Голубев В. П. (Санкт-Петербург)

«...Метель пылающих времен»

* * *

Учила в детстве мать меня,
Наверно, было ей виднее:
            — И леса Бог не уровнял,
Ну, а людей —
                        куда труднее!
Всем доля разная дана,
Подлесок жмет, коры короста...
Ну, а в лихие времена
Рвануться ввысь совсем непросто.
 
Пусть мне от жизни будет дар:
Когда для гроз настанут сроки,
Чтоб на себя принять удар.
Быть самым
                    деревом
                                  высоким.

 

* * *

Околесицей — леса около,
Возле Вытегры и Двины,
Ходят люди, забавно окая,
Собиратели старины.
 
Там затейлива песня тетерева,
И былинных трав тетива
Целит стрелы, будто заметила,
Где токуют тетерева.
 
Там деревня в лесу забытая,
Словно памятник этих мест.
В дверь стучите,
Коль не забиты
Окна досками крест-накрест.
 
Там живут старики угрюмые.
От невзгод их,
Судьба, избавь.
Там о чем-то своем задумалась
На опушке лесной изба.
 
Каждый вспомнит про дом
                                   свой отчий
И тайком вздохнет нелегко.
Нас хозяева будут потчевать
Свежим медом и молоком.
 
Ночь пройдет за беседой долгою,
От нахлынувших чувств пьяны,
Мы уйдем на рассвете проволглом,
Как из детства, из старины.
 
Лик России из мглы старинной
Вдруг забрезжит на большаке
Та деревня — в глазу соринка?
Или родинка на щеке?

 

* * *

Не суетиться, не спешить,
Отдаться весен половодью,
Легко дышать,
                        свободно жить,
Бегущих дней схватив поводья.
На зов далекий: «Милый, жду...»
Плыть в ледоходы через реки,
Томиться
                        и познать нужду
Не в хлебе —
                        в близком человеке.

 

* * *

Причудлив мир.
Бог дал всему названье
И назначенье, но поставил веху.
Так в равных измереньях мирозданья
Мир муравья и смысл человека.
 
Ученые томились:
Слишком ярок
Луч Истины и длится слишком кратко...
Оптические стекла окуляров
Не помогли им разгадать загадку.
 
Из глубины предгрозовых потемок,
Взглянув на землю, ангел улыбнется:
На привязи дороги,
Как теленок,
Поселок посреди полей пасется.

 

МЕТЕЛЬ ВРЕМЕН

Когда метет метель времен
В белесом небе голубином,
Мне дорог птичий перезвон
Над русским деревом — рябиной.
 
Лесов кострами ослеплен,
Я ухожу в сентябрь,
                        в безбрежье...
В метель пылающих времен,
Туда, где синь сквозь пламя брезжит.
 
Сентябрь гнезда разорил,
И ловят ветры без затишья
Багряным неводом зари
В просторах синих стаи птичьи.
 
Метель времен — под облака
Летящий круто птичий угол,
В ее сумятице упругой
Коль потерял — не отыскать
Ни самого себя, ни друга!

 

* * *

Ты, время, хочешь нас очистить
От пятен родовых, коросты,
Издержек гибельного роста.
Не поимей в себе корысти,
Не обольстись: мол, это просто!
 
Трудясь в невиданном размахе,
Вовсю орудуешь корчеткой.
И вот, кичась работой четкой,
Перестраховщик-парикмахер
Снимает головы с прической,
 
С водой не выплесни ребенка,
Затеяв стирку всем на зависть.
Веревкой с мылом запасаясь...
 
Стальной причесывать гребенкой
Уже не раз Россию брались.

 

АНТИХРИСТ

Господь еще, должно быть, с нами
Среди кровавых смут и торга,
Когда поправших Божье знамя
Земля и мертвыми отторгла.
 
Звезда над площадью — как выстрел,
И там, где стяг из крови соткан,
Не погребен лежит антихрист
В избушке каменной без окон.

 

РУССКАЯ ДУША

                       Что русскому здорово, то немцу смерть.
                                       Пословица
Не пытайтесь! Нельзя объяснить!
Что к чему здесь. Напрасно стараться
Ухватить эту красную нить,
Что связала страну, не пространство.
 
Здесь от скуки кричи не кричи,
Даже птицы не станут пугаться.
Лишь мужик на секретной печи,
Вдруг проснувшись, поедет кататься.
 
Мудрый Дизель придумал мотор,
Сила есть посильнее моторов!
То, что русскому — самое то,
Немцу — смерть на морозных просторах.
 
Даже в пору нелегких годин
К нам ни с плетью нельзя, ни с елеем.
Здесь Лжедмитрий уже не один
И развенчан, и прахом развеян.
 
Пусть заботы у нас и умы
В обрусевшей картошке и в жите.
Запрягать не торопимся мы,
Ну, а если поедем — держитесь!
 
Немец капнет, где русский плеснет,
Чтобы душу живьем вынимало.
Здесь на праздник Чернобыль рванет
Так, что всем не покажется мало.
 
Аввакум! В свой костер позови!
Мелковаты и Данте, и Ницше.
Если храм у нас — Спас-на-Крови,
А поэт — так на паперти нищий.
 
В этой жутко-прекрасной судьбе
Дни — столетья, не то чтобы годы,
Как магнит, притянули к себе
И, вобрав, растворили народы.
 
Не прельстить, не распять на щите,
В нищете и гордыне истаем...
Ну, а вера: ударь по щеке.
Мы другую в смиреньи подставим.
 
Почему так?
Да Богом дано!
Пусть концы в неувязке с концами...
 
Как все глубже байкальское дно,
Так и звезды все выше над нами.

 

* * *

Надорвемся над словом, что воздуха легче,
Тяжелее последнего вздоха судьбы.
Может, песни кому-нибудь души и лечат,
Только вряд ли певцам им — пропеть и не быть.
 
Лишь затеет с зимою весна разговоры,
Снова певчую ратьсоберет на околицах сёл
И на хворосте сером воробышком хворым
Запоет, чтобы хворост расцвел.
 
Зябко вскрикнет гармошка над вымерзшим садом,
Птица песню свою же услышит, — замрет. 

Ах, за что нам дается такая награда —
Петь, чтоб песня кровавила рот?

 

РУССКИЙ РЕКВИЕМ

Я одногодков хоронил,
Глухая боль саднит занозой.
Как русла рек заносит ил,
Могилы временем заносит.
 
Мы панихиду отслужить
Сходились в церковке промерзлой.
Лишенцы мы, но не лишить
Нас памяти о наших мертвых.
 
Средь сутолоки лишь они,
Покойные, покой лучили:
Земли при жизни лишены,
Теперь надел свой получили.
 
Как сеют в землю семена,
Земля взяла их на рассвете.
Для этих всходов времена
Еще настанут, только верьте!
Пристрастья наши испокон
Все те же,
                        незачем иначе:
В печальный праздник похорон
Гармошка старенькая плачет.
 
В сухих гортанях крик сожжен.
Да что там!
Нету сил на возглас,
Когда в России разряжен
Предгрозьем сумеречным воздух.
 
Судьба моя судьбе любой
Сестра —
            жила с другими рядом.
...Как зернышко, храню любовь
Средь поля, выбитого градом.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Горячих денечков дымится зола,
Я весело жил и рисково.
Вот дама знакомая в Псков позвала,
Смеюсь: — Староват я для Пскова...
 
Еще молодых не пытаюсь учить,
В застолье сижу без заплаток.
Но с меркою плотник
            мне в двери стучит,
Придурок соседский с лопатой.
 
Еще для друзей есть в подвале вино,
И в праздник мне в храме не тесно.
Да только вот снится
            лишь детство одно
С грустинкой, о чем — неизвестно.
А в общем-то, время пришло уезжать,
Сойти на крутом повороте
Туда, где в болотах весной благодать,
А я лишь кулик на болоте.
 
Там волчьи у баньки следы на снегу,
Там речка, часовенка, аист.
И я не от мира в чащобу бегу,
А просто домой возвращаюсь.
 
Туда, где в избе колыбелька-ладья
Зовет, что ни год, то все жальче.
Пора возвращаться на круги своя
К деревьям, и к травам, и дальше...

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия «...Метель пылающих времен»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва