Тюленев И. Н. (г. Пермь)

«С народом спасется поэт»

* * *

                     Боже, Советский Союз нам верни.
                                                    Б. Примеров

И я бы мог просить у Бога
О том, что мы не сберегли.
Но просьба слишком уж убога,
Хоть не светлее стали дни.

А бесы лезут отовсюду:
В культуру, в армию и в храм.
То Саломею, то Иуду
В герои предлагая нам.

Стоп! Мы с Державой не простились.
Не встали на колени в грязь.
И все же в душу пропустили
И в сердце мировую мразь.

 

 

Но перст Господний русских учит,
Как поводырь слепых ведет.
И солнцем выжигает в туче
Слова: «Победа» и «Вперед».

СОВЕТСКОЕ КИНО

Смотрел с утра советское кино.
Уже не помню имена артистов...
А взял вдруг и расплакался (смешно)
Над судьбами колхозных трактористов.

Душе подай целительный настрой,
И я смотрел без тени превосходства,
Что со страною стало и со мной,
И тихо плакал, чувствуя сиротство.

Я не скажу, что повлиял запой —
Не пью, беру уроки атлетизма.
Я плакал над разрушенной страной,
Упавшей в пропасть с пика Коммунизма!

Я взрослым стал, а взрослым тяжелей
Все начинать с нуля и не разбиться.
Легко взлетать лишь детям с букварей...
Смотрите, как мы жили — пригодится!

* * *

Отцовскую шляпу надену,
И шляпа сидит по уму.
На русскую выйду арену:
— Как шляпа подходит ему!

Подходит Байкал мне и Кама,
И профиль скалистый в Крыму.
Шаляпинская фонограмма.
Я тоже так рявкнуть могу!

По мне сталинградские степи
С расплавленной вражьей броней.
По мне пролетарские цепи
И те, кто был скован со мной.

И меркнет буржуйское семя,
Когда я в кабак захожу.
По мне это подлое время.
И тяга страны к мятежу.

Стихии железной глаголы,
Стопой обопрутся на ять!
Беднейшие братья, монголы,
Нас скальпы научат снимать.

Напомнят, как делают чаши
Из срубленных вражьих голов.
На свете нет Родины краше!
И этих доходчивых слов!

* * *

Мертвый русский восходит на холм.
Он не сломлен, но он уже хром
Как железный Тимур-азиат.
У него на плече автомат.
Пистолет и кинжал на бедре,
Две гранаты и злоба в ребре.
Нет страны — только голая лесть.
— Где ж ты, Родина? — спросит...
— Я здесь!
Ниоткуда услышит ответ,
Ниоткуда затеплится свет.
— Раз ты здесь — значит, я еще жив! —
Говорит, головы не сложив.
Портупея на ребрах скрипит,
Чужедальная пуля летит,
Шип змеиный на гору ползет,
Червь сомнения сердце грызет.
Наезжает на запад восток,
Отлетает от ветки листок,
И несется куда-то, Бог весть...
Мимо слов: «Моя Родина здесь!»

ПОЖАРЫ

Москва в дыму, страна в пожарах.
Сгорают русские леса...
Треск сучьев, словно треск гитары,
Когда разорвана душа.

Я в это время на машине
Катил неведомо куда.
А вдоль обочины Россия
И люди водки и труда.

Меня встречали-провожали,
Я ж мчал, вперяя взгляд вперед.
А на душе копилась жалость
За брошенный в огонь народ.

Когда б скопилась в легких сила,
Я б тучу сдул с небес с дождем...
Чтоб ведра набрала Россия
И потушила общий дом.

БЕЛЫМ ЭМИГРАНТАМ

И за то, что нас Родина выгнала,
Мы по свету ее разнесли...
Из поэзии эмигрантов
Обронил перевозчик весло,
И волна его в небо швырнула...
Догорают цифирь и число,
И славянская тлеет культура.

Я не знаю кому «повезло»? —
Вашим бедам иль нашим потерям.
У России подбрюшье снесло,
Малороссы сбежали к соседям.

Наша Родина помнит о вас.
Возвратились Ильин и Деникин.
Русский Мир, как Христа, напоказ
Распинают заморские гики!

Держат ангелы берега.
Держат так, что ломаются крылья.
Своенравная жизни река,
Ей неведомо наше бессилье.

Наши Церкви качнулись вперед,
В небе вспыхнул огонь единенья.
А теперь человеков черед
Встречное обозначить движенье.

Словно пепел, упавший с небес,
Превращается в белую вьюгу.
Это ангелы наших сердец
Выбегают навстречу друг другу.

* * *

В арабском городе Париже,
Где я не буду впредь уже.
Мне Мулен-Руж казался рыжим!
В хиджабе или в парандже.

Не помню с кем пил, что и сколько?
Кому и где на чай давал?
Во мне шумели Кама с Волгой!
Я сам, как в дебрях, бушевал...

И не туман — пары спиртные
Стоят у Сенного моста...
Погибнуть можно за Россию,
За родину и за Христа.

Но не за вражеские деньги
И реки полные вина?
Хоть от Кардена шлем надел ты,
И от Версаче — стремена.

Европа русскому погибель.
Мелькает за верстой верста...
Мне жаль тебя, парижский житель,
Что отвернулся от Христа.

* * *

Поднебесная русская ширь,
Где быльем поросла, где травою,
Как над речкою скорбный пустырь,
Где стоит обелиск со звездою.

Сколько крови глотала земля,
Сколько вражьих костей измолола,
Что полнеба закроет зола,
Поднимаясь, как птица с подзола.

Баба в руки лицом упадет,
Словно выпь на болотах — завоет,
Жалость женщине русской идет,
Слез ее даже ливень не смоет.

Потому что в медвежьих углах,
На языческих Камских просторах
Отражаются души в глазах,
Как в стволах после выстрела — порох.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Высь надо мной светлоока.
Там у них все по-людски...
Здравствуй, деревня Хмелевка,
Здравствуй, деревня Зубки.

А за Лозою — Заречный,
Бывший поселок сплавной.
Словно агент засекреченный
Звался Участок — Второй!

Все мы хотели быть Первыми
В драке, в учебе, в любви!
Переплетенными нервами
С нервами русской земли.

Пристань, за нею околица,
А за поляной овраг...
Кто в том овраге хоронится?
Может быть, Ванька дурак?

С волком, царевной и щукою
В хвойных чертогах живет.
Взял телефон, в трубке: — Слухаю?
Слушает русский народ!

Как здесь живется и дышится,
В золоте русской хандры!
Где в роще Фита иль Ижица
С утра собирают грибы.

* * *

На бреющем ломает воздух шершень,
И я устал от глупости и женщин,

От митингов и шумного кагала...
Не стар я, други, но душа устала.

Хотя держу за голенищем нож,
Перо за ухом и в кармане грош.

Под срубом боевые рукавицы
И карта государственной границы.

Не стану слабонервных устрашать,
Да и не все о русских надо знать

Врагам и тем, кто ловит вражье слово.
Устал немного — что же в том такого?

* * *

Одна властительница степь —
Ни кустика, ни человека,
Как будто Альфа и Омега
Вот здесь посажены на цепь.

Над степью пролетит орел,
За горизонтом приземлится...
Какой же на Руси простор:
Все пропадает — взгляд и птица.

* * *

Ты слышишь, Россия, удары?
Разверзнется бездна вот-вот...
На троне сидят либералы,
В забоях и шахтах народ.

Хозяева яхт, самолетов
С банкирами войны ведут.
Кто ищет ангар звездолетов —
Быть может, с земли заберут?

Лишь я никуда не пытаюсь
Уехать, уплыть, улететь...
Я вместе с народом спиваюсь,
Храплю, как в берлоге медведь.

Пора выбираться наружу,
Пора пробиваться на свет,
Спасать христианскую душу.
С народом спасется поэт.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «С народом спасется поэт»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва