Зиновьев Н. А. (г.Краснодар)

«Заблудился я в поисках Бога…»

Поэт, у которого нет ни телевизионной славы, ни успешных импресарио, он издает небольшие книги маленькими тиражами, живет в южной глубинке России. Но его стихи знают и любят по всей огромной нашей стране. На слова Николая Зиновьева слагают песни, его творчество обсуждают ученые. Его превозносят и критикуют, с ним спорят, но все, знающие его поэзию, единодушны — Николай Зиновьев один лучших современных поэтов. Щемящая откровенность, свет духовного поиска, любовь к миру, трогательная картина современной жизни, непримиримость к врагам Отечества и веры — художественно-мировоззренческие особенности творчества нашего талантливого современника и постоянного автора журнала «Родная Ладога», который в 2017 г. отмечает 30-летие своей творческой деятельности. Поздравляем Николая Александровича и желаем ему долгих созидательных лет.

Редакция журнала «Родная Ладога»

 

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Какой бы правда ни была,
Всегда плод Истины она.
Всё так. А Истина есть Бог,
А Бог — Любовь, и вот итог:
Ты, брат, пожалуйста, пойми,
Что нет стихов не о любви.

 

СТРОКИ

Повсюду гибнет человек —
В лачуге жалкой, во дворце ли.
Всех дьявол держит на прицеле,
Кто к Богу сделал шаг — побег.
 
Мне пишет тетка из-под Орска,
Что в их селе открыли Храм,
Но ходит в Храм всего лишь горстка,
А остальным всем все до лам-
почки...
 
Зачем пишу я строки эти,
Признаюсь, брат, не знаю сам.
Гляжу в окно, там бомж в кювете
Бутылки ищет, дует ветер,
И пустошь вторит небесам...

 

* * *

Я, проснувшись, помолился,
Чуя злобный взгляд спиной ―
То за шкафом притаился
Мой палач — кошмар ночной.
 
И становится мне жутко:
Вслед за ним кошмар дневной
Наступает. Промежутка —
Ни минуточки одной.
 
Истончились мои нервы,
Не хочу поверить я,
Что кошмар есть самый первый
Верный признак бытия.

 

ЗАМКНУТОЕ ПРОСТРАНСТВО

Можно дух из тела вынуть
И вернуть его обратно,
Но Вселенную покинуть
Невозможно, милый брат мой.

 

МОЕЙ МУЗЕ

Приносишь ты душе усталость,
Томленье — духу, мрак — уму.
Я не хочу, чтоб ты досталась
В наследство сыну моему

 

ИЗ ДЕТСТВА

Загорелый, вихрастый. Задорный
На телеге сижу, а дорога
Превращается в путь самый скорбный,
Путь из детства, все дальше от Бога...
 
После будут событья и даты
Будет много и грязи, и лжи... 
И щемящее чувство утраты
Незапятнанной детской души.

 

* * *

Когда исчезнет фарисейство?
Когда уйдет последний тать?
Когда закончится злодейство?
Когда начнется Благодать?
 
Когда к Христу направим стопы?
Когда детей начнем рожать?
И вымирающей Европе
Не станем больше подражать?
 
Когда придет конец всем бедам?
Могу сказать, но я молчу.
Как старый скептик, я ответом
Своим, боюсь, вас огорчу.
 
А если более серьезно,
То это наша, брат, вина,
Что мы прозрели слишком поздно.
И в небесах созвездья грозно
Горят, как чьи-то письмена.

 

ИЗ ДНЕВНИКА

1
Я не хочу смотреть в грядущее,
Там что-то страшное, гнетущее.
Зачем? Все это для меня
Есть у сегодняшнего дня. 

2
Мы перестали быть народом,
Мы стали рыночной толпой, ―
Толпа редеет год за годом
И тает в дымке голубой.
 
Наживы ветер всюду свищет,
И карлик смотрит свысока.
А выход где? Никто не ищет,
Хотя он есть наверняка.

 

* * *

А ощущать свою греховность,
Как говорится, в полной мере —
И есть та самая духовность,
Что пролагает тропку к вере.
 
В том, что пишу в неверном тоне,
Не обвиняй. Взгляни иначе.
Как назидательности в стоне,
Нет поучительности в плаче.

 

* * *

Проснулся. Молится жена
В соседней комнате прилежно,
Лежу и думаю неспешно:
«Какая умница она!
 
С утра от нас отводит зло, ―
Пускай проходит стороною.
С женой мне очень повезло,
Но повезло ли ей со мною?»

 

* * *

                                                 Люблю Отчизну я, но странною любовью…
                                                                     М. Ю. Лермонтов
Я говорю вполне уверенно,
Отбросив напрочь ложь и лесть:
«Мое правительство не временно
Да и находится не здесь».
 
Пока не вся дорога пройдена,
Я вам еще раз не солгу:
«Не государство моя Родина,
А луг и дети на лугу,
Степной речушки переливы,
Далекий, близкий сердцу плес
«И на холме, средь желтой нивы,
Чета белеющих берез...»

 

ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ

1
Хранимым Промыслом Господним,
Я как в невидимой броне.
Проснувшись, думаю: «Сегодня
Чему порадоваться мне?»
 
Не слышу голоса Господня,
Но шепчет ангел за плечом:
«Кого порадовать сегодня?» ―
Вот должен думать ты о чем. 

2
Пусть не уйти от суеты,
Пускай невзгоды радость гасят,
Но жизнь мою мои мечты
Своей несбыточностью красят. 

3
Нет на земле отца и брата,
Апрельский вечер чудно тих.
Я знаю, что им нет возврата,
Но верю, что я встречу их.

 

НОЧНЫЕ ОБРЫВКИ

Цветы на обоях не радуют взор...
О геях и гоях идет разговор
За тонкой стеною,
Но в этом ли суть?
Считаю баранов,
Стараюсь уснуть...
Заснул я, и снится
Мне чья-то страна,
Березовым ситцем
Торгует она...
Кукушка кукует
На старой сосне...
Болит и тоскует
Душа и во сне...
Незримые певчие
В небе поют...
Кукушка кукует...
Страну продают...

 

* * *

Если Он вездесущ, почему
Заблудился я в поисках Бога?
Сатана напустил эту тьму.
Одиноко и страшно уму.
Больше я говорить не могу,
Я и так рассказал слишком много.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «Заблудился я в поисках Бога…»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва