Шевцов Н. В. (Москва), Наумова Е. Е. (Москва)

Молчание гнёздовских курганов

Шевцов Н. В.

Наумова Е. Е.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Памятники обычно ставят знаменитым людям, героям. Есть монументы, сооруженные в честь значимых исторических событий, а существуют и шутливые — например, чижику-пыжику. В Смоленской области можно увидеть стелу из бетона, на которой изображен разбитый кувшин-амфора или, как его называли в Древней Руси, корчага. Он появился сравнительно недавно — в 2013 году. Установлен на территории знаменитого Гнёздовского курганного комплекса, обнаружение которого стало одним из крупнейших открытий в истории отечественной археологии.

Изображенный на стеле кувшин, вернее черепки от него, были найдены в древнем захоронении. Когда фрагменты склеили, то увидели еле заметные буквы. Ученые относят появление надписи к первой половине Х века. Более ранние тексты на русской кириллице науке пока неизвестны. Так что состоящая из одного слова надпись на корчаге из гнёздовского кургана считается самым древним из отечественных памятников письменности. Одна из ее «младших сестер» — высеченная на беломраморном камне тмутараканская надпись 1068 года — хранится в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге. А в Оружейной палате в Москве можно увидеть чару черниговского князя Владимира Давидовича с надписью, сделанной не позднее 1151 года. Всего же до настоящего времени сохранились шесть надписей, относящихся к Х–XI векам и около 80 от XII–XIV столетий. И самой древней из них считается та, что начертана на корчаге из Гнёздово.

Ее-то мы решили увидеть, отправившись в Смоленск. Однако остаться наедине с подлинником легендарной корчаги оказалось делом непростым. Оказывается, в экспозиции Исторического музея Смоленска выставлена копия сосуда, а оригинал надежно спрятан в запасниках. Пришлось проявить немалую активность, вспомнить о связях в мире культуры, чтобы получить разрешение на знакомство с подлинником. И вот, приехав в Смоленск, мы ранним осенним утром вместе с хранителем коллекции археологии Смоленского государственного музея-заповедника Т. В. Столяровой подходим к зданию, где разместилось хранилище музейных фондов. Открылась решетчатая дверь, мы предъявили письменные разрешения, и вскоре нам вынесли упакованную в картонную коробку реликвию, которую бережно положили на подстилку из специального негорючего материала.

С виду кувшин как кувшин: склеенные черепки, а там, где они отсутствуют — белые пятна алебастра. Но становится не по себе, когда видишь сосуд, пусть и склеенный, который пролежал в земле почти тысячу сто лет, сохранив самую раннюю известную науке надпись на древнерусском языке. С благоговением приблизились к корчаге и сделали несколько снимков, в том числе еле различимых букв: Г, О, Р, У, то ли Х, то ли N, что-то похожее на Ш, А.

Существует несколько версий прочтения надписи. Согласно одной, она указывает на содержимое кувшина, в котором хранили, вероятнее всего, горчичное масло, а слово означает «горчица». Если верить другому предположению, то сосуд-амфора предназначался для горючего — нефти. Наконец, надпись могла называть имя владельца корчаги — Горуна. Такое имя встречается в русских летописях.

Слегка прикоснувшись мизинцами к корчаге, чтобы хоть отчасти приобщиться к древним временам, мы покинули хранилище и отправились в сторону села Гнёздово, расположенного примерно в 13 километрах от центра Смоленска. Именно здесь находится обширный курганный комплекс, хранящий тайны далекой цивилизации. От шоссе, соединяющего Смоленск с белорусским Витебском, до курганов всего метров триста. Подходишь и не замечаешь их. Вместо крупных насыпей — невысокие холмики. Некоторые из них можно перепутать с муравейниками. Кругом растут сосны. Мы в лесу. Не случайно этот участок курганного комплекса так и называют — «Лесная курганная группа». Здесь можно встретить грибников. Немало и тех, кто приезжает из Смоленска просто погулять, подышать свежим воздухом.

Вместе с директором историко-археологического и природного музея-заповедника «Гнёздово» Андреем Владимировичем Королевым идем по одной из тропинок в сторону кургана № 13. Подходим и видим установленный на вершине холмика памятник с изображением корчаги. Именно здесь, в 1949 году группа археологов во главе с Д. А. Авдусиным обнаружила на глубине, не превышающей полутора метров, ту самую корчагу с древней надписью. Андрей Владимирович рассказывает, что парное захоронение, где нашли черепки сосуда, умышленно разбитого при похоронах, представляло собой огромное кострище с остатками сожженных мужских и женских тел. На месте погребения обнаружили также сломанные стрелы и древний каролингский, или, как его еще называют, франкский стальной меч, который ныне выставлен в смоленском Историческом музее. Очевидно, похоронили знатного воина, отправившегося в мир иной со всем, без чего он не смог бы обойтись в загробной жизни — с женой или наложницей, оружием, предметами, необходимыми для хозяйственных нужд, например, той же корчагой и, конечно же, деньгами. Не случайно из захоронения извлекли пять арабских серебряных монет — дирхемов. По указанных на них именам султанов и форме корчаги и удалось в первую очередь определить время захоронения, или, как говорят специалисты, «сокрытия кургана» — первая четверть Х века. Все находки отправили в смоленский музей. Курган восстановили, а на его вершине несколько лет назад установили бетонную стелу с изображением корчаги.

Издали она кажется светло-серым пятном, выделяющимся на коричнево-зеленом фоне соснового леса. Памятник прост и в то же время очень выразителен. А ведь обошлось его создание, по словам директора заповедника, всего в 40 тысяч рублей. И как не похож он на некоторые многомиллионные монстры-монументы, которые то и дело появляются в больших и малых городах нашей страны!

Продолжающиеся раскопки в лесной группе Гнёздовского курганного комплекса и сегодня приводят к удивительным открытиям. Мы подошли к двум курганам. На их вершинах и у подножий еще сохранились деревянные столбики и колышки — свидетельства недавно закончившихся археологических работ. В одном кургане летом нынешнего года на небольшой глубине удалось найти достаточно хорошо сохранившийся франкский меч десятого столетия, а в соседнем — особо редкий деревянный щит диаметром в 80 сантиметров. Находка уникальна прежде всего потому, что обычно в здешних песчаных почвах дерево быстро подвергается гниению. Щит же, пролежав в песке более тысячи лет, чудесным образом сохранился. Оба кургана с бесценными находками расположены всего в паре сотен метров от того, который раскопали в 1949 году. Удивительно, что столь ценные реликвии обнаружены не где-то в отдаленной дикой местности, куда с трудом можно добраться, а в непосредственной близости от крупного города, совсем рядом с оживленной автомагистралью, в скорее напоминающем парк лесу, куда приходят отдыхать жители Смоленска.

Мы оказались в заповеднике ясным солнечным днем в самый разгар золотой осени. Голубое небо, слегка припорошенное редкими кучевыми облаками, пожелтевшие деревья и кустарники создавали ощущение праздника. «Курганы радуются вашему приезду, — улыбнулся Андрей Владимирович. — Ведь вы не хотите ни нарушить их покой, ни оклеветать их. А случалось и обратное. Как-то раз приехала к нам съемочная группа одного из телеканалов, решившая рассказать о привидениях, якобы облюбовавших гнёздовские курганы. Мол, чуть ли не древние захоронения стали виновниками произошедшей в 2012 году под Смоленском авиакатастрофы с польской государственной делегацией. И надо же так случиться, что в момент съемки в начале осени набежали тучи, завыл ветер и пошел снег. Ледяной вихрь чуть не унес за собой растерявшегося и вконец продрогшего ведущего телепередачи. Сейчас же природа улыбается вам». 

От курганного некрополя совсем недалеко до сéлища, где когда-то были устроены жилища древних обитателей Гнёздова. Сейчас это ровная площадка-луг, кое-где поросшая молодыми сосенками. Селище расположено между курганами и знаменитым гнёздовским городищем, разделенным на две части железной дорогой Москва — Минск. Собственно, благодаря ей и удалось обнаружить следы гнёздовской цивилизации. Ровно сто пятьдесят лет назад, в 1867 году, строители выкопали относившийся к десятому веку клад серебряных украшений, который ныне хранится в Государственном Эрмитаже. Местом находки заинтересовались ученые. Началось изучение окрестностей, сопровождавшееся археологическими раскопками, которые позволили обнаружить древнее поселение и некрополь. Интересно, что в 1910 году в раскопках нескольких курганов принял участие художник Н. К. Рерих. Сегодня ими занимается совместная археологическая экспедиция Московского государственного университета и Государственного исторического музея.

От прекрасно сохранившегося квадрата крутых валов городища, служившего надежным укрытием для местной знати и оборонявших крепость воинов, совсем близко — всего несколько сотен метров — до Днепра. Глядя на реку, здесь пока еще не столь могучую, вспоминаешь о знаменитом пути «из варяг в греки», значительная часть которого проходила по днепровским водам. Вероятнее всего на территории городища обосновалось племя кривичей. Но здесь жили и варяги, о пребывании которых свидетельствуют обнаруженные фибулы, подвески в виде топора бога Тора — Мьёльнира, накладки на варяжские боевые пояса, скоба в виде змея Ёрмунганда и, конечно же, мечи и другое оружие. Их скандинавское происхождение не вызывает сомнений. Приплывали сюда и гости из южных краев. Об их присутствии напоминают многочисленные монеты — арабские дирхемы, византийские серебряные милиарисии и золотые солиды. Все это сегодня можно увидеть в экспозиции Исторического музея Смоленска. Словом, Гнёздово представляло собой крупный стратегическийцентр, располагавшийся на оживленном торговом пути. Правда, название «Гнёздово» появилось гораздо позже, ближе к XV–XVI векам. Существует предположение, у которого становится все больше сторонников, что на территории нынешнего историко-археологического комплекса первоначально располагался древний Смоленск, который во второй половине XI столетия в силу целого ряда политических, экономических, а также причин военного характера был перенесен на то место, где сейчас стоит этот город. А о его первоначальном расположении забыли на века.

Во время нашей прогулки по валам А. В. Королев заметил, что мы следуем маршрутом, которым недавно он шел вместе с известным ведущим телепередачи «Умницы и умники», писателем Ю. П. Вяземским. Возвратившись в Москву, мы поинтересовались у Юрия Павловича, чем привлекли его гнёздовские курганы и городище.

«Очень скоро, — сказал он, — я сдам в печать роман, половина действия которого проходит в X веке. Гнёздово — одно из немногих мест нашей страны, которое непосредственно приближает к той эпохе. Совершенно очевидно, что городище служило тогда перевалочным пунктом на важном торговом пути с севера на юг и наоборот. Другая часть романа переносит читателей в современный мир. И пусть каждый, кто возьмет в руки мою книгу, постарается ответить на вопрос: есть ли общее в мироощущении людей, живших более тысячи лет назад, и у нас, землян XXI столетия».

 

* * *

Благодарим за помощь в подготовке материала директора Историко-археологического и природного музея-заповедника «Гнёздово» Королева Андрея Владимировича, а также Смоленский государственный музей-заповедник и лично заместителя директора по развитию и общим вопросам Алексеева Дмитрия Петровича и заведующего сектором древней и новой истории Тимашкова Павла Анатольевича.

Вы здесь: Главная Русские судьбы Молчание гнёздовских курганов


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва