Иванов Г. В. (Москва)

Горит костер

* * *

Поля зеленые, коричневые пашни,
В душе любовь и к небу, и к земле —
И оттого немного даже страшно,
Что ничего не надо больше мне.
 
Иду пешком из Ханино в Слепнево,
Иду тележной узкой колеей,
Я знаю жизнь и горькой, и суровой,
Но нынче это в недрах, под землей.
 
Все где-то там до времени таится
И жутко машет острою косой.
А здесь — ромашки, ветер на пшенице,
И я иду в рубашке и босой!..

 

 

 

 

* * *

Опять о мире и войне... И кто-то плачет.
А для кого-то все кругом так мало значит.
И то и это, и проблем в России масса.
Но все идет на задний план в виду Донбасса.

По крайней мере, так должно быть в эти годы.
Иначе жизни там конец, а не свободы.
 
Там наша русская душа.
Там наши братья...
И мы должны их заключить
в свои объятья!

 

ПРИВЫКАЕМ ЖИТЬ БЕЗ УКРАИНЫ

Привыкаем жить без Украины.
И теперь, быть может, навсегда
нам чужие степи и долины
и Днепра широкого вода.
 
Так бывало в мире, так бывает.
Братья тоже ссорятся навек.
Киев золотой наш уплывает,
на враждебный уплывает брег.
 
Как хочу я в этом ошибиться:
наважденье, бес попутал — вот
перебесятся, и устремится
снова к нам украинский народ...
 
Но покуда вижу: все сильнее
там вражда к России, и все злей
молодежь — безжалостней, наглее,
и Россия ненавистна ей.
 
Там у нас у многих пуповины.
Там святых истоков благодать.
Привыкаем жить без Украины...
Не хочу, не буду привыкать.

 

* * *

Какая мягкая трава
На родине моей.
Какие жаркие дрова
На родине моей.
Какие древние холмы
На родине моей.
Какие светлые умы
На родине моей.
Талантов столько, как цветов,
На родине моей...
Всегда, всегда мне будет кров
На родине моей.

 

ТИМОНИХА

На свете на белом, на небе ли —
Отрада в душе и покой!
Тимониха. Белые лебеди
Летят над беловской избой!
 
Чудесные лебеди белые!
Откуда в конце октября?
Догадки являются смелые,
Мол, лебеди — это не зря.
 
Мол, это Василий Иванович
Приветствует добрых гостей...
Родной наш Василий Иванович,
Стою у калитки твоей!
 
Окрестные дали завьюжены.
Снежок налетает, снежок!
А лебеди быстро и дружно так
Уходят на юго-восток.
 
Прекрасные лебеди белые!
Двенадцать в клину лебедей.
Окрестности осиротелые...
Большие дома — без людей... 

А что впереди — нам неведомо.
Воскреснет ли наша земля,
Наполнятся ль новыми бедами
Родные леса и поля?
 
Привычны, конечно, нам горести,
Но может быть, лебеди — знак,
Что жизнь повернется по совести,
Что будет все как-то не так,
 
Как нынче... Тимонихе, родине,
И кладбищу низкий поклон,
И жерди любой в огородине...
А клин удалившийся, он
 
Навеял надежды. Красиво тут.
Озера, леса — благодать!
И птицы летели как символы:
Здесь жизнь не должна умирать!

 

СТИХИ, НАВЕЯННЫЕ ВЕРХНИМ ЧЕГЕМОМ

Горит звезда над саклею Кайсына,
Мерцает снег, в камнях течет река...
Балкария не забывает сына.
И не забудет, хоть пройдут века.
 
Он для балкарцев больше, чем писатель.
Им в утешенье дал его Создатель.
Он словно клятва, их родной поэт.
Он для балкарцев символ их побед.
 
Гори, звезда, и торжествуй, природа!
Горит очаг у моего лица...
Когда такой поэт есть у народа,
Тогда живут надеждою сердца!

 

ОЛЬГЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ ФОКИНОЙ

Последний классик вологодский.
Явилась — из лесной глуши.
Живет не громко и неброско.
Поэт от Бога, от души.
 
Она от Севера, от вьюги,
От русской печки, от реки...
От целой песенной округи,
Где много помнят старики. 

В стихах с землей родною сродство —
Не самый современный тренд.
Но в них патент на благородство.
Без всяких примесей патент.

 

* * *

Сиреневый клевер, сиреневый клевер!
И туча под солнцем — в синих лучах!
Я полю родному всю душу доверил
И слушаю в клевере птах.
 
Прошедшую тучу они провожают,
Взвиваются выше и звонче поют!..
И звуки заботливо так подбирают,
Что каждую песню, как гнездышко, вьют!

 

* * *

Листья падают сами собой,
Так легко, как созревшие строки.
И созрел небосклон голубой,
И созрели для треска сороки...
 
Осень ходит хозяйкой родной.
Как-то все по-домашнему ладно.
И сарай деревянный сенной
Нынче выглядит как-то парадно.
 
И последние избы, как рай!
Огородов последних щедроты...
Вот еще бы вдохнуть в этот край
Государевой доброй заботы.

 

* * *

Почему-то тянет, тянет
вдаль глядеть с откоса —
здесь душе ответ приходит
даже без вопроса...
 
Что метаться и тужить,
если столько света!
Надо верить, надо жить —
это суть ответа.

 

ГОРИТ КОСТЕР

Горит костер на темном побережье,
Горит вдали от дома моего.
Я стал другим. Ну, разве мог я прежде
На расстоянье греться от него.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва