Бакланова Е. А. (Москва)

А. Н. Найденов: «Банкир при любых условиях должен сберечь свою репутацию»

Нынешнее кризисное состояние экономики России и ее финансовой системы в немалой степени связано с дефицитом здорового этического начала в организации деловой жизни в нашей стране. Это, в частности, относится и к банковской сфере.

Ряд банков потеряли лицензию за неисполнение законов и нормативных актов ЦБ, некоторые были санированы, так как в них обнаружился недопустимый разрыв между реально имеющимися активами и взятыми банками обязательствами. Довольно рутинным явлением стало уклонение руководителей банков от соблюдений требований законодательства и нормативов Центрального банка, и все большая нагрузка ложится на Агентство по страхованию вкладов. В прессе сообщается, что для противодействия этим явлениям готовятся своего рода «черные списки» банкиров, которым будет запрещено занимать ответственные посты в банках, ввиду того, что они были уличены в нарушении закона. Но ужесточение законодательства необходимо дополнить своего рода воспитательной работой. Необходимо учить формирующийся класс новых российских предпринимателей на положительных примерах этически выверенного и морально безукоризненного ведения дел.

В этом контексте хотелось бы обратиться к истории и напомнить об уникальном человеке — банкире Александре Николаевиче Найденове (05.04.1866 –13.01.1920) — видном представителе российского купечества и предпринимательства конца XIX — начала XX века, который даже в самые трудные времена действовал на основе самых высоких моральных принципов и правил.

Александр Николаевич Найденов, мой прапрадед, принадлежал к купеческому роду Найденовых. Самым известным представителем этого рода был его отец — Николай Александрович Найденов (1834–1905), занимавший авторитетный и влиятельный пост Председателя Московского Биржевого комитета в 1876–1905 годах. Он являлся также Председателем Правления Московского торгового банка и совладельцем Торгового дома «А. Найденов и сыновья». Найденовы держали в своих руках значительную часть торговли мануфактурой, а с начала ХХ века — и почти девяносто процентов такого перспективного товара, как керосин.

Александр Николаевич унаследовал от своего отца не только блестящие способности, но и доброе имя и авторитет порядочного и обязательного во всех отношениях предпринимателя и общественно-политического деятеля.

В 1883 году он поступил на службу в Московский торговый банк, где с годами занял престижную должность Председателя Правления банка. Александр Николаевич Найденов считал делом своей жизни развивать деятельность этого финансового института, занимавшегося привлечением капиталов, главным образом для развития отечественной легкой промышленности.

Он также входил в состав Правления Московского торгово-промышленного товарищества, Московско-Кавказского нефтяного промышленно-торгового товарищества, Большой Кинешемской мануфактуры, Товарищества «К. Прохоров с сыновьями», Товарищества «И. С. Решетников и Ко в Москве» и ревизионной комиссии Товарищества Купавинской суконной фабрики братьев Бабкиных.

С 1906 года он состоял выборным Московского биржевого общества, являлся одним из старшин Московского биржевого комитета, членом Совета и казначеем Александровского мужского и Николаевского женского коммерческого училищ. В 1909–1912 годах избирался гласным Московской городской думы.

В нашей семье хранили память об этом замечательном человеке. С детства мне всегда ставили в пример то, как ответственно относился Александр Николаевич ко всему, что он говорил и делал. Ведь «слово-обещание» клана Найденовых в деловой сфере дореволюционной России ценилось наравне с «золотым рублем».

Примечательно, что это свое ответственное отношение к клиентам и вкладчикам принадлежавшего ему банка Александр Николаевич Найденов сумел сохранить и в период революционных потрясений, когда рушились все устои общества.

После революции 1917 года частные банки были национализированы. Казалось бы, это — безусловный случай «форсмажорных» обстоятельств, освобождающих владельца от ранее данных обязательств. Никто при потере вкладов не стал хранить обиду на руководителей банка, ведь речь шла о принудительной конфискации частной собственности новыми властями страны.

Но Александр Николаевич, чувствуя личную ответственность перед своими вкладчиками, многих из которых национализация лишила не только вкладов, но и средств к существованию, принял неординарное решение — он консолидировал все имевшиеся в его распоряжении личные средства, продал свое имущество и погасил задолженность перед своими вкладчиками. «Банкир при любых условиях должен сберечь свою репутацию», — заявил он.

Такого в мировой финансовой практике, по-видимому, никогда не было. Решение А. Н. Найденова было основано на глубокой порядочности, осознании того факта, что от его действий зависит жизнь людей. Кроме того, как деловой человек он предполагал, что нормальная экономическая деятельность в стране неминуемо восстановится, а основанные на доверии отношения банков с вкладчиками станут залогом будущего развития финансовой системы страны.

Следует отметить, что жизнь и деятельность клана Найденовых, с учетом их роли в развитии российского предпринимательства, стали предметом многих исследований, выступлений в СМИ. При этом некоторые ошибочно объясняли указанный поступок А. Н. Найденова политическим мотивами и желанием «досадить» новой власти, указать на «аморальный характер» решения о национализации имущества частных лиц.

На самом деле А. Н. Найденов был далек от политики, он просто был честным и обязательным бизнесменом, который верил в необходимость работать по определенным правилам, морально-этическим нормам, соблюдение которых было свойственно русскому купечеству.

3 ноября 1919 года Найденова арестовали. Арестовали не только его, видного предпринимателя, но и его сына — Николая, совсем молодого человека, студента второго курса университета.

Все знали, что новые власти арестовывали людей, близких к Царю, крупных политиков и бизнесменов, деятелей царского режима.

Поэтому первой мыслью членов семьи было то, что произошла ошибка — ведь Николай был полным тезкой своего знаменитого деда — руководителя бизнес-сообщества Москвы. Но нет, арестовали именно Николая вместе с его отцом.

Вот как описывает в своих записках эти события дочь А. Н. Найденова — Елизавета, которой в ту пору было 16 лет: «3 ноября накануне моих именин (Елизавета) к нам пришли с обыском три мужика. Папа и Коля вышли к ним навстречу.

Обыск начали с комнаты, в которой в свое время жил покойный дедушка. В шкафу нашли старые попечительские печати, они их долго рассматривали. Затем сделали очень большой обыск в папиной комнате. Из всех ящиков бюро вывалили письма и увязали их в скатерть. Зачем они им? Это были все письма от знакомых и близких и приглашения. Я все время была рядом, ужасно волновалась и дрожала от холода, так как я поднялась с постели и ходила в одном капоте, а дома было очень холодно.

Стало ясно, что папу заподозрили в серьезном деле, хотя по существу он был совершенно безвреден. Он ведь давно уже нигде не бывал, а если и ходил в город, то только за покупками. Иногда раньше еще заходил к Сергею Валерьевичу Живаго, но сейчас он уже уехал в Германию.

Знаю, что папа не смог бы присоединиться к какому-либо заговору. Просто фамилия его была слишком уж известная, и сам он человек известный, ранее был состоятельным и хорошо владеет финансовой практикой. Я думаю, что за все это его и захотели обезвредить.

Колю тоже припутали без толку. Он еще учится, далек от общественной жизни, не имеет никакого положения в обществе.

У меня в комнате сделали не очень тщательный обыск. Мама сказала, что я пока нигде не служу и помогаю по хозяйству. Чекисты быстро покинули комнату.

Папу и Колю арестовали, стали уводить. Папа сказал: “Прощайте”, и я подумала, что мы с ним больше никогда не увидимся.

Колю было ужасно жалко, я очень расстраивалась, вспоминая, что иногда ссорилась с ним. Сначала мы думали, что его просто перепутали с дедушкой, так как у них были одинаковые инициалы, но теперь выяснилось, что его взяли за то, что у него оказалось охотничье ружье».

Моя прапрабабушка, супруга Александра Николаевича — Елизавета Ивановна Найденова, одна из ведущих актрис Малого театра, решила, используя свою известность в Москве, похлопотать за мужа и сына. В ходе проведенных ею контактов стало понятно, что никакой ошибки не было, но имела место попытка «выжимания» денег из «бывших».

Позже в своих записках она так вспоминала визит на Лубянку: «Передо мной сидела молодая жгучая брюнетка и курила. Я спросила “Какова судьба моего сына и мужа, и в чем их обвиняют?” Но женщина, ничего не сказав в отношении существа обвинений, неожиданно заявила следующее: “Мы в общем-то могли бы освободить одного из Ваших родственников, но только одного — или сына, или мужа”. Я сказала: “Мой сын — молодой человек, отдайте мне сына. А что нужно, чтобы освободить и мужа?” — “Мешок овса и миллион царских рублей. И мы его тоже освободим”, — последовал циничный ответ. На этом беседа закончилась.

Таких собственных средств у семьи к тому времени уже не было, но деньги можно было занять, достать, так как в Москве было много знакомых Александра Николаевича, готовых помочь, а вот овса в Москве не было».

Между тем, сотрудники ВЧК спешили, так как стало известно, что В. И. Ленин рассматривает вопрос о сокращении карательных мер и освобождении тех представителей «эксплуататорских элементов», чья вина не была доказана.

Александра Николаевича Найденова расстреляли 13 января 1920 года, а 17 января последовал декрет В. И. Ленина, по которому его и ряд других задержанных должны были бы освободить. Несколько ранее из тюрьмы вышел его сын — Николай.

Моей прабабушке — Елизавете Александровне, дочери Александра Николаевича и Елизаветы Ивановны, тогда было 16 лет, — она каждый день ездила передавать продукты брату и отцу, и именно она первой узнала новость, что ее отца расстреляли и ей нужно ехать на опознание.

Вместе с ее отцом погибло 86 человек — представителей политической и финансовой элиты страны. Растерзанные полуголые тела бросили за восточной оградой Калитниковского кладбища. 

В дневнике прабабушки читаем: «Мы с моим старшим братом Николаем поехали опознавать тело отца. Было темно и холодно, когда мы приехали на место. Страшная картина предстала перед глазами — мужчины и женщины лежали вповалку. Среди них мы с трудом нашли тело отца. Пока мы бродили возле расстрелянных тел, мне казалось, что от них идет свечение, как будто души умерших покидают тела. Эта картина мне заполнилась на всю жизнь»...

Кстати, виновные в этом злодеянии впоследствии, в 1938 году, были осуждены за свои многочисленные преступления.

Нашей семье были переданы некоторые документы того времени, в том числе письма, которые Александр Николаевич в тюрьме писал для своих родственников. Одно из них воспроизводится на фотографии.

Выяснилось, что первоначально Александр Николаевич находился в заключении в помещении Особого отдела, в одиночной камере. Затем он был переведен в 41-ю общую камеру Лубянской тюрьмы.

Вдова А. Н. Найденова и трое детей, сыновья Николай и Алексей и дочь Елизавета (моя прабабушка), в 1920 году остались без отца, лишенные недвижимости и денег.

Следует отметить, что доброе имя А. Н. Найденова в дальнейшем было восстановлено, благородство и доблесть этого человека оставили светлый след в отечественной истории.

Представляет интерес, что впоследствии, в особенности в период Великой Отечественной войны и в послевоенное время, некоторые из представителей клана Найденовых — с учетом патриотической позиции, которую всегда отстаивали члены семьи, — вновь стали занимать видное общественное положение и пользоваться доверием руководства страны.

Так, один из внуков А. Н. Найденова — Александр в течение многих лет работал в Кремле, являлся директором музея-квартиры В. И. Ленина. В 2013 году он был похоронен на Калитниковском кладбище в Москве с воинскими почестями.

Другой внук — Николай стал видным советским ученым, астрономом, доктором наук.

Жена Александра Николаевича — Елизавета Ивановна Найденова многие годы являлась одной из ведущих актрис Малого театра, она была удостоена звания заслуженной артистки РСФСР и ряда высоких государственных наград.

Как представляется, было бы полезно более обстоятельно знать нашу историю, в том числе жизнь и деятельность представителей деловой элиты России, которые выступали за соблюдение при ведении бизнеса высоких этических норм.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Памятослов А. Н. Найденов: «Банкир при любых условиях должен сберечь свою репутацию»


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва