Калугин В. И. (Москва)

Духовник трех императоров

Его биографические данные и «послужной список» достаточно полно представлены в брошюре «Пятидесятилетний юбилей духовника Их Императорских Величеств, члена Святейшего Синода, господина главного священника войск гвардии и гренадер, протопресвитера Василия Борисовича Бажанова» (СПб., 1873):

«Протопресвитер Василий Борисович Бажанов, сын дьякона, родился в 1800 году, в Тульской губернии, в Алексинском уезде. Первоначальное образование получил в Тульской Духовной семинарии, а окончательное в Санкт-Петербургской Духовной академии. По окончании курса наук со степенью магистра в 1823 году определен был бакалавром в оной академии. В 1826 году рукоположен в священника в церкви 2-го кадетского корпуса и определен законоучителем в корпусе и в дворянском полку. С 1827 года по 1836 год состоял законоучителем в Императорском Санкт-Петербургском университете, в университетском благородном институте и в высшем училище. С 1829 года по 1845 год состоял профессором богословия в Главном педагогическом институте. С 1835 года Высочайше определен законоучителем и духовником Государя Наследника Цесаревича, ныне благополучно царствующего Государя Императора Александра Николаевича и всех августейших детей Государя Императора Николая Павловича. В 1836 году избран действительным членом Императорской российской академии, в 1837 году возведен на степень доктора богословия. В 1840 году Высочайше назначен законоучителем высоконареченной невесты Государя Наследника Цесаревича Принцессы Марии Гессен-Дармштадтской, ныне Государыни Императрицы Марии Александровны; в 1847 году — законоучителем высоконареченной невесты Государя Великого князя Константина Николаевича, принцессы Александры Саксен-Альтенбургской; в августе 1848 года Высочайше назначен управляющим придворным духовенством, а с 6 декабря того же года Всемилостивейшее пожалован духовником Их Величеств. 12 декабря того же года определен протопресвитером придворных соборов: Зимнего дворца и московского Благовещенского. В 1849 году 5 августа назначен членом Святейшего Правительствующего Синода и обер-священником главного штаба Его Императорского Величества и гвардейских корпусов; в 1850 году — законоучителем Великого князя Владимира Александровича. В том же 1854 году избран почетным членом конференции Санкт-Петербургской и Казанской Духовных академий; а в 1856 году почетным членом Императорской академии наук и Императорского Санкт-Петербургского университета».

Великая княжна Ольга Николаевна, ставшая после замужества королевой Вюртенберга, вспоминала в своей книге «Сон юности» о своих сверстницах, воспитывавшихся за границей: «...Они вырастали безо вся связи с родной Церковью. Мы же были пронизаны учением нашей Православной веры. Как мы благословляли судьбу за эту нашу веру отцов, как мы любили нашего духовника о. Бажанова! Терпимый в своей религиозности и совершенно беспристрастный, он учил нас истории Церкви. Благодаря ему мы научились понимать, что русский характер и русская Церковь — неразъемлемое единство. Когда мы стали взрослыми, о. Бажанов приходил, как и прежде, каждый понедельник к нам, но вместо уроков были разговоры, сердечные и задушевные». Характерно, что говорит она это от имени всех царских детей, первым учителем которых был поэт Василий Жуковский. Разрабатывая в 1826 году десятилетний «План учения» восьмилетнего Цесаревича, он признавался в письме: «Мне не только надобно учить, но и самому учиться». Жуковский подбирал учителей и осуществлял общее руководство по всем предметам, считая главною наукою для Наследника Престола историю, которую преподавал сам. Но два предмета не входили в его «План учения» — военное дело и Закон Божий, требовавшие специальных знаний и подготовки. С 1826 по 1836 год духовником царских детей и преподавателем Закона Божьего был один из самых известных богословов того времени протоиерей Герасим Павский, составивший две специальные программы христианского воспитания Цесаревича: «Начертание церковной истории» и «Христианское учение в краткой системе»...

Сменив Герасима Павского, Василий Бажанов написал новое руководство для Цесаревича и Великих княжон «Об обязанностях Христианина», ставшее со временем одним из основных в России пособий по изучению Закона Божьего. В 1859 году самая важная из частей этого пособия вышла отдельной книгой с названием «Обязанности Государя», которую с полным правом можно назвать царским катехизисом трех поколений русских царей, царевичей и царевен. Программа Василия Бажанова во многом перекликается с основными «правилами деятельности царской» в области гражданских прав и обязанностей, предначертанными Жуковским:

«Уважай закон и научи уважать его своим примером: закон, пренебрегаемый Царем, не будет храним и народом. Люби и распространяй просвещение: оно — сильнейшая подпора благонамеренной власти; народ без просвещения есть народ без достоинства. Люби свободу, то есть правосудие, ибо в нем и милосердие царей, и свобода народов. Владычествуй не силою, а порядком: истинное могущество государей не в числе его воинов, а в благоденствии народа. Будь верен слову: без доверенности нет уважения, неуважаемый — бессилен. Окружай себя достойными тебя помощниками: слепое самолюбие Царя, удаляющее от него людей превосходных, предает его на жертву корыстолюбивым рабам, губителям его чести и народного блага. Уважай народ свой: тогда он сделается достойным уважения».

Но в этих тезисах Жуковского обозначены основные законы дольнего мира, которые найдут совсем иное преломление в законах горних, изложенных законоучителем и царским духовником Василием Бажановым:

 

ОБЯЗАННОСТИ ГОСУДАРЯ

Высоко звание Государя; велики и обязанности, сопряженные с сим званием. Всевышний Правитель мира, облекая Его могуществом и силою, вверяет попечению и руководству Его миллионы людей, братьев Его; и потому в отношении к подданным своим Он есть Наместник Божий на земле, орудие всеблагого провидения Его о них. Из сего высокого понятия о царском достоинстве открывается как то, с каким страхом и трепетом Государь должен принимать от Бога сие священнейшее из всех званий на земле, с каким глубоким смирением, с какою ревностию и напряжением всех сил должен проходить его; так из сего же открываются и самые обязанности Его. Как Наместник Божий на земле, подражая Богу и исполняя Его волю, Он должен быть истинным отцом своего народа, — должен:

1. Стараться познавать существенные потребности и нужды его и изыскивать средства и способы к удовлетворению оных.

2. Распространять полезные науки и искусства и другие благодетельные учреждения, поощрять всякое полезное предприятие и постоянно стремиться к той цели, чтобы возвести народ свой на высшую степень могущества и благоденствия.

3. Пещись паче всего о внутреннем благоустройстве и порядке, при котором каждый из Его подданных, исполняя свои обязанности, безопасно и беспрепятственно со стороны других мог бы наслаждаться плодами трудов своих, плодами общеполезной своей деятельности и радостями жизни, и пользоваться принадлежащими ему правами, и для того не только издавать мудрые и ясные постановления и законы, по которым каждый легко мог бы знать и свои права, и свои обязанности, но и строго наблюдать за точным исполнением оных, и тем более, чем известнее наклонность человеческой природы к произволу и притеснению слабых от сильных.

4. Не имея возможности, сам собою повсюду действовать ко благу общему, повсюду лично наблюдать за исполнением законов, за соблюдением правосудия, и собственными силами приводить в исполнение предначертания свои, клонящиеся ко благу общему, Он должен, в отеческом попечении и заботливости о своих подданных, избирать в помощь себе из среды их мудрых и богобоязненных мужей, которые бы своими советами и точным совестным исполнением воли Его облегчали бремя правления Его и содействовали к удобнейшему достижению блага общего, — и облекая их властию, должен тщательно наблюдать за их действиями, уважать истинные заслуги, награждать усердие и ревность их в прохождении должностей их, и строго взыскивать за злоупотребление вверенной им власти.

5. Издавая законы и требуя от своих подданных беспрекословного повиновения оным, Государь сам должен служить для них примером уважения к оным, и, пользуясь неограниченною властью, никак не должен позволять себе произвольных действий и несправедливости в отношении к своим подданным; ибо ничто столько не раздражает народ и не охлаждает его любви и преданности к Престолу, как несправедливость в Государе, от которого все ожидают защиты и покровительства против несправедливости. Правосудие и милость составляют самую крепкую опору и утверждение престола Царского.

6. При употреблении своей власти Он не должен иметь никакой другой цели, кроме блага своих подданных, ни отделять своих выгод от выгод их, тем более противополагать им; и потому для суетного величия или громкого титла не должен обременять народа своего тяжкими налогами, ни предпринимать без крайней нужды войны: признание в Нем истинного Отца Отечества должно быть для него вожделеннее и выше всех других наименований.

7. Не будучи обязан никому из людей давать отчета в своих распоряжениях и действиях, Он тем более имеет нужды поверять их с книгою Закона Божия, (Второз. 17, 18–20) и сколько можно, чаще должен поставлять себя пред судом своей совести и вопрошать сего нелицемерного судию: ко благу ли Его подданных клонятся все Его действия, и согласны ли они с волею Вышнего, от которого дана ему держава и сила, (Прем. 6, 3) и который некогда потребует от Него строгий отчет в употреблении дарованной Ему власти (Прем. 6, 6).

8. Взирая на себя, как на орудие недремлющего Провидения в отношении к своему народу, Он должен постоянно и неослабно бодрствовать и трудиться над созиданием его благоденствия, и крайне остерегаться, как самого опасного врага для блага государства, наклонности к забавам и удовольствиям чувственным, и искать высшего удовольствия и радости в том блаженнейшем сознании, что Его жизнь и деятельность посвящена благу его народа.

9. Обладая верховною властию и могуществом, Он должен опасаться надмения и гордости, к чему так склонно человеческое сердце, особенно при действии хитрой лести, и что может ослаблять в Нем любовь к подданным и ревность — трудиться для блага их, и для сего Он часто должен напоминать себе, что по природе Он равен со своими подданными (Прем. 7, 1–6), что многие из них, может быть, превосходят Его душевными и телесными силами, что своим возвышением Он обязан благости Всевышнего, и что некогда предстанет пред судищем Его в равном бессилии с ними.

10. Особенное должен обращать внимание на чистоту нравов и на утверждение истинного благочестия в своем народе, полагая оное в основание его просвещения, могущества и благоденствия, в том сердечном убеждении, что истинным сыном Государя и Отечества, готовым положить за них жизнь свою и свято исполняющим свои обязанности, может быть только тот, кто любит и боится Бога, и в Царе чтит Его Помазанника, — только истинный Христианин. И как глаза своего народа обращены на Государя, который по своему достоинству есть образ и Наместник Божий на земле (Псал. 81, 1, 6).

11. Он должен тщательное обращать внимание на то, чтобы не только не послужить камнем претыкания для своих подданных и не подать повода к ослаблению уважения к Религии, но и своим примером, своим уважением ко всему святому поддерживать силу наставлений в Религии, внушаемых Пастырями Церкви, и вообще стараться быть примером Христианского поведения, быть наилучшим супругом, наилучшим отцом семейства и проч. И в постоянной отеческой заботливости о своих подданных стремиться к той высокой и вожделенной цели, чтобы в день всемирного суда и воздаяния иметь дерзновение, сказать пред престолом Судии Сердцеведца: Се аз и дети, их же дал ми еси, Господи!

12. Заботясь о внутреннем благоустройстве своего государства, должен так же ограждать и внешнюю безопасность его миролюбивыми сношениями с другими государствами, в случае же необходимости защищать его силою оружия. Но как эта необходимость есть самая жестокая для сердца Царя Христианина; то Он должен стараться ревностным, сугубым попечением о внутреннем благоустройстве и постоянною готовностью к войне предотвращать все неприязненные нападения и покушения отвне.

И наконец

13. Сознавая свои недостатки и немощи для надлежащего исполнения великих обязанностей, лежащих на Нем, Он должен постоянно обращаться с молитвою к Богу, испрашивать у Него себе мудрости и силы, призывать благословение Его как на все благие предприятия свои, так и на всех подданных своих. И Св. Церковь Христова, совершая над Царями священное Миропомазание и низводя на них благодать небесную, явно указывает при сем как на высокое достоинство и происхождение Царской Власти, так и на то, откуда Цари постоянно должны заимствовать мудрость и силы для достойного прохождения многотрудного и превышающего силы человеческие служения своего. Прекраснейший пример отношения Царя к Богу и к своим подданным представляет в себе Давид.

В сентябре 1859 года в Зимнем дворце при торжественном объявлении совершеннолетия принял присягу старший сын Императора Александра II Цесаревич Николай Александрович, произнеся клятву, заканчивавшуюся молитвой: «Господи, Боже Отцов и Царю Царствующих! Настави, вразуми и управи мя в великом служении, мне предназначенном; да будет со мною приседящая престолу Твоему премудрость; поели ю с небес святых Твоих, да разумею, что есть угодно пред очима Твоима и что есть право по заповедем Твоим. Буди сердце мое в руку Твоею. Аминь».

Эти заповеди, соответствовавшие Закону Божьему, собственно, и были выражены его законоучителем в тринадцати пунктах «Обязанностей Государя», а накануне совершеннолетия он провел с ним беседу, изданную в том же 1859 году. Василий Бажанов обратился к своему духовному сыну с напутствием:

«...Вы можете с полным сознанием сказать, что прошедшее было для Вас временем не потерянным. Так Ваше прошедшее представляет собой поле, на котором посеяны добрые, чистые семена, — и эти добрые семена, упавши на добрую землю, при благословении свыше взошли и пустили корни, и, к сердечной радости сеятелей, обещает обильную жатву...

Ваше будущее встречает Вас взором важным и призывает Вас к трудам, — к неослабным трудам и подвигам. Вам предназначено свыше управлять некогда целым народом и народом многочисленным; а для этого необходимо нужно Вам научиться прежде управлять Самим Собою, своими мыслями, своими склонностями и желаниями и покорять их под владычества закона Царя царствующих и Господа господствующих. Без этой важной науки Вы не можете исполнить великого назначения Вашего; а эта наука приобретается большими трудами и усилием.

Вашему попечению и руководству будет вверено обширнейшее в мире Государство; а для этого необходимо нужно, чтобы Вы заблаговременно ознакомились со всеми его нуждами и потребностями, и изучили все, что должно служить к его благосостоянию.

На Вас будут обращены взоры всех Ваших подданных, и Вы будете служить примером для всех: какие же твердые правила веры и благочестия, какое богомысленное настроение души, какое строгое уважение к уставам Православной Церкви, какое внимательное наблюдение за всеми своими словами и действиями, за всеми движениями своего сердца, какое самоотвержение — потребны к тому, чтобы всегда и везде служить для всех примером назидательным, благотворным. А все это не приходит само собою, но приобретается большими трудами и усилием, и прилежным поучением в законе Господнем.

Вашему суду будут подлежать и от Вас ожидать правосудия и милосердия миллионы людей: размыслите же, какая потребна для этого мудрость! Сколько потребно знания, напряженного внимания и осмотрительности к тому, чтобы судить правосудно и милосердно, и, соединяя с правосудием милосердие, не ослабить чрез то уважения к законам, и не повредить благу общему?»

Старшему сыну Александра II Цесаревичу Николаю Александровичу не суждено было стать наместником Божиим в России: он умер через шесть лет после принятия присяги в день совершеннолетия. Но эти же «Обязанности Государя» легли в основу воспитания его брата Александра Александровича, провозглашенного Наследником Престола 12 апреля 1865 года и вступившего на Престол 2 марта 1881 года, на следующий же день после убийства его отца, императора Александра II. Все три императора, духовником которых был Василий Бажанов, — Николай I, Александр II и Александр III, вне всякого сомнения, в наибольшей степени соответствовали образу русского Православного Государя, руководствуясь в своих действиях не только гражданскими законами, но и Законом Божьим...

В 1883 году в двенадцатом томе «Исторического Вестника» была опубликована автобиография Василия Бажанова с редакционным вступлением-некрологом, в котором, наряду с известными фактами его жизни, впервые сообщалось:

«...Следует упомянуть об одном, мало кому известном, факте редкого, безпримерного доверия, которым был почтен от покойного Государя Василий Борисович Бажанов. Дело в том, что ему предоставлено было право предстательствовать у Престола Царя за осужденных. И действительно, не проходило месяца, чтоб по его заступлению и ходатайству пред покойным Государем и Государыней, десятки несчастных, отбывавших наказания в рудниках, в казематах и острогах, не возвращались равноправными в осиротелые без них семейства! Такое беспримерное доверие к покойному протопресвитеру оказано было без сомнения за его христианское стремление к миру и согласию, за его высоконравственное убеждение в чистоту человеческой природы, за его скорбь о заблудших, и его заботы о раскаявшихся».

В брошюре «Пятидесятилетний юбилей...» перечислены не только должности Василия Бажанова, но и его основные труды:

«При этих высоких и многосторонних обязанностях протопресвитер Василий Борисович издал в свет следующие весьма полезные сочинения: 1) слова и речи; 2) об обязанностях христианина; 3) о религии; 4) о вере и жизни христианской; 5) примеры благочестия из жития святых; 6) нравоучительные повести; 7) воин христианин и 8) переводы с немецкого притчи Крумахера.

Все эти книги Василия Бажанова к началу ХХ века выдержали по шесть («Воскресный день»), восемь («Нравоучительные повести для детей»), девять («Примеры благочестия из жизни святых») переизданий. Но нетрудно заметить, что ни в перечислении его полезных сочинений, ни в публикации 1883 года «Исторического Вестника», ни в других материалах ни слова не говорится о поэзии Василия Бажанова, хотя в 60–70-е годы его стихи постоянно публиковались в журнале «Странник», в 1859 и в 1868 годах вышел поэтический сборник в двух частях «Духовные стихотворения Василия Бажанова». В первой части этого сборника опубликован «опыт переложения» пророчеств Иеремии, вышедший отдельным изданием в 1861 году, во второй части достаточно полно представлены его стихи 50–60-х годов и, видимо, более ранние не датированные.

После 1917 года мы не встретим имени Василия Бажанова ни в советских, ни в постсоветских изданиях. Его нет даже в самом полном академическом библиографическом указателе «Христианство и новая русская литература» (СПб., Наука, 2002), нет, увы, и в первом издании антологии «Молитвы русских поэтов. XI–XIX вв.» (М., Вече, 2010). Публикация во втором издании антологии и в журнале «Родная Ладога», хочется надеется, вернет еще одно из «забытых» имен...

 

 

Комментарии   

 
0 #1 descbeconpo1983 18.03.2016 03:53
Отличный пост – слов нет. Спасибо.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Памятослов Духовник трех императоров


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва