Верещагин Г. В. (г. Пярну, Эстония)

Храня к Отечеству любовь

* * *

                             А. А. Проханову
Меня давно бы здесь на части
Порвали местные князья,
Но, к счастью, им на это власти
Не дали господа-друзья.

Они боятся, что Россия
Не даст в обиду свой народ:
Боится нечисть только силы
И только ей хвалу поет.

И потому молю я Бога,
Чтобы Россия — Мать моя,
Осталась вечной недотрогой
Для обнаглевшего хамья.

Пока российский воевода
Способен гнуть врагов в дугу,
Я у российского народа
Пребуду до смерти в долгу.

 

 

Я знаю: на весах свободы
Есть гири силы и монет:
Честь обладающим народам,
И горе — у кого их нет.

 

* * *

Эстония — оборочка Руси
По высшему, от Бога,
              повеленью.
Хоть песни пой,
              хоть криком голоси,
Но этот факт
              не подлежит сомненью.

И очень скоро,
            проклиная всех,
Кто затевал
              развал большой державы,
Соседи за собой
              признают грех
Отхода
              от величия и славы.

И им простят...
              Россия велика
И от рождения
              великодушна.
Ей будут клясться
              в «дружбе на века»,
Припав к истоку,
              скопом и подушно.

 

* * *

Здесь бредят Западом, но пьют по-русски,
Закусывая килькой бутербродной,
Здесь распорядок, шведский или прусский,
Почетно называется свободой.

Мой друг писатель, зная суть народа,
Живущего здесь скучно и давно,
Сказал: «Поверь: им не нужна свобода!
Нужны лишь деньги, больше — ничего».

 

* * *

Даже если тебя не вижу,
Хотя знаю твою ментальность,
Никогда на тебя не обижусь,
Моя Родина, моя дальность.

Ты — права, мы всегда неправы:
Нас заносит то влево, то вправо…
Крут характер моей державы,
Потому, что она — Держава.

Ты возьми стихи в основанье,
Как фундамент родного крова,
Там слова — как в любви признанье:
Вечно святы и вечно новы.

Я приду — поддержу уставших,
От креста их возьму нагрузку,
Я приду — подниму упавших,
Повезло мне: родился русским.

 

* * *

Будьте злыми, не будьте растяпами,
Перво-наперво — крепкая власть.
У России те земли оттяпали,
За которые кровь пролилась.

Где «гардарики» первые высились,
Где крестилась, где — «мать городов»,
На святое для русских окрысились
Сонмы прежних и новых врагов.

Все хотят, чтобы мы усомнились
В нашей вере и в наших делах,
Чтоб забыли, как села дымились
И горели дома в городах.

Шепчут: «Жертвы те были напрасны,
Надо к новому, мол, привыкать:
Вместе с Западом будет прекрасно,
Надо только… Россию продать» .

Будьте злыми, не будьте наивными:
На кону — и судьба, и страна.
Или будем мы, русские, сильными,
Или грош нам, живущим, цена.

 

* * *

Кто постиг, страна, твое величье?!
Арзамас шестнадцать, а над ним
Старца непокорного обличье
С именем небесным — Серафим.

Свят источник твой, моя Россия!
Сплавлен в нем Саров и Атомград,
Потому враги твои бессильны
Были взять Москву и Сталинград.

Потому они всегда неправы
Рассуждая о твоих путях,
И течет в струях реки Непрядвы
Память об изрубленных врагах.

Сердце — Богу, думы — мирозданью,
Остальное — милым по домам,
Кто тебя отправил на закланье,
Родина, прекрасная как храм!?

Все имеет толк, что в ней творится,
Будь то Кремль державный иль тюрьма…
За стеной монастыря не спится
Узникам небесного ума.

Кто постиг, страна, твое величье?!
В чьих руках твоей красы безмен?
Как в любви — здесь каждый должен лично
Все отдать, не требуя взамен.

 

* * *

Тяжелый камень цвета снега
Церквей, несущих скорбный крест,
На стороне другого брега
Встречает путника ЕС.

Остались позади дороги,
Каких ты с нетерпеньем ждешь,
И ритм, размеренный и строгий,
В уютах европейских кож.

Россия, здравствуй! Поневоле
В глазах рождается слеза:
Ведь ты родная нам по крови,
О, православная лоза!

О, мать и наших дум, и песен,
Чью святость мы в сердцах храним,
Твой нрав широк, могуч и весел,
И, как мечта, неповторим!

Прими поклон и покаянье
За несуразность наших вин:
Никто не знал, что расставанье
Пребудет долгим и тугим.

Но мы — твои… По нашим жилам
Течет твоя святая кровь,
И мы еще тобою живы,
Храня к Отечеству любовь.

 

* * *

Мы пережили слом Империи,
Как будто побывав в аду,
А слом всего, во что мы верили —
Как нашу личную беду.

 Но есть Россия, значит в будущем
Мы, коль в неверье не сгорим,
Полуголодные и в рубище
Величье наше возродим.

 

* * *

Не надо насмехаться, люди,
Над цареградскою мечтой!
Все предназначенное будет
Под православною рукой.
 
Нам грех неверия в Мессию
Простится — пусть через года,
И лишь неверие в Россию
Нам не простится никогда.

 

* * *

В каждом русском живет Империя,
Даже если он демократ.
Что Россия уйдет — не верю я,
Что разрушится — во сто крат.

На исход я смотрю с улыбкою —
Тесен русским весь шар земной,
Мир для русских — планета зыбкая,
Как Сибирь со своей мерзлотой.

 

* * *

Одни державы рвутся к звездам,
Другие отвергают высь…
Эстония, пока не поздно,
Остановись, остановись!

Зачем тебе могильный холод?
В нем торжество небесных кар!
Мир в покаянье вечно молод,
Без покаянья — вечно стар.

Оставь, не трогай прах погибших
За то, чтоб ты была собой!
Твои старания излишни
Оправдываться той войной.

Не отнимай святую память
У тех, кто жив и ею рад,
Не надо в зазеркалье падать:
Оттуда нет пути назад.

Еще твой брат тебя приемлет,
И Ангел, кто тебя несет,
Твой разум с честью не отъемлет,
И к пропасти не подтолкнет.

Не поверни на перепутье,
Где с мертвыми ведут борьбу.
Тот поворот, по высшей сути,
Определит твою судьбу.

 

* * *

Это — больше, чем граница,
Это — больше, чем река,
Сознаю себя частицей
Русского материка.
 
Достаю «кошачий» паспорт
Без волненья — это хлам,
Для меня Европа — паперть,
А Россия — словно храм.

Я как сын ее приемлю,
И как Родину, как Мать,
Хочется всю эту землю
На коленях целовать.

 

* * *

Загоняют на Север медведя,
В ледовитый, пустой буерак,
И бежит по кровавому следу
Стая резвых наемных собак.
 
Разливается лай по округе,
Соответствуя рангу мастей,
Это «бурого» бывшие «други»
Рвут на части за миску костей.

И не чуют: мороз прижигает
Рану зверя сильней и сильней,
А силенки у них убывают
На просторах студеных морей.

Очень скоро увидит атаку
Поредевший, ослабленный враг:
Встанет зверь на краю буерака
И порвет мягкотелых собак.

А потом перейдет, не стеная,
Через шапку арктических Альп
И с хозяина порванной стаи
Снимет лапой, недрогнувшей, скальп.

 

* * *

Самосожжение в душе
И бичевание на людях…
Россия, ты ушла уже,
Другой — не будет!

А я, юродивый поэт,
На выстрел встречный
Все говорю: «Не верю, нет!
Россия — вечна!»

 

* * *

Все отдаляясь от России
И меньше зная, больше веря,
Мы понимаем, что нет силы
Восполнить страшную потерю.

Уже не спорим — лишь молитва
О всех живущих в русском доме,
О том, что не напрасна битва,
Что нет страны, России кроме…

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия Храня к Отечеству любовь


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва