Люлин А. С. (Санкт-Петербург)

Нерушимая грозная сила

* * *

Слова не мучу, не калечу,
Затем, что с детских лет знаком
С естественным теченьем речи,
С нормальным русским языком.
 
Татарским тернием увита
Лесная азбука славян;
И все же буквы алфавита
Верны отеческим словам.
 
И в речи письменной, и в устной
Народа, рода и семьи
Встает с тоскою безыскусной
История родной земли.
 
Как воины в разгаре битвы
Идут на штурм, за рядом ряд,
Слова для клятвы, для молитвы,
И те, что ночью говорят.
 
Слова же существа живые:
Их нужно миловать, беречь,
Чтобы звучала, как впервые,
Славянская святая речь.

 

* * *

Что влечет наших северных птиц,
Прорубая тоннели сквозь воздух,
Возвращаться от южных границ
На холодные старые гнезда?
 
Проплывают моря, города...
Ночь ружейными смотрит стволами...
Возвращаются птицы туда,
Где впервые взмахнули крылами.
 
Неспроста, неспроста, неспроста,
Словно корни сплетаются судьбы;
В каждой женщине чудится та,
Что впервые доверила губы.

Нет возврата к былым адресам.
Только памятью необоримой
Возвращаемся к первым слезам,
Возвращаемся к первой любимой...

 

* * *

Смиренно сердцем возрастаю,
Ведь время, словно кровь, течет...
Жизнь не пустая, но простая
Меня все более влечет.
 
Краса неброская природы,
Осенний вечер, фонари...
В одежде нищенской вороны
Неразговорчивые три —
 
На крыше одинокой дачи.
Как бы прощание иль весть...
Я не печалуюсь, не плачу,
А принимаю все — как есть.
 
Без памяти не обольщаюсь
Зарей в проржавленном венце.
Не то, чтобы со всем прощаюсь,
А просто — помню о конце.
 
Я в сентябре острее слышу
Как отмирает мир травы;
Как жалко вспискивают мыши
В холме картофельной ботвы.
 
Запомню хмурую аллею
И дом, в котором печь топлю...
Не потому, что все жалею,
А потому, что все люблю.

 

* * *

Пришли — и свечи погасили...
В России тьма произошла.
И языки поприкусили
Церковные колокола.
 
И многие теперь в могиле,
В небесном праздничном кремле.
И я, как многие другие,
Жил в эти годы на земле.
 
Офицерье, продав погоны,
Шло в услужение врагу.
А в храмах плакали иконы,
А кони ржали на бегу,
 
Из седел в роковом размахе
Выбрасывая седоков...
И только черные монахи
Хранили истину веков.
 
Предупреждал Россию Нилус:
«Стоит антихрист при дверях!»
Но Слово Божье сохранилось
В изгнанье, в ссылках, в лагерях.
 
Казанская со скорбным ликом
Смягчает глад и мор и трус.
Ведь говорил суровый Никон
Рождественский: «Храните Русь!»

 

* * *

1

Земля сгорела. Мертвые восстали.
Оделись в плоть скелеты-черепа.
Вся многомиллиардная толпа
Осенена незримыми крестами.
 
Погасло солнце. Звезды умирают.
Свернулся в свиток черный небосвод.
На свой неисчисляемый приплод
Адам и Ева с ужасом взирают.
 
Кто где лежал — там и восстановился;
Собрался пепел, снова телом стал.
И все прозрачно стало, как кристалл;
А кто не умер, — тот преобразился.

Нездешний свет, не создавая тени,
Заполнил все. Растаял потолок.
Разверзся пол и растворились стены...
Вселенная уходит из-под ног.
 
2

Пропало все — кумирни и святыни,
И хлеб, и золотой соблазн монет...
Настало настоящее. Отныне
Ни прошлого, ни будущего — нет.
И вечность, не имеющая смысла
Земного — поглотила, пожрала
Утробой ненасытного жерла
Все формулы, законы, сроки, числа...
И смерть, убийца жизни, умерла.
 
3

Тоскует Каин. Бессловесен Авель.
Все замерло: надежда, радость, страх…
И Божий лик в расплавленных сердцах
Отображен в неизреченной славе.

 

ЗАВЕЩАНИЕ

Идоложертвенник обмана
Падет под громом и огнем.
На брачный праздник много званых.
Но мало избранных на нем.
 
И за церковною оградой
До часа смертного живи,
И душу зябкую обрадуй
Смиренным подвигом любви.
 
Незлобив будь, а особливо —
Когда душа твоя скорбит;
Сноси, как столпник, терпеливо
Несправедливость злых обид.
 
Люби отечество земное,
Его величье, кровь и дым,
Пока не обретешь иное —
Небесный Иерусалим.

 

ВОЕННЫЙ ПАРАД 7 ноября 1941 года. МОСКВА

Взрывая снег метельный, с ладонью у виска,
Буденный и Артемьев объехали войска.
Немеркнущая слава святых-сороковых!
Метели белый саван укутывает их...
 
Продрогшие вороны.
Морозная Москва.
Наркома обороны
Серьезные слова.
 
С трибуны Мавзолея: не человек — кремень!
(А гроб, где мертвый Ленин, был вывезен в Тюмень).
Апостольский характер! Подвигнется народ —
Неисчислимы рати Россия соберет.
 
Бьют восемь раз куранты. Пурга. Штыки горят.
Кремлевские курсанты идут — за рядом ряд;
Морские пехотинцы — как усмиренный гром:
Бушлаты, бескозырки, ботинки — флотский хром.
 
Сто двадцать раз в минуту печатают шаги
Единственным маршрутом — на фронт! — строевики;
А конница! Тачанки (Доватор и Белов...)!
Грохочущие танки — солярка, рты стволов...
 
Решительные лица,
Запретная тоска.
Столица ты, столица,
Царь-град ты наш Москва!

 

СЛАВЯНСКИЙ МАРШ

За Отчизну плененную нашу
Разгорается сердце огнем:
Мы поднимем военные марши,
Мы знамена свои развернем.
 
Молодые, суровые лица...
Ты, мамаша, не плачь, не тужи:
Восстановим святые границы,
Государственные рубежи.
 
Нет, еще не погибла Россия!
Сыновей, дочерей соберет
Нерушимая грозная сила —
Называется Русским народ.
 
В небесах не устанут молиться
За Россию святые мужи:
Восстановим святые границы,
Государственные рубежи.
 
Мы вернемся домой непременно,
Если мы не погибнем в бою
За гвардейские наши знамена,
За любимую землю свою.
 
А над павшими в битве кровавой
Встанет Русь безутешной вдовой:
Все равны перед смертью и славой –
Генерал и солдат рядовой.

 

* * *

И в эти мертвые года,
Что нам попущены от Бога,
Пребудь смиренна и тверда
В своем избранничестве строгом.
 
Пройдут худые времена;
И, силой высшего веленья,
Ты вновь возвысишься, страна,
Из исторического тленья.
 
Христом окликнутый народ
Восстанет к истине и к жизни
И явит вновь, из рода в род,
Пример служения Отчизне.

 

ПАСХА

Встречать пасхальную зарю
Мир православный вышел,
«Христос воскресе, — говорю, —
Смерть смертью победиша!»
 
Опять поет церковный хор
(Слова плывут и числа...),
Что жизнь исполнена с тех пор
Таинственного смысла.
 
Мир настоящий уведен
И новые потомства
От варварства былых времен,
От идолопоклонства.
 
Труб ангельских прольется звук
(Никто не знает срока) —
Мы все преобразимся вдруг,
В одно мгновенье ока.
 
Откроем сердце и узрим
На крыльях звезд парящий
Небесный Иерусалим
И Крест животворящий.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия Нерушимая грозная сила


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва