Грешневиков А. Н. (Москва)

Волшебное слово

Дух творчества захватывает каждого человека, пишущего стихи. Только одни мечтают стать поэтами ради признания, и рифмуют строки, чтобы продемонстрировать умение это делать. Других поэзия покоряет тем, что дает возможность творчески осмыслить жизнь, передать стихами свои чувства к родине, женщине, природе.

К первым поэтам у меня отношение ровное. Пишут, и пусть стараются. Лишь бы не забывали заповедь великого Некрасова: «Поэтом можешь ты не быть, а гражданином быть обязан!». А вот к тем, кто жаждет в стихах выразить свою любовь к жизни, у меня завсегда было доброе расположение. Порой и профессия у таких людей не самая творческая, а они так пишут, что душа откликается на их чувства и откровения.

Мне, тогда журналисту борисоглебской районной газеты, довольно часто приходилось читать стихи сельских внештатных корреспондентов, жаждущих опубликоваться. Изредка на десяток графоманов находился один поэт, творения которого шли в печать. Эти стихи, может быть, и не отвечали высоким требованиям, но они подкупали свежестью взгляда, искренностью чувств, удивительными метафорами. Пастух деревни Горки Владимир Степанов покорил мое воображение тем, что увидел в обычной сосновой иголке, плывущей по водам весеннего ручья, облик небольшой лодки. С первого стихотворения ему была открыта дорога на литературную страницу газеты.

С удовольствием я печатал в газете и стихи лесника из деревни Иваново-Рудаково Сергея Коржикова, и бывшей военной медсестры из деревни Ново Валентины Поповой, и геолога Михаила Лема, и воспитательницы детского сада Любови Ладыгиной. Их творчество отличалось душевной открытостью, глубиной мироощущения. Непосредственное общение с землей спасало самобытных поэтов от фальши и черствости. Свое индивидуальное ощущение природы они передавали читателям.

Творчество самобытных поэтов наполняло своей любовью и духовной целеустремленностью жизнь родной деревни и всего района.

А когда я познакомился с поэзией самобытного поэта из другого региона, пастуха Владимира Васильевича Михалева, то окончательно понял, почему в их стихах я чувствовал природу, человеческие судьбы. В отличие от поэтов, слагающих стихи ради удачных и оглушительных рифм, мои лирики ничего не выдумывали, не экспериментировали. Они лишь писали о том, что видели, чем наполнена была их душа при встрече с рекой, радугой, лесом. А если человек чувствует землю, видит ее красоту, то ему не следует напрягать фантазию, душа сама поет и диктует слова.

У меня нет сомнения, что именно сельский труд, общение с природой помогли Владимиру Михалеву написать проникновенные стихи о весне.

Тропа проселочная,
Отчая,
Высокий свет весны за ней.
Набухших почек
Многоточие
И недосказанность ветвей.
И этот отклик,
Даль щемящий —
Вернулись с юга журавли!
Как груди матери кормящей —
Холмы оттаявшей земли.

Потрясающая наблюдательность помогла автору нарисовать яркую и ощущаемую читателем картинку природы. Несомненно, такой талант видеть и чувствовать помогает непрофессионалу стать настоящим поэтом. Примеров тут история знает много. В той же Ярославской области их предостаточно. Более ста пятидесяти лет назад оброчный крепостной крестьянин графа Шереметева из захолустной деревни Новоселово Иван Захарович Суриков ворвался в литературу известными теперь на всю страну стихотворениями «Рябина», «Степь да степь кругом», «Вот моя деревня…». А в наше время большим и знаменитым поэтом стал бывший учитель биологии из поселка Борисоглебский Константин Владимирович Васильев.

Любовь к родной земле помогла и агроному Татьяне Иноземцевой, жительнице деревни Аносово Парфеньевского района Костромской области, достичь больших поэтических высот. Я читал лирические стихи в ее первой книжке «Хлеб и любовь» и радовался, что свой первый орден от государства агроном получила не за подвиги на ниве земледелия, а за поэзию, воспитывающую в молодом человеке любовь к крестьянскому труду.

Писать стихи никто и никому не может запретить. В школе пробуют свои творческие силы многие… Кто-то всерьез изучает технологии, архитектонику стихов. Кто-то балуется, старается подражать гениям… А кому-то поэзия помогает приобщиться к чтению серьезной литературы. Проходят годы, и страсть эта угасает.

В школьные годы пробовал писать стихи и я. Посылал их в столичные газеты и журналы, даже прямо в книжные издательства. Мои ожидания ворваться в литературу с чистой родниковой и ни на что не похожей поэзией, заявляющей о появлении нового Есенина или Рубцова, оказались напрасными. Вместо ожидаемой поддержки мне все чаще приходили отказы в публикации. Я решил не гневить судьбу и отказаться от поэтических занятий. Раз мои стихи не цепляют редакторов за душу, не претендуют на поэтическую сенсацию, то зачем писать, множа ряды обычных графоманов. Один лишь плюс был в моем увлечении поэзией — он подтолкнул меня к мысли стать журналистом.

Случается, что крылатый Пегас приходит к человеку в гости и в старости. Известны случаи, когда человек в зрелые годы начинает сочинять стихи и достигает успеха. У пенсионерки из города Пошехонье Марии Ивановны Архангельской дар сочинительства открылся в юбилейный год, когда ей исполнилось сто лет. А у другой ее землячки — у бывшего учителя Надежды Петровны Лебедевой — в семьдесят семь лет. Несомненно во всех случаях одно: увлечение писанием стихов открывает человеку двери в мир культуры, невольно знакомит его с творчеством талантливых поэтов.

Несомненно и другое, то, что близость к земле и подвигает человека к поэтичному выражению своих чувств.

У многих малоизвестных поэтов детство было деревенское. Уверен, они по сей день считали и считают главным своим воспитателем природу. Школа, учителя, книги дают иное образование, чем радуга над мокрым лугом, пьянящий воздух после грозы, трели соловья в зарослях сада. Природа даст человеку нетолько школьные познания: когда наступает день весеннего равноденствия, почему тает снег… Она предоставляет людям возможность увидеть, почувствовать, как необычна песня большой синицы, как мелодична капель с крыш, чем обернется для муравья появление в чужом муравейнике, почему ночью фиалки обладают таким необычным запахом… Одно дело — увидеть в огороде следы лисицы, другое — встретить ее рыжий наряд среди заснеженных кустов.

Наблюдения в лесу, на рыбалке, среди лугового разнотравья не только обостряют поэтическое зрение, но и вооружают человека более точными знаниями, чем книжные. Воспитание землей и природой дает поэту возможность видеть по-особому разные явления… Вот почему многие ярославские поэты-самоучки без стеснения называют местом своего рождения деревню. Для пишущих стихи это признание является даже некоторым своеобразным поручительством: вот, мол, любовью к матушке-земле обязан своим крестьянским происхождением. Раз жил в деревне, значит, имеет особое природное образование.

Мне кажется, некоторым ярославским поэтам природа, безусловно, добавила таланта. Я по стихам чувствую, что они не зря подчеркивают в своих газетно-журнальных анкетах деревенское происхождение. Много полезного почерпнули в кладовых природы поэты-самоучки пенсионер Владимир Александров из деревни Лысухино Первомайского района, журналистка Светлана Мартьянова из деревни Филимоново Ростовского района, краевед Сергей Лукин из села Кукобой Первомайского района, редактор газеты «Наш край» города Любима Лидия Смагина, бывший учитель музыки Борис Шкрабарь из деревни Горбово Угличского района.

Недалеко от ярославского города Данилова живет еще одна известная в области народная поэтесса Надежда Ивановна Гладченкова. Ей уже давно перевалило за девятый десяток. Жизнь бабушки связана с большими войнами, бедами и трагедиями. Их пережила страна, а значит, и она. Сполна пришлось познать, что такое голод, бесплатная работа в колхозе, пережить гибель мужа на войне, убийство сына-студента, заступившегося на улице за обиженного человека. Она научилась самостоятельно писать и читать. И чтобы выжить, чтобы жизнь была веселой, интересной, стала писать стихи. Общалась с такими же деревенскими даниловскими поэтами Михаилом Глазковым, Иваном Купичем. Из всех поэтов-классиков выделяет Некрасова, ему и подражает. А привил ей любовь к поэзии погибший сын Василий. Он вступал во взрослую жизнь, читая хорошие стихи. Мать продолжила его занятие. А сборники стихов ей помогает издавать местная газета «Северянка».

Обошел по популярности Надежду Гладченкову поэт из Ярославля Евгений Павлович Гусев. Родом он тоже из крестьян — из деревни Перекладово, находящейся вблизи областного центра. И потому родовыми корнями называет лес, речку Таймина, рябину, пруд. Профессию Евгений выбрал себе тяжелую, совсем не располагающую к лирике, рисковую, зато вполне патриотическую — в органах внутренних дел. В настоящее время подполковник милиции на заслуженном отдыхе. Но стихи писать начал рано, еще в военном строю, потому из-под его руки вышло более двадцати поэтических книг. Природа и любовь к малой родине помогли поэту-самоучке стать профессионалом.

Мудрая крестьянская простота, мягкая и светлая грусть, тонкий юмор — отличительные черты поэзии шестидесятипятилетней доярки из орловской деревни Елизаветинка Марии Прониной. Отсутствие специального литературного образования не помешало ей подготовить к изданию сборник стихотворений. Региональное издательство согласилось выпустить в свет талантливо написанную книгу, однако предложило автору оплатить расходы. Нужных денег у крестьянки не нашлось, и тогда спонсорами выступили жители деревни, ведь в сборнике много стихов, в которых рассказывается как раз о них. Издательством стала местная школа. Тираж у произведения небольшой — всего лишь девяносто пять экземпляров — по количеству жителей деревни.

На презентации односельчане отметили и душевность поэзии, и верность автора выбранному в детстве поэтическому пути. Жители гордятся: не в каждой деревне есть свой поэт. А Пронина рада любому доброму отзыву.

Жизнерадостность — отличительная черта характера поэта-самоучки Валентины Васильевны Рузавиной. Она работает директором средней школы в селе Саратовка Соль-Илецкого района Оренбургской области. Своеобразие ее произведений заключается не только в нестандартности мышления, но и в своеобразии языка, свежести образов, динамизме сюжетов. Она верна своему стилю, форме самовыражения и точности описываемых событий и характеров. Главный ее жанр — басня. Она собрала их в книжку, которую назвала «Девяносто сатирических стихов», а родной колхоз «Путь к коммунизму» выступил спонсором издания.

Сочинять стихи — привилегия не только сельских жителей. Утоляют свой интеллектуальный аппетит в поэзии и горожане. Иной склад характера, другой взгляд на жизнь не мешают им также искренне браться за перо и создавать поэтические произведения. Но они, конечно, отличаются от деревенской лирики. Металлург из города Нязепетровска Дмитрий Петрович Мухаркин всю жизнь радовал земляков производственными успехами. Уважали его и за смелость, честность, прямоту характера. На любом собрании доменщики ждали, что скажет Мухаркин, какую позицию займет. С мнением человека, награжденного орденом Ленина и тремя орденами Трудового Красного Знамени, отмеченного значком «Лучшему доменщику СССР», работяги считались. А он, герой доменной печи, вне работы был такой домашний! Из всех увлечений предпочитал чтение книг. С детства перечитал все приключенческие романы. Любил Пушкина и Лермонтова, но опять же только прозу. «Капитанскую дочку» и «Героя нашего времени» перечитал несколько раз. К поэзии же был равнодушен. До тех пор, пока не наступила пора уйти на заслуженный отдых.

Человек, переживший ужас войны, осваивавший первым в мировой практике выплавку феррохрома в доменных печах, производственник до мозга костей, вдруг стал лириком. По признанию мастера, у него появилось время, чтобы обдумать пережитое, а заодно попытаться заставить других задуматься о жизни. Творческая душа просто ждала своего часа. Помогла движению души и любовь к литературе.

Вначале его стихи и басни печатала многотиражная газета металлургического завода имени А. К. Серова «Сталь».Затем в Свердловске вышла отдельная книжка. Так доблестный металлург открыл дверь в мир поэзии и занял в нем достойное место. Смелость обрести творческую жилку и сделать жизнь интересной понадобилась и адвокату Николаю Николаевичу Борисову. Большой стаж и опыт юриста помогли ему подняться по карьерной лестнице. Он, заведующий Подольской ЮК Московской областной коллегии адвокатов, вполне мог поблагодарить судьбу за удачу и успокоиться. Но Борисов ринулся в Охотское море с китовой экспедицией проверить свои силы. Привез из путешествия китовый ус и зубы кашалота. А душа просила большего. И он отправился в поход с геологоразведочной партией, затем уехал в Эфиопию и Пакистан, где преподавал русский язык.

Долго адвокат не мог найти предел своим творческим поискам. Однажды вспомнил, что в юные годы увлекался написанием эпиграмм. Попробовал продолжить. Вновь увлекся. И на этот раз так серьезно, что издал в одном из столичных издательств серьезную книгу с заковыристым названием «Правдивая история россиян, или Легкое чтение для просвещенной публики». Оказалось, поэзия может потеснить любое увлечение, даже если это заманчивые путешествия по экзотическим странам.

У поэзии есть своя притягательная сила. Это почувствовал на себе каменщик из города Саранска Жорж Мелентьев. Купил он в магазине книжку сонетов словенского поэта Франца Прешерна, и волшебные слова пленили юношу. Он взял книгу с собой в армию. Там заодно изучил досконально Петрарку. Когда вернулся к мирной жизни, пошел работать на стройку и продолжил увлечение поэзией. Теперь его кумирами стали последователи Прешерна. Чтобы читать их в подлиннике, как и самого гения словенских сонетов, стал изучать языки, штудировать югославские и болгарские газеты. На его просьбу прислать нужные книги откликнулся болгарский академик Венко Марковски. Посылка послужила толчком к созданию соответствующего музея.

Так в России и в мире появился первый и единственный музей сонетов. Коллекция саранского строителя столь многочисленна, что едва уместилась в небольшой квартире. Каждое свободное место в ней занимают книги, рукописи, газетные и журнальные вырезки, ксерокопии, фотоснимки. Главным богатством являются одна тысяча двести венков сонетов на десятках языков мира.

Тридцать лет потратил каменщик на создание музея. Титанический труд. Окупился он сторицей. Мелентьев считает себя богатым человеком, потому что у него в доме хранятся несметные сокровища, и они приносят счастье и пользу не только ему, но и многочисленным посетителям. Не могут понять каменщика лишь коллеги по работе да тележурналисты, коим трудно протиснуться с камерой между стеллажами.

Квартира священника Сергия Троицкого похожа не на музей, а на музыкальную студию записи. Ее помог талантливому батюшке приобрести известный олимпийский чемпион, писатель Юрий Власов. Ради этого наш великий атлет вынужден был продать свои золотые медали… Конечно, не дело православному иерею браться за сочинение стихов и песен. Его планида — служение Богу. По его признанию, поэзия помогает донести до людских сердец свет христианской истины.

Когда-то он закончил в столице институт, поступил в аспирантуру на кафедру философии. Но знакомство с Библией круто изменило его жизнь. Церковную карьеру он начал со службы в провинциальном приходе. И все бы шло нормально, если бы не расстрел парламента. Отец Сергий находился среди защитников Конституции, крестил их, исповедовал, причащал, потому попал в опалу.

Сегодня и прихожане храмов, и простые миряне завороженно слушают песни батюшки. В них много любви и милосердия. Музыкальный язык и неповторим, и напоминает о древности его происхождения. Многие слушатели благодарят батюшку за сочинения, идущие к ним из глубины веков и лечащие их души.

Мне кажется, что не только православные песнопения, но и обычные стихи, написанные из любви к человеку и окружающему его миру, помогают просветлеть и укрепиться душе. Зачем постигать тайны стихосложения, выплескивать потаенные чувства на бумагу, если автор не обуреваем идеей спасения?! Поэт призван любить и дарить это целебное чувство другим.

Шаблоны joomla скачать здесь