Голубева-Монаткина Н. И. (Москва)

Из Франции с нелюбовью

Заметки об идеологических нюансах в современных французских словарях

Мы обращаемся к словарям в том случае, когда ищем какую-то информацию о том или ином слове — его значение, то, как оно употребляется в речи, как пишется или произносится. Из всех типов лингвистических словарей основным считается толковый словарь, в котором описываются, истолковываются значения слов. Такие словари (как правило, однотомные) существуют в разных странах, а в России и за ее пределами самыми известными среди них являются «Словарь русского языка» С. И. Ожегова и «Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой. Мы говорим «Надо посмотреть у Ожегова», потому что надеемся найти в этих словарях объективную информацию.

Объективность, к которой лексикографу необходимо, по крайней мере, стремиться, является одной из составляющих научности современной лексикографии. Именно это утверждал еще в 1950 г. выдающийся испанский филолог Хулио Касарес1: «Лексикограф <...> призван войти в состав обученного штата, задачей которого является составление современного словаря на научной основе. Такой лексикограф не обидится, если мы ему посоветуем быть постоянно начеку и следить за своим пером, пресекая всевозможные проявления своей личности, начиная с индивидуальной манеры выражения, т.е. со стиля, и кончая обнаружением своих симпатий и антипатий, политических взглядов, философских и религиозных убеждений и т. п. Только при этом условии <...> это произведение будет принято читателями как плод честного, серьезного и беспристрастного исследования. Более того, нашему лексикографу не дозволено даже прочно укрепиться на том клочке земли, где он живет, и ограничить им свой кругозор. <...> нужно позаботиться о том, чтобы определения были правильными, на какой бы широте их ни читали <...>. Такой подход, по нашему мнению, должен исключить не только тенденциозные искажения, но также всевозможные личные домыслы, даже если они продиктованы не злым умыслом, а только желанием блеснуть остроумием».

Как известно, Франция обладает высокой культурой лексикографии2, созданные там словари французского языка использовались и используются не только во франкоязычных странах, но и везде, где изучается и преподается язык этой страны, в том числе и в России. Отношение французов к своему языку как к национальному достоянию обусловило важное место словаря в культурной и общественной жизни самой Франции, что сформулировано известным французским семиотиком и литературоведом Роланом Бартом так: «À ces fonctions, philosophiques et poétiques, il faut ajouter le rôle éclatant que le dictionnaire joue au sein d’une société historiquement définie, telle la nôtre. Sous des formes diverses, le dictionnaire a été mêlé, en France, aux grands combats d’idées. Né au XVIe siècle <...>, il a accompagné d’une façon dynamique, parfois militante, la conquête d’un esprit d’objectivité et par la même de tolérance <...>»3.К этим философским и поэтическим функциям необходимо добавить ту роль, которую играет словарь внутри такого исторически сложившегося общества как наше. В разных формах словарь участвовал в великих идейных баталиях во Франции. Родившись в XVI веке <…>, активно и иногда вступая в борьбу, он способствовал победе объективности и тем самым толерантности <…>4.Французские лингвисты пишут о том, что словарь является ответом лексикографа на вопросы, которые общество ему задает, — ведь именно создающий словарь лексикограф служит гарантом нормы и знания, которыми само общество обладает лишь фрагментарно, причем ответы, которые даются словарем, являются не просто информацией, а указанием, которое надо выполнять5. Словари рассказывают не только о языке, но и о самом человеке, т. е. об определенном типе культуры, они позволяют людям осознать свою принадлежность к одной и той же культуре6.

Рассмотрим некоторые словарные статьи7 в одном из авторитетнейших, постоянно с 1967 г. издающихся французских однотомных толковых словарей «Малый Робер» за 2001 и 2012 годы8 и, прежде всего, представленное здесь описание значения таких глаголов, как russifier ‘русифицировать’, américaniser ‘американизировать’, angliciser ‘придавать английский облик’, franciser ‘офранцуживать’, germaniser ‘онемечивать’:

angliciser«Donner un caractère, un aspect anglais [à qqn ou qqch]» ‘придавать английский облик, вид кому-то или чему-то’; américaniser «Revêtir, marquer d’un caractère américain» ‘приобретать, обнаруживать американский облик’; franciser«Revêtir d’un caractère français» ‘приобретать французский облик’; germaniser «Rendre germanique; imposer le caractère germanique à» ‘сделать немецким; навязать немецкий облик’; russifier «Rendre russe; imposer le caractère, les moeurs, les institutions russes à» ‘сделать русским; навязать русский облик, русские нравы и обычаи, русские социальные институты’, «Rendre russe; imposer la langue, les moeurs, les institutions russes» ‘сделать русским; навязать русский язык, русские нравы и обычаи, русские социальные институты’.

Как свидетельствуют эти словарные статьи, французские лексикографы толкуют значения перечисленных глаголов (которые образуются с помощью суффиксов -is-, -ifi-, имеющих одинаковое значение ‘приведение в состояние, на которое указывает словообразовательная основа’) по-разному. С их точки зрения, действия, называемые глаголами russifier, germaniser, носят насильственный характер — об этом говорит использование в толковании (т. е. в объяснении значения) глагола imposer ‘навязать (обычно силой)’. Что же касается действий, называемых глаголами angliciser, américaniser, franciser, то, судя по употребленным при их описании словам, с точки зрения составителей словарей эти действия такого характера не имеют.

Приведем еще два примера отражения идеологии авторов словаря в словарной статье. Толкование в «Малом Робере» слов russophile ‘русофил’, anglophile ‘англофил’, germanophile ‘германофил’, francophile ‘франкофил’ также выявляет неодинаковость отношения лексикографов к этим феноменам — у словfrancophile и germanophile есть значение‘любовь’, а у словanglophile и russophile присутствуют лишь ‘симпатия’ и ‘расположенность’:

francophile «Qui aime la France et les Français, soutient la politique française» ‘кто любит Францию и французов, поддерживает французскую политику’, «Qui aime la France et les Français, la culture française» ‘кто любит Францию и французов, французскую культуру’; germanophile «Qui aime les Allemands» ‘кто любит немцев’; russophile«Qui est favorable aux Russes, à la Russie» ‘кто расположен к русским, к России’; anglophile «Qui a ou marque de la sympathie pour les Anglais (spécialt. en politique)» ‘кто имеет или обнаруживает симпатию к англичанам (особенно в политике)’.

В «Малом Робере» по-разному толкуются также и слова anglophobe ‘англофоб’, francophobe ‘франкофоб’, germanophobe ‘германофоб’, russophobe ‘русофоб’ — с точки зрения авторов словаря оттенок значения ‘отвращение’ есть у слов anglophobe, germanophobe, russophobe, тогда каку слова francophobe присутствует лишь ‘враждебность’: anglophobe «Qui déteste les Anglais» ‘кто питает отвращение к англичанам’; germanophobe «Qui déteste les Allemands» ‘кто питает отвращение к немцам’; russophobe «Qui déteste les Russes, la Russie, sa politique» ‘кто питает отвращение к русским, России, ее политике’; francophobe «Hostile à la France et aux Français» ‘кто враждебен по отношению к Франции и французам’.

В изданном в 2005 г. огромном, содержащем более семи тысяч страниц четырехтомном «Словаре культуры на французском языке» Алена Рея9 приведены практически такие же толкования перечисленных выше слов, а слово russophile получило именно здесь многозначительную помету rare ‘редко употребляемое (слово)’.

Идеология французских лексикографов обнаруживается также и в дефинициях статьи orthodoxie — авторы словарей «не заметили» существования в современном мире (в том числе и во Франции) Orthodoxie, Православия, хотя в этих словарях есть, например, статьи о католицизме, протестантизме…

Идеологизированный характер носят и некоторые примеры употребления слов, несмотря на то, что в предисловии лексикографы «Малого Робера» стремятся убедить читателя в обдуманности выбора цитат-иллюстраций: «<...> la seule limite de l’incongruité d’une citation, c’est le choix raisonnable du lexicographe <...>»10 ‘лишь обдуманный выбор лексикографа обусловливает уместность цитаты <...>’. Однако анализ характера этого выбора иногда приводит в недоумение. Так, на слово bolchevik и его сокращенную форму bolcho дается следующая иллюстрация: «Les bolchos et les fachos» ‘большевики и фашисты’ (интересно, что в «Малом Робере» 1977 г. подобной иллюстрации еще нет). Небесполезно сравнить этот пример с цитатой из текста французского литературоведа и литературного критика XIX в. Сент-Бева, которая приведена в статье на слово franciser‘офранцуживать’ и которую, несомненно, приятно читать французам: «“On en était venu à tout franciser, sentiments et costumes” Sainte-Beuve»11 ‘«Дошли до того, что начали все офранцуживать, чувства и наряды» Сент-Бев’.

А как отражены в «Словаре культуры на французском языке» Алена Рея русские реалии, т. е. «слова, обозначающие предметы, понятия или ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке»12? Включение/невключение в этот современный словарь тех или иных русских реалий заставляет задать вопрос о том, каким представлением о России руководствовались создатели данного труда. Так, в словаре фигурируют, в частности, такие слова, как apparatchik, balalaїka, barzoї, bélouga/béluga, blini, boyard, cosaque, glasnost, datcha, douma, isba, kacha, knout, knouter ‘бить кнутом’, kolkhoze, kolkhozien, komintern, komsomol, kopeck, kvas/kwas, moujik, perestroїka, pirojki, pope, rouble, soviet, staroste, steppe, steppique ‘степной’, starlet ‘стерлядь’, taїga, toundra, tsar = czar, tsarevitch = czarevitch, tsarine = czarine, troїka, ukase/oukase, verste, zakouski, zemstvo, vodka. Как представляется, рассмотрение этого списка позволяет согласиться с К. де Лопер, которая в 2013 г. написала в своей книге: «Образ России по-прежнему формируется из штампов: мужики, водка, таинственная славянская душа, круглощекие белокурые красавицы и печально-страстный темперамент, выраженный в неизменных цыганских песнях»13. Присутствие в словаре Алена Рея слов glasnost и perestroїka вряд ли что-либо меняет… Многое из отмеченного выше можно найти и в других словарях, выходящих в издательстве «Ле Робер» — в частности, в неоднократно издававшемся многотомном «Большом Робере»…

Сами французские лингвисты открыто пишут о том, что словари являются индикатором любых изменений общества. Давая идеологически окрашенное описание слова, толковые словари тем самым не только сразу отражают господствующую идеологию, но и навязывают ее читателю14, причем толкования идеологически отмеченных или содержащих ценностные суждения слов изменяются в соответствии с изменениями в общественной идеологии, языковые факты обычно фильтруются, создатель словаря что-то убирает, выделяет, выбирает, комментирует: «<...> l’article de dictionnaire pris dans sa globalité est un artefact spécifique, construit par une pratique et répondant à la fois à des objectifs économiques et culturelles <...>»15 ‘взятая в целом словарная статья — специфический артефакт, сконструированный определенным образом и удовлетворяющий экономические и культурные запросы общества’, а отобранные примеры (в том числе и цитаты) с очевидностью демонстрируют или обнаруживают взгляды автора и его идеологию.

По поводу упомянутых нами идеологических нюансов во французских толковых словарях можно вспомнить еще одно высказывание Хулио Касареса: «Следить за своим пером» лексикографу необходимо в том случае, когда он «стоит на точке зрения наблюдателя, изучающего слова, чтобы затем передать нам свою индивидуальную реакцию, вызываемую ими <...>. Лексикография этого типа, стремящаяся к созданию лексической панорамы, обозреваемой сквозь призму индивидуального темперамента, — имеет свою привлекательную сторону. Правда, подобные словари не позволяют нам узнать значения слов и их оценку языковым коллективом, т. е. то, как слова представляются большинству говорящих на данном языке в определенный момент, но они обеспечивают нам глубокое проникновение в психологию лексикографа»16.


 


1   Касарес Х. Введение в современную лексикографию: пер. с исп. Н. Д. Арутюновой. М.: Издательство иностранной литературы, 1958. С. 159–160.
  «Лексикография (от греч. lexikós — относящийся к слову и gráphō — пишу), раздел языкознания, занимающийся практикой и теорией составления словарей» // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. С. 258).
  Barthes R. Préface // Dictionnaire Hachette. Langue. Encyclopédie. Noms propres. Paris: Hachette, 1980. P. VII.
  Здесь и далее переводы сделаны автором статьи.
  DuboisJ. & DuboisCl. Introduction à la lexicographie: Le dictionnaire. Paris, Librairie Larousse, 1971. P. 49–50.
6   Girardin Ch. Contenu, usage social et interdits dans le dictionnaire // Langue française, 1971, N 43. P. 84.
  «При алфавитном расположении слов в словаре каждое отдельное слово имеет свою словарную статью, т. е. последовательное описание значения или значений слова, его грамматических характеристик, сопровождаемое стилистическими пометами <…> примерами употребления слова в речи» (Крысин Л. П. Современный русский язык. Лексическая семантика. Лексикология. Лексикография. М.: Издательский центр «Академия», 2009. С. 188.
  Le Petit Robert. Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française. Nouvelle édition millésime 2012. P.: Le Robert, 2012. 2837 p.; Le nouveau Petit Robert. Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française. Texte remanié et amplifié sous la directionde Josette Rey-Debove et Alain Rey. P. : Dictionnaires Robert, 2001. 2843 p. 
   Dictionnaire culturel en langue française. T. I A-Détisser, t. II Détonnant-Légumineux, t.III Lehm-Réajuster, t.IV Réal-Z / Sous la direction de Alain Rey, direction éditoriale Danièle Morvan. — Paris : Dictionnaires Le Robert, 2005.
10   Le Petit Robert… 2012. P. XXI.
11   Le Petit Robert… 2012. P. 1069.
12   Бархударов Л. С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода). М.: Междунар. отношения, 1975. С. 95.
13   Овчаренко А. Ю. Понять великий народ. De Lœper C. Vivre et travailler avec les Russes. Petites idées pour approcher un grand peuple. Paris: L’Harmattan, 2013. 309 p. // Русский язык за рубежом. 2014. № 3. С. 106.
14   Buzon Ch. Dictionnaire, langue, discours, idéologie // Langue française, 1971. N 43. P. 44.
15   Buzon Ch. Op. cit. P. 38.
16   Касарес Х. Введение в современную лексикографию: пер. с исп. Н. Д. Арутюновой. М.: Издательство иностранной литературы, 1958.  С. 163.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Пути познания Из Франции с нелюбовью


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва