Сиротин Б. З. (г. Самара)

Ныне здесь вся Великая Русь

* * *

О доме, о хлебе заботы,
Но будь хоть полсвета родни, —
Без Господа все мы сироты,
Без Бога мы в мире одни.
 
Тебе не помогут нимало
Ни мать, ни отец, ни семья
Нащупать концы и начала
В громадном клубке бытия,
 
Когда дует ветер зловещий,
И кругом идет голова
Пред миром, где вещи на вещи
Налезли, слова на слова.
 
И только лишь с именем Бога
Просторен всегда окоем,
Молитвенно, чисто и строго
Во временном доме твоем.

 

 

 

* * *

Я бодрый приходил с мороза,
Заваривал крепчайший чай...
О зимняя скупая проза!
И труд. И счастье невзначай!
 
Стояли светлые морозы,
Но в них играла мощь, не злость,
Трещали сосны, а березы
Белели, твердые, что кость.
 
В стране безбрежной и холодной
Трудиться, славы не стяжать,
Чтоб общей участи народной
Не минуть и не избежать!

 

* * *

                           Сегодня стыдно быть богатым…
                                             Валентин Распутин
Сегодня стыдно быть богатым —
Пожалуй, не поспоришь тут.
Но не стыдней ли быть покатым,
По коему сии бегут
К своим деньгам, к своим успехам?
 
А он, сутулый эрудит,
Покатый этот, брызжет смехом,
У телевизора сидит.
Лишь изредка, в провалах ночи,
На помутненные глаза,
На эти выцветшие очи
Находит ясная слеза.             

 

* * *

Электронная болтовня,
Бесовское в стране веселье...
Кто-то молится за меня,
Потому и живу доселе.
 
Кто-то молится за меня —
Может, не на земле, на Небе —
О моем ежедневном хлебе,
Да чтоб больше в печи огня.
 
Может, бабушка за меня
Слезно просит в ногах у Бога...
И живу, дышу понемногу,
Хоть не легче день ото дня.

                                   

* * *

«Весны не будет!» — объявили
По радио... Ну что ж, тогда
Все наши воздержанья в силе,
Как в силе снег и холода.
 
— Весны не бу-у-дет! — изгалялся
По телевизору остряк,
И телевизор накалялся
От слов, сулящих хлад и мрак.
И вслед за ним другой — построже,
Но как бы этого двойник:
— Не будет выборов!
...Ну что же,
Перезимуем и без них.
 
Хватило б только дров для печки,
Мы пододвинем к ней кровать,
Мы будем в сумерках при свечке
Родного Пушкина читать.

                                            

* * *

Вот в эти дни Великого поста,
Пока еще зима гнетет нам плечи,
Не смели бы произносить уста
Застольные торжественные речи!
 
Дабы в высоких креслах усидеть,
Рекут слова заботы и опеки —
И попадают в шелковую сеть
Наивные родные человеки...
 
Вот в эти дни Великого поста,
О коем должен помнить
                        царь и нищий,
В России происходит срамота
Великого обжорства телепищей.
 
И пусть подходит Божия гроза
К жилищам телегрешников
                        вплотную, —
Все так же будут пожирать глаза
Грохочущую суету цветную...

                                     

* * *

Мужики, не умирайте,
Бог вас упаси,
Из кого же встанут рати
На святой Руси!
 
Мужики, скажите зелью
Истовое «нет!»,
Возлюбите снова землю,
Этот ясный свет!
 
Возвращайтесь снова к пашням,
Чертежу, стиху —
Вопреки торгам и шашням
Этих, наверху.
 
Хохоча, вопя, рыдая,
К денежной игре
Приросли, а мать родная —
Рядом на одре...
 
Мужики, не множьте горе
В этот смутный час:
Полный счет предъявит вскоре
Кто им, кроме вас!

 

* * *

И пускай сирены пели
Нам, скитавшимся во мгле,
В величайшей из Империй
Все ж мы жили на земле!
 
И какой бы груз на плечи
И на сердце ни давил,
Но Державу, как на вече,
Весь народ благословил.
 
А сирены пели сладко,
Но, хоть склонна к глухоте,
Вся Россия, без остатка,
Услыхала песни те.
 
Услыхала, удивилась —
И как зелья опилась, —
Обольстителям на милость
Без роптания сдалась.
 
И сейчас среди развалин
Неприкаянно стоит,
Взгляд беспечный стал печален,
Обветшалый, нищий вид.
 
Все, что издавна копилось, —
Все охаяли враги.
Уж в который раз купилась
На чужие пироги.
 
Обласкала лжемессию,
А теперь стоит скорбя...
 
Это я не про Россию,
Про тебя я, про себя.

 

* * *

В храме время иначе течет,
Брезжит луч, преломившийся в раме,
Плечи сбросили времени гнет,
И из прошлого древний народ
Вырастает в грядущее в храме.
 
Ныне здесь вся великая Русь,
Ибо нищие духом — блаженны;
Все вмещая — и радость, и грусть, —
Раздвигаются тяжкие стены.
 
В небо тянется крест золотой —
Это мы поднимаем руками
Над безумьем его, над тщетой,
Чтобы вровень с былыми веками
Он сиял, вровень с Русью святой!
 
В храме время иначе течет,
Не касаясь житейского хлама,
Но слыхать, как корысть и расчет
Хищно рыщут за стенами храма.
 
И о том ныне песню пою,
Что народ мой не весь ошельмован,
Воздвигает он крепость свою
С золотым и победным шеломом!

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия Ныне здесь вся Великая Русь


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва