Силкин В. А. (Москва)

«Русский дух не знает слова страх»

РУССКИЙ РУБЕЖ

              На присвоение городу Ряжску Рязанской области
              почетного звания «Рубеж воинской доблести»
Салют в Москве Берлин затеял рано,
Ведь надо было Ряжск еще пройти.
Но танковый кулак Гудериана
Уперся в неприступные пути.
 
И в это время Сталин вспомнил Бога,
И Кремль икону поднял в синеву —
Рязанская железная дорога
Не пропустила немцев на Москву.
 
Она тогда на них взглянула строго,
Отдав, что было лучшее, в горсти:
Как ураган бессмертные матросы
Сметали нечисть на своем пути.
 
Про этот бой страна тогда не знала,
Но вот отсюда начала она
Из крупповского падшего металла
Ковать своим героям ордена.
 
А Ряжск не пал, его железный узел
Врага за горло плотно взял тогда,
Чтобы мужик рязанский — косопузый,
Не знал господ на Хупте никогда.

Есть рубежи, наверное, и круче,
Есть города, где были пыль и прах.
Но Ряжск мой жив, и помнит он, и учит,
Что русский дух не знает слова страх.
 
И пусть враги не верят в эти сказки,
Мы в бой идем с Отчизной на устах,
И точно знаем, в сорок первом в Ряжске
Задолго до Победы пал Рейхстаг.

 

МУЗА МОЯ

Муза моя, неизменная странница,
Вновь собирается в дальний поход.
Будет война, ничего не останется,
И никого, кто с победой придет.
 
Мир содрогнется от вируса стронция,
Книжные строчки расплавит напалм.
Вот и взираю с испугом на солнце я,
Что каждый день улыбается нам.
 
Муза моя! Одолей расстояния,
В сердце войди, не встречайся с тоской.
Может быть, от твоего состояния
В мире безумном зависит покой.
 
Муза моя! Перессорились нации.
Ты очищай их слова ото лжи,
Чтоб на далекой космической станции
Не прервалась сумасшедшая жизнь.
 
Муза моя! Мне в плохое не верится,
Но наступает на пятки война.
Кто вам сказал, что Земля еще вертится,
Если не слышит мой голос она?!

 

ТЕЛЕФОННЫЕ НОМЕРА

Зачем за номерами гнаться,
Достопочтенный господин?
Служебный номер сто двенадцать,
Квартирный сто двадцать один 1.
 
Да, за столом товарищ Сталин,
Да, ночь безумно коротка.
Что, без него вы лучше стали,
Без старого большевика?
 
Гудят фронты, ревут заводы,
Поля, как порох, горячи.
Эх, вы, любители свободы,
Где нынче ваши Ильичи?
 
Ушли они, болезнь не сбросив,
Но свет их до сих пор горит.
И снова слушает Иосиф
И что-то в рубку говорит.

 

СНЕЖНЫЕ СЛЕПНИ

Скоро мороз отощавший окрепнет,
Станет щипать всех подряд.
Снежные слепни, снежные слепни,
Снежные слепни летят.
 
Снежные слепни декабрьской порою,
Снег, прилетевший с дождем.
Выйду на улицу, розу накрою
Старым солдатским плащом.
 
Что леденеть ей от этой напасти,
Что замерзать на снегу?
Жизнь ей облегчу, хотя и отчасти,
Все-таки ей помогу.
 
Выживет роза и великолепней
Станут бутоны на ней.
Снежные слепни, снежные слепни
Кружат сильней и сильней...
 
Память моя, я прошу, не ослепни,
Дай оглянуться назад.
Снежные слепни, снежные слепни,
Снежные слепни летят.

 

ПЕТУХ

                          Надежде Федоровой
…А в двадцать три пропел петух,
Петух пропел четыре раза.
Я думал, что подводит слух,
Но он пропел, пропел, зараза!
 
Он каждый вечер по часам
Поет, и нет ему покоя,
На смену птичьим голосам
Он выдает впотьмах такое!
 
Ну, что он путает рассвет
И звезды путает с рассветом?
По голосу, немало лет,
Но не пойму, при чем тут это?
 
Тем более, не молодой,
Пора уже угомониться.
Но под Полярною звездой
И в двадцать три часа не спится.
 
Сижу и напрягаю слух,
Чего он там, сердешный, хочет?
Не спит петух, поет петух,
Неугомонный старый кочет.

 

МЕЧТА

Капают, капают, капают, капают
Светлые капли дождя.
Ель, как зонтом, прикрывается лапою,
К окнам моим подходя.
 
Ветер ее выгибает, что тросточку,
Бьет она лапой в стекло.
Я посажу этой осенью косточку
Вишни, чтоб было светло.
 
Чтоб не казалась под окнами лишнею
И улыбалась бы мне.
Буду беседовать с этою вишнею
И молодеть по весне.

 

РАСПЛАТА

Голуби с утра загулеванили,
Подают над крышей голоса.
Видимо, у неба счастья заняли,
Если улетают в небеса.
 
Небо возвращения не требует,
Отданное счастье ни к чему,
Только провожаю взглядом в небо я
Голубей своих по одному.
 
Ах, вы мохноногие, хохлатые,
Столбовые, нежные чаи!
Голуби торопятся с расплатою
За грехи грядущие мои.

 

МАЙСКАЯ ЗАРИСОВКА

Черемух майские духи
И птиц заливистые трели.
Сиди себе, пиши стихи
О том, как сливы постарели,
 
И как ушами лопухи
С утра, не уставая, водят.
Сиди себе, пиши стихи
За чашкой чая на природе.
 
Что делать, если от сохи
И если ты дитя природы?
Сиди себе, пиши стихи,
О том, как дышат огороды.

 

ДЕНЬ

             И дольше века длится день.
                             Чингиз Айтматов
От облаков ложится тень
На засыпающую воду,
И переплывший реку день
Поклоны дарит небосводу.
 
Какой сегодня долгий день!
Он уходить никак не хочет.
И облаков холодных тень —
Предвестница грядущей ночи.
 
Растают в сумраке веков
К реке спустившиеся ивы,
Но эта тень от облаков
Пока еще спешит к обрыву.
 
На воду ей спускаться лень,
Хотя не ведает испуга.
И нескончаем этот день,
Где повстречали мы друг друга.

 

МАМА ТАНЦУЕТ

                   Тамаре Мартиросян
Память частенько за горло берет,
Счастьем мальчишку лупцует:
Город Мегри, словно сказочный мед,
Мама танцует.
 
Только глаза прикрываю поспать,
Светлое время гарцует:
Мама Тамара танцует опять,
Мама танцует.
 
Мама танцует сейчас без меня,
Годы листает.
Как ее сказочных глаз и огня
Мне не хватает!
 
Не уезжайте надолго от мам,
Не поминайте их всуе.
Город медовый, и именно там
Мама танцует.
 
Вечно бы этот огонь не погас,
Был бы к лицу ей!
Как это здорово, если у вас
Мама танцует!


 


1   Служебный номер телефона Сталина — 112, квартирный — 121.