Чупров О. А. (Санкт-Петербург)

Дым отечества

* * *

В деревенской сижу избе,
Приглашенный на новоселье.
Здесь наличник каждый — в резьбе!
А вокруг — разговор и веселье...
 
Пригублю хмельного кваску,
И душа окрасится заревом!
Отгоню городскую тоску,
Улыбнусь радушным хозяевам.
 
Доброту сумели сберечь,
Без нее жизнь
             смысла лишается.
И большая белая печь
Как крестьянский храм
           возвышается!

 

 

 

* * *

В звонком горле тишины
Задрожит воспоминаньем:
Мой отец
С большой войны
Воротился утром ранним!
Керосинка зажжена,
Плачет и смеется мама.
— Папка, кончилась война?!
— Потерпи, осталось мало...
Так, к себе
                  меня прижав,
Как провидец, он ответил.
Лишь потом пустой рукав
У шинели
                    я заметил...
Я поверил, я терпел,
Я вгрызался в жмых
                            охотно,
Над рисунками корпел,
Где фашистов бил бессчетно!
И с бедой —
                          к лицу лицом —
Жил, как все,
Три года с лишним,
Чтоб на улицу с отцом
Мы на равных
                            в Мае
                                     вышли!

 

Мама

Вот покурить я вышел в сенцы
От гомона и суеты...
И вдруг тоска мне сжала сердце:
Я вспомнил — есть на свете ты!
 
Ты никуда не уходила!
Но позабыл об этом я...
Там, на холме — твоя могила,
А здесь, в избе — душа твоя!

 

Горница

Эта тихая, чистая горница
Вся пронизана
                        солнцем насквозь!
И вспорхнула сестра,
                                словно горлица:«Наконец-то,

                             пожаловал гость!

Как я бредил когда-то
                                  столицею!
Мать шептала вослед: «Воротись...»
Вот вернулся — затем,
                                      чтоб светлицею
По сухим половицам пройтись!
Ах года, вы не все
                               еще прожиты!
Стол накрыт,
                           чтобы брат не зачах!
 
Что же смотришь, сестра, —
                                        хоть моложе ты,
С непонятной печалью в очах?
Вечер. Солнце
                      за речкою скроется.
Тусклой лампочки
                             блеск неживой...
А пускай-ка затеплится
                                      горница,
Словно в детстве,
                            свечой восковой!
Глянем молча
                      во тьму заоконную
И присядем —
                       плечо у плеча,
Чтоб всю ночь
                        под святою иконою
Согревала
                   нам душу
                                     свеча...

 

ДЫМ ОТЕЧЕСТВА

Сначала вижу дом,
Потом увижу дым,
И верится с трудом,
Что был я молодым.
 
Я расцветаю тут,
Но слезы не сдержать.
Ведь быстро дни пройдут,
И время — уезжать!
 
И в сумраке седом,
Под небом голубым,
Почти не вижу дом,
Но долго виден дым...

 

* * *

Неужто песня умерла?
Хиты остались хамоватые.
Хрипят, как будто с похмела,
Попсы глашатаи лохматые.
 
Слух режет электропилой
Сопровождение фанерное!
Под этот скрежет, визг и вой
Любой сойдет с ума, наверное.
 
Но рано песню хоронить,
Коль есть края, не столь далекие:
Там голоса сплетают в нить
С утра девчонки ясноокие...
 
Там мужиков уставших рать,
Под вечер выпив ради праздника,
Затянет вновь про Стеньку Разина —
На «муси-пуси» им... начхать!
 
И «ящик», в этот миг забыт,
Уймет мычанье тошнотворно.
Там хитрая придумка — хит 
Звучит, как слово подзаборное!
 
...Глумясь, проводит телесброд
Душ молодых приватизацию...
Но песня русская живет,
Не загнанная в резервацию!

 

* * *

Что происходит,
                     родная сторонушка?
Сердце свивается в жгут:
Черные вороны —
Красное солнышко
За горизонтом клюют!
 
Пашни заброшены,
                         травы не кошены,
Кто этот грех нам простит...
И запустение
Гостем непрошенным
Нагло в деревне гостит!
 
Так неужели
                     в стенаньях и лепете
Жить, позабыв Божий суд?
...Утром взгляните,
Как белые лебеди
Солнце на крыльях несут!

 

* * *

Жизнь прошла совсем не зря!
Оглянусь на путь-дорогу:
Слава Богу, есть друзья —
И враги есть, слава Богу.
Не ронял ни разу честь,
Пусть крутило и ломало!
Слава Богу, книги есть
И читателей — немало...
Подымаясь на Парнас,
Я кнутом не бил Пегаса.
Спотыкался — и не раз,
Но от паники не трясся.
И теперь, на склоне дней,
Вновь судьбу перелистаю:
Жил, как все — среди людей,
Но не лез по-волчьи в стаю.
В общем, не на что пенять,
Продолжается дорога.
И на небе буду знать,
Что не лишний я у Бога!

 

* * *

Тихий свет над водою струится,
Словно дети, кувшинки глядят.
И деревья,
                  зеленые птицы,
Перед взлетом
                          чуть слышно галдят.
Принимаю покорно и кротко
Этот дар,
Предназначенный мне.
И моя заплутавшая лодка
Неподвижна в густой тишине.
А заря затуманенно рдеет
И касается весел и рук...
И так странно лицо холодеет
От любви ко всему,
                               что вокруг!
Свет струится —
Таинственный, дальний,
То ли ангел,
А то ли звезда...
И не хочется плыть
                              никуда мне,
Ну, а если и плыть —
В никуда...

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва