Иванов В. П. (Москва), Владимир М. М. (Москва)

Защита соотечественников — дело правое

Иванов В. П.

Владимир М. М.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

Защита соотечественников — дело правое

В 2012 году в России начал свою работу Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, созданный Указом Президента РФ от 25 мая 2011 года.

Учредители Фонда МИД России и ФА Россотрудничество. Целью Фонда является оказание российским соотечественникам, постоянно проживающим за рубежом, правовой поддержки в случае нарушения их прав и законных интересов в соответствии с общепризнанными нормами и принципами международного права.

Сегодня, когда Фонду исполнилось пять лет, уже можно подвести первые итоги его работы.

В приветствии V Всемирному конгрессу соотечественников Президент России В. В. Путин отметил, что Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, является серьезным подспорьем в работе по защите соотечественников от любых форм дискриминации, обеспечении их законных прав и свобод.

Поэтому неудивительно, что в заключении, подготовленном Институтом СНГ по результатам социологически опросов соотечественников, отмечается, что за несколько лет своей работы Фонд стал на постсоветском пространстве самой популярной профильной неправительственной организацией.

Начиная с января 2012 года, Фонд осуществлял и продолжает осуществлять более 350 правозащитных проектов в 50 странах мира, включая Россию. Практическая работа проводится в партнерстве с 26 Центрами правовой помощи, которые действуют в 20 странах мира. За пять лет работы Фонда реальная правовая помощь была оказана примерно по 60 тысячам индивидуальных и групповых обращений.

Прежде всего хотелось бы отметить, что все неотъемлемые права человека имеют универсальный характер и опираются на всеобъемлющие принципы равенства и недопущения дискриминации, сформулированные в статье 1 Устава ООН и в статье 2 Всеобщей Декларации прав человека. Эти права, зафиксированные во многих международных документах, в полном объеме распространяются и на этнические, религиозные, языковые, расовые и другие сообщества или группы населения, определяемые в международном праве как «национальное меньшинство».

Российская диаспора, состоящая из российских граждан и соотечественников, постоянно проживающих за рубежом, полностью соответствуя международному понятию термина «национальное меньшинство», является одной из крупнейших в мире. Поэтому важно, основываясь на современном состоянии международного права в отношении национальных меньшинств, максимально эффективно добиваться распространения его норм и принципов на российских соотечественников в странах проживания путем юридического и политического закрепления их прав на многостороннем и двустороннем уровне.

Таким образом, защита прав соотечественников, если использовать международно-правовую терминологию, есть охрана прав национальных меньшинств, проживающих в других странах, и защита собственных граждан, пребывающих более или менее продолжительное время за границей, государствами их происхождения.

Российские национальные меньшинства присутствуют в большинстве стран мира, а во многих регионах, например регионе ОБСЕ, они представляют самую многочисленную этническую группу. Нарушения их прав, которые предусмотрены общепризнанными принципами и нормами ООН, Евросоюза и ОБСЕ, наблюдаются, хотя и в разной степени, практически во всех странах. Причем ситуация с правами человека и национальных меньшинств, к сожалению, не улучшается.

По данным European Union Agency for fundamental rights (FRA), согласно опросу 55 % мигрантов и представителей этнических меньшинств, проживающих в ЕС, считают, что на территории Евросоюза широко распространена дискриминация по этническому признаку. Еще 37 % заявили, что они испытывали проявления дискриминации на себе.

Это вопрос исключительной важности. ОБСЕ признает защиту прав человека и основных свобод предметом международного внимания и рассматривает их в качестве одного из трех измерений безопасности наряду с военно-политическим и экономико-экологическим.

Широкое распространение вооружений, в том числе ядерных, по планете, резкое усиление этнической, расовой или религиозной напряженности, нерешенные социальные и экономические проблемы — все это предпосылки для перерастания любого межэтнического или межрелигиозного конфликта в глобальную катастрофу.

Мы являемся свидетелями продолжающегося обострения международной обстановки. Для сохранения проводимой США и ведомого ими альянса западных государств курса на доминирование в мировых делах, так называемого «глобального лидерства», в ход идет развертывание широкомасштабной информационной войны, введение нелегитимных санкций против России, деструктивный подход в оценке реальных причин кризиса на Украине.

Наплыв в Европу беженцев из Ближнего Востока и Северной Африки — результат безответственного вмешательства западных держав во внутренние дела государств региона с целью насильственной смены неугодных правительств. Между тем люди бегут не от диктаторских режимов, а от террористов ИГИЛ и подобных им экстремистов, совершающих в регионе чудовищные преступления. Именно европейские страны и их партнеры в Вашингтоне породили колоссальных масштабов гуманитарную катастрофу, а теперь цинично отгораживаются от решения последствий своей беспечности.

Более того, ряд стран ЕС вопреки гуманитарным обязательствам строит заградительные барьеры, укрепляет национальные границы и содержит беженцев в недостойных условиях.

Одновременно нарастает давление и на российские общины за рубежом, которые неминуемо попадают под пресс не только массированной антироссийской пропаганды и экономического давления, но и, как в ситуации на Украине, становятся объектом прямых нарушений базовых неотъемлемых прав человека — права на свободу и права на жизнь.

В этой ситуации для России, как и любого демократического государства, защита своих граждан за рубежом является одной из конституционных обязанностей. Федеральный закон № 99-ФЗ от 24.05.1999 г. «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» (ст. 17) предусматривает обязанность государства «содействовать соотечественникам в реализации основных прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в законодательстве государств их проживания или пребывания, международных договорах Российской Федерации, законодательстве Российской Федерации, а также принимать меры по их защите и восстановлению».

Такой подход соответствует базовым принципам международного права, поскольку сотрудничество по вопросам сохранения и защиты прав соотечественников является существенным фактором предотвращения конфликтов, мира, справедливости и благополучия, необходимых для обеспечения развития дружественных отношений и взаимопонимания между государствами. Ведь как показывает история, в том числе и новейшая, проявление буквально на наших глазах по соседству с Россией неуважения к правам человека и, в частности, к правам меньшинств приводит к подрыву внутригосударственной стабильности и крайне негативно отражается на добрососедских отношениях между государствами, ставя тем самым под угрозу международный мир и безопасность.

В этой связи возрастает роль не только соответствующих российских правительственных структур, но и гражданского общества, неправительственных правозащитных организаций, в том числе Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом.

Необходимо также отметить, что работа по поддержке соотечественников в целом с пониманием воспринимается российской общественностью. По данным доступных социальных опросов примерно 76 % населения считает, что Россия должна поддерживать соотечественников, проживающих за рубежом.

Грубейшим нарушением прав человека является наличие в ряде стран категории неграждан.

В настоящее время лица без гражданства составляют 13 % населения Латвии или 32 % представителей нацменьшинств. При этом проживающие в Латвии лица без гражданства составляют 70 % от числа всех лиц без гражданства, проживающих на территории Европейского Союза.

В Эстонии в настоящее время доля лиц, ограниченных в социально-экономических правах, составляет более 15 % населения: 6,3 % жителей Эстонии (около 90 000) являются негражданами и 9,4 % (более 100 000) — граждане РФ. И в Латвии, и в Эстонии речь прежде всего идет о русских, составляющих, например в Эстонии, 25,6 % населения. При этом остальные (кроме эстонцев) этнические группы занимают около 5 %. Ведущие правозащитники в этих странах неоднократно обращали внимание на то, что в правовом положении неграждан Латвии и Эстонии существует разница, которую мало кто замечает. Так, неграждане в Латвии, хотя и лишены или ограничены во многих политических и экономических правах (документально подтверждены 80 действующих различий в правах граждан и лиц без гражданства), тем ни менее считаются резидентами Латвии. 

В Эстонии же положение неграждан еще хуже. Это апатриды, aliens, «пришельцы». Они вообще не имеют никаких прав, никакого статуса и даже некоторое время не имели никаких документов. Для того чтобы выйти из этого унизительного состояния, значительная часть неграждан подала заявления о переходе в гражданство Российской Федерации. Именно поэтому в Эстонии проживает более 100 тысяч российских граждан, а в Латвии около 35 тысяч.

Тут необходимо обратиться к международному праву. Согласно Всеобщей декларации прав человека право на гражданство является базовым. Есть многочисленные конвенции, которые надо соблюдать.

Однако, вступив в Евросоюз с неприемлемым с точки зрения международного и европейского права багажом в сотню тысяч неграждан, Эстония ни одной конвенции о сокращении безгражданства и об апатридах не подписала. А Латвия, хоть и подписала Конвенцию о сокращении безгражданства, но десятилетиями сохраняет сотни тысяч людей, законно проживающих на ее территории, в статусе неграждан и положения Конвенции де-факто не исполняет.

Даже Верховный суд США в свое время определил, что лишение гражданства является формой наказания, даже более нетерпимой на сегодняшний день, нежели пытки.

Продолжается почти повсеместное наступление на русский язык. Например, в Латвии по доступной переписи населения 2011 года основным языком семьи для 62 % жителей является латышский язык, для 38 % жителей — русский язык, для менее 1 % жителей — остальные языки. Тем не менее русский язык на законодательном уровне считается иностранным и не является языком коммуникации с органами власти даже в тех самоуправлениях, где носители русского языка составляют подавляющее большинство населения. В ряде стран, в том числе и постсоветского пространства, принудительно закрывают русские школы, притесняют русскоязычную прессу и т.д.

До 1991 года одним из наиболее настойчивых требований стран Запада к СССР, которое присутствовало практически на всех международных форумах и встречах, был вопрос о свободе передвижения.

Когда прекратил свое существование Советский Союз и на смену ему пришла новая демократическая Россия, дискуссия о свободе передвижения на Европейском континенте тут же затихла, и вместо пресловутой Берлинской стены стала создаваться и укрепляться «Шенгенская» стена, применение которой вызывает все большую обеспокоенность.

Расширяется практика составления так называемых «черных списков» для организаций российских соотечественников и их партнеров.

Не обращая никакого внимания на свои «политические обязательства» в рамках ОБСЕ, уже два года власти Латвии, несмотря на наличие виз и без объяснений, не разрешают въезд на территорию своих стран представителям Фонда поддержки и защиты прав соотечественников и ряду других неправительственных организаций России по приглашениям официально зарегистрированных в этой стране организаций российских соотечественников. Причем причины официально не формулируются. Может быть, им не нравится то, что Фонд и его партнеры обращают внимание на нарушения прав российских этнических меньшинств, дискриминацию, проявления нетерпимости и ненависти, сохранение для сотен тысяч граждан недопустимой с точки зрения международного права категории «неграждан»?

Безусловно, не нравится. Однако Европейский Суд еще в 1976 году дал разъяснение статьи 10 Европейской конвенции по правам человека, смысл которой заключается в том, что:

«Свобода слова, как одна из главных опор демократического общества ... применима не только к “информации” и “идеям”, которые благоприятно воспринимаются обществом, … но и в отношении информации и идей, которые вызывают обеспокоенность у Государства или какой-либо части населения. Так требует плюрализм, терпимость и открытость, без которых не может существовать “демократическое общество”».

О том, насколько заразительны такие дурные примеры, свидетельствует политика властей Украины, развернувших тотальное наступление на свободу слова. Журналисты, несущие миру правду о кровавых событиях на Украине, жестоко преследуются. 

Многочисленные преступления против мирных граждан на Киевском майдане, в Одессе, Мариуполе и других городах Украины остаются не расследованными. Украинские военные продолжают обстрелы мирных населенных пунктов Донбасса, неся гибель гражданским лицам.

Большое беспокойство вызывает тщательно культивируемая руководством современной Украины политика нагнетания этнокультурной ненависти и расизма. Звучат публично призывы к изолированию русских по этническому признаку. И хотя подобные призывы, разжигающие межнациональную рознь, законодательно запрещены во всех странах Евросоюза и почти во всех преследуются, эти вопиющие примеры, подкрепляемые героизацией нацистских пособников времен Второй мировой войны, остаются в регионе Евросоюза «без комментариев». А ведь Договор о функционировании Европейского Союза в ст. 10 предполагает «борьбу с дискриминацией по ... признакам расы или этнического происхождения, ... религии или убеждений».

Наш Фонд на Украине, средства которого, перечисленные для правовой поддержки соотечественников, были арестованы СБУ, также внесен в местные санкционные списки. Вероятно, для того, чтобы и эти деньги не возвращать.

Но если тех, кто не нравится, можно не пускать в страну, то что делать с теми, кто в стране законно живет, но думает по-другому? Например, выступает против нарушений прав человека, проявлений неонацизма, этнической дискриминации, запрета на использование русского языка?

Ответ на это — преследование инакомыслящих.

Еще до широко обсуждаемого недавно «оффшорного» информационного вброса Центром исследовательской журналистики «Re:Baltica», члена той же самой Глобальной Сети Журналистских Расследований, на деньги Фонда Сороса и Государственного департамента США проводилось так называемое «специальное расследование» в отношении «организаций, финансируемых из России», и деятельности Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом (Правфонд). Авторы опубликованной на портале www.15min.lt литовской части «специального исследования» настолько увлеклись, что с самого начала дезавуируют «независимый» и «журналистский» характер публикации своими постоянными ссылками: «по сведениям работников разведки», «департамент государственной безопасности (ДГБ) сообщал», «сотрудники ДГБ утверждали», «за пророссийским мероприятием наблюдали сотрудники контрразведки» и т. д.

Исходя из того, что речь идет об официально зарегистрированных в Литве неправительственных организациях, более яркой иллюстрации нарушения всех международных норм и стандартов в области прав человека, в том числе и обязательств, принятых на себя государствами — членами ОБСЕ, трудно и представить. Не лучше ситуация в Латвии и Эстонии.

Становится понятна озабоченность Бюро по демократическим институтам и правам человека БДИПЧ (ОБСЕ), отраженная в годовом отчете за 2013 год: «Защитники прав человека по-прежнему становились жертвами нападений, угроз и запугивания. Возникла вызывающая обеспокоенность тенденция к использованию государственной слежки, основанной на все большем вмешательстве в жизнь граждан».

Правильно беспокоится ОБСЕ. Жаль только, что делает вид, что не видит, как в ряде государств Евросоюза это уже не тенденция, а конкретная и тотальная практика политического преследования общественных организаций национальных меньшинств.

Вопиюще звучит заявление Департамента госбезопасности Литвы (отчет за 2015 год) о том, что угрозой национальной безопасности является факт создания соотечественниками центров защиты прав национальных обществ. Там же отмечается, что даже школы национальных меньшинств представляют угрозу национальной безопасности. Если официальные организации российских соотечественников и их правозащитные структуры при поддержке Фонда «по сведениям работников контрразведки и разведки распространяют дезинформацию о Литве и таким образом стремятся создать оправдание для возможной агрессии Кремля», то мы имеем дело не с «исследованием», а скорее с параноидальным бредом.

Создание универсальной системы защиты прав человека стало одним из важнейших итогов Победы во Второй мировой войне. Человечество обязано помнить, к каким страшным последствиям могут привести попытки установления мирового господства, вера в собственную исключительность, пренебрежение нормами права и морали.

К сожалению, в последнее время неонацизм, радикальный национализм и нарушение прав меньшинств в некоторых странах становятся факторами не только внутренней, но и внешней политики. В начале XXI века мир снова оказался перед угрозой военной конфронтации, в основе которой лежит проблема ксенофобии и ненависти.

Именно поэтому сохранение объективной информации о событиях Великой Отечественной войны и противодействие фальсификации истории является направлением исключительной важности, и в России высоко оценивают вклад, который вносят в эту работу организации российских соотечественников за рубежом.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная На рубеже цивилизаций Защита соотечественников — дело правое


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва