Хамидова З. Х. (Москва)

Проблема сохранения и развития чеченского языка

К дню чеченского языка — 25 апреля

Становление и развитие любого языка непосредственно связано с историей народа. «...В языке, как в зеркале, отражаются все моменты исторической жизни народа; язык представляет неистощимое средство для изучения древнейшего времени, а потому в основу исторических изысканий должен быть положен прежде всего язык».

В России представлены языки разных семей — славянские, тюркские, финно-угорские, монгольские, северокавказские и др. Большинство языков народов России являются младописьменными, так как письменность для них была разработана только в советское время. В настоящее время в России 85 субъектов (регионов) — 22 республики, 9 краев, 46 областей, 3 города федерального значения, 1 автономная область, 4 автономных округа. В России активно функционируют более 150 языков. Русский язык в многонациональной России является государственным языком всей страны, на нем говорят 98,2 % населения. По итогам Всероссийской переписи населения 2010 г. численность русских в Российской Федерации составила 111,02 миллионов человек (77,7 % всего населения страны). Почти во всех субъектах РФ русский является первым по численности населения народом(от 35 % до 97 % общей численности населения). Только в Дагестане, Ингушской и Чеченской Республиках русские составляют 5 % населения. По данным переписи населения 2010 г. наиболее многочисленными этносами Российской Федерации, кроме русских, являются татары (5 310 649 человек), чуваши (1 435 872 человек) и чеченцы (1 431 360 человек).

Чеченский язык — язык народа нохчий (самоназвание чеченцев) — входит в северокавказскую семью языков, которая распадается на западную (абхазо-адыгскую) и восточную (нахско-дагестанскую). К живым нахским языкам относятся собственно чеченский, ингушский и бацбийский. Чеченцы и ингуши называют себя вайнахами (вай-наши, нах-люди), их языки близки и понятны друг другу. Бацбийцы проживают на территории Грузии, их язык под влиянием грузинского языка настолько изменился, что стал уже непонятен вайнахам.

Чеченцы — самый многочисленный этнос Северного Кавказа. 

В зависимости от места расселения и непосредственных контактов с различными народами, чеченцы известны у осетин — как цацаны, у кабардинцев — шашаны, у лезгин — чачаны, у кумыков — мичигаш и др.

Нахские языки родственны древнейшим хуррито-урартским языкам Передней Азии и Закавказья. Следы языков — предков современных вайнахских — найдены в хурритской письменности, зафиксированы в надписях древневосточных государств Митанни (XVIII–XVI в. до н.э.) и Урарту (IX–VI в. н.э.).

Близкое родство хурритского и урартского языков считается давно доказанным. Вопрос же об их месте в семье северо-кавказских языков решился сравнительно недавно. «Северо-кавказские языки распадаются на две большие группы: западно-кавказскую и восточно-кавказскую. К первой относятся адыгейский, кабардинский, убыхский, абазинский и абхазский языки, а также хеттский. Восточно-кавказские языки в свою очередь распадаются на ряд групп: 

1) восточная или лезгино-даргинская группа;

2) центральная или аваро-андоцезская группа — лакский язык;

3) западная или нахская группа, включающая в себя три языка — чеченский, ингушский и бацбийский; нахская группа в настоящее время самая многочисленная. 

Хуррито-урартские языки представляли собой еще одну группу восточно-кавказских языков. В них встречается целый ряд лексических изоглосс с нахскими языками, несколько меньше — с лезгинскими. Несмотря на то, что хуррито-урартские языки имеют некоторые особенности, отсутствующие в современных кавказских языках, нет никаких сомнений в принадлежности их именно к восточно-кавказским языкам. Большое типологическое сходство существует между этрусскими и хуррито-урартскими языками... Нужно также отметить, что в глубокой древности различия между ныне существующими восточно-кавказскими языками были менее значительными. Так, разделение чеченского и аварского языков произошло примерно две тысячи лет назад. Следует при этом помнить, что фонетические изменения могут происходить очень быстро в условиях тесного контакта с типологически несходными языками».

Начиная с 20-х годов нашего столетия, лингвисты связывали с кавказскими языками и этрусский язык. У истоков этой гипотезы стоял итальянский языковед А. Тромбетти. Расшифровка этрусских надписей подтвердила эту гипотезу. Лингвистический анализ многих этрусских слов позволил ученым сделать вывод о том, что «как историческая фонетика этрусского языка, так и предлагаемые этимологии обнаруживают существенные сходства с фонетикой и лексическим составом другой древней ветви восточной кавказской семьи — хуррито-урартской».

«Этрусский был результатом развития одного из хурритских диалектов», и в целом ряде случаев «этрусское отражение близко к нахскому».

К середине XVI века нахские общества занимают территорию, на которой проживают и сейчас. Этноним «чеченцы» еще не появился, в документах той эпохи встречаются лишь названия отдельных обществ и родов: «ококи» — аккинцы, «шибуты» — шатойцы, «мичики» — чеченцы, живущие вдоль реки Мичик, рядом с кумыками, и др. Грузинские источники называют их «кисти». К концу XVI века завершилось заселение кистинцами-бацбийцами Тушетии, где они стали называться «цоватушины». Спасаясь от набегов аварских ханов, бацбийцы продвигались вверх в горную Тушетию, где нашли защиту у кахетинского царя Леона. Между грузинами и бацбийцами установились торговые и культурные связи. В силу жизненных потребностей бацбийцы овладевают грузинским языком, а с течением времени принимают и грузинскую культуру, обычаи и традиции, веру.

Чеченский язык — язык народа нохчий (нохчо — самоназвание чеченцев), объединенного общностью территории, происхождения, памятью, общностью исторической судьбы, самоназванием, чувством принадлежности к определенной общности (и отличия от других общностей), обычаями, традициями и укладом жизни, общими чертами материальной и духовной культуры, особенностями групповой психики, проявляющимися в системе ценностных ориентаций и эстетических представлений (национальный характер, менталитет). 

Самосознание — чувство принадлежности к этнической общности, солидарности с ней, даже при утрате других черт этноса, остается наиболее устойчивым, способным долгое время служить основойэтнической самоидентификации, опираясь на представление о единстве происхождения и общности исторической судьбы. 

Народно-разговорный чеченский язык делится на:

— 7 диалектов — плоскостной (равнинный), аккинский, галанчожский, итумкалинский, кистинский, чеберлоевский, шароевский;

— 10 говоров — веденский, шалинский, урус-мартановский, надберечный, пхарчоевский, дуайский, нашхоевский, терлоевский, лам-аккинский, шелхистинский. 

Все эти диалекты и говоры чеченского языка имеют общие черты, объединяющие их в единый язык, и их носители пользуются единым литературным чеченским языком.

Единая территория расселения, культурные и хозяйственные связи, генетическая близость вайнахских обществ, постепенное закрепление ислама, антифеодальная и антиколониальная борьба стали консолидирующими факторами в становлении чеченского народа, способствовали зарождению и развитию общего для всех, национального языка устного общения, который вобрал в себя элементы разных диалектов. Вершиной в развитии средневековой духовной культуры чеченцев является героический эпос — илли. Эти сказания являются шедевром устного народного творчества, которое имеет многовековую историю и в процессе длительного существования выработало свои языковые и композиционные формы, особые принципы отбора и организации языковых средств. Эпическая поэзия характеризуется многообразием языковых формул, образных выражений, синтаксическими и лексическими клише. Ее язык резко отличается от разговорно-бытового языка и территориальных диалектов. Устно-поэтическая речь является наддиалектной формой. Являясь результатом дифференциации языка, она обособляется от других языковых образований в функционально-стилистическом плане. Необыкновенное своеобразие, богатство и широкая распространенность устно-поэтической речи не только поставили ее над диалектными расхождениями, но и оказали значительное влияние на становление единого чеченского литературного языка, истоки которого неразрывно связаны с многовековыми традициями устно-поэтической речи. 

Пытаясь найти союзников для ослабления татарского натиска, Российское государство стремится к установлению связей с народами Кавказа. Стремясь защитить свои владения от набегов крымского хана, некоторые феодальные князья Кабарды и чеченских обществ ищут защиты у России. Так появляются первые поселения русских казаков в левобережье Терека уже в середине XVI века. Россия проводила свою политику в основном через кабардинских князей, которых московские цари принимали в подданство. В 1588–1589 гг. в низовьях Терека был построен Терский город, что означало окончательное закрепление России на Северо-Восточном Кавказе.

В XVII–XVIII веках в результате антифеодальной борьбы крестьянства в Чечении княжеское управление было свергнуто и здесь возникли «вольные общества». Российская политика в XVIII веке сводилась к тому, чтобы «мирными» средствами, без использования крупных воинских соединений, принудить горцев принять российское подданство. Но теперь это было совсем непросто. Своим напором чеченцы вытеснили с равнин расселившихся было здесь кабардинцев и кумыков, это уже не изолированные общины, они уже действуют заодно, и любое давление со стороны России вызывает их яростное сопротивление. К 1785 г. было закончено строительство русской военной линии по Тереку и Кубани, а также от Моздока к Владикавказу. Северные и западные границы Чечении были блокированы, тем самым был нарушен хозяйственный уклад жизни чеченцев, прерваны связи с Астраханью, ограничена торговля. Именно в это время, в конце XVIII века, и появляется алдынский шейх Мансур. Постепенно его религиозная пропаганда направляется на объединение горцев, на борьбу против неверных. На его проповеди начинают собираться люди со всей Чечении, приезжают из Дагестана и Кабарды. Характерной особенностью шейха Мансура является стремление уничтожить племенную вражду между народностями Северного Кавказа, примирить их, объединить и дать им всем одну идею. Его письма с проповедями на арабском языке идут во все общества и находят отклик. Мансур возглавил народно-освободительное движение и предпринял определенные меры по созданию горской государственности. 

Борьба продолжалась в течение шести лет, а в 1791 г. первый имам Северного Кавказа был пленен и брошен в Шлиссельбургскую крепость, где и скончался.

Подписание в 1801 г. манифеста о присоединении Грузии к России и начало строительства Военно-Грузинской дороги давали России все ключевые позиции на Кавказе. Война с Ираном закончилась в 1813 г. подписанием договора, по которому Дагестан признавался навечно российским. После 1813 г. Северный Кавказ все больше становится сферой внутренней политики России.

В этих условиях на Кавказе появляется генерал Ермолов. Прибыв в мае 1816 г., он сразу стал насаждать казачество — по рекам Тереку и Сунжа. Только в 1821 г. из Черниговской и Полтавской губерний сюда было переселено 16 500 душ. Ермолов требовал непосредственного подчинения горцев военно-административной власти. Чеченцы выселялись со своих земель. Лучшие земли отдавались казакам, закладывались крепости: в 1818 г. — Назрановская, в 1818 г. на реке Сунже — Грозная и ряд других укреплений. Вокруг крепостей возникали станицы, а чеченцы изгонялись в горы. Любое недовольство со стороны горцев приводило к проведению карательных экспедиций. По всему Северному Кавказу были сотни разграбленных и сожженных сел, тысячи убитых.

Самыми ранними свидетельствами зарождения письменности можно рассматривать идеографические знаки на памятниках материальной культуры в высокогорной зоне Чеченской Республики. Имеются данные о распространении в Средние века грузинского и греческого алфавитов. С распространением ислама усиливается значение арабской письменности. Первые научно подтвержденные сведения о создании чеченской письменности на арабской графической основе относятся к периоду Кавказской войны.

В 1829–1831 гг. весь Дагестан и значительная часть чеченцев поднимают восстание под религиозными лозунгами имама Гази-Магомеда. В одном из сражений имам погибает. В конце 1834 г. имам Шамиль возглавил национально-освободительное движение и создал военно-теократическое государство — имамат, оказавшееся способным в течение 25 лет вести войну с Россией. Имамат представлял собой содружество народов, говорящих на разных языках, что вызвало потребность в едином языке общения. Таким языком становится арабский, на котором Шамиль и его мюриды писали свои прокламации к народу. Свод законов — низам — также был написан на арабском языке. И между собой руководители горцев вели переписку на арабском языке. Однако далеко не все горцы владели им, и Шамилем была предпринята попытка создания для чеченцев письма на основе арабской графики. Специальной комиссией арабский алфавит был приспособлен к фонетике чеченского языка. Этой системой чеченцы пользовались вплоть до 1926 года. По всей Чечении при мечетях действовали медресе, где детей обучали арабской грамоте и чтению Корана. Учитывая большую роль духовенства, царизм пытался привлечь на свою сторону шейхов и мулл. Еще в 1849 г. на Кавказе было открыто 8 мусульманских школ, из них 3 суннитского толка, где учились некоторые дагестанцы и чеченцы. 

В 1859 г. Шамиль потерпел поражение, и Северный Кавказ был оккупирован царской армией. С 1861 по 1863 гг. на территориях горцев было основано 113 станиц и расселено в них 13 850 семей. В 1864 г. была «обоснована необходимость» переселения горцев, в том числе чеченцев, в Турцию, куда было отправлено до 22 тысяч чеченцев.

Российское завоевание явилось тяжелым ударом для экономической, политической и культурной жизни всего Северного Кавказа, и особенно Чечении. «Многолетняя война, — писал Вердеревский, — уничтожила цвет юношества и вообще мужского пола. Население уменьшается в страшной пропорции».

Одновременно с этим в XIX веке в трудах российских исследователей — Р. Эркерта, Ю. Клапрота, И. Гюльденштендта, С. Броневского, А. Шифнера и др. появляются первые сведения о чеченцах и их языке. В этих трудах подчеркивалось этническое единство чеченцев и ингушей, отмечалось, что «жители обоих концов Чеченской плоскости свободно понимают и говорят друг с другом, за исключением джераховцев, говорящих весьма измененным языком». По мнению К. Гана, ингуши и кисти — это два племени чеченцев. К чеченцам причисляет ингушей и академик А. П. Берже.

О единстве бацбийцев, живущих в Грузии, и чеченцев писал И. Цискаров, который подчеркивал, что они «суть кистинского происхождения, язык их кистинский или, что совершенно все равно, чеченский».

Таким образом, исследователи этого времени подчеркивают единство вайнахских языков. Но именно в это время политика российских властей ведет к постепенному отделению западных (ингушских), нахских, обществ от восточных, чеченских, чему особенно способствует создание Сунженской линии казачьих станиц.

Процесс выделения из нахского этноса ингушского народа завершился уже в наши дни. Свидетельством тому служит тот факт, что одна часть населения пограничных обществ Эрстхой, Лам-Аьккхи и других, считают себя чеченцами, а другая — ингушами. Известный археолог Е. И. Крупнов отмечает то, что «в научных кругах в настоящее время больше склонны относить карабулаков к чеченцам, не отрицая их близости и к ингушам». Так как колонизация земель чеченцев-орстхоевцев шла с востока на запад, значительная часть этого племени оказалась оторванной от остальных чеченцев и отступила в селения ингушей. Оказавшись в инонациональной, но родственной им по языку и по культуре среде, орстхоевцы со временем стали частью формирующейся ингушской народности. Другая часть осела в селах Чечении, но большинство их (1500 семей) в 1865 г. эмигрировали в Турцию.

Историю научного кавказоведения справедливо связывают прежде всего с именем П. К. Услара. Деятельность П. Услара и его роль в чеченской истории крайне противоречивы. С одной стороны, он стремился к русификации горцев, говорил о «тлетворном» влиянии на них арабского языка и настаивал на приспособлении для письменности кавказских языков русской графики, «дабы забрать эти проводники в свои руки и суметь распоряжаться ими». С другой стороны, своими трудами по изучению чеченского языка и распространению грамотности среди чеченцев он объективно внес вклад в становление современной чеченской нации.

Подлинное научное изучение чеченского языка начинается с труда П. Услара «Чеченский язык». Им же был составлен и чеченский алфавит на основе русской графики, а также собраны приведенные в указанном труде образцы чеченских сказок, преданий и пословиц. В 1862 г. Усларом была открыта первая школа для чеченцев в крепости Грозной, где 25 детей обучались чтению и письму на чеченском языке. Дети быстро осваивали грамоту. Но школа просуществовала недолго и была закрыта. С помощью П. Услара К. Досов, родом чеченец, составил первый чеченский букварь на основе русской графики (1862).

После российского завоевания в горах продолжали существовать мусульманские школы, где муллы обучали арабскому языку и чтению Корана. Бывший наиб Шамиля Атабай Атаев получил высшее духовное образование в Каире и в совершенстве владел арабским языком. Его проповеди и письма, написанные на арабском языке, имели изысканнейший слог. Он пользовался огромнейшим уважением как в Чечении, так и у администрации Терской области, которая даже ходатайствовала об отмене ему смертной казни, к которой Атаев был приговорен за организацию Аргунского восстания в Чечении в 1860–1861 годах. Не меньшей популярностью пользовались у народа шейхи Ташу Хаджи, Кунта Хаджи, Юсуп Хаджи и др. Арабский язык был неразрывно связан с исламом и сопротивлением горцев России под мусульманским знаменем. Царизм же ставил своей целью проникновение русского языка во все сферы своего взаимодействия с горцами. С течением времени арабский язык был вытеснен русским языком и стал использоваться только в религиозной сфере. 

Вместо школы П. Услара в 1863 г. открывается горская школа, которая давала начальное образование. После ее окончания продолжали учебу в Ставропольской гимназии. За обучение в школе взималась плата, поэтому учиться в ней могли только дети состоятельных чеченцев. В 1864 г. в Терской области, куда входила и Чечения, была открыта сеть школ за счет средств населения, где письмо и чтение было и на местных языках, и на русском языке; и овладение русским разговорным языком было обязательным, для русских в них преподавался Закон Божий, для детей местных народов — Коран. В 1866 г. появляется букварь А. И. Бартоломея. Но постепенно в гимназиях и школах русский язык стал вытеснять родные языки. Если в 1848 г. во всех классах гимназии для всех учащихся были обязательны для изучения два местных языка, то уже в 1853 г. их изучение было обязательно только в трех младших классах, а в старших — изучается только один. Как основное направление языковой политики царской России для второй половины XIX века, периода реакции, образование повсеместно переводится на русский язык, вводятся ограничения на издание литературы на национальных языках и на их преподавание в школах.

В 1870 г. крепость Грозная получила статус города и стала играть важную роль в экономической, общественно-политической и культурной жизни Чечении. Начавшаяся добыча большой нефти в Грозном (1893) привела к образованию крупных предприятий, связанных с банками и иностранным капиталом. Возросло значение денег. Образовался рынок труда в Чечении: приходящих на заработки было до 5 тысяч человек — армяне, грузины, аварцы, ногайцы, ингуши, калмыки, русские. Бурное развитие промышленности и торговли привело к появлению среди чеченцев владельцев магазинов, складов, мельниц (Башировы, Мациевы, Арсамирзаевы, Мустафиновы и др.). 

Появляются первые чеченцы — рабочие нефтепромыслов. Начинает развиваться чеченская промышленная буржуазия. Чтобы обеспечить взаимопонимание в среде рабочих и владельцев, в 1872 г. в Грозном открывается первая школа переводчиков. В 1896 г. начало работу Пушкинское училище, а в 1904 г. были открыты реальное училище и женская гимназия, начала работать первая изба-читальня. Как на равнине в нагайской степи, так и в горных селах повсеместно стали открываться школы. Появились первые национальные буквари. В 1920 г. С. Гойсумовым был составлен букварь на основе арабской графики, по которому обучались дети до 1920 г., а в 1911 г. — букварь, составленный Т. Эльдархановым. В 1914 г. в Чечении насчитывалось 154 школы. Тем не менее население в целом оставалось безграмотным. Грамотность среди чеченцев составляла 0,8 %. 

В XVIII–XIX веках в религиозной и общественной жизни чеченцев господствует ислам. Арабская письменность обслуживала не только нужды религии, но и делопроизводства, официальной и частной переписки. В чеченском языке этого периода появляется значительное количество арабских слов — тептар, жайна — книга, Iедал — власть, низам — закон, доIа — молитва, и др. В конце XIX века, однако, усиливается влияние русского языка, появляются слова: салти — солдат, эпсар — офицер, инарла — генерал, пилмат — пулемет, цIерпошт — поезд, картол — картофель, копаста — капуста, сторпал — стропило, кибарчиг — кирпич, ишкап — шкаф, ведар — ведро, стака — стакан и др. 

Развитие чеченского языка в этот период происходило и за счет внутренних ресурсов при все более тесном взаимодействии носителей различных диалектов и говоров, что способствовало их сближению, стиранию различий между ними и выработке общих норм речевого общения.

Открытие школ, гимназий, появление новых букварей и учебников на чеченском языке способствовало зарождению учебно-педагогической терминологии, употреблению языка в новой для него сфере деятельности. 

В этот период появляется чеченская интеллигенция: С. Арсанов учился в политехническом институте в Петербурге, в лесном институте в Петербурге — Х. Ошаев, И. Бекбузаров — в медико-хирургической академии в Петербурге, Ставропольскую гимназию закончили М. Кадиев, М. Курумов, А. Ахтаханов и др. 

Наступил новый период в истории России, а соответственно, и на Кавказе. В феврале 1917 года царизм был свергнут. В 1918–1920 гг. в условиях Гражданской войны вопросы языкового строительства были отнюдь не в центре внимания.

20 января 1921 года во Владикавказе был созван Горский учредительный съезд, на котором с докладом выступил Иосиф Сталин. Он обещал амнистию всем участникам антибольшевистского восстания Саид-Бека, если они прекратят борьбу и признают Советскую власть. Горцы поставили условие — возвратить отобранные у них земли и признать их адаты и шариат. Сталин согласился принять условия. Тогда формально была признана Советская власть. Так была провозглашена Горская Советская республика, в которую вошли Чеченский округ, Ингушетия, Осетия, Кабарда, Балкария, Карачай и Адыгея. Правительство Горской республики сразу приняло постановление по обязательномуобучению грамоте на родном или русском языке для всех граждан от 14 до 30 лет. Все лица, препятствующие проведению ликвидации неграмотности, должны привлекаться к ответственности по законам революционного времени; все, кто будет посещать ликпункты, будет освобожден от работы с сохранением зарплаты. Была организована чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности (ЧКАБ). Отсутствие письменности и учительских кадров, однако, очень осложняло работу.

Уже в январе 1922 г. из Горской республики выделяют Карачаево-Черкесскую область, Кабардино-Балкарскую и Адыгейскую, а в ноябре — Чеченскую и в 1924 — Осетинскую и Ингушскую. Так перестала существовать Горская республика.

Создание национальной государственности имело важное значение в становлении чеченского языка, как и других горских языков. Возникли благоприятные условия для сближения диалектов и говоров чеченского языка. С 1921 по 1925 гг. председателем Чеченского областного ревкома был Т. Эльдарханов. Партийные и советские органы стремились к быстрейшему созданию сети школ и проведению культурно-просветительной работы среди чеченского населения. Чеченским ОНО был выдвинут и вопрос о создании письменности на чеченском языке. 

Правительство сформулировало задачи партии большевиков в борьбе за уничтожение национального неравенства: образование переводилось на родной язык, для этого открывались курсы по подготовке местных кадров не только в области просвещения, но и в промышленности, сельском хозяйстве, театре, прессе и т. д. Чтобы претворить эти задачи в жизнь, нужно было создать письменность на родных языках. Вокруг Эльдарханова собираются образованные чеченцы того времени: Х. Ошаев, М. Исаева, М. Сальмурзаев, А. Ножаев, С. Арсанов и др. Со всей остротой встал вопрос о диалектной основе будущего чеченского литературного языка. При выборе опорного диалекта учитывалось проживание его носителей в экономически и культурно развитых центрах, их численное превосходство над носителями других диалектов. Принимая это во внимание, в основу чеченского литературного языка был положен диалект населения равнинных районов, распространенный среди жителей столицы Чечении города Грозного и прилегающих к нему сел. Для чеченцев и ингушей и еще 14 народностей Северного Кавказа и Средней Азии была создана письменность на арабской графической основе. В 1921 г. выходит чеченский букварь К. Тучаева и Т. Эльдарханова, который просуществовал всего лишь один год, но начало ликвидации безграмотности было положено. Утверждение арабской графики дало возможность привлечь к работе и учителей мусульманских школ, хорошо знающих арабский язык, предварительно подготовив их для работы в школах. В 1923 г. Ш. Сугаипов внес изменения и дополнения в алфавит и выпустил новый букварь для первого года обучения, книгу для чтения для второго года обучения, задачник и географию. Уже в 1923 г. было подготовлено 50 человек, которые начали ликвидацию безграмотности в селах. За период с 1924 по 1932 гг. в ликпунктах были обучены грамоте 69 333 человека взрослого населения, в том числе 2120 женщин-чеченок. В этот период идеологическая ориентация советской власти на «мировую революцию» и на пролетариат западных стран приводит к идее введения латинского алфавита. «Переход на латинскую графику имеет большое значение — это разбивает стену между европейской и мусульманской культурой, создает сближение между Западом и Востоком», — подчеркивал А. Микоян в 1925 г. на конференции по вопросу о переходе на латиницу. Происходящие в мире процессы, казалось, подтверждали, что движение за латинизацию письменности к 20-м годам уже победило за рубежом и «латинский алфавит становится единым мировым». Профессором Н. Ф. Яковлевым было предложено перевести на латинскую графику не только новописьменные языки, но даже и русский язык, что было отвергнуто Лениным. 

На Кавказе латинизация имела и дополнительные идеологические значения. Во-первых, она свидетельствовала о том, что с русификацией покончено и создаются новые равноправные с русской кавказские нации. Во-вторых, латинский алфавит противостоял арабскому, который поддерживало антисоветское мусульманское духовенство. Эти политические и идеологические цели иногда прикрывались чисто филологическими рассуждениями о неадекватности арабского алфавита для кавказских языков. 

В 1923 г. на латинскую графику перешли Ингушетия, Северная Осетия и Кабарда, а для остальных народов Северного Кавказа действует пока арабская графика. В Чечении и Дагестане переход алфавитов на латинскую графику был несколько отложен ввиду сильного сопротивления духовенства. 

Первая попытка создания чеченского алфавита на основе латинской графики была сделана еще в 1920 г. на Первом Съезде горских просвещенцев в Пятигорске, но под давлением арабистов он был отвергнут. 

В 1925 г. на заседании Президиума Чеченского областного ЦИКа был утвержден проект чеченского алфавита на основе латинской графики, составленный М. Сальмурзаевым и Х. Ошаевым. 18 марта 1925 года увидела свет первая газета на чеченском языке «Серло» — «Свет». В конце 1926 г. в Ленинграде был изготовлен латинский шрифт для чеченской письменности и для типографии газеты. 

Вплоть до 1927 г. в газете печатались статьи с использованием русской, арабской и латинской график. С 1927 г. газета полностью перешла на латинскую графику. 

На заседании ОНО от 7 октября 1926 года было принято решение перевести программы для школ первой ступени на чеченский язык и приступить к составлению орфографического словаря. В 1927 г. состоялся первый выпуск 16 учениц-чеченок, окончивших краткосрочные учительские курсы. Вышел в свет «Русско-чеченский словарь» А. Мациева. В 1927–1928 учебном году в Чечении работало 104 школы, в них обучались 14,2 % детей.

Тем не менее по данным 1926 года чеченцы занимали последнее место по грамотности среди других национальностей Северного Кавказа: осетины — 21,2 %, черкесы — 16,9 %, ингуши — 9,1 %, кабардинцы — 6,8 %, чеченцы — 2,9 %.

В 1929 г. создан Союз писателей Чечении. С 1 мая 1928 года начала работу радиовещательная станция. На рабфаке стало работать национальное отделение, готовились учителя в двух педучилищах и на краткосрочных курсах. Также в 1929 г. было принято постановление о введении нового латинизированного алфавита, за которым признавалось «особое культурно-экономическое значение». Идеология этого решения основывалась на единстве во всех сферах жизни мирового пролетариата, в том числе и в единообразии графики всех языков. К этому времени латинизация письменностей мусульманских народов СССР окончательно завершилась, вытеснив арабское письмо. Она полностью соответствовала господствовавшей в те годы идеологии интернационализма. В ноябре 1929 г. была создана подкомиссия по разработке вопроса о латинизации русского алфавита. Ее председателем стал Н. Ф. Яковлев, секретарем языковед-коми В. И. Лыткин. В состав комиссии вошли как деятели языкового строительства Л. И. Жирков, А. М. Сухотин, так и языковеды-русисты Н. М. Каринский, С. И. Авакумов и А. М. Пешковский. Активно поддерживал латинизацию и председатель Ученого комитета при ЦИК СССР А. В. Луначарский. 

В 1937 г. в журнале «Культура и письменность Востока» Н. Ф. Яковлев опубликовал тезисы «О необходимости латинизации русского алфавита», в которых обосновывал необходимость реформы: «русский гражданский алфавит в его истории является алфавитом самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма, что особенно проявляется в русификаторской роли этого алфавита по отношению к национальным меньшинствам бывшей Российской империи». Деятельность комиссии Н. Ф. Яковлева в 1930 г. закончилась представлением итогового документа: предлагались три альтернативных проекта латинизированного русского алфавита. Проекты были тщательно разработаны и основывались на солидной научной теории, но деятельность комиссии не получила продолжения. 25 января 1930 года И. В. Сталин дал указание Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита. 

1 сентября 1930 года в СССР было введено обязательное всеобщее начальное образование. Осуществление всеобуча в Чечении было связано с большими трудностями — глубокие корни религиозных верований, размещение многих сел в горной местности.

Образованное в 1929 г. научное общество в 1930 г. было преобразовано в НИИ краеведения. В Грозном работают два педтехникума, два нефтяных техникума, рабфак Ростовского института инженеров транспорта, два сельхозтехникума, медтехникум, нефтяной институт, пединститут. Выходят художественные произведения на чеченском языке писателей С. Бадуева, А. Ножаева, Ш. Айсханова, I. Дудаева, Х. Ошаева, М. Мамакаева и др. В 1930 г. вышла статья М. Мамакаева «За большевистские темпы коренизации аппарата, против недооценки роли родного языка». Статья имела огромный успех. 10 мая 1931 года было принято решение ВЦИК об усилении «коренизации» и переводе делопроизводства советских и партийных органов на родной язык, а также обеспечении в местной промышленности к концу 1932 г. не менее 70 % рабочих мест для граждан местных национальностей. С 1930 по 1933 гг. вышли учебники для начальной школы на чеченском языке на основе латинской графики: арифметика, чеченский язык, книга для чтения, природоведение; терминологический словарь А. Мациева, М. Исламова(1930), трехъязычный словарь А. Мациева (1932), «Известия краеведческого музея» (на русском языке), сборник «Устное народное творчество» (1932). За это время (с 1922 г.) Чеченским облисполкомом было выпущено до 150 документов в области образования, имеющих целью ликвидировать неграмотность, вовлечь в культурное строительство женщин, поднять уровень образования чеченцев в вузах разных городов России, открыть клубы, библиотеки, спортивные кружки, готовить специалистов всех профилей из числа чеченцев. 

1 мая 1931 года открылся первый национальный театр. На его сцене были поставлены пьесы С. Арсанова, С. Бадуева, Х. Ошаева и др. 7 сентября 1932 года НИИ краеведения был реорганизован в НИИ нацкультуры.

Двадцатые годы — годы бурного развития современной чеченской культуры и интенсивного национально-языкового строительства. И одновременно — это годы террора. Прежде всего этот террор обращен против представителей мусульманского духовенства и судийских шейхов, носителей арабоязычной культуры, которую была призвана искоренить новая латинская графика. Но постепенно масштабы террора расширяются.

Осенью 1931 г. в Чечении началась «большая операция по ликвидации кулацко-контрреволюционных элементов и мулльско-националистических идеологов». В результате этой акции было арестовано 35 тысяч чеченцев, сколько из них расстреляно — неизвестно. Осенью 1932 г. была арестована еще группа людей в 3 тысячи человек (инженеры, адвокаты, писатели, ученые, финансисты). Восторжествовала теория, что «бандитов в Чечне надо искать не только в горах, но и за столом ученых, на заводах, в кабинетах, лабораториях и парткомитетах». Таким образом, наиболее интеллигентная часть населения периодически уничтожалась, и оставшимся немногим приходилось начинать ее заново.

В 1934 г. Чеченская и Ингушская автономные области были объединены в одну Чечено-Ингушскую автономную область. Обком и облисполком дают указания для создания единого алфавита для чеченцев и ингушей на основе латинской графики. Первоочередной задачей является ликвидация расхождений чеченского и ингушского алфавитов. Единый алфавит был принят. В дальнейшем задача языкового строительства заключалась в «изучении изменений корневой гласной во всех диалектах чеченского и ингушского языков и выработке на этой основе орфографических правил».

В феврале 1936 г. вышло постановление II пленума облисполкома Чечено-Ингушской автономной области по обсуждению постановления ВЦИК СССР «О нарушении национальной политики в Северо-Кавказском крае». В постановлении горрайсоветы, райисполкомы и сельсоветы обвиняются в недооценке «глубокого политического вопроса коренизации советского и хозяйственного аппарата», подготовки национальных кадров, вовлечения лиц коренной национальности в производство, обслуживания коренного населения на их родном языке и далее. Пленум облисполкома предупреждает организации и учреждения, должностных лиц, что «игнорирование и противодействие мероприятиям по созданию национального пролетариата, коренизации госаппарата и переводу делопроизводства на родной язык будут рассматриваться как контрреволюционная вылазка классового врага» и обязует гор-, рай- и сельсоветы «довести к концу 1936 г. удельный вес чеченцев и ингушей в аппарате до 60 %, разработать вопрос о преподавании в сельских школах на родном языке, ввести родной язык во все школы, средние, профессиональные и высшие учебные заведения в городе; организовать курсы по подготовке работников для советского аппарата — секретарей, машинисток, бухгалтеров, счетоводов, инструкторов и т. д., организовать спецкурсы по изучению коренного языка для других национальностей, постоянно работающих в области и не владеющих чеченским и ингушским языками; утвердить организацию 70 школ в районах для малограмотных и неграмотных работников чеченцев и ингушей на родном языке и 22 школы по изучению коренных языков для работников других национальностей; выделить на все мероприятия деньги». Такого продуманного и всеохватывающего постановления не было больше никогда за все время существования Чечении и Ингушетии, да и других северокавказских республик. 

5 декабря 1936 года ЧИ Автономная область была преобразована ЧИ АССО со столицей городом Грозным. К концу 1936 — началу 1937 гг. на 70 % была произведена «коренизация» аппарата. Получили назначение и были приняты на работу все, кто имел хоть какое-нибудь образование и авторитет среди населения. Но они еще только приступили к совей работе, а в ночь с 31 июля на 1 августа 1937 года по составленным спискам НКВД была проведена по всем селам и районам «генеральная операция по изъятию антисоветских элементов» — 14 тысяч человек были арестованы, одни расстреляны, а другие сосланы в концлагеря. Но и этого показалось чекистам недостаточно. В октябре 1937 г. был распутан очередной «буржуазно-националистический клубок» в Чечено-Ингушской АССР. В только что отстроенном Доме культуры был созван Пленум ЧИ обкома с приглашением всех ответственных работников городов, районов и сел республики, был сделан доклад о тайных делах этого «клубка», и прямо здесь в зале все чеченцы и ингуши были арестованы, начиная с Председателя Правительства и кончая самыми простыми чиновниками сельсоветов (директор музея, директор НИИ, управляющий торговлей, комиссары земледелия, здравоохранения, просвещения, финансов, председатель Союза писателей и т. д.). Аресты продолжались до ноября 1938 г., и было арестовано только из аппарата власти 137 человек. Чечено-Ингушетия была очищена от «врагов народа».

В результате репрессий с 1929 по 1938 гг. погибшие составили 205,8 тысяч человек, поэтому это замечательное постановление 1936 г. осталось нереализованным — некому было его реализовывать. 

Между тем продолжается развитие чеченского общества и чеченской культуры. С 1 сентября 1938 года начал работу педагогический институт, на трех его факультетах: историческом, физико-математическом и филологическом — обучалось 130 студентов на дневном отделении, 60 студентов — на вечернем, 147 — на заочном. Начал работать Национальный театр песни, музыки и пляски и открылись музыкальная школа и техникум. Были организованы творческие союзы писателей, художников, архитекторов и композиторов. Распахнул двери Музей изобразительных искусств, начал работать Дом народного творчества. В республике издавалось 16 газет, работало 3 вуза, 15 средних учебных заведений, 408 школ, 5 театров, 248 библиотек и 212 изб-читален. Ликвидировали неграмотность 75 % населения.

Новые социальные и политические условия — бурное развитие экономики и культуры, массовое вовлечение чеченцев в трудовую и общественную жизнь республики, резкое повышение грамотности, издание художественной литературы, открытие школ, средних и высших учебных заведений, музеев, театров, выход общественно-публицистической и политической литературы, появление телефонной связи и радио — внесли в чеченский язык, как и другие языки, огромный пласт заимствований из русской и интернациональной лексики, способствовали образованию новых слов средствами самого языка, калек, полукалек, расширению семантики собственных слов в языке, дальнейшему развитию словарного состава, терминологии, усовершенствованию графики, орфографии, ускоренному развитию чеченского литературного языка, становлению его норм, расширению сфер его употребления. Введение обязательного школьного образования способствовало распространению литературного языка в тех сферах общения, где раньше господствовали диалекты. За короткий срок были разработаны основы чеченской письменности и орфографии, созданы учебные грамматики, справочники, словари. Работа по изучению основных вопросов фонетики, грамматики, лексикологии, диалектологии и истории, археологии и фольклора способствовала решению практических проблем, связанных с установлением устных норм чеченского языка и созданием норм письменного функционирования. Из русского языка и через русский язык в эти годы была заимствована в основном терминология — научно-техническая, учебно-педагогическая, медицинская, военная, административная и т. д.: савет — совет, делгат — делегат, акти — актив, пилен — пленум, сезд — съезд, пирсадатал — председатель, правлени — правление, собрани — собрание, юьхьанцара парторганизаци — первичная парторганизация, пхIашеран план — пятилетний план, культуран министерство — министерство культуры, министрийн Совет — Совет министров, дохтар — доктор, коьрта инженер — главный инженер, тихнолаг — технолог, библиатека — библиотека, лекци — лекция, лакхара образовани — высшее образование, стипенди — стипендия, тирмометр — термометр, амбулатори — амбулатория, бальниц — больница, артист — артист, культуран цIа — дом культуры, Iилман статья — научная статья и т.д. Именно этот период обусловил стилистическое расслоение чеченского литературного языка: обретают свои особенности научно-публицистический и литературно-художественный стили, заложены основы языка делопроизводства. Являясь основой формирования чеченского литературного языка, фольклор продолжает играть важную роль в его развитии. Достаточно ясно прослеживается преемственность между устно-поэтической речью и письменно-литературным языком. Функциональное развитие языка во многом обусловливает внутриструктурное развитие в области лексики, семантических процессов, синтаксических явлений и стилистической дифференциации. Не все еще овладели в Чечении общим литературным языком не только в селах, но и в городах, однако главенствующая роль чеченского литературного языка уже ясно обозначилась. Широкоесоциальное применение чеченского языка, интенсивное его использование многими общественными слоями является реальной предпосылкой сближения разговорной и литературной разновидностей чеченского языка. 

Образование в 1936 г. в Чечено-Ингушской АССР выдвинуло перед правительством целый ряд проблем. Близость чеченского и ингушского языков, несмотря на наличие ряда специфических особенностей в фонетике, грамматике и лексике, очень велика. Тем не менее вопрос о едином языке не ставился, хотя в количественном отношении чеченцы в пять раз превосходили ингушей. В республике мирно, без конфликтов сосуществовали два языка, одинаково выполняя общественные функции среди своих народов, на двух языках шло обучение в школах, издание газет, художественной литературы, постановка спектаклей и т. д. 

Говоря о языковой политике в России, следует отметить, что существует преемственность между процессами в СССР и РФ. В процессах урегулирования языковой жизни страны можно выделить пять направлений:

1) плюрализм или языковой федерализм;

2) развитие национально-русского двуязычия;

3) одноязычие или лингвистическая русификация;

4) этноязыковая консолидация;

5) языковая демократия.

Период плюрализма или языкового федерализма охватывает языковую политику периода 1917–1935 гг. — идеологический контекст того исторического периода определил содержание языковой жизни страны — заявленное на политическом уровне равенство всех этносов России, период «коренизации», поддержка просвещения на титульных языках республик без выделения русского языка. Свое решение получила и проблема создания единой графической системы для всех языков, разработка алфавитов для бесписьменных языков. С 1920 по 1940 гг. письменность была разработана для 50 национальностей. 

Успехи культурной революции, таким образом, несмотря на террор, были грандиозны. Но, пребывая в СССР и РСФСР, Чечено-Ингушетия полностью зависела в своем развитии от изменений в идеологии и политике России, Москвы, причем зависела не только в таких вопросах, как административное устройство, но и в том, что значительно глубже, что непосредственно связано с самой национальной идентичностью — в языке. Чеченский язык становится жертвой российских перемен. 

Перемены же в России назревали большие, интернационализм и ориентация на западный пролетариат, приведшие к победе латинской графики, постепенно уступали место новым идеологическим ориентациям — на русское имперское прошлое и русский патриотизм. Соответственно возрождается старая имперская идея дать зависимым народам письменность на основе русской графики, что должно привязать их к России и облегчить их русификацию.

Совет национальностей ЦИКа СССР постановляет «по многочисленным просьбам трудящихся» перевести письменность всех новописьменных языков на русскую графическую основу. Новая идеологическая установка была юридически закреплена и в концепции государственного языка, предусматривающей обязательное употребление во всех госучреждениях русского языка. Началась сплошная русификация.

СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 марта 1938 года выпускает постановление «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей». Целью этого постановления было формирование межэтнической интеграции, но на деле функционирование национальных языков ограничивалось. Именно в этот период графики национальных языков были переведены с латиницы на кириллицу. 

В 1938 г. по предложенной профессором Н. Яковлевым математической схеме был составлен алфавит на русской графике, примененный (с небольшими изменениями) для языков Северного Кавказа и других регионов страны (более 70 народов).

Переход на русскую графическую основу был связан с большими трудностями: для овладения новым алфавитом десяткам тысяч людей нужно было переучиваться, пришлось вновь переиздавать все учебники, менять шрифт и т. д., что, несомненно, снижало темпы развития языка и ликвидации безграмотности. Чечено-Ингушский пединститут и Научно-исследовательский институт истории, языка и литературы провели значительную работу по упорядочению орфографии и терминологии, изданию учебников для чеченских и ингушских сел, осуществляли переводы общественно-политической, сельскохозяйственной, медицинской и технической литературы. Уже в 1941 г. вышли учебники на русской графике для национальных школ, в которых отныне чеченский язык и литература и ингушский язык и литература преподавались лишь как предметы, а все остальные дисциплины преподавались на русском языке.

Началась Великая Отечественная война, и 29 тысяч чеченцев ушли защищать «свою» родину. 23 февраля 1944 года чеченцы и ингуши все были высланы в Среднюю Азию и Казахстан, где для них был установлен специальный режим проживания. Чеченский и ингушский языки вместе с названиями их народов были вычеркнуты из книг, энциклопедий, уничтожены памятники их культуры, переименованы все их населенные пункты — их больше как бы не существовало. Долгих 13 лет язык был предан забвению. Но даже в этих условиях люди не теряли честь и достоинство, старались облегчить друг другу страдания. Именно в это время слилась воедино «могучая кучка», так называли интеллигентнейших вайнахов того времени, тех немногих, кто сумел выжить, которые не покладая рук работали в области науки, культуры и искусства — это М. Гайрбеков, Д. Мальсагов, М. Эсамбаев, А. Хамидов, В. Татаев, У. Димаев, И. Базоркин, Н. Музаев, Х. Эдилов, М. Абазатов, А. Мамаев, Х. Дукузов и др. Уже в 1946 г. 7 ноября художественный руководитель Кавказского ансамбля песни и пляски А. Хамидов добился разрешения проводить концерты во Фрунзе, а чуть позже и в Казахстане. А после смерти Сталина в 1955 г. М. Гайрбеков получил добро на издание газеты «Къинчьегаманбайракх» — «Знамя труда». Редактором газеты стал М. Абазатов, заведующим отделом культуры А. Хамидов, литсотрудником Х. Эдилов. Работал в редакции А. Мамакаев, там начинала свой творческий путь чеченская поэтесса Р. Ахматова и др. Газета печатала материалы на русском, на чеченском и ингушском языках. А 1 января 1956 года по радио, впервые за долгие годы, люди услышали приветствие на чеченском и ингушском языках, музыку У. Димаева, сатирический рассказ А. Хамидова, стихи Д. Яндиева и др. Без устали выступал с концертами М. Эсамбаев. Все они духовно поддерживали народ. 

В 1957 г. Чечено-Ингушская АССР была восстановлена. Оставшиеся в живых вернулись на Родину. Языком обучения в республике был русский. В городских школах чеченский и ингушский языки теперь не преподавались даже как предмет. В сельских школах родной язык и литература были предметом изучения, все остальные предметы велись на русском языке. Во всех учебных заведениях обучение и проведение всех мероприятий позволялось только на русском языке. В Чечено-ингушском госпединституте можно было проводить литературный вечер, посвященный творчеству В. Шекспира, на английском языке. Но нельзя было провести вечер, посвященный основоположнику чеченской литературы С. Бадуеву, на чеченском. В детских садах языком воспитания был русский язык, а если ребенок знал только родной, то его наказывали, требуя говорить только на русском. Вайнахская общественность била тревогу, обращалась во все инстанции, чтобы поднять статус языка. 

Позиции национальных языков в наибольшей степени были подорваны в 60–70-х годах из-за усилившейся политики русификации, которая проводилась под лозунгами «сближения народов», «стирания национальных различий» и т. д. Исчезла не только национальная школа, сократилось количество издаваемой литературы на национальных языках, в некоторых сельских районах перестали издаваться районные газеты на национальных языках, что повлекло за собой утрату целых терминологических систем и вызвало ряд других деструктивных процессов в разных сферах языка. 

Интерес исследователей к языковым проблемам берет свое начало с 80-х годов. Это было вызвано кардинальными изменениями в российском обществе и сопровождалось ростом политической деятельности этносов, направленной на повышение их социально-политического статуса. Стал актуальным вопрос о выборе нового курса языковой политики страны, появилась возможность открыто говорить о проблемах национальных языков.

В 80-е годы возобновляется научное исследование языков, фольклора, истории и этнографии вайнахов. Важным вкладом в дело изучения нахских языков являются труды Ю. Дешериева, в которых содержатся подробные исторические сведения по фонетике, грамматике и лексике этих языков и рассмотрены основные научные направления в кавказском и общем языкознании, а также работы Н. Яковлева, исследовавшего морфологию и синтаксис чеченского языка. В деле подготовки национальных кадров исследователей большую помощь оказали академии наук Грузии и Азербайджана, научные учреждения Дагестана, Кабардино-Балкарии, Осетии, Ставрополя, Ростова-на-Дону, Москвы и Ленинграда. Несмотря на чинимые препятствия при поступлении в вузы и аспирантуру, с каждым годом ряды вайнахов с высшим образованием пополняются, среди ученых увеличивается число кандидатов и докторов наук. Значительный вклад в изучение чеченского и ингушского языков внесли Н. Яковлев, А. Мациев, С. Эльмурзаев, И. Арсаханов, К. Чокаев, М. Чентиева, З. Джалмаханов, И. Алироев, Н. Бибулатов, А. Магомедов и другие. Внесли свою лепту в изучение вайнахских языков и ученые Института языкознания АН СССР Ю. Дешериев и Т. Дешериева, грузинские филологи А. Чикобава, Д. Имнайшвили, Г. Гониашвили, Р. Гагуа и др. Исследователи нескольких поколений создавали грамматики чеченского языка, многотомные издания фольклора, двух- и трехъязычные словари, были изучены практически все уровни языка. 

Изучением актуальных вопросов вайнахских языков занимаются кафедры вайнахской филологии университета и пединститута, а также секторы в НИИ. Особое место занимает кафедра вайнахской филологии университета, являющаяся ведущим центром, где проводится большая работа по исследованию проблем вайнахского языкознания, методическому обеспечению учебного процесса в средней школе и подготовке научно-педагогических кадров. Работники кафедры являются авторами программ для школ и вузов по языку и литературе. Ими созданы десятки учебников, учебных и методических пособий, выпущены монографии, сборники статей, которые используются в учебном процессе. НИИ занимается сбором, систематизацией фольклора и выпуском сборников фольклора, составлением словарей, исследованием диалектов, выпускает сборники статей и материалов по вопросам терминологии, фонетики, морфологии и синтаксиса вайнахских языков.

Все время мы видим взаимодействие двух процессов. С одной стороны — язык изучается и развивается. С другой — он уничтожается. В последепартационный период двуязычными стали практически все чеченцы. Но постепенно русский язык начинает вытеснять чеченский не только на официальном уровне. Некоторая часть населения перестала пользоваться родным языком, а другая — вообще утратила свой язык. Городское население, особенно молодежь, пользуется в общении смешанным языком, который состоит из чеченских и русских слов. 

Вайнахской интеллигенцией неоднократно поднимался вопрос о введении в городские школы родного языка. В течение 9 лет автором этих строк предпринимались попытки убедить власти в необходимости введения в городских школах уроков родного языка: истории, географии и зоологии своей республики. После долгих согласований чеченский и ингушский языки были введены в расписание в городских школах как предмет, один час в неделю, тогда как на русский язык отводилось пять часов в неделю. И лишь после перестройки с 1985 г. в горкомах и райкомах заговорили о роли родного языка в образовании, о расширении сферы его употребления. С 1989 г. автором данной статьи были организованы курсы по обучению чеченскому языку людей разных национальностей, проживающих в Грозном. В две смены обучались 200 человек, приходили даже семьями. Были подготовлены передачи по телевидению «Изучаем чеченский язык» (один раз в неделю полчаса) и «Спокойной ночи, малыши» на чеченском языке с показом озвученных на чеченский язык актерами театра мультфильмов (один раз в неделю пятнадцать минут), а также была организована передача по радио: «Что ты знаешь о своем родном языке?». Учеными были подготовлены учебники по истории Чечено-Ингушетии на русском языке для 6-х, 7-х, 8-х и 9-х классов, увидели свет самоучители и разговорники, теоретические работы, рассматривающие разные уровни языка.

Таким образом, закончился еще один этап развития чеченского языка. С 1957 по 1990 гг., в период усиленной русификации, русский язык стал источником обогащения чеченского языка научными, техническими, административными, юридическими, медицинскими, политическими и бытовыми словами и терминами. Количество заимствований этого времени огромно. Появилось большое количество языковых признаков, схожих с русским языком, структурные схождения, обусловленные не родством языков, а приспособлением их к одинаковым социальным условиям существования. Новые нормы общественно-политической жизни, сдвиги в экономике, производстве, науке и культуре, быту породили массу новых понятий, не имеющих адекватного выражения в чеченском языке. Их заимствование вызвало зарождение в языке ранее неизвестных стилей и категорий, слов и выражений. Это привело к большей свободе порядка слов в предложении, возникновению новых типов предложений. Наряду с обогащением лексики значительное развитие получила смысловая сторона чеченского языка: расширилась семантика исконных слов, обогатились ряды антонимов, омонимов, синонимов, появились новые слова и значения, представляющие собой лексические и семантические кальки, полукальки, одновременно исчез из словарного состава ряд исконных и заимствованных ранее слов. Появилась тенденция соблюдать в заимствованиях орфографические нормы русского языка: слова стали произносить и писать так, как в русском языке, не подвергая их фонетическим изменениям. Попытки заменить широко распространенные в чеченском языке заимствования словами и фразами из исконного материала, не учитывая при этом многообразных аспектов функционирования лексических единиц в речевой практике народа, не привели к успеху, однако было немало терминов, удачно образованных и средствами родного языка. 

Исключительно кропотливая и серьезная работа по терминологии во многом способствовала становлению единых лексических норм чеченского литературного языка. Литературное оформление и обогащение чеченской лексики, как и стабилизация норм правописания, развитие синтаксических и стилистических средств непосредственно связаны с периодической печатью, появлением обширной художественной литературы на чеченском языке. Язык и стиль писателей отражали элементы народной речи, говоров и диалектов, устного поэтического творчества. Умелое употребление особенностей чеченского языка в художественной литературе способствовало закреплению их в общенациональной системе языка, обогатило синонимические средства и тем самым расширило его стилистические возможности. Значительны в этом отношении заслуги писателей Р. Ахматовой, М. Мамакаева, А. Мамакаева, Х. Ошаева, А. Хамидова, М. Мусаева, Ш. Арсанукаева, Н. Музаева, А. Айдамирова, А. Сулейманова и др.

Становление единых норм фонетики, грамматики и лексики явилось предпосылкой для дальнейшего развития чеченского литературного языка. Наиболее существенные изменения под влиянием нормализованного языка происходят в речи и в диалектах. Вопросы языковой нормы и типологии нормализационных процессов, однако, еще недостаточно изучены. 

За это время сформировался большой отряд ученых, высококвалифицированных специалистов-чеченцев, успешно работавших во всех областях экономики и культуры. Однако, многие из них, кроме тех, кто закончил национальное отделение, имея высшее образование, не умеют писать и читать на своем родном языке. Кроме того, русский язык, являясь языком науки и культуры, стал участвовать в формировании мыслительных процессов. Хорошее знание чеченцами русского языка привело к появлению в речи чеченской интеллигенции большого количества русских слов. Из речи чеченцев даже старшего поколения исчезли числительные, их употребляют на русском языке (в чеченском — двадцатеричная система счисления). За это время чеченский язык так и не стал языком делопроизводства, науки и техники. Необходимость унификации алфавита, развития терминологической системы, расширения общественных функций чеченского языка — требовали незамедлительного развития.

Преподавание в школе русского и чеченского языков в соотношении: пять часов к одному способствовало появлению несвойственного языка слогового чтения; в чеченском языке носовые гласные на письме обозначаются буквой -н-, чтение этой буквы способствовало появлению мягких согласных и в чеченском языке; некоторые согласные лишились придыхания; во многих словах, начинающихся с гласных, в чеченском языке им предшествует смык [ə], он исчез; в чеченском языке от долготы и краткости гласного зависит смысл слова, а на письме ни долгие гласные, ни долгие дифтонги не обозначаются, что привело в некоторых случаях к замене дифтонга фонемой; в алфавите чеченского языка нет буквы -е-, а звуки есть, наличие этой буквы в русском языке способствовало написанию ее и в чеченском языке; в чеченском языке постоянное ударение на первом слоге, но появилось второе переносное ударение в многосложных словах; огромное количество заимствований привело к появлению не свойственных речи чеченцев сочетаний согласных; изменился строй простого предложения, он стал более свободным; появился новый строй сложного предложения и т. д. И самое главное, что в результате всех этих изменений чеченцы остались безграмотными, они, в большинстве своем, не умеют писать и читать на своем родном языке.

Положение о социальном характере языка, о связи языка с развитием общества, о влиянии общественно-политических и экономических факторов на развитие языка полностью подтверждается историей развития чеченского языка. Полную картину исторического развития чеченского языка, как и любого другого языка, может дать только обобщение большого количества лингвистических фактов, которые относятся к современному состоянию и к истории родственных кавказских языков, а также этнолингвистических и историко-культурологических данных.

Языковое строительство — это не только лингвистическая практика, это ее единство с теорией, их взаимодействие, поэтому современная жизненная ситуация требует разработки актуальных проблем нахского языкознания как для настоящего, так и для будущего. Это проблемы развития литературных языков, их нормализация, разработка их орфоэпических и орфографических норм, развитие стилей и жанров литературной речи, разработка современной терминологии, борьба за культуру речи. И поскольку слово — носитель духовной культуры народа, оно заслуживает бережного отношения к себе, всестороннего изучения и специального глубокого исследования в сравнительно-историческом плане. История языка — это постоянно меняющиеся языковые факты и явления, которые происходят в достаточно широких временных рамках, а потому нуждаются в составлении периодизации истории языка, основанной на диахронической стратификации языковых изменений.

На волне подъема движения за возрождение языков в 1990 г. в республиках были приняты законодательные акты, в которых языки республик провозглашались (наряду с русским языком) государственными языками. Статус языка был официально закреплен в Конституциях и законах о языках. К титульным народам причисляются этнические сообщества, которые используются в наименовании республики. В течение многих лет языковая политика в СССР была во многом направлена на распространение русского языка. Но нет сомнения, что объективная потребность любого многонационального государства — это наличие общего для всех языка общения. Исторически сложилось так, что и в Российской империи и в СССР эту функцию выполнял русский язык, поэтому при проведении языковой политики с этим нельзя не считаться. По итогам всероссийской переписи населения 2010 г. численность постоянного населения РФ составила 142,86 миллионов человек, из них русским языком владело 138 миллионов человек (99,4 %). Языковая политика в новых условиях, по мнению специалистов, должна быть направлена на поиск путей сбалансированного функционирования русского и родного языков, придав языкам титульных наций статус государственных.

Национальная языковая политика государства оказывает поддержку языкам, сохраняет их языковую общность — народ-носитель языка — и его культуру. В любой стране с этническим и языковым многообразием существует социальная потребность в языковом единении страны, что вызвано самой жизнью, которая требует контактов между жителями в связи с их участием в процессе формирования материальных и духовных ценностей, а также стремление разных народов сохранять и развивать свой национальный язык и культуру. В процессе сознательного воздействия общества на язык успешная языковая политика должна учитывать это, так как она направлена на сохранение и развитие языков.

Защита языков выражается в принятии языкового законодательства, программ развития, материальной поддержки в образовании массовой коммуникации, книгоиздании, принятии программ по изучению языка и их выполнению. 

25 октября 1991 года приняты закон РСФСР «О языках народов РСФСР»; Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений закон “О языках народов РСФСР”», принятый 24 июля 1998 года, действующий на всей территории РФ, — это основополагающий документ, регламентирующий общие вопросы языковой политики государства. В соответствии со ст. 33 «О языках народов РСФСР» государственным языком на всей территории России признается русский язык, при этом каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества, а входящие в состав федерации республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, местного самоуправления, госучреждениях республик они употребляются наравне с государственным языком РФ — русским. Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. Основные положения этого закона подтверждаются в соответствующем разделе Конституции России, принятой в 1993 году. 

В республиках РФ республиканское законодательство дополняет этот закон, устанавливая функциональное соотношение государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик.

Первоначально в Конституции Чеченской Республики в качестве государственных признавались русский и чеченский языки, при этом русский язык был назван языком межнационального общения и официального делопроизводства. Впоследствии в Конституцию Чеченской Республики были внесены изменения, допускающие ведение официального делопроизводства на чеченском языке наряду с русским языком. Закон Чеченской Республики от 25 апреля 2007 года № 16 «О языках в Чеченской Республике» объявляет государственными языками Чеченской Республики русский и чеченский языки. Статус чеченского и русского языков как государственных не ущемляет права других народов РФ, проживающих на территории Чеченской Республики, в использовании и развитии своих языков (ст. 2 п. 1), ст. 3 определяет гарантии равноправия и защиты языков в Чеченской Республике:

1. В Чеченской Республике признается и защищается неотъемлемое право граждан любой национальности на развитие языка и культуры.

2. Чеченская Республика гарантирует каждому право на использование родного языка, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения, творчества.

3. Органы государственной власти Чеченской Республики, органы местного самоуправления обеспечивают и гарантируют социальную, экономическую и юридическую защиту всех языков Российской Федерации.

Чеченский язык объявлен одним из государственных языков и в Республике Дагестан. 

Региональные государственные языки реализуются по-разному — в разном количестве сфер общения и с неодинаковой степенью интенсивности, что предполагает дальнейшее распространение и расширение функций статусных языков. Принципы национальной языковой политики являются основой концепции языкового законодательства, от претворения в жизнь которого зависит успешное функционирование языков России. 

Требуется создание языковой среды — язык должен стать средством жизни данного этноса — это основное условие выживаемости языка: нет языка — нет нации!

Различный уровень функционального развития языков Российской Федерации зависит от многих социальных факторов:

1) численности носителей языка;

2) способов расселения носителей языка;

3) наличия письменности;

4) наличия традиций использования языка в разных сферах общения;

5) наличия социальной потребности в использовании национального языка (этническое самосознание);

6) культивирования других языков в разных сферах общения (двуязычие, многоязычие).

В Чеченской Республике титульная нация — чеченцы, составляет подавляющее большинство населения Республики — 95,3 %.

Согласно данным переписи населения 2002 г. все население Чеченской Республики составляло 1 103 686 человек, в том числе чеченцев — 1 031 647 человек, из которых родным чеченским языком владели 97,51 %.

Большая часть чеченцев, не знающих чеченский язык, приходится на диаспоры. Чеченская Республика является одним из немногих субъектов РФ, в котором отмечается рост численности населения при незначительной доле людей старшего возраста.

Социально-политические потрясения 1990-х годов вызвали мощный отток из республики нечеченского населения, которое составляло примерно треть населения. За последние десятилетия из Чеченской Республики уехали сотни тысяч этнических чеченцев, и рост численности населения происходил за счет высокого уровня естественного прироста. Чеченцы в 2003 г. составляли 93,47 % населения Чеченской Республики, а доля русского населения сократилась до 3,68 %. Тем не менее национальные меньшинства по-прежнему живут среди чеченцев — это кумыки, ингуши, ногайцы, татары, аварцы. Кроме того, чеченцы говорят на кумыкском и ингушском языках, а кумыки и ингуши владеют чеченским языком. 

Для основной массы чеченцев характерен компактный способ расселения: на территории Чеченской Республики, Республики Дагестан и Грузии. Чеченцы компактно проживают в Хасавюртовском, Новолакском, Казбековском и Бабаюртовском районах Дагестана — это в основном чеченцы-аккинцы.

В Грузии чеченское население живет в шести селениях Панкинского ущелья и в Ахметовском районе, где преобладают кистинцы и бацбийцы. За этот период крупные чеченские диаспоры появились в Московской, Тверской областях (до 2–2,5 тысяч), в Москве (до 15 тысяч), в Республике Ингушетия (до 96 тысяч). В Краснодарском, Оренбургском, Красноярском краях (в каждом до 2 тысяч), в Самарской, Курганской, Челябинской, Кемеровской, Омской областях (в каждой до 2 тысяч), в Кабардино-Балкарии (до 5 тысяч), Карачаево-Черкесии (до 2 тысяч), в Республике Башкортостан (до 1,5 тысяч). Крупные диаспоры находятся в Калмыкии (до 6 тысяч), Ставропольском крае (до 15 тысяч), в Астраханской области (до 11 тысяч), в Ростовской области (до 18 тысяч), в Тюменской области (до 11 тысяч). 

Для чеченских диаспор в регионах Российской Федерации характерно дисперсное расселение, наиболее неблагоприятное для функционирования родного языка. 

Крупные диаспоры есть и за рубежом: в Турции, Сирии, Иордании, Ираке. Для этих диаспор характерен компактный характер проживания. Ассимилировалась в арабской среде иракская община чеченцев. 

Сильнейший толчок к увеличению чеченской миграции в страны Запада дали две военные кампании. В начале XXI века поток чеченских беженцев был настолько значительным, что министерства внутренних дел Эстонии, Латвии, Литвы и Австрии в сентябре 2004 г. внесли предложение о создании единого центра по приему чеченских беженцев, который разместился бы на Украине. С 2001 по 2004 гг. в польское министерство внутренних дел поступило более 13,9 тысяч заявлений о предоставлении политического убежища. В то же время в Австрии ежегодно получали убежище до 2 тысяч выходцев из Чеченской Республики. В настоящее время самые крупные европейские чеченские диаспоры расположены в Австрии (более 18 тысяч), Бельгии (до 9 тысяч), Германии (более 12 тысяч), Польше (более 12 тысяч), Чехии и Словакии (до 2,5–3 тысяч), Франции (более 10 тысяч), Норвегии (до 7 тысяч), Швеции, Дании, Швейцарии (в каждой стране до 2 тысяч). Реальное количество чеченцев, проживающих в европейских странах на постоянной основе, значительно выше официальных данных, их численность в пределах 150–200 тысяч человек. 

Одна из старейших чеченских диаспор на Западе существует в США, в штате Нью-Джерси. Появились диаспоры и в азиатских странах (самые крупные в Малайзии, Австралии и Новой Зеландии). 

Большая часть чеченцев, не знающих чеченский язык, приходится на российские и зарубежные диаспоры. В речи чеченцев появилось много ничем не оправданных заимствований из русского языка и из других языков через русский язык. Тем не менее исследования знания чеченского языка в Чеченской Республике показали, что чеченский язык знают в Республике Адыгея 40человек, в Республике Башкортостан — 105 человек, в Республике Дагестан — 5386 человек, в Республике Ингушетия — 4405 человек, в Кабардино-Балкарии — 229 человек, в Северной Осетии — Алании — 404 человека, Республике Татарстан — 267 человек, в Чеченской Республике — 7148 человек. Специалисты отмечают возросший интерес к Чеченской Республике и ее народу не только в России, но и за рубежом.

Уровень владения русским языком этнических чеченцев в Чеченской Республике довольно высокий. Причина, по которой распространение русского языка оказывает такое сильное влияние на чеченский язык, очевидна — на протяжении последних десятилетий чеченский язык не отражает социальную практику и поэтому не отвечает в полной мере потребностям использования в разных сферах научного познания, управления, бизнеса. При том, что чеченский язык располагает ресурсами развития и функционирования наравне с русским языком. 

В 2002 г. чеченцы, проживающие в Чеченской Республике, владели английским языком — 5606 человек, арабским — 1699 человек, казахским — 1444 человека, немецким — 1871 человек, французским — 443 человека.

Чеченский язык относится к числу достаточно развитых языков РФ, чтобы выполнять всю совокупность функций в различных сферах жизни современного общества. Однако языковая ситуация в Чеченской Республике характеризуется функциональным доминированием русского языка. При этом демографическая мощность русского языка сохраняется за счет числа двуязычных чеченцев. Демографическая мощность чеченского языка поддерживается за счет высоких темпов роста чеченского населения.

До депортации чеченцев в 1944 г. обучение в начальной и средней школе (1–7 классы) Чеченской Республики велось на чеченском языке, но с 1957 г. чеченский преподается в школах как предмет, наряду с иностранным языком.

В настоящее время обучение на чеченском языке с 1 по 4 классы ведется в 21 школе на территории Республики Дагестан (10 школ в Хасавюртовском, 9 школ — в Новолакском и по одной школе в Казбековском и Бабаюртовском районах). Кроме этого, чеченский язык в качестве родного изучается в 48 школах Дагестана. В 2000–2001 гг. обучением на чеченском языке и изучением чеченского языка в Дагестане было охвачено 16 327 учащихся. Изучается литературный чеченский язык, но в 1996 г. издан букварь для детей-аккинцев, предназначенный для более легкого усвоения литературного чеченского языка.

В 1992–1993 гг., после многочисленных согласований, автору этих строк удалось открыть межфакультетские кафедры чеченского языка во всех образовательных учреждениях: в Чеченском государственном университете на всех факультетах, в педуниверситете, в нефтяном институте, педучилищах, колледжах, гимназиях. В образовательных учреждениях всех уровней язык обучения — русский. Чеченский язык и чеченская литература, методика их преподавания, культура речи, краеведение преподаются в качестве отдельных предметов в средней школе, учебных заведениях среднего и высшего профессионального образования и в вузах — на чеченском языке. В городских школах чеченский язык и литература были введены в изучение как предмет. 

Закон Чеченской Республики от 25 апреля 2007 года № 16-РЗ «О языках Чеченской Республики» устанавливает, что во всех образовательных учреждениях Чеченской Республики с иным языком обучения чеченский язык изучается как предмет (п. 4 ст. 7). Язык, на котором ведется воспитание и обучение, определяется учредителем этого учреждения или уставом в соответствии с законодательством РФ и ЧР (п. 6 ст. 7), а право выбора образовательного учреждения с тем или иным языком обучения и воспитания ребенка закреплено за родителями (п. 5 ст. 7).

Во всех дошкольных образовательных учреждениях проводится воспитание на двух языках: русском языке с использованием родного языка, а также ведется обучение чеченскому языку. Во всех дошкольных учреждениях и общеобразовательных школах язык обучения и воспитания определяется местными органами власти, которые должны обеспечить учеников учебниками и учебными пособиями на родном языке. С 2007 г. в дошкольных учреждениях городов Чеченской Республики продолжается целенаправленная работа по созданию целостной системы национального образования, которая включает дошкольное, школьное, начальное, среднее и высшее профессиональное образование. Развитие и гармоничное взаимодействие русского и чеченского языков обеспечивается в школах Чеченской Республики. В городских и сельских школах чеченский язык и литература изучаются как предмет. 

В системе образования Чеченской Республики созданы условия для реализации и развития способностей детей: функционируют учреждения дополнительного образования (образовательные и досуговые программы на чеченском языке и русском языке). Во всех образовательных учреждениях изучается чеченский язык. Для лиц других национальностей, желающих изучать чеченский язык, действуют воскресные школы.

В 2008 г. в качестве эксперимента в 47 школах ЧР временно было введено преподавание математики в начальных классах на чеченском языке. Эксперимент не получил развития. Количество родителей, готовых выбрать для своих детей начальную школу с чеченским языком обучения, было 65,6 %, а число желающих, чтобы обучение велось на русском языке, а чеченский язык изучался как предмет — 30,3 %.

Согласно проведенным опросам, на чеченском языке не говорили 0,4 % учеников, хорошо говорили 78,3 %. Причем значительная часть опрошенных высказалась за качественное обучение родному языку: за увеличение часов, отведенных на изучение чеченского языка, высказались 51,8 % респондентов. Принятие руководством республики решительных мер по выполнению закона «О языках Чеченской Республики», направленных на расширение применения чеченского языка в сфере образования, во многом изменит ситуацию в Чеченской Республике.

В средних и высших учебных заведениях Чеченской Республики чеченский язык как язык обучения используется при подготовке специалистов соответствующего профиля (преподавателей чеченского языка и литературы). Отмечается также, что при преподавании предметов представители гуманитарных дисциплин отдают предпочтение чеченскому языку, а представители естественно-математических и технических — русскому языку.

Это связано с отсутствием терминологии, терминологических словарей по разным отраслям знаний и указывается на сужение сферы распространения чеченского языка в этой области. Одним из важнейших условий эффективности преподавания родного языка является создание и поддержание у школьников и студентов внутренней мотивации для изучения этого языка и для дальнейшей работы по его сохранению. Руководством Чеченской Республики провозглашен курс на всемерное поддержание чеченского языка и расширение сфер его применения. В рамках этой политики поощряется использование чеченского языка в деятельности органов государственной власти, СМИ и т. д. Официально в качестве праздничного дня введен «День Чеченского языка» — с 2007 г. отмечается ежегодно 25 апреля. Составной частью государственных программ по сохранению, развитию и изучению языков являются разделы о языке титульного этноса, в которых предусматривается развитие системы образования и воспитания на данном национальном языке. Развитие языка — это любые изменения в языке, которые ведут к совершенствованию выразительных способностей языка, что является следствием процесса приспособления языка к растущим потребностям общения в разных сферах жизни — рост производительных сил общества, развитие науки и техники, культуры. Возникает много новых понятий, для которых язык вынужден искать средства выражения, расширяются общественные функции языка, усложняется стилевая вариативность. Развитие языка происходит как за счет внутренних языковых ресурсов, которые являются достаточно мощной доминантой, так и использования готовых конструкций языка.

Учебная и методическая литература издается на русском и чеченском языках. Создаются электронные учебники. В сфере науки функционирует русский язык во всех областях знаний, а чеченский язык — в науках гуманитарного цикла — лингвистика, педагогика, литературоведение, культурология. Изданы орфографические двуязычные словари. Издание газет и журналов, вещание радио- и телепередач на территории Чеченской Республики осуществляются на чеченском и русском языках, а также, по усмотрению учредителей, на других языках. 

В настоящее время в Чеченской Республике издается 32 газеты, из них 15 — на русском языке, 7 — на чеченском языке. Тираж всех изданий невысок — в среднем 1–3 тысячи экземпляров. Кроме того, выходят 11 журналов (на русском языке — 3, на чеченском языке — 3, а также на двух языках — русском и чеченском — 5).

В ЧР две республиканские телекомпании — «Вайнах» и «Грозный». Язык передач — русский и чеченский, примерно поровну. Культурно-просветительские программы ведутся на чеченском языке, общественно-политические с использованием русского и чеченского языков. Новостные блоки дублируются на русском и чеченском языках.

Радиовещание носит развлекательный характер и ведется на двух языках. Время вещания информационных программ примерно одинаковое. В Чеченской Республике население широко использует Интернет как средство массовой информации и коммуникации, в котором активно сосуществуют два массива информации — русскоязычный и чеченский. Помимо порталов и серверов государственной власти Республики, все библиотеки, музеи, учебные учреждения, средства массовой информации, периодическая печать, радиостанции предоставляют свою информацию на русском и чеченском языках. 

Объем книгоиздания на родном языке за последние два десятилетия сократился в связи с прекращением государственной поддержки национального книгоиздания.

В Чеченской Республике на чеченском языке издается по госзаказам в основном учебная литература, при этом значительная часть заказов размещается за пределами Чеченской Республики. В Чеченской Республике издается достаточное количество произведений художественной литературы: стихи, пьесы, рассказы, повести, романы. В 2009 г. на территории Чеченской Республики изданоне менее 34 книгна русском языке, 5 — на чеченском языке. Еще не менее 9 изданий на русском языке вышло за пределами Чеченской Республики. В 2010 г. издано в ЧР на русском языке 9 книг, 7 книг на чеченском языке. На чеченском языке издается, в основном, художественная литература, в том числе детская. Объемы изданий невелики. Выходит небольшое количество научной и научно-популярной литературы (в сфере гуманитарных наук, филологии), что является отражением того факта, что из всех научных дисциплин наибольшее распространение чеченский язык получил в языкознании и филологии. 

В последние годы предпринимаются попытки распространить использование чеченского языка на другие дисциплины. В 2011 г. Академия наук Чеченской Республики впервые издала «Атлас анатомии человека» на чеченском языке. Издается на чеченском языке и духовная литература. Опубликован перевод на чеченский язык Корана. Кроме того, до сих пор существует духовная переписная книга — как на арабском, так и на чеченском языках с использованием арабской графики.

Закон «О языках в Чеченской Республике» определяет язык как основу и средство воплощения и развития национальной культуры. Язык — одно из важных средств фиксации культуры и способ передачи ее последующим поколениям в составе лингвокультурной традиции. Закон провозглашает, что в Чеченской Республике в сфере культуры используются все языки народов, проживающих на ее территории. Кроме того, ЧР на основании соглашений с другими субъектами РФ оказывает содействие развитию чеченского языка и культуры на территориях данных субъектов, принимает участие в подготовке национальных кадров, в обеспечении учебной, художественной, научной и другой литературой, в распространении периодической печати, подготовке теле- и радиопрограмм для них (ст. 19).

Довольно широко применяется чеченский язык в деятельности культуры и искусства. В последнее время до половины всех массовых мероприятий, проводимых библиотеками, клубами, проводятся на чеченском языке. В республике действуют 4 театра, из которых только один — Русский драмтеатр им. Лермонтова — не использует чеченский язык. Исключительно только на чеченском языке идут постановки в Чеченском драмтеатре имени Х. Нурадилова, в молодежном театре «Серло» (свет), театре юного зрителя. Чеченская эстрада традиционно пользуется чеченским языком, концертные и праздничные мероприятия проводятся с использованием чеченского языка. 

Закон «О языках в Чеченской Республике» устанавливает ведение на территории Чеченской Республики официального делопроизводства в государственных органах ЧР, учреждениях и организациях на государственных языках ЧР: русском и чеченском. Тезисы документов (бланков, штампов), вывесок с наименованиями государственных органов, учреждений, организаций в ЧР оформляются на чеченском и русском языках, а в необходимых случаях и на иных языках народов РФ с учетом интересов местного населения (ст. 12). Однако следующая статья того же законодательства закрепляет за государственным языком Российской Федерации (русский язык) право языка официальной переписки — на русском языке должна вестись вся официальная переписка, осуществляться иные формы взаимоотношений с госорганами, учреждениями, организациями вне территории Чеченской Республики. На территории ЧР официальная переписка может осуществляться на гос. языках ЧР с использованием чеченского языка, при обеспечении перевода на язык РФ. Но так гласит закон, а на самом деле вся официальная переписка как на территории ЧР, так и за ее пределами осуществляется исключительно на русском языке. В Парламенте Чеченской Республики законодательная деятельность ведется на русском языке, но на чеченский язык могут быть переведены все законы, указы, постановления, для чего нужна школа переводчиков при Союзе писателей ЧР или на факультете журналистики ЧГУ, которая готовила бы переводчиков специально для этой сферы деятельности (чтобы 3–4 человека работали при Правительстве).

Законодательно предусмотрено использование чеченского языка и при подготовке референдумов и выборов. Чеченский язык находит применение только в устной речи представителей государственных органов власти, и это объяснимо: подавляющее большинство госслужащих являются этническими чеченцами. На всех уровнях чеченский язык используется в Парламенте и в Правительстве (чеченский — 42,9 %, русский — 9 %), в государственных и муниципальных учреждениях всех уровней — в устной форме. 

Закон «О языках в Чеченской Республике» предусматривает публикацию республиканских законов на чеченском и русском языках (ст. 9), но нотариальное делопроизводство осуществляется в соответствии с законодательством РФ — на русском языке. В сфере административной деятельности чеченский язык используется ограниченно, в местах компактного проживания чеченцев.

Чеченский язык не используется в письменных решениях суда, но ограниченно используется в свидетельских показаниях. В соответствии с Конституцией РФ участники процесса имеют право пользоваться родным языком, при этом государство обязано предоставить им переводчика, любой из участников процесса имеет право ознакомиться с материалами дела или выступить в суде на своем родном языке. Нарушение установленного порядка использования языка в судебном производстве и делопроизводстве в правоохранительных органах является основанием для отмены судебного решения и всех других процессуальных решений по принимаемым ими делам (ст. 14). На деле делопроизводство в судах и всех правоохранительных органах ведется в основном на русском языке и ограниченно — на чеченском языке при устном межличностном общении. 

Законодательство Чеченской Республики допускает использование чеченского языка при написании названий географических объектов, надписей, дорожных и других указателей, а также во внешнеэкономической деятельности, в сфере промышленности, связи, транспорта, энергетики на всей территории ЧР наряду с русским языком. Однако во всех этих сферах чеченский язык широко используется в неофициальном межличностном общении с представителями своего этноса, а также в письменной рекламе. Вся документация и деловая переписка ведется на русском языке. Чеченцы исповедуют ислам суннитской ветви. На чеченском языке публикуются произведения духовного и религиозного содержания. В сфере религии в ЧР русский язык не применяется. Духовную сферу чеченский язык делит с арабским языком. Большинство религиозных обрядов проводится с использованием чеченского языка, часть религиозных обрядов проводится на арабском языке. На чеченском языке произносится пятничная проповедь. Традиционное религиозное песнопение — назм — исполняется на чеченском языке. Амулеты и обереги составляются на арабском языке (зикр, мовлид). В нерегламентируемых взаимоотношениях, в деятельности общественных и религиозных объединений и организаций используется чеченский язык. Широко используется чеченский язык в семейно-бытовой сфере общения, дружеском, неформальном общении. Опросы 2003 г. показали, что в семье чеченским языком пользовались 97,3 % респондентов. Но и здесь сегодня расширяется использование русского языка — в общении с друзьями чеченским языком пользовались 88,3 % и в то же время 70,3 % пользовались одновременно чеченским и русским языком.

Практически во всех сферах чеченский язык активно софункционирует с русским языком, за исключением религиозной и семейно-бытовой сферы общения, где доминирует чеченский язык.

На территории Чеченской Республики сформировалась ситуация, в которой основными являются русский и чеченский государственные языки. Все остальные этнические группы малочисленны и не влияют на языковую ситуацию. Все языки в ЧР испытывают сильное влияние русского языка. На территории Чеченской Республики чеченский язык обладает демографической мощностью, пока не сопоставимой с мощностью русского языка. Однако демографическая мощность чеченского языка основывается на демографическом росте чеченского языка, а демографическая мощность русского языка поддерживается за счет лиц, владеющих и пользующихся им. Русский язык — не только язык межнационального общения, но и язык официального делопроизводства, язык обучения, науки, средств массовой коммуникации. Во всех сферах, где представлен чеченский язык, он испытывает конкуренцию со стороны русского языка. Чечено-русское двуязычие оборачивается вторжением русского языка в чеченский язык. Но следует отметить, что полифункциональность чеченского языка, его широкая социальная база и высокий общественный статус государственного языка в ЧР обеспечивают ему высокую степень витальности (жизнедеятельности). 

Таким образом, в Чеченской Республике существует двухкомпонентная несбалансированная ситуация (компонентами являются два государственных языка республики), характеризующаяся неравновесной функциональной нагрузкой: русский язык используется в большем количестве коммуникативных сфер с большей интенсивностью. При этом чеченский язык, софункционирующий с русским в социально-коммуникативной системе ЧР, в целом характеризуется высоким уровнем функционального развития, имеет достаточную демографическую базу, ему оказывается законодательная и иная государственная поддержка: язык с большей или меньшей интенсивностью функционирует в официальных сферах общения и интенсивно используется в неофициальном общении. 

Среди многочисленных факторов, влияющих на уровень витальности (жизнеспособности) языка, одним из главных является демографический фактор, то есть количество говорящих на данном языке. Самый высокий процент наций, считающих свой родной язык основным языком общения, в РФ это: чеченцы 98,5 %, тувинцы — 98,4 %, якуты — 95 %, осетины — 92,4 %,что указывает на высокую степень этнического самосознания и устойчивости витальности их языков, несмотря на то, что некоторые из них не имеют широкую сферу функционального применения. 

Планируемое в Чеченской Республике создание полилингвальных школ с использованием чеченского и русского языков и расширение функций чеченского языка в сфере делопроизводства, управления и администрирования создадут гарантии сохранения и развития языка. Важную роль в этом сыграет и наблюдаемое в последнее время повышение престижа и ценности родного языка в чеченской молодежной среде.

Изменившаяся социальная, экономическая и этнокультурная ситуация в стране способствовала принятию основополагающего для стратегического развития страны документа «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации», утвержденного указом Президента РФ 19 декабря 2012 года на период до 2025 года.

Центральным вопросом современного российского общества, несмотря на его внешнюю устойчивость, является вопрос о способах интеграции внутренне неоднородного в языковом, культурном и конфессиональном отношении социума в консолидированное сообщество. Если государство посредством законодательства и других документов поддерживает этнические общины, то это автоматически позволяет сохраниться их языку и культуре. Престиж русского языка и культуры не требует, чтобы его освоение достигалось за счет исчезновения родных языков. Создание оптимальных паритетных условий функционирования языков, развитие билингвизма в республиках, установление оптимального сочетания функций государственных национального языка и русского языка, межнационального общения, общегосударственного значения — таково решение проблемы сегодня. Проблема возрождения и развития национальных языков в РФ еще не решена, реальная языковая ситуация во многих национальных республиках в отношении титульных языков остается тревожной, не наблюдается процесс реэтнизации этносознания и национального языка, формируется молодое поколение национальной интеллигенции, которое занимается распространением своего языка и культуры. Необходимо предпринять меры, чтобы поощрить и поддержать эти перемены. Основная задача, по мнению исследователей, — это расширение сфер функционирования титульных языков. Человек должен быть окружен информацией на родном языке: вывески, объявления, наименования, реклама, газеты, радио, телевидение. Необходимо создать благоприятное социальное пространство общения на родном языке на производстве, в транспорте — в общественных местах — это вполне реально и реализуемо. Основное условие выживаемости национального языка — создание языковой среды, где он станет средством жизни данного этноса. И очень важно, чтобы сами народы — носители языка были готовы реализовать функциональные возможности своего языка. Совместные усилия власти, общественности и международных сообществ помогут решить эту трудную, но благородную задачу — восстановить все социальные функции национальных языков в РФ и использовать современные информационные технологии для их развития.

25 апреля ежегодно чеченцы отмечают «День чеченского языка» в Чеченской Республике, в диаспорах России и зарубежья. 

Мы поздравляем всех, кто неравнодушен к развитию и процветанию чеченского языка, и желаем говорить и думать на чеченском языке для передачи его следующим поколениям.

Дала аьттобойлваймассо а дикачу гIуллакхаш тIехь! 

Дай Бог удачи нам во всех хороших делах!

  

Список использованной литературы 

Алпатов В. М. 150 языков и политика. М., 2000; М., 2001.

Алпатов В. М. Глобализация и развитие языков // Вопросы филологии. 2004. № 2 (17).

Алпатов В. М. Языковые проблемы новой РФ // Язык, культура, этнос. М., 1994.

Аюпова Л. Л. Языковая ситуация: социолингвистический аспект. М., 2000.

Багаев М. Население плоскостей Чечено-Ингушетии накануне окончательного переселения вайнахов с гор на плоскость (XIII–XVI в.) // Археолого-этнографический сборник. Т. 2. Грозный, 1996.

Баскаков М. О языках народов СССР. М.: Наука, 1978.

Биткеева А. Н. Роль родного языка в развитии этноса // В пространстве языка и культуры: звук, язык, смысл. М., 2010.

Биткеева А. Н. Языковое законодательство в современном мире (социолингвистический аспект). М.: Наука, 2006.

Брук С. М. Население мира // Этнодемографический словарь. 2-е изд.,, перераб. и доп. М., 1986.

Вильхельм Т. Древний народ хурриты. М., 1992; Масон Н. Первые цивилизации. Л., 1989; Пиотровский Б. Урарту. Древнейшее государство Закавказья. Л., 1939.

Герд Г. С. Языковая политика //Возрождение России. Язык и этнос. СПб, 1995

Горячева М. А. РФ — функционирование языков в современном образовательном пространстве. М., 2015.

Дешериев Ю. Бацбийский язык. М., 1953.

Дешериев Ю. Д. Влияние социальных факторов на функционирование и развитие языка. М.: Наука, 1988.

Дешериев Ю. Д. Закономерности развития и взаимодействия языков в советском обществе. М.: Наука, 1966.

Дьяконов И., Старостин С. Хуррито-урартские и восточно-кавказские языки // Древний Восток: этнокультурные связи. М., 1988. 

Елистратов В. С. Глобализация и национальные языки // Вестник МГУ. 2006. Сер. 19. Лингвистика и международная коммуникация. № 4.

Иванов В. Древневосточные связи этрусского языка // Древний Восток: этнокультурные связи. М., 1988. См. также: Плиев Р. Хранитель тайн — язык. М., 1997.

Итоги всероссийской переписи населения 2010. Т. 4. Кн. 1–3. М., 2012.

Каплунова М. Я. (Голик). Язык Интернет СМИ как отражение сознательного воздействия общества на язык в эпоху глобализации // Вопросы филологии. 2014. № 3–4 (48). 

Конституция Российской Федерации. М., 1993.

Михальченко В. Ю. Языковое единство и языковое разнообразие в РФ // Языковая политика в контексте современных языковых процессов. М., 2015.

Николаев С. Л., Старостин С. А. Северо-Кавказский этимологический словарь. М., 1994

Орел В., Старостин С. О принадлежности этрусского языка к восточно-кавказской языковой семье // Кавказ и цивилизации Древнего Востока. Орджоникидзе, 1989.

Письменные языки мира, языки РФ. Социолингвистическая энциклопедия. Т.1, М., 2000; Т.2, М. 2003

Письменные языки мира: языки РФ // Социолингвистическая энциклопедия. Кн. 1. М.: Academia. 2000.

Проблема языковой жизни РФ и зарубежных стран. М., 1994.

Услар П. К. Этнография Кавказа. Чеченский язык. Тифлис, 1888.

Челышев Е. М. Решение национально-языковых вопросов в современном мире. М., 2003.

Чокаев К. Аайнмотт — вайнистори. Грозный, 1991.

Язык в контексте общественного развития. М., 1994.

Языковая политика в контексте современных языковых процессов / отв. ред. А. Н. Биткеева. М., 2015.

Языковая политика и функциональное развитие языков в РФ // Вестник РГНФ. 2015. № 3 (80).

Языковая политика и языковые конфликты в современном мире // Материалы международной конференции / отв. ред. А. Н. Биткеева, В. Ю. Михальченко. М., 2014.

Языковые проблемы РФ и законы в языках. М., 1991.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Пути познания Проблема сохранения и развития чеченского языка


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва