Иржи Опршал (Прага. Чехия)

Памяти Яна Гуса и гуситов

600 лет тому назад, 6 июля 1415 года, в немецком городе Констанц на берегу Бодамского озера католические палачи сожгли на костре Яна Гуса, чешского мастера религиозных наук, которого они провозгласили неисправимым еретиком. Это печальное событие ознаменовало чешскую историю на столетия, и можно без преувеличения сказать, что дух Яна Гуса живет в чешском народе по настоящие дни.

 

Гуситское движение

Чехия на переломе XIV и XV столетий являлась сравнительно развитой страной благодаря своим минеральным ресурсам, прежде всего серебру, которое тогда здесь стало добываться. Возрастала довольно густая сеть городских поселений, где начали процветать ремесла и торговля. В середине XIV столетия при короле Карле IV Чехия стала мощной среднеевропейской державой. Карел IV был назначен римским королем и в 1355 году даже императором. После его смерти, однако, начались распри между феодальной знатью и земледельческой беднотой. Началась также борьба за привилегии между феодалами и королевскими городами, экономическая сила которых возрастала.

В конце XIV и начале XV веков главным предметом недовольства и возмущения людей стала все возрастающая материальная и духовная мощь католической церкви. Ей принадлежало тогда более одной трети земель, лесов и других богатств чешского государства. Папские власти не стеснялись торговать церковными должностями и орденами, которые были в глазах простого народа священными. Более всего противились системе продажи индульгенций, благодаря которым можно было за оплату католической церкви выкупить любой грех. Против таких практик выступали все более широкие слои населения, к которым присоединялись и рядовые духовные.

К возрастающему социальному недовольству присоединялись и межнациональные разногласия, так как в страну переселялось много горняков и торговцев из немецких земель, что повлекло за собой германизацию чешских городов.

В эту эпоху в бедной семье, проживающей в южной Чехии, родился в 1371 году Ян Гус. Свой талант развивал во время учебы в Карловом университете в Праге, где стал позже деканом философского факультета. Недалеко от здания университета находился придел Вифлеема, в большом зале которого собирались простые пражане, чтобы выслушать проповедников, выступающих на чешском языке. Вскоре самым известным и прославленным стал Ян Гус, который остро критиковал церковные злоупотребления и выступал в защиту простого народа. На почве университета, где разгорелся спор вокруг учения английского реформатора Джона Выклифа, Ян Гус стал на его сторону и возглавил конфликт против немецких профессоров и против пражского архиепископата. С принятием Кутнегорского декрета 1409 года произошли радикальные перемены, в результате которых Карлов университет перешел из немецкого господствования в руки чешских преподавателей. Ян Гус был вскоре избран его ректором и университет стал центром гуситского движения.

Разрыв между Гусом и католическим архиепископатом градировал и завершился в 1412 году, когда Гус был предан проклятию и по всей Праге провозглашен полный запрет богослужений. Все книги Выклифа были сожжены. Когда папа римский приказал Яна Гуса арестовать, тот покинул Прагу и проповедовал в чешских деревнях, зачастую под открытым небом. Гуситское движение все возрастало и расширялось по всей стране.

В 1414 году был созван в городе Констанц церковный собор с целью покончить с расколом внутри католической церкви и всеми ее беспорядками. Римский король Сигисмунд пригласил Яна Гуса к участию на этом соборе.

Дал ему сопроводительное письмо, гарантирующее его личную безопасность и свободный возврат на родину. Однако вскоре после прибытия Гуса в Констанц, он был арестован. Когда отказался безоговорочно подчиниться католической верхушке, Ян Гус был провозглашен неисправимым еретиком и 6 июля 1415 года сожжен на костре. И это с согласия вероломного короля Сигисмунда. Чешский народ, узнав о смерти своего любимого священника, выступил с протестом. Гуситское мирное движение вскоре переросло в вооруженное восстание.

Долгих 15 лет пришлось гуситским войскам отражать атаки венгерских и немецких отрядов короля Сигисмунда. Гуситские войска возглавил полководец Ян Жижка из Троцнова, который неоднократно побеждал врагов.

Он создал свою основную базу вокруг города Табор в южной Чехии, к которой присоединялись другие чешские города. Ян Жижка одержал знаменитую победу под горой Витков (ныне Жижков) в Праге и под Вышеградом.

Ян Жижка со своими войсками пошел в поход в Моравию, но во время эпидемии чумы при осаде крепости Пршибислава он внезапно умер. Хотя после его смерти гуситское движение ослабело, в основном из-за внутренних разногласий и распрей, его значение выходило далеко за пределы Чехии. Оно потрясло догматический авторитет папского престола и явилось началом раскола внутри католической церкви, который завершился отщеплением протестантских церквей от Рима в XVI веке.

Отпор чехов против господства католической церкви и ее чужих союзников длился вплоть до начала XVI века. 8 ноября 1620 года произошла известная битва на Белой горе при Праге, в которой коалиция габсбургских войск победила. С тех пор дом Габсбургов вместе с католической церковью стали господствовать в чешских землях в течение долгих трех столетий. Три четверти чешских земель подверглись конфискациям в ходе тридцатилетней войны. Иезуитский орден взялся за искоренение всех религиозных течений, связанных с гуситскими традициями. Протестантские духовные лица были изгнаны из страны и чешский народ насильственно католизирован. Среди тех, кто вынужден был покинуть страну, находился и великий чешский мыслитель и педагог Ян Амос Кеменский, основатель современной педагогики. Он прожил конец своей жизни в Голландии, где в городе Нарден в 1670 году и умер. Вместе с тем проходила и сильная германизация страны, в результате чего чешский народ находился под угрозой самого своего существования. К счастью, деревенское население и городская беднота продолжали пользоваться чешским языком и пережили это темное время.

 

Возрождение гуситских традиций

Многонациональная габсбургская монархия проходила многими сложными периодами, тем не менее, она продержалась до конца Первой мировой войны. Чешский народ, несмотря на продолжающуюся германизацию, не только выжил, но и укреплялся. Этот процесс был связан с индустриализацией и экономическим ростом, которые проходили в Европе XIX века. В рамках Австро-Венгрии чешские земли были в экономическом плане самыми развитыми.

Что касается национального возрождения чехов, большую роль в этом сыграло братство славянских народов, которые все желали освобождения от Габсбургов. Их взоры устремлялись к великому брату на востоке — к России. Все сильнее были надежды, что помощь для них придет именно оттуда. Между чешским населением тогда говорилось: «Не будет мира на чешской земле до тех пор, пока конь русского казака не напьется воды из реки Влтавы».

В 1914 году разгорелась Первая мировая война. В ней погибли и десятки тысяч чехов, которых мобилизовали в австрийскую армию. Памятники павшим находятся во всех чешских городах и деревнях. Правда и то, что тысячи чешских солдат перебежали к союзникам на другую сторону франтов, т. е. в Россию, Францию, Сербию, Италию. Там они создавали легионы и немедленно включались в военные действия против Австрии и Германии.

Это помогло существенным образом возникновению самостоятельного чехословацкого государства в результате версальских решений о будущем устройстве дел в Европе. Чехи вместе со словаками, которые освободились от венгерского господства, стали организовывать свою собственную жизнь.

Гнев чешского народа и тогда обратился также против католической церкви, тесно связанной с габсбургской монархией. Люди не понимали, почему в этой церкви нельзя молиться на своем собственном языке. Довольно большая часть духовенства, оставшегося до сих пор внутри католической церкви, стала выступать за ее модернизацию и выдвинула лозунг: «Свободная церковь в свободном государстве». Движение за возникновение новой церкви совпало с 500-летием со смерти Яна Гуса. Требовались отделение церкви от государства и другие внутренние изменения, однако папа римский все эти требования чешских духовных категорически отверг.

В такой обстановке наиболее радикальная группа духовенства, выступающая под названием «Очаг», приняла решение о создании «Чехословацкой церкви гуситской». 14 сентября 1920 года правительственные органы ее признали за равноправную с остальными.

Разрыв с католической церковью, однако, не проходил просто, без идейных споров и разногласий. Гуситское духовенство в начале 1920-х годов все ярче разделялось на либерально-свободное христианское течение и на сторонников православного направления. Поиск основ вероучения перерос в «православный кризис», в основе которого находилось осознание факта, что не существует единого понимания существа церкви. В 1924 году епископ Горазд со своими единомышленниками покинул Чехословацкую церковь гуситскую и создал Чешскую Православную епархию в Праге, подчиненную сербской юрисдикции.

 

Угроза фашизма

В Чехословакии, таким образом, существовало кроме католической и несколько других Церквей: Чехословацкая гуситская, Чешская Православная и Чешско-братская евангелическая. Все они развивали свою деятельность и укреплялись вплоть до конца 1930-х годов. После прихода Адольфа Гитлера к власти в Германии некатолические церкви сразу почувствовали нависшую опасность и стали искать взаимное сближение, даже возможность объединения. В октябре 1938 гола по инициативе Сербской православной церкви собрались недалеко от Праги представители православной и гуситской церквей с целью наладить взаимное сотрудничество.

Владыка Горазд передал в этом направлении конкретные предложения. Патриарх гуситской Церкви Прохазка ему в ответ написал:

«Нет сомнений, что мы с радостью приветствовали бы создать унию по причинам внутренне духовным и внешне патриотическим и политическим. Боюсь однако, что как и Православная Церковь не сможет уступить от своих условий, Чехословацкая церковь гуситская после своего размаха также не сможет на эти условия приступить. Тем не менее, это ничего не меняет на факте, что в тяжелое время, которое мы проживаем, и с осознанием ответственности, мы готовы как славяне и как христиане искать пути к нашему сближению».

Эти слова подтвердились во время оккупации Чехии и Моравии гитлеровскими войсками. Многие гуситские, православные и протестантские духовные лица участвовали в подпольном сопротивлении чешского народа. Одним из самых ярких примеров — это нацистский террор после атентата, — покушения на Рейнгарда Гейдриха в мае 1942 года чехословацких десантников; совершив приговор, патриоты скрылись в гробнице православной церкви Кирилла и Мефодия в центре Праги. Когда нацисты после предательства одного из десантников обнаружили скрывшихся солдат, то не только убили всех находящихся в церкви, но и начали бешеный террор против всего народа. Расстреляли десятки тысяч чешских патриотов, уничтожили чешские деревни Лидице и Лежаки, но не покорили чешскую душу. Сопротивление против оккупантов все возрастало, несмотря на угрозу смерти.

От гитлеровского террора сильно пострадала Православная Церковь. Многие ее духовные лица были казнены, и Церковь была запрещена. В то тяжелое время помогла гуситская Церковь, которой удалось сохраниться.

Ее духовенство зачастую брало на себя проведение обрядов для православных верующих, оставшихся сиротами. В городе Тржебич гуситский священник даже служил мессу за казненного православного коллегу Яна Новотного. В хронике города записано:

«Православные принимали эту братскую помощь с благодарностью. Одновременно с болью переносили, что некоторые католики проявили над страданием православных радость».

После войны секретарь епархиального совета Православной Церкви в адрес гуситской церкви направил следующие слова:

«За все прожитое и все живое братство мы благодарны и сегодня».

Тяжелое время войны прошло и началась новая, мирная жизнь. Как Церкви, так и весь народ в ней участвуют вплоть до сегодняшних дней — это может быть наш последующий рассказ. 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва