Фатула А. В.

Карпатская Русь. Кто такие русины?

Исторические судьбы карпатских русинов и российская общественность: вместо предисловия

Самая отдаленная юго-западная часть обширного Русского мира — Карпатская Русь — до сих пор остается малоизвестной широкой российской общественности. В обыденном сознании современных россиян куда более четким и устойчивым является общий образ Западной Украины, с которым, как правило, ассоциируется радикальный украинский национализм. Между тем лишь очень немногие отдают себе отчет в крайней неоднородности и условности самого понятия «Западная Украина», а также в том, что на юго-запад от нынешней Галичины, за Карпатским хребтом лежит историческая область Угорской или Подкарпатской Руси, коренное восточнославянское население которой, называя себя русинами, всегда считало себя составной частью общерусской цивилизации, длительное время сопротивляясь политике насильственной украинизации, которая приобрела наиболее системный и жесткий характер лишь после присоединения Закарпатья к Советскому Союзу в 1944–1945 годах.

Острый дефицит знаний о карпатских русинах и об их исторической родине — Карпатской Руси, именуемой сейчас Закарпатьем, в современной России вполне закономерен и удивления не вызывает. Еще в XIX — начале XX в. русские историки и публицисты, анализировавшие положение Карпатской Руси и русинов, с сожалением отмечали, что о русинах «у нас никто не думает… Русская интеллигенция более интересуется парламентом итальянским, чем тем, что делается у нас под боком, среди родного нам народа. Вот откуда происходит полнейшее невежество русской интеллигенции и правящих сфер… Это невежество ведет к пагубным последствиям как в нашей внутренней жизни, так и в политике внутренней и внешней»1. К сожалению, данное наблюдение, сделанное еще в 1905 г., звучит еще более актуально в настоящее время, что подтверждается продолжающимся украинским кризисом.

Хотя в последние годы ситуация постепенно начинает меняться в лучшую сторону, поскольку стало появляться все больше серьезных научных трудов по истории Карпатской Руси и ее восточнославянского населения, по-прежнему имеет место острый недостаток научно-популярных произведений о русинах, рассчитанных на широкую российскую аудиторию.

Большой вклад в ликвидацию этого прискорбного пробела вносит предлагаемая читателю книга А. В. Фатулы «Русины. Кто они такие?». Автор книги А. В. Фатула — уроженец села Волковое Ужгородского района Закарпатской области, кандидат юридических наук, профессор Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения и одновременно председатель Правления Межрегиональной общественной организации «Объединение русинов», давно и успешно занимающийся изучением и популяризацией русинской тематики.

Во вводной части своей книги автор, опираясь на труды признанных авторитетов в области истории, языка и литературы карпатских русинов, знакомит читателя с наиболее важными и интересными сюжетами истории русинов, начиная с эпохи раннего Средневековья и вопроса о происхождении русинского народа. В частности, А. В. Фатула акцентирует внимание читателей на мнении тех историков, которые считали Карпаты частью территории общеславянской прародины, к числу которых относились известный карпаторусский церковный деятель Г. Таркович и русские историки Н. М. Карамзин и В. О. Ключевский. 

Большое место отводит А. В. Фатула сложной, часто трагичной истории карпатских русинов в ХХ в., подчеркивая, что после включения Подкарпатской Руси в состав СССР в соответствии с договором между СССР и Чехословакией от 29 июня 1945 г. она была включена в состав Советской Украины в качестве Закарпатской области без какой-либо автономии; при этом местное население, подавляющее большинство которого считало себя русинами, было по прямому указанию Хрущева в административном порядке объявлено украинцами.  

Прискорбная тоталитарная практика отрицания за русинским народом самого права на собственное существование была не только продолжена, но и «творчески развита» на Украине после получения ею независимости в 1991 году. Автор цитирует подготовленный правительством Украины «План мероприятий по разрешению проблемы украинцев-русинов» от 7 октября 1996 г., который предполагал ряд мер, включая уголовное преследование, призванных не допустить возрождения русинского народа, как это произошло в соседней Словакии. Тем самым Украина, декларируя свою европейскую ориентацию, в русинском вопросе продолжает позорную тоталитарную практику фактического этноцида русинов, отказываясь признавать русинское население Закарпатья в качестве отдельного народа. Подобная политика выглядит особенно архаично и дико на фоне того обстоятельства, что русины в качестве отдельного восточнославянского народа официально признаны всеми европейскими государствами, на территории которых они проживают как национальные меньшинства. 

Основную часть книги А. В. Фатулы составляют подробные биографические сведения о самых известных представителях карпато-русской истории и культуры, начиная с легендарного славянского князя Лаборца, погибшего в борьбе с кочевниками-мадьярами в конце IX в., и заканчивая видными русинскими политическими, общественными и научными деятелями XIX–XX веков. 

Вероятно, наибольший интерес у российского читателя вызовут фигуры таких известных уроженцев Карпатской Руси, как Ю. И. Венелин (Гуца), И. С. Орлай, М. А. Балугьянский, В. Г. Кукольник и П. Д. Лодий, которые внесли колоссальный вклад в развитие российской науки и образования, всей своей многогранной деятельностью отразив, по словам известного русского карпатоведа Ф. Ф. Аристова, «идею национально-культурного единства русского народа». Важной и полезной для российского читателя будет и приводимая А. В. Фатулой подробная информация о деятельности двух крупнейших представителей карпато-русского возрождения XIX в. — А. В. Духновича и А. И. Добрянского, которые являлись убежденными сторонниками общерусского единства, считая карпатских русинов органичной частью единого русского народа от Карпат до Камчатки. Деятельность этих выдающихся представителей Угорской Руси и их последователей окончательно оформила общественный и этнокультурный облик карпатских русинов как части Русского мира. Следует отметить, что подобная ситуация в то время имела место и в соседней Галицкой Руси, где впоследствии в результате ряда трагических обстоятельств галицко-русское движение было подорвано и ведущую роль стали играть поддерживаемые австрийскими властями украинофилы.

Книга А. В. Фатулы, рассчитанная на широкие читательские круги, представляет собой не только ценный источник информации по истории и культуре Карпатской Руси, но и полезный инструмент для понимания причин тех мучительных и болезненных процессов, которые в настоящее время протекают в той исторической части Русского мира, которая сейчас именуется «Украиной». 

«Какая судьба может постигнуть Угорскую Русь, которая… была забыта великим русским народом и оставлена на произвол своих врагов? Долго ли будет продолжаться это разобщение между частями одного и того же народа? — такой вопрос задавал еще в 1878 г. знаток Угорской Руси и русинов Г. А. Деволан. — Оно не исчезнет до тех пор, пока русское общество не признает в жителях Карпатских гор самых близких своих братьев и не поспешит к ним на помощь с дарами своей общественности и просвещения, с богатством своей науки и искусства»2. Свой существенный вклад в то, чтобы современное русское общество признало, наконец, в «жителях Карпатских гор» своих «самых близких братьев», и призвана внести предлагаемая читателю книга А. В. Фатулы. 

Кирилл Шевченко,

д-р ист. наук, заведующий Центром евразийских исследований

филиала РГСУ в Минске

 

Подкарпатская Русь — исконная территория славян русинов

Русы, русины, карпато-россы. Почему раньше в Советском Союзе никто о них ничего не слышал и не читал? Ответ простой. В советское время это слово было под запретом. И только начиная с 1991 г., после распада СССР, эти термины все чаще упоминаются в Интернете, по радио и телевидению, на страницах газет и журналов. Так где же их родина, откуда они взялись?

Карпато-русинский филолог и историк Дмитрий Поп в книге «Iсторiя Подкарпатськоi Руси» так отвечает на этот вопрос: «“Подкарпатская Русь” — назва части територii Верхнього Потися, южных берегув Карпат и передгор, населеных подкарпатськими русинами — потомками тых словян, што ся появили в Карпатському басейнi у час Великого переселеня народув у началi новоi еры (IV–V) вв., укликаного появов у Европi племен войовничых гуннув, котрi лишили по собi спалинi поселеня и побитых люди, кiдь тотi не встигали спрятатися од них в хащи»3. Из сказанного следует, что славяне-русины заселили территорию южных Карпатских предгорий еще в IV в. в связи с Великим переселением народов, вызванным появлением в Европе воинственных гуннов, уничтожавших всех и все на своем пути.

Интересную мысль о происхождении славян высказывал русинский церковный деятель, доктор богословия Григорий Таркович (1754–1841). В 1805 г. в оде, написанной в честь государя Иосифа угорского палатина, он писал: «Карпат славянов есть истый отец, мати, но розсiянi дiти то не хочуть знати». То есть истинной отчизной, матерью всех славян являются Карпаты, но дети, рассеянные по многим странам мира, не хотят об этом знать или в этом признаться. С гипотезой Г. Тарковича были солидарны и знаменитые русские историки Н. М. Карамзин (1766–1826) и В. О. Ключевский (1841–1911). Вот что писал о карпатских славянах Василий Осипович Ключевский: «Карпаты были общеславянским гнездом, из которого впоследствии славяне разошлись в разные стороны…» «Восточные славяне, — пишет Ключевский, — пришли сюда не прямо с Дуная, совершив непрерывную перекочевку: это была медленная передвижка с остановкой на Карпатах, длившейся со II до VII в. Авары дали толчок дальнейшему движению карпатских славян в разные стороны»4

Русины (или руснаки, как их до сих пор именуют живущие с ними по соседству поляки и словаки) — это потомки древнерусской народности. Их предки проживали в условиях гористой местности в окружении иноязычного населения. 

Мы соглашаемся с молдавским историком С. Г. Суляком, отмечающим в своем исследовании «Русины в истории: прошлое и настоящее», что «благодаря такой изолированности они сумели сберечь («законсервировать») многие культурные традиции Древней Руси, свой древний язык и сохраниться как этнос».

Об этом писал и именитый русский русинист Алексей Леонидович Петров: «Замкнутая в своих горах народная масса угрорусов сохраняла и доселе сохраняет такие остатки древности в языке, верованиях, быте и т. п., которые уже исчезли у других ветвей русского племени»5.

Исследуя историю русинов, Дмитрий Поп высказывает предположение, что именно с территории Карпатского региона славяне разошлись по другим местам, однако одно многочисленное племя осталось здесь навсегда, положив начало русинскому народу6

О том, что русины уже в начале II–V вв. занимались земледелием и счастливо жили в предгорьях Карпат, мы находим подтверждение в повести знаменитого русинского литератора А. В. Духновича — «Милен и Любица (Идильская повесть от древних русинов времен)». «Еще под высоким Карпатом, под цветами гобзящим Бескидом широко пространный русский народ не был иноплеменникам подвержен, и еще классными управлялся чиновниками, так званными крайниками, до быстротекущего Лаборця, Уга, Латюрки, и славныя Тисы берегах, храбрые русины, властительством своим довольныи, весело утешалися, в чистой совести послужившие Господу, в свято простой природе як свободно птички играющее, в взаимной любви, як родные братья жили»7. «Обиталища их, — продолжает писатель, — от снежного Карпата по самые жерела славнои Тисы, а с южной стороны тихо текущим великолепным Дунаем граничилися»8.

«Тогда от воинственных вождом Стиликоном еще 520-го года в Италию для взыску славы отшедших, по горе, место жданнои славы темный гроб обретших сродников своих оставшие русины, уже светлостью божественного Евангелия просвещенныи, презревшее нежных художеств, земледелием занималися…».

Трудно в это поверить, но получается, что за несколько веков до крещения Киевской Руси русины уже были хорошо знакомы с божественным Евангелием. Известный русский ученый, профессор Федор Федорович Аристов также говорил, что «Семена христианской веры были привнесены сюда ранее, чем к остальным русским»9.

Исходя из упомянутых нами источников, напомним читателю, что вероятнее всего именно из Карпат славяне вначале добрались до Киева, затем Владимира, Ярославля, а потом и до Москвы и других земель, а не наоборот. Сегодня мы, по крохам собирая, читая и анализируя упоминания древнегреческих, древнеримских и других историков о древних славянах, по всей видимости читая только летописца монаха Нестора, ошибочно думали (и многие так считают до сих пор), что наша общая славяно-русская история начинается именно с Киевской Руси. И если уж принято говорить, что Киев — мать городов русских, то, основываясь на высказываниях Г. Тарковича, А. Духновича и В. Ключевского, можно с определенной уверенностью утверждать, что Карпаты являются Родиной, «Отцом и Матерью», колыбелью всех земель славяно-русских. 

Ф. Ф. Аристов, посвятивший десятки лет своей жизни изучению истории русинов, пишет, что вопрос о том, каким образом проникло за Карпаты русское имя, является одним из самых сложных и мало изученных вопросов русской исторической науки. Аристов говорит, что впервые на это обратил внимание русских ученых Николай Иванович Надеждин (1804–1856) — сын священника Рязанской губернии и воспитанник Московской духовной академии, совершивший в 1840–1841 гг. обширное путешествие по славянским землям. В статье «Записки о путешествiи по южно-славянскимъ странамъ», изданной в 1842 г. в Санкт-Петербурге10, Надеждин пишет, что до сих пор все исследования наших историков, этнографов и археологов обращались исключительно на Русь, заключающуюся в обширных пределах Российского государства. А вот Русь Западная, вне пределов Российской империи, простирается за Карпаты до Дуная и во всю длину его течения по древней Паннонии. (Не найдя первоисточника статьи Надеждина в Государственной библиотеке, автор ссылается на выдержки, взятые из книги Аристова11.)

И эта Русь едва удостаивается упоминания даже в предисловиях к Русским историям. Причина тому, очевидно, заключается в ложном предубеждении, распространенном венграми, а вслед за ними и другими европейскими историками, которые, «съ нелъпыхъ словъ безымяннаго нотарiя короля Бълы, повторяли въ одинъ голосъ, что Руссы венгерскiе увлечены за Карпатъ изъ нашей Украины мадьярами, которые потомъ бросили ихъ, какъ безполезную тягость, при порогъ своего распространенiи въ Паннонiи»12. Исходя из таких ложных предположений, становится понятно, — говорит Н. Надеждин, — что пребывание нынешних русняков в Венгрии признавалось недостойным занимать место в древней истории и археологии народа Русского». 

«Я был точно того же мнънiя, пока не познакомился лично съ венгерскими русняками, съ мъстностью ихъ настоящихъ жилищъ и окружныхъ странъ, съ преданiями, искони существующими у карпато-руссовъ, равно какъ и съ преданiями самыхъ венгерцев и другихъ окрестныхъ народовъ, въ ихъ полнотъ, изъ самыхъ источниковъ. Напротивъ того, теперь я убъдился вполнъ, неопровержимыми доказательствами, что русская стихiя простиралась по объ стороны Карпата, вплоть до Дуная, задолго до вторженiя мадьяръ въ Паннонiю; что мадьяры не привели сюда съ собою руссовъ, а нашли ихъ здъсъ, осилили, расположились жить и господствовать межъ нихъ, и такимъ образомъ разорвали то непосредственное сосъдство, въ которомъ руссы, свидътельству и нашихъ отечественныхъ, и чужихъ преданiй, находились нъкогда съ сербами, хорватами и славяно-чехами. Доказательства на коихъ основалось мое переубъжденiе, суть: историческiя, этнографическiя, топографическiя и даже лингвистическiя».

Далее Н. И. Надеждин упоминает о факте, который, он убежден, мало кому известен, и важность которого чрезвычайно велика. Напомню читателю, что именно из фактов и состоит, или, говоря словами Духновича, Ключевского, Гумилева и других ученых, и сочиняется история. Так вот, известный исследователь в изумлении восклицает, что в Трансильвании, в сокровеннейших ущельях Карпат при истоке Ольты, между румынами, мадьяро-секлерами и саксами, «находятся деревни, которыя по сiе время называются “Русскими”, жители которыхъ, на памяти нынъ живущаго поколънiя, говорили между собою “по-русски”, т. е. Карпато-Русинскимъ», или чем-то похожим на малороссийский язык. Никто не знает и не помнит, каким образом и когда образовались здесь эти оазисы: они, очевидно, омыты от родного материка проливом мадьяров и немцев. «Что можно сказать противъ такого живого вопiющаго свидътельства?» — изумляется Надеждин. 

Сегодня уже Украина часто старается искусственно убрать, стереть, высушить в сознании молодого поколения «этот пролив», эту связь между великим русским и маленьким русинским народами. Но каким вопиющим образом она это делает, догадываешься ли ты, дорогой читатель? А ответ простой. Ассимиляцией — насильственной украинизацией русинов Закарпатья. Позавчера это делали мадьяры, немцы, поляки; вчера — Волошин, галичане, затем Сталин и Хрущев; сегодня — те же галичане при молчаливой поддержке властей Украины стараются высушить, искоренить в этих «сокровеннъйших ущельяхъ Карпата» древнейший этнос русинов. 

Если мы заглянем в историю и коснемся статистики, то увидим, что по данным переписи населения 1810 г. на территории Подкарпатской Руси, входившей в состав Венгрии, проживало около 300 000 русинов. Спустя 120 лет, в 1930 г., при переписи населения русинского автономного края, включенного по решению Сен-Жерменского договора от 10 сентября 1919 г. в состав Чехословакии, картина почти не изменилась. Так, полумиллионное русинское население составило 62,6 % от общего числа населения Подкарпатской Руси. Далее шли венгры — 15,4 %, евреи — 12,5 % и румыны — 1,7 %. В остальные 7,8 % вошли: чехи, немцы, украинцы, русские (великороссы) и другие малочисленные национальности. Примечательно, что украинцы составляли менее одного процента от всего населения края, а точнее — 2116 человек. В январе 1941 г. при переписи населения Венгрии русинами записались 502 329 человек. 

А вот как выглядели в то время статистические данные школьного населения Подкарпатской Руси. Так, в соответствии с законодательством Чехословакии об образовании все дети в возрасте от 6 до 15 лет должны были обучаться в школах. К примеру, в 1923/1924 учебном году в школах Подкарпатской Руси обучались дети следующих национальностей: русинской — 67,999 или 62,8 %, венгерской — 17,585 или 16,25 %, еврейской — 16,35 тыс. или 15,07 %, румынской — 2,238 или ,07 %, немецкой — 2,008 или 1,85 %, чешской и словацкой — 1,982 или 1,83 % и других (в их числе: украинской, русской, польской, болгарской, греческой) — всего 121 ученик или 0,11 %.

Сегодня любому человеку ясно, будь он русин, украинец, русский, белорус или представитель другой национальности, что если бы Подкарпатская Русь осталась в составе Чехословакии, то с вышеупомянутым Конституционным законом Чехословакии она была бы отдельным государством, а русинское население составляло бы подавляющее число русинского края от общего числа населения Подкарпатской Руси.

Русины Закарпатья, живущие столетиями на своей исконной территории, обрели свою автономию в 1918 г. в соответствии с Законом Венгрии № 10 от 21 декабря 1918 г. под конституционным названием «Руськая Крайна» — Русинская Держава. Затем, после выхода Русинской Державы из состава Венгрии и вхождения в состав Чехословакии республика теоретически получила еще более широчайшую автономию с правом иметь национальное русинское правительство, свои школы, политические партии, русинское гражданство и распоряжаться недрами на собственной территории. Через 19 лет «Подкарпатская Русь» и Словакия приобретают одинаковый статус федеративных республик в составе Чехо-Словакии (Конституционный закон ЧСР от 22 ноября 1938 г.) Сегодня Словакия — отдельное государство, член ООН, как Украина, Чехия или любая другая страна.

Таким же свободным государством могла стать и республика Подкарпатская Русь. Но наступил 1945 год, новый передел Европы. В соответствии с Договором (далеко не добровольным) между Чехословакией и СССР от 29 июня 1945 г. Подкарпатская Русь перешла в состав Советского Союза, а с января 1946 г. была включена в состав Украинской ССР с понижением ее в статусе до области. В ст. 1 говорилось: «Закарпатская Украина (носящая согласно Чехословацкой Конституции название Подкарпатская Русь), которая на основании Договора 10-го сентября 1919 г., заключенного в Сан-Жермен ан Пэ, вошла в качестве автономной единицы в рамки Чехословацкой Республики, включается в состав Украинской Советской Социалистической Республики». 

Местные коммунисты во главе с И. И. Туряницей, избранным в ноябре 1944 г. первым секретарем коммунистической партии русинского края и руководителем автономной Закарпатской Украины, поверившим устным заверениям руководителей Москвы и Киева, что территория «Закарпатской Украины» т. е. Подкарпатской Руси после ее присоединения к Советскому Союзу сохранит права автономной республики, — просчитались.

22 января 1946 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ о создании в составе УССР Закарпатской области с центром в г. Ужгороде. 25 января 1946 г. на территории Закарпатской области было введено законодательство Советской Украины. С 1 февраля 1946 г. гражданам бывшего русинского края начали выдавать новые паспорта, где в графе «национальность» вместо слова русин стояла запись — «украинец». 

Вот так прекратила свое существование, исчезла с карты Европы автономная республика Подкарпатская Русь. Это дало право американскому художнику русинского происхождения Энди Уорхолу (Андрею Варгола) на вопрос корреспондентов: «Откуда ты родом?» ответить: «Ниоткуда!»13.

С введением на территории новообразованной Закарпатской области законодательства УССР все русинское население по прямому указанию Н. С. Хрущева в одночасье было автоматически объявлено украинским. Выступать или как-то возражать против такого антигуманного решения никто не мог. А тех, кто себе такое позволял, отправляли хорошенько подумать в далекую Сибирь или на бескрайные просторы Крайнего Севера. Сегодня, когда уже русинов не отправишь на бывшие территории Советского Союза, их просто судят в Закарпатье как неблагонадежных «несвидомых» украинцев.

Так, например, случилось в 2012 г. со священником Украинской Православной Церкви Московского Патриархата о. Дмитрием Сидором в Ужгороде, по приговору суда получившим три года условно за свою русинскую патриотическую деятельность. 

Подкарпатская Русь (ныне Закарпатская область) занимает юго-западные склоны северной части Восточных Карпат и северо-восточную часть Среднедунайской низменности по реке Тисе и ее притокам. На севере Подкарпатская Русь граничит с Польшей, на западе со Словакией, на юго-западе с Венгрией и на юге с Румынией. 

Столицей Подкарпатской Руси, а ныне административным центром Закарпатской области является Ужгород. Город основан в 872 году. Население областного центра составляет более 115 тысяч человек.

Сегодня русины, как самостоятельный этнос, отдельная национальность, признаны во многих странах мира, а именно: в России, Словакии, Сербии, США, Канаде, Венгрии, Польше, Хорватии, Румынии, Чехии и др. 

К сожалению, это право называться своим родовым именем и пользоваться материнским языком в начальных школах, средних и высших учебных заведениях пытается отнять у закарпатских русинов современная Украина.

Читатель может в этом убедиться, прочитав антигуманный секретный план по искоренению закарпатских русинов как народа. Так, подготовленный Кабмином Украины «План мероприятий по разрешению проблемы украинцев-русинов» от 7 октября 1996 г. предусматривает:

1. Не допустить автономности Закарпатья.

2. Укрепить в Закарпатье позиции украинскости путем подбора на руководящие должности соответствующих кадров, а русинов интегрировать в пространство Украины.

3. Не допустить проведения референдума о самоидентификации русинов, чтобы этим не дать основания для возрождения русинской национальности, как это имело место в Словакии.

4. Написать новую историю Украины так, чтобы русины Закарпатья испокон веков были украинцами по национальности и частью украинского народа.

5. Постоянно проводить специальную работу с лидерами и активистами русинского движения с применением к ним мер, предусмотренных уголовным кодексом Украины, и др. 

Контроль над выполнением мероприятий по уничтожению русинов Закарпатья Кабинет министров Украины поручил Министерству юстиции, Министерству внутренних дел, Генеральной прокуратуре, Министерству культуры и искусства, Министерству образования, Министерству информации, Государственному комитету телевидения и радио, Государственному комитету по делам национальных меньшинств и Национальной академии наук Украины14

Выступая 22 октября 2005 г. на 1-м Всезакарпатском съезде русинов в г. Мукачеве, заслуженный врач Украины Евгений Жупан сказал, что согласно плану мероприятий по разрешению проблемы украинцев-русинов «проти русину была задiяна уся державна “машина” дiла ущемленя йiх прав».

Украине, говоря словами русинского деятеля Петра Гардого, очень хочется, чтобы русинский народ растворился в чужом, хотя и родственном ему, как русские и белорусы, этническом море украинцев. Слово «русин» на русинском языке звучит как «русын», т. е. сын Руси.

Автор согласен с известным историком Кириллом Шевченко, что, несмотря на все преграды, запреты и унижения, русинское движение в Закарпатье в последние десятилетия стало организованным, динамично развивается и «самим фактом своего существования опровергает ранее общепринятое мнение об украинской этнической принадлежности восточнославянского населения современного Закарпатья и северо-восточной Словакии»15.

К счастью, наши предки славяне-русины через тьму веков пронесли и передали своим потомкам самое ценное, что может быть — родной язык и веру в Бога. В то же время необходимо отметить, что материнский язык русинов, обреченных после Второй мировой войны продолжать жить на своей исконной территории, но уже поделенной между разными странами, стал ассимилироваться с титульными языками этих государств: к примеру — польским, словацким, украинским и др. Так, историк-русинист Михаил Дронов в статье о русинах Словакии пишет, что, вероятнее всего, рано или поздно «небольшой фрагмент Руси будет ассимилирован близкой словацкой стороной»16.

Сегодня на территории русинского края, по неофициальным данным, проживает более 700 тыс. русинов. Всего же в Закарпатье по состоянию на 1 января 2003 г. насчитывалось 1254 тыс. жителей. В то же время, по данным канадского историка, профессора П. Р. Магочия, во всем мире проживает примерно один миллион шестьсот тысяч русинов, в том числе 620 тыс. в США и 20 тыс. в Канаде17.

Ю. И. Венелин в статье «Несколько слов о Россиянах Венгерских, а также одно словцо Историческое о Православной Греко-Восточной Церкви в Венгрии» писал, что в начале XIX в. в Габсбургской монархии проживало «более 2.500.000 Россиян»18. Так он называл русинов, родственных жителям России. 

Ф. Ф. Аристов, исследуя жизнь и деятельность писателей Карпатской Руси в начале прошлого века, писал, что «Обыкновенно историки русской литературы ограничивались рассмотрением жизни и творчества писателей, работавших в России, деятели же общерусской литературы в Карпатской Руси, к великому сожалению, оставались вне поля исследования. Отсюда проистекало явное противоречие: в то время как статистика и этнография устанавливали существование четырех миллионов русского народа в Австро-Угрии, история литературы, замалчивая факт литературного развития Карпатской Руси, как бы отвергала неопровержимые данные статистики и этнографии!»19. Автор, полностью соглашаясь с мнением Аристова о замалчивании в России темы литературного развития Карпатской Руси, главное внимание читателя нацеливает на статистические данные о существовании четырех миллионов русского народа в то время на территории Австро-Венгерской монархии.

Интересно, какое количество русинов насчитывалось бы сегодня в мире, если бы не бесчеловечное их физическое уничтожение во время Первой мировой войны, жестокая ассимиляция русинов в венгров, немцев, поляков, а сегодня в украинцев? Подсчитать не составляет труда: более шести миллионов человек. 

Так кто же такие русины? Какие их имена были известны Европе и миру в XIX и начале XX века. О таких выдающихся уроженцах Карпатской Руси Ф. Ф. Аристов рассказывает в издании «Карпато-русские писатели. Исследование по неизданным источникам», вышедшем в Москве в 1916 году. 

«Карпато-русские писатели, — заключает Аристов, — отразили в своих произведениях идею национально-культурного единства русского народа, т. е. тот основной факт нашей истории, который известен под именем “собирания Русской Земли”». О некоторых из этих писателей, а также современных выдающихся русинах Карпатской Руси мы расскажем читателю в следующем номере журнала. Расскажем о легендарном князе, вожде подкарпато-русинских славян — Лаборце, Андрее Бачинском — русинском священнике, просветителе, докторе философии, епископе Мукачевской греко-католической епархии.

Он был первым угро-русином, удостоившимся чести быть принятым лично императрицей Марией Терезией. При встрече с императрицей Марией Терезией на её вопрос «В чем больше всего нуждается Мукачевская епархия?» ответ епископа Андрей Бачинского был кратким: «Книги».

О митрополите Лавре (Василий Михайлович Шкурла) — предстоятеле Русской Православной Церкви Зарубежом, подписавшем в 2007 г. в Москве, в Храме Христа Спасителя исторический Акт о восстановлении единства Русской Православной Церкви вместе с Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II. 

Расскажем и о современных русинах: академике РАН — Иване Ивановиче Кочише; русинском поэте, писателе и переводчике, лауреате международных литературных премий — Иване Юрьевиче Петровцийе; братьях Владимир: Николае Михайловиче — Чрезвычайном и Полномочном После России и Михаиле Михайловиче — заслуженном работнике культуры Российской Федерации и др. 

Напомним читателю, что первой связующей ниточкой между Россией и Подкарпатской Русью был еще Иван Алексеевич Зейкан — просветитель и дипломат при Царе Петре I. После него в России работала целая плеяда ученых русинов, в том числе Михаил Андреевич Балугьянский — первый ректор Санкт-Петербургского университета. Подробнее о них — в нашей книге. 

В заключение приведем слова из стихотворения Александра Духновича, ставшие гимном подкарпатских русинов:

Я русин был, есмь и буду,
Я родился русином,
Честный мой род не забуду,
Останусь его сыном.

 


1   Де-Витте Е. Чему учат нас поляки. Галицкая Русь и поляки с 1860 по 1904 г. Почаев, 1905. С. 41.
  Деволан Г. А. Угорская Русь. Исторический очерк. М., 1878. С. 4.
  Поп Д. Iсторiя Подкарпатськоi Руси. Ужгород, 2005.
  Ключевский В. О. Курсъ русской исторiи. Ч. I. Изд-е пятое. Единственный подлинный текстъ. М., 1903.
  Петров А. Л. Статьи об Угорской Руси. СПб., 1906.
6   Поп Д. Iсторiя Подкарпатськоi Руси. Ужгород, 2005.
 Духнович А. В. Милен и Любица (Идильская повесть от древних русинов времен) // На Верховинi. (Збiрник). Ужгород: Карпати, 1984.
  Там же.
  Аристов Ф. Ф. Карпато-русскiе писатели. Изслъдованiе по неизданным источникамъ. Томъ первый. М., 1916. 304 с.
10 Надеждинъ Н. Н. Записки о путешествiи по южно-славянскимъ странамъ // Журнал Министерства Народнаго Просвъщенiя. 1842. Ч. 34. (Ссылка на указ. книгу: Аристов Ф. Ф. Карпато-русскiе писатели.)
11  Аристов Ф. Ф. Карпато-русскiе писатели. Изслъдованiе по неизданным источникамъ. Томъ первый. М., 1916. 304 с.
12  Там же.
13  См.: Магочий П. Р. Народ ниоткуда. Ужгород: Изд-во В. Падяка, 2006. С. 11.
14  Годьмаш П., Годьмаш С. История республики Подкарпатская Русь. Ужгород, 2008.
15  Поп И. Энциклопедия Подкарпатской Руси. Ужгород, 2006.
16 Дронов М. Ю. Русины Словакии: впечатления москвича // Карпатская Русь: Литературно-публицистический альманах. Вып. 1 / сост. А. В. Фатула, М. Ю. Дронов. М., 2013.
17  См.: Магочий П. Р. Народ ниоткуда. Ужгород: Изд-во В. Падяка, 2006. С. 11.
18  Венелин Ю. И. Об Угорской Руси // сост. и авт. предисл. П. В. Тулаев. М.: Слава!, 2015.
19  Аристов Ф. Ф. Карпато-русскiе писатели. Изслъдованiе по неизданным источникамъ. Томъ первый. М., 1916. 304 с.

Шаблоны joomla скачать здесь