Хомутов С. А. (г. Рыбинск)

«Это я умирал в Ленинграде блокадном...»

В НАЧАЛЕ ПЯТИДЕСЯТЫХ

Двор, улица, сарайки,
Бои на пустыре,
Мы, словно птицы, в стайки
Сбирались в той поре...
 
Горячие сраженья,
Смешные для отцов,
На взрослые свершенья
Крестили сорванцов.
 
Мы недругов крушили —
Они же нас в ответ.
...А рядом с нами жили
Герои страшных лет.
 
К ним прошлое пристыло,
Им, видимо, сполна
Поверить надо было,
Что кончилась война.

 

* * *

Пусть мир грозит безумьем истым,
Но вечен образ бытия, —
Тебе ль кончать самоубийством
Святая родина моя?
Глушить себя стаканным звоном,
Детей растленью предавать,
И в отрешенье полусонном
Опасности не сознавать.
Молиться чуждому престолу,
Давиться музыкой чужой,
И, опуская очи долу,
Все больше холодеть душой.
Вглядись в себя, в живые краски,
Услышь веков громовый зов,
Перечитай родные сказки,
Припомни подвиги отцов.
Былую вспоминая славу,
Молитвы свет и звон мечей,
Веревку, пулю и отраву
Прибереги для палачей.

 

* * *

Слова поэта ждут ответа,
Но если это лишь слова, —
В них ни просвета, ни завета,
Они как сорная трава.
 
Никто не запретит, конечно,
Молоть что хочешь, языком, —
Досуже, попусту, беспечно
И даже с пошлым юморком.
 
Да,истина порой жестока,
И мало — душу обнажить, —
Ты можешь написать «Пророка»,
Но после этого как жить?..

 

* * *

Если время крутнуть
         в направленье обратном,
Хоть рожден был в другой, не военной поре,
Это я умирал в Ленинграде блокадном,
Той голодной зимой, в ледяном декабре.
И не умер, а после, по Ладоге вешней,
По кипящей воде, по кровавой шуге
Только чудом пробился
            из дали кромешной,
Чтобы жить по-сиротски в чужом городке.
То, конечно же, — мамино жуткое детство,
Безысходность воистину адовых дней.
Жизнь моя мне от мамы
               досталась в наследство,
Ну, а горе и боль оставались при ней.
Понимаю теперь я: ничто не забылось.
Может, разве, такое уйти в забытье?
Помню, мама ночами тихонько молилась
За меня... Как теперь я молюсь за нее.

 

* * *

          Духовной жаждою томим...
                 А. Пушкин
Какими бы ни двигался путями,
Впадая в обобщенность и детальность, —
Нельзя эпоху растолкать локтями,
Как некую базарную реальность.
 
Ты не один, и далеко не лучший,
И с этим пониманьем жить придется,
Постой в сторонке, разговор послушай, —
Все не случайно, что тебе дается.
 
Эпоха — с нею можно попытаться
Поспорить, не стерпев духовной жажды,
Но только в ней способен ты остаться,
Пусть даже и затоптанным однажды.

 

* * *

Эпоха себя обнажила,
Почти не открыв ничего,
И бездна, что нас окружила,
Во многих находит родство.
 
К извечно распахнутой нише —
Могиле душевных трудов,
Как будто на паперти нищий,
И ты потянуться готов.
 
Но снова, уже не впервые,
Луч солнца сойдет с вышины,
И веточки вербы живые
Коснутся твоей седины.

 

* * *

Все больше и больше бесхозных могил
На кладбище старом — в кустах и бурьяне,
Я помню, что кто-то сюда приходил,
Все было пристойно и праведно ране.
 
Но где эти люди? Наверно, лежат
В могилах других или с близкими рядом?
Над ними вороны да чайки кружат,
Что с этим печальным сроднились укладом.
 
Уже не прочесть, чей тут холмик зарос,
Какого усопший и рода, и званья...
Печальней домов, обреченных на снос,
Забытых пристанищ земных очертанья.
 
Былое не в силах никто отворить, —
Оно безответно, пустынно, безвестно...
И не с кем, и не о чем здесь говорить, —
Лишь можно стоять и вздыхать бессловесно.

 

* * *

Казалось бы, рассудку вопреки —
Смерть соблазнять
                  нет никакого проку,
Но мудро поступали старики,
Себе готовя домовину к сроку.
Удобную, согретую своей
Умелою, спокойною рукою, —
К чему отягощать потом детей
Заботою печальною такою?
А если же
                 Господь не поспешит, —
Иных в свою обитель собирая,
Вещь нужная немного полежит
От глаз подальше, в уголке сарая.
И согревала домовина та,
Пускай недолгим
      и таким укромным,
Но счастьем, — что пока она пуста,
И что не будешь ты уже бездомным. 

 

* * *

Не надо решать за меня...
Пусть даже и сам не решу я,
Жизнь эта не чья-то, — моя,
Пусть в ней многовато грешу я.
 
На поприще хмурого дня,
Где трудно приходит прозренье,
Не надо решать за меня,
Я все-таки Божье творенье.
 
Пока провиденьем храним,
Хоть плачется, но и поется,
И может, ответ перед Ним —
То главное, что мне дается.

Шаблоны joomla скачать здесь