только фермер накормит Россию». Существующая система объявлялась «черной дырой», изначально убыточной, нерентабельной и т. п. При этом умалчивалось, что во всем мире сельское хозяйство дотируется: в Америке на 37 % от произведенной продукции, в некоторых европейских странах до 60–70 %. На сельскохозяйственной выставке в ЛЕНЭКСПО, беседуя с финскими фермерами, я узнал, что каждое тамошнее фермерское хозяйство, а их в Финляндии около 6 тысяч, ежегодно получает от Евросоюза субсидии в размере 30 тыс. евро. В каких российских СМИ вы об этом узнаете?

Опыт колонизации (в Индии Англия, вспомним, хозяйничала 283 года, в Пакистане — 104, в Бангладеш — 190 лет; всего под английской короной находилось 30 государств Африки и Азии) нарабатывался столетиями, и сегодня, в эпоху информационных войн, успешно применяется.

Небольшой пример из Новейшей истории. В петербургском Метрополитене распространяется одна на первый взгляд скромная газета, в каждом номере которой руководитель предприятия раньше давал интервью, рассказывал о проблемах своего сложнейшего хозяйства. Обычное, казалось, ведомственное издание с элементами рекламы. Название газеты набрано, конечно же, кириллицей, и ни слова, разумеется, о том, что это международное глобалистское издание с крепкой политической «подкладкой». Она очевидна сегодня: на первых страницах уже не герои производства, не события, связанные с жизнью Санкт-Петербурга, а огромные фотографии руководителей Америки, президента Барака Обамы, портреты королевы Англии, статьи о жизни ее самой и ее семейства и т. п. Стоит отметить, что эта газета по тиражу занимает в России одно из первых мест.

Все сказанное имеет непосредственное отношение и к Закону о русском языке, а соответственно, и к русскому образу жизни. Закон о защите русского языка необходим, но он должен быть одной из составляющих стратегической концепции информационной безопасности государства. В разработке этой концепции могли бы принять участие как представители законодательной власти Санкт-Петербурга, так и писатели, ученые, деятели искусства, все, кому дорога судьба Отечества.

 

 

Шаблоны joomla скачать здесь