Прасолов Е. В. (г. Губкин Белгородской области)

На Курской земле

В наше смутное время печатается множество самодеятельных поэтических книг, подавляющее большинство которых сливается в один общий мутный поток слабых любительских опытов стихотворчества. Тем ярче, контрастней, неожиданней воспринимаются стихи Евгения Прасолова — они напоминают мне сильный, чистый, солнечный родник, истоком которого являются самые сокровенные, самые светлые глубины русской души. Для Евгения Прасолова умение слагать стихи — лишь одно из средств самообнаружения своего душевного богатства, и благодаря этому средству поэт делится с читателем своей добротой, сердечностью, любовью и тревожными раздумьями о трудной судьбе нашего земного мира. Его стихи не вымучены, не выдуманы, они на редкость естественны, самобытны, ибо органично связаны с правдой духовного мира автора.

            Ю. Шестаков

 

* * *

Под городом Губкином — бури магнитные...
Все мне мерещится былью седой:
Где-то в степях, на Руси на молитвенной
Бьется мой предок с Ордой Золотой.
Не одолеть эту силу поганую
(То-то слетится на пир воронье!).
И — словно вздох за смертельною раною:
Имя, о Русь, да святится твое!..

 

НА КУРСКОЙ ЗЕМЛЕ

По курской земле —
То поля, то дубравы,
На курской земле —
Соловьи на заре.
 
То холмик, то крест,
То Огонь вечной славы
По Курской дуге,
На курской земле…
 
Еще не залечены
Старые раны.
Россия, Россия,
Ты снова во мгле!
 
Но строятся храмы,
Но строятся храмы
По Курской дуге,
На курской земле.

 

ДЕРЕВНЯ МОЯ ЛЕБЕДИ

Мои Лебеди —
                        были ль, не были?
Веет память
                        теплом из детства.
Моя мудрая бабушка Лена
мне оставила сказку
                        в наследство.
Что не зря
этим гордым именем
называется край наш
                        издревле.
Будто в наши когда-то
                        дали
гуси-лебеди прилетали.
Эту сказку я крепко
                        запомнил,
Я мечтою ее дополнил.Только в детство
послевоенное
                        не летели
лебеди белые.
Я вернулся к ним
            издалека
и увидел я,
            как врастают
корпуса Лебединского
            ГОКа
в лебединую песню края.
Мои Лебеди!
В пульсе Родины
            громыхают взрывы
                                   карьерные...
Каждый дружит с мечтой
            по-своему
и по-своему счастлив,
            наверное.
Потому-то я верю сыну:
он недавно друзьям
            божился,
будто видел,
как в небе синем
белый лебедь над ним
            кружился.

 

* * *

В тихом моем городе
Голуби все воркуют.
Под голубиные говоры
Все колдуны колдуют.
Спрос на волхвов неистов.
Время что ли такое?
Людям от силы нечистой
В городе нет покоя.
В душах такое творится!
Бесов в себя впускают,
Нет бы перекреститься,
Только про крест забывают.
И, одержимые духом
Злобы ли,
Пьянства ли,
Блуда,
Слушают все вполуха
Про покаянья чудо.
Сердцем все же постигнут
Сроки и дня, и часа —
Храм на горе воздвигнут
Преображенья Спаса.

 

ПОДВЕНЕЧНОЕ ПЛАТЬЕ

Каблучками клацала
От волненья,
Женщина в редакции —
С объявленьем.
 
Словно боль сердечная
Отдается:
«Платье подвенечное
Продается!»
 
Не по доброй волюшке
Да с охотой,
А по грустной долюшке —
Безработной.
 
Совесть — безупречная,
Да не кормит.
Платье подвенечное...
Есть что вспомнить!
 
Любовался суженый
Белым платьем,
Приминалось кружево
От объятий.
 
И звала гармоника
Для запева,
И шептала публика:
«Королева!»
 
Счастье вещь не вечная.
Круг замкнется...
Платье подвенечное
Продается.

 

ПРАЗДНИЧНАЯ ПЛОЩАДЬ

Был народ как загнанная лошадь.
Шел он, как над пропастью, по краю.
И, придя на праздничную площадь,
Плакался в жилетку Первомаю.
Что вот вышла перестройка боком,
Что совсем реформы придавили,
И что все мы в прошлом недалеком
Ненамного, но достойней жили.
Хоть чуть-чуть, но все ж была забота,
Хоть чуть-чуть, но вовремя платили.
Если ж кто-то обижал кого-то,
То управу все же находили.
И какой-то молодой оратор
Обещал достойным быть эпохи,
Обещал вернуть он ветеранам
Ими завоеванные крохи.
И, немного строгий от волненья,
У небес священник удрученный
В микрофон просил благословенья
На любовь сердец ожесточенных.
И покуда длилась эта «месса»,
И молили люди о Мессии,
Сыто проплывали в «мерседесах»
Новые хозяева России.

 

МОЛЬБА

Живу я под вечным небом,
И светит мне вечное солнце,
И верю я в то, что вечна
Земля, на которой живу,
Что будут мои потомки
Над чистым склоняться колодцем
И пить родниковую влагу,
И падать устало в траву.
Но если не вечно солнце!
Но если и вправду небо
Свернется обугленным свитком
И звезды на землю падут...
Прости им, прости, о, Боже!
Потомкам моим, что не был
Я сыном тебе послушным,
Приблизив Твой Страшный Суд!

 

НА СТРАСТНОЙ НЕДЕЛЕ

Светлого ждем Воскресенья,
Плоть усмиряем постом,
Чтоб обрести спасенье
Вместе с распятым Христом.
Скоро под сводами храма,
Будто пролившись с небес,
В ладанном облаке дыма
Грянет: «Христос воскрес!»
Буду со всеми свято
Чаять спасенья в Христе...
Только вот вновь распята
Родина на кресте.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Поэзия На Курской земле


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва