Маругова Т. В. (Москва)

«Мы жизнью измеряем время...»

ЦАРЮ НИКОЛАЮ

                            Нет такой жертвы, которую
                            я бы не принес, чтобы спасти Россию.
                                                                           Николай II

Нет! Я не верю, Царь Святой,
Что Ты отрекся от престола,
Своей десницей золотой
Поставил отреченья слово.

Не верю! И в моей душе
Негодованье гневно веет...
В вагоне пыльном — «шалаше»
Да разве русский Царь посмеет

Каким-то там карандашом
Творить судьбу Святой России?
Конечно, был обманут он,
Подвергнут гнусному насилью.

 

Тогда, когда царила ложь,
И велиар творил законы,
И веры, правды не найдешь,
И лишь предатели у трона,

Наживку кинули враги:
«Ваш Царь так, дескать, отказался...»
Заставить видно не смогли,
Чтобы прилюдно он поклялся.

Обманута страна, народ,
И одурачена история,
Но свет она еще прольет
Пролитой русской царской кровью.

Нет! Я не верю, Царь Святой,
Что ты отрекся от престола.
Ты на Голгофу всей семьей
Взошел как жертва произвола.

Взошел как агнец... и ты знал,
Что в жертве — возрожденья сила,
И жизнь свою за нас отдал,
За то, чтобы жила Россия!

НЕРОЖДЕННЫХ ГОЛОСА

Ох, как тяжко, слышу стоны
Неродившихся детей,
Убиенных и лишенных
Жизни матерью своей.

Стон истошный, вопиющий,
Хор молящих голосов
И о помощи зовущих
Неисполненных отцов.

Льются реки крови деток,
Разрезаются сердца,
Над больничною кушеткой
Клятвой данной... подлеца.

Кровь, и страх, и лязг тележек,
В преисподней крепче дым,
А их мамы в неге нежной
Спят забвением слепым...

Нет... Не верю... Очень сложно
Это все в себя вместить,
Как же это все возможно —
Матери дитя губить?

Раскромсать на сто кусочков,
Да еще глумливость дам:
«Кто там, мальчик или дочка?
Интересно просто нам...»

В древности варили свечи
Из убитых малышей
Для того, чтоб незамечен,
Вор свечой светил своей...

Столько малышей увечны
И заколоты легко,
Видно, мамы варят свечи
Из младенца своего...

Эти свечи в преисподню
Освещают темный путь,
С ними вход туда свободный,
И не сбиться, не свернуть.

Там увидят мамы: дети
В серых платьицах сидят,
Все исколото их тельце,
Кровью ранки их струят.

«Здравствуй, мама дорогая,
Я так долго ждал тебя,
Может, здесь ты приласкаешь,
Пожалеешь ты меня?

Все мои иссохли губки,
Ранки некому омыть
И от тьмы бесовской жуткой
Обогреть и защитить...»

Только мамы не сумеют
Защитить свое дитя
И невольно столбенеют,
В отупении глядя...

Поздно! Поздно! Оправданья
Изымать из тайн души...
Не нужны уже лобзанья,
Ведь погибли малыши.

Захлебнулись своей кровью,
Испустив безмолвный крик,
Дети, данные любовью
И убитые за миг...

Тяжко! Тяжко! Слышать стоны,
Нерожденных голоса...
Вопиет их сонм огромный
И взывает к небесам!..

БЛАГОВЕСТЫ НАД МОСКВОЮ

Благовесты над Москвою,
Благовесты — как покров,
Были — щит над головою,
От беды и от врагов.

А сегодня средь дубравы
Из бетона и стекла
Опустили церквы главы,
Не в чести колокола.

И, свои надвинув брови,
Небоскребы, как скала,
Своей каменной любовью
Обнимают купола.

Утонули колокольни
В дебрях каменных Москвы...
Так же, вольно иль не вольно,
В этих дебрях тонем мы...

ЗАВТРА — ТРОИЦА

Чистый ветер — обрывок северного лета.
Воздух свеж, и голуби сидят на ветках.
Там и здесь — туристы и зеваки...
Тишина... Безмолвствуют монахи...
Я брожу по Лавре в упоенье,
Завтра — Троица... И завтра — воскресенье...

СВОЕ МГНОВЕНЬЕ

Всему, всему — свое мгновенье,
Свой смысл, свой голос, свой черед.
Мы жизнью измеряем время,
Оно лишь продолжает ход.
И никогда не опоздает,
И никогда не поспешит.
Оно всегда все точно знает
И все однажды предрешит...

ПЕРВЫЙ ДОЖДЬ

Что стучишь, мой друг, по крыше,
Черепицею шурша?
Долгожданный шорох слышу,
И волнуется душа...

Это теплым нежным ливнем
Плач пролили небеса —
Где дорогу лунным бивнем
Пробивает к нам весна...

ГОРОД, МОЙ ГОРОД...

Город, мой город... Москва золотая,
Ласковый шорох веток трамвая,
Солнечный лучик в старинном окне,
Зарево утра в зеркальной стене...

Образ, твой образ... Могуч, необъятен,
Нет в твоем образе тени и пятен,
Кутаешь мысли в прозрачную шаль.
Город, мне так старину твою жаль...

Голос твой... Голос... Как ласковый ветер
Утренних полос на свежей газете —
Новости... Люди... Рассказы... Стихи...
Жизнь начинается с красной строки...

Город мой... Город... Москва золотая,
Ты мне дороже алмазного рая —
Ты мне подруга и ты моя мать...
Дочерью можешь меня называть...

РОССИИ

Я дышу тобой, Россия,
Я живу тобой одной,
Ты — мой воздух, моя сила,
Мой таинственный покой.

Я тобой питаю корни,
Наполняя силой кровь,
Ты судьба моя — бесспорно —
Моя вечная любовь!

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «Мы жизнью измеряем время...»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва