Вавилов А. И. (Москва)

Битва за Алеппо

Затянувшийся на годы кровопролитный и разрушительный конфликт в Сирии стал наглядным результатом непоследовательной и противоречивой политики США, а также их западных и региональных партнеров во времена турбулентных перемен, охвативших геостратегически важные Ближний Восток и Северную Африку в период начавшейся в 2011 г. «арабской весны».

Если Москва с самого начала этого непростого этапа в жизни народов региона последовательно и неизменно выступала за их суверенное право самим, без вмешательства внешних «доброхотов», решать свою судьбу путем инклюзивного демократического диалога, то в западных столицах, поначалу застигнутых «весенним паводком» в арабских странах врасплох, решили воспользоваться им для достижения своих узкокорыстных геостратегических целей. Для этого западные политики не гнушались никакими средствами, в том числе поддержкой мифической «умеренной» оппозиции и даже отпетых террористов, набравших силу в результате подпитки извне и ослабления под внешним давлением местных государственных структур.

Видя в нараставшей активности экстремистов, цинично прятавшихся за псевдопатриотическими и религиозными лозунгами и риторикой, серьезную угрозу всеобщему миру и безопасности, российская сторона устами Президента РФ В. В. Путина и других руководителей неоднократно предлагала и предлагает западным партнерам объединить усилия для коллективного отпора этому вселенскому злу. Соглашаясь на словах с насущной важностью антитеррористической борьбы, западные политики на деле развернули беспардонную антироссийскую клеветническую кампанию, продолжая под шумок закулисную подпитку террористов и боевиков всех мастей.

Несмотря на предпринимавшиеся Москвой многовекторные объединительные усилия, Россия и США — главные внешние акторы на региональной арене, как с сожалением констатировал в конце августа 2016 г. пресс-секретарь Президента РФ Д. С. Песков, были по-прежнему далеки от реального сотрудничества по урегулированию в Сирии. Отвечая на вопрос, довольны ли в Кремле динамикой развития взаимодействия Москвы и Вашингтона, он отметил: «Здесь по-прежнему хотелось бы видеть большую готовность к реальному сотрудничеству, к выводу нашего взаимодействия не на уровень обмена информацией или спорадического взаимодействия, а именно полноценного сотрудничества, без которого урегулирование тяжелейшей сирийской проблемы невозможно»1.

На достижение этой главной цели были направлены, в частности, рекордно продолжительные (почти 15 часов) переговоры глав российской и американской дипломатии в Женеве 9 сентября 2016 года. Немало времени (около 5 часов) американским представителям потребовалось для согласования с Вашингтоном реакции на российские предложения: под занавес своего президентства Б. Обама решил не напрягаться и отправился поиграть в гольф. Главе российского внешнеполитического ведомства С. В. Лаврову пришлось даже из сострадания дать указание вынести истомившимся в ожидании итогов встречи журналистам несколько коробок с пиццей от американской стороны и две бутылки водки от российской. Их терпение было вознаграждено и результатами переговоров: Россия и США смогли выработать пакет из пяти закрытых документов по дальнейшим конкретным шагам к урегулированию, предусматривавший переподтверждение установленного ранее прекращения огня на полях сражений с оппозиционерами с 12 сентября 2016 г. на 48 часов с последующими продлениями, обещанное еще в начале года американцами размежевание патриотической оппозиции с боевиками и обеспечение гуманитарного доступа к страдавшему в блокаде у террористов населению второго по значению города Сирии Алеппо (около 1,5 млн жителей). После семи дней перемирия предусматривалось создание совместного российско-американского исполнительного центра по наблюдению за размежеванием оппозиции и боевиков «на земле» и координации ударов по экстремистам, в число которых американцы согласились, наконец-то, включить и отъявленную террористическую группировку «Джабгат Фатх аш-Шам» — «Фронт завоевания Сирии и Ливана» (одиозную «Джабгат ан-нусру», перекрасившуюся под патриотов и даже отказавшуюся ради нового благопристойного имиджа от своего пиратского черного флага). О сугубо внутрисирийском вопросе — судьбе президента САР Б. Асада в достигнутых двусторонних договоренностях, как и во всех предыдущих, не было сказано ни слова. Выработанные в Женеве многотрудными совместными усилиями шаги создавали условия для возобновления в САР политического процесса.

Если официальный Дамаск и курдские силы самообороны вскоре согласились с такой «дорожной картой» и мировые державы поддержали ее, то оппозиция, как всегда, колебалась и свое отношение высказывать не спешила. В итоге в ответ на прекращение правительственными войсками боевых действий 21 группировка оппозиционеров от перемирия отказалась и только за первые два дня нарушила его более 60 раз, и число нарушений в последующем только нарастало, превысив к концу сентября 2016 г. 350. На деле режим тишины соблюдали лишь правительственные войска САР и Воздушно-космические силы (ВКС) России. Террористы же продолжали свои вылазки, а окопавшиеся в Алеппо боевики «Исламского государства» (ИГ или ИГИЛ) не только не прекратили огонь, но и стали выступать с открытыми угрозами в адрес подготовленных к отправке гуманитарных конвоев (40 грузовиков).

Действуя по заведенному обыкновению валить вину «с больной головы на здоровую», американцы стали безосновательно упрекать российскую сторону в задержках гумпомощи «из-за недостаточного давления на режим Асада». А сами на своих подопечных из числа оппозиционеров — ярых нарушителей режима тишины никакого влияния не оказывали. При таком покровительстве боевики в очередной раз воспользовались прекращением огня со стороны правительственных сил для восстановления боеспособности и проведения перегруппировки в провинциях Алеппо, Хама и Хомс. Они также предприняли безуспешные попытки занять позиции, оставленные правительственными войсками по условиям прекращения огня.

«Решительно призываем всех тех, кто имеет влияние на “отказников”, — отмечалось в комментарии МИД РФ, — прежде всего американскую сторону, разобраться, наконец, со своими клиентами. Нельзя допустить, чтобы их ожидаемые провокационные действия перечеркнули возможность поворота к политическому урегулированию сирийского кризиса»2.

Саботаж международных усилий по установлению мира в Сирии нашел понимание у американской стороны. Спецпредставитель США по Сирии М. Ратни подстрекательски и безосновательно заявил, что российско-американские договоренности по Сирии якобы давали оппозиционерам «право на самооборону в случае атак со стороны сирийской армии или России»3.

Американцы не пошли навстречу предложению ос

России полностью опубликовать достигнутые в Женеве договоренности, чтобы утвердить их в Совбезе ООН в качестве международно-правового документа, видимо, готовя условия для очередного отказа от взятых на себя обязательств. Позднее после утечек в СМИ они были вынуждены без согласования с Москвой частично обнародовать достигнутые договоренности, оставив многие их положения в тайне, дабы не связывать себе руки в общении с оппозиционерами и экстремистами.

На деле же США продолжали прежний курс на затягивание размежевания между террористами и «умеренной оппозицией», к которой они продолжали относить и отъявленных бандитов из «Ахрар аш-Шам», занесенных в террористические списки ООН.

«Это связано, — прокомментировал такой неконструктивный подход В. В. Путин, — с трудностями, с которыми сталкиваются США на сирийском треке — они никак не могут отделить так называемую здоровую часть оппозиции от полукриминальных и террористических элементов. На мой взгляд, это продиктовано желанием сохранить боевой потенциал в борьбе с законным правительством Башара Асада, но это очень опасный путь, опасное направление развития событий. Похоже, что наши американские партнеры опять наступают на те же грабли». Российский президент отметил, что РФ и США имели общее стремление к миру в Сирии и борьбе с терроризмом, но стороны должны были быть честны друг с другом и двигаться к общим целям4.

Конструктивный и реалистичный подход российской стороны адекватной реакции Вашингтона не вызвал. Продолжая прежний курс на поддержку деструктивных сил, американские ВВС (четыре самолета и ударный беспилотник) 17 сентября 2016 г., опять же по ставшей обыкновенной «ненамеренной ошибке», нанесли ничем не оправданные удары по позициям правительственных сил, которые вели активные бои с боевиками ИГ близ г. Дейр аз-Зор, в результате которых погибло более 60 сирийских военнослужащих и около сотни были ранены. Таким готовившимся целых два дня «промахом», нарушавшим все обещания американцев и выраженную ими готовность к совместным действиям против ИГ после 7 дней перемирия, тут же попытались воспользоваться боевики этой группировки, перейдя в атаку, которая была благополучно отбита правительственными силами при поддержке российских ВКС.

«Полагаем, — прокомментировал такое вопиющее нарушение достигнутых в Женеве договоренностей начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ С. Ф. Рудской, — что данный инцидент с большими человеческими жертвами стал возможен ввиду незнания обстановки командованием Коалиции и нежеланием американской стороны координировать с Россией свои действия по противодействию террористическим группировкам на территории Сирии»5.

На проведенном по инициативе России экстренном заседании Совбеза ООН для обсуждения этих ударов американский постпред С. Пауэр, не постеснявшаяся назвать его созыв «циничной и лицемерной выходкой», демонстративно покинула зал во время выступления своего российского коллеги В. И. Чуркина. Тот в долгу не остался и оставил зал, когда стала выступать американский постпред.

Как отметили в МИД РФ, «американские представители не только оказались не в состоянии дать адекватного объяснения произошедшему, но и пытались по их обыкновению, перевернуть все с ног на голову». «Если раньше у нас были подозрения, — заявила официальный представитель Министерства М. В. Захарова, — что таким образом выгораживается «Нусра», то теперь, после сегодняшних ударов по сирийской армии, мы приходим к действительно страшному для всего мира выводу: Белый дом защищает ИГИЛ»6.

«Особо тревожит то, — отмечалось в весьма жестком Заявлении МИД РФ, — что данный инцидент произошел на фоне множащихся фактов задокументированных нарушений режима прекращения боевых действий (РПБД) со стороны незаконных вооруженных формирований сирийской оппозиции, которые, по утверждениям американской стороны, к нему присоединились. В очередной раз настоятельно призываем Вашингтон оказать необходимое давление на патронируемые им НВФ (незаконные вооруженные формирования. — Авт.) в плане безукоризненного выполнения условий РПБД. В противном случае может быть поставлена под угрозу реализация всего комплекса российско-американских договоренностей, достигнутых в Женеве 9 сентября, что противоречило бы интересам всего международного сообщества»7.

А из Вашингтона тем временем неслись уже набившие оскомину призывы к Москве «повлиять на сирийские власти и побудить их соблюдать РПБД».

В итоге 19 сентября 2016 г. командование сирийских правительственных войск из-за не прекращавшихся ни на день подрывных действий собравшихся с силами и перегруппировавшихся оппозиционеров и боевиков было вынуждено объявить об окончании перемирия. В российском Минобороны отметили, что США и группировки сирийской оппозиции не выполнили ни одно из условий перемирия, а отряды «умеренной» оппозиции и «Джабгат ан-нусры» не только не разделились, но даже слились и готовились к совместным наступательным действиям, и что в таких условиях одностороннее соблюдение режима прекращения огня сирийской армией стало бессмысленным8.

«Умеренные» оппозиционеры вместе с боевиками на другой же день перешли в наступление на позиции сирийской армии, пытаясь прорваться к Алеппо. При поддержке российских военных натиску мятежников и террористов вновь был дан достойный отпор.

«Главное, — прокомментировал ситуацию С. Ф. Рудской, — не произошло разделения умеренной оппозиции и “Джабгат ан-нусры”. Более того, мы наблюдаем не разъединение, а слияние отрядов умеренной оппозиции и “Джабгат ан-нусры”. По-прежнему гибнут сирийские военнослужащие и мирные граждане. Причиной создавшегося положения является то, что США не имеют действенных рычагов влияния на умеренную оппозицию и не знают реальной обстановки на земле»9.

Затягивание американцами обещанного размежевания было на руку джигадистам, позволяя им как щитом прикрываться формированиями «умеренной оппозиции» и продолжать творить свои гнусные дела.

В такой сумятице через несколько дней ударам подвергся стоявший под разгрузкой в восточном Алеппо гуманитарный конвой ООН из 31 грузовика, 18 из которых сгорели или были серьезно повреждены. Жертвами этого теракта стали более 20 сопровождавших, в том числе и сотрудники ООН, которая объявила о приостановке по соображениям безопасности доставки помощи для 300 тыс. блокированных жителей города, в том числе 100 тыс. детей. Сирийская организация Красного полумесяца в знак протеста против этого варварского нападения приостановила свою деятельность на три дня.

Чтобы отвлечь внимание мировой общественности от «ошибочной» бомбардировки позиций сирийских войск близ Дейр аз-Зора, в западных официальных кругах и СМИ, а затем и с трибуны Генассамблеи ООН с подачи США были запущены версии, возлагавшие, как повелось, вину за совершение нового злодеяния на сирийские и российские войска. При этом, как всегда, доказательств этим измышлениям не приводилось. Глава комитета начальников штабов ВС США генерал Дж. Данфорд, к примеру, нимало не смущаясь, несуразно заявил, что американские военные не располагали фактами о причастности России к удару по гуманитарному конвою в районе Алеппо, но считали ее ответственной за этот инцидент10. А накануне глава госдепа Дж. Керри в зале Совбеза ООН пытался всех убедить в том, что нападение на гуманитарный конвой — российских рук дело11.

«В отличие от председателя комитета начальников штабов ВС США — факты, то есть данные объективного контроля воздушной обстановки 19 сентября в Алеппо, имеются у нас, — заявил официальный представитель Минобороны России генерал-майор И. Е. Конашенков. — Эти факты совершенно однозначно подтверждают наличие в районе нахождения гумконвоя ударного американского беспилотника “Предатор” с авиабазы “Инджирлик”. А все, что есть у главы комитета начальников штабов ВС США, и как теперь уже всем стало понятно — у министра обороны США — это их личные мнения и страх ответственности за очередную ошибку или намеренную провокацию»12.

Опираясь на объективные данные, Москва и Дамаск клеветнические наветы в свой адрес c возмущением отвергли и назвали нападение на гумконвой неприемлемой провокацией со стороны террористов и их покровителей. А тут, как на грех, и независимые эксперты из Международной группы поддержки Сирии, подробно изучив видеоматериалы и вещдоки, выразили мнение, что налет мог быть просто инсценирован противниками прекращения огня13. США такой вывод с ходу отвергли, не приведя никаких контраргументов.

Игнорируя тяжкие уроки неуклюжего и смертоносного вмешательства в Ливии, в США вновь заговорили об установлении в Сирии бесполетной зоны, но только для самолетов правительственных войск и ВКС России, что развязало бы руки боевикам. А на российские запросы о составлении списка «умеренных» оппозиционеров, опубликовании женевских договоренностей и тщательном расследовании нападения на гумконвой американцы предпочитали отмалчиваться.

Для оказания дополнительного давления на Москву и Дамаск в попытках повесить на них, по выражению С. В. Лаврова, «всех собак», а также для отвлечения внимания мировой общественности от «ошибочных ударов» под Дейр аз-Зором Вашингтон и его союзники из Лондона и Парижа 25 сентября 2016 г. созвали экстренное заседание Совбеза ООН под лицемерным предлогом «защиты мирного населения Алеппо от варварских российских и сирийских ударов»14.

В. И. Чуркин в своем выступлении отмел все лживые аргументы западной коалиции и призвал ее членов позаботиться о прекращении подпитки псевдоумеренной оппозиции и боевиков, орудовавших в Алеппо, тяжелым вооружением и финансовыми вливаниями. «Восточный Алеппо, — сообщил он, — удерживается под контролем более чем 20 вооруженными группировками, в которых примерно 3500 бойцов. На вооружении у них танки, бронированные машины, орудия полевой артиллерии, системы залпового огня, десятки и десятки единиц, в том числе тяжелой военной техники. Конечно, сделать они кустарно эту технику не могли, все это было получено и продолжает поступать от щедрых западных покровителей при попустительстве, полагаю, возглавляющих коалицию США… Американская сторона фактически расписалась в неспособности повлиять на подопечные ей группировки и честно выполнить тем самым достигнутые договоренности. Прежде всего, отделить умеренные группировки от террористов и провести соответствующее разграничение на местности». При попустительстве Запада, отметил российский постпред, «на территории Сирии орудуют сотни вооруженных группировок. Территорию страны бомбят все кому не лень. Возвращение страны к миру стало почти невозможной задачей»15.

«Мы констатируем, — заявил Д. С. Песков, — что ситуация действительно весьма тяжелая и вызывает обеспокоенность. Главным образом мы обеспокоены тем, что по-прежнему, несмотря на то, что уже прошел срок больше недели, террористы используют режим прекращения огня для перегруппировки, для пополнения своих арсеналов и для очевидной подготовки, и для осуществления наступательных действий»16.

В таких критических условиях Москва отказалась от дальнейших односторонних уступок Западу и, прежде всего, по установлению новых, теперь уже семидневных «гуманитарных пауз», которые использовались им в своих геостратегических планах и для поддержки подрывных антирежимных сил.

А Вашингтон продолжал подыгрывать своим подопечным, резко усилив пропагандистские и информационные наскоки на Москву и Дамаск, прибегая к недозволенным в международной практике методам шантажа и запугивания. В Госдепе договорились до того, что стали в открытую грозить России приостановкой сотрудничества по Сирии, атаками террористов на ее города, многочисленными жертвами среди ее военнослужащих, потерями самолетов и новыми санкциями. В Москве подобные выпады расценили не просто как выход за все мыслимые рамки дипломатии, но и как фактическое подстрекательство экстремистов. 

«Это очень опасные игры, — отметил С. В. Лавров в интервью Первому каналу 9 октября 2016 г., — учитывая, что Россия, находясь в Сирии по приглашению законного Правительства этой страны и имея там две базы, имеет там средства ПВО для защиты наших объектов». Ранее глава МИД РФ высказал предположение, что подобные недопустимые угрозы были сигналом тем, кто хотел бы это сделать, к началу таких действий17.

Откликаясь на такой провокационный сигнал своих покровителей, боевики в отместку за эффективные удары ВКС РФ по своим позициям в Алеппо объявили 30 сентября 2016 г. в увязке с пятничными молитвами «всемирным днем гнева и протеста», что представляло прямую угрозу россиянам, находившимся за пределами РФ. Учитывая ее серьезность, российский МИД рекомендовал им воздержаться в тот день от посещения общественных мест.

По оценке замминистра иностранных дел РФ С. А. Рябкова, США, отказывая в поддержке РФ в борьбе с ИГ и делая заявления о возможной угрозе России со стороны террористов, фактически помогали им, и такие заявления являлись «показателем политической низости»18.

Позднее С. В. Лавров поведал о том, что американская сторона пыталась было взвалить обеспечение безопасности гумконвоев в Алеппо на российских военнослужащих. Когда ей было предложено подключить к решению этой задачи и американцев, она, ссылаясь на рискованность подобной операции, ответила отказом19.

Обстановка осложнялась усиливавшейся в преддверии президентских выборов в США разноголосицей в «коридорах власти», когда Госдеп, Пентагон и ЦРУ никак не могли договориться между собой о сотрудничестве с Россией в поисках решения сирийской проблемы и выступали с противоречившими друг другу заявлениями. Если в Госдепе, к примеру, открещивались от поддержки «Джабгат фатх аш-Шам», то в Белом доме путано объясняли свое щадящее отношение к этой общепризнанной террористической группировке лицемерной «заботой о мирном населении»20.

А тут совсем некстати для Вашингтона в мировые СМИ просочились откровения главарей нусровцев о получении от американцев оружия и иной помощи.

В ходе закрытой встречи с представителями сирийских общественных организаций «на полях» 71-й сессии Генассамблеи ООН Дж. Керри сообщил о своих расхождениях с Белым домом по сирийским делам и заявил об отсутствии правовой базы для более глубокого американского вмешательства во внутренний конфликт в САР, тогда как русские, которые его якобы «обхитрили», действовали там по приглашению правительства Сирии. Кроме того, в отличие от Б. Обамы, глава внешнеполитического ведомства США не исключил участия Б. Асада в выборах в Сирии, хотя и предрек его поражение на них21.

Нервная реакция Вашингтона на действия России в Сирии объяснялась и осознанием бесплодности усилий Запада блокировать ее активность на мировой арене, принизить ее роль в международных делах. Как констатировалось в ежегодном докладе лондонского отделения американского Международного института стратегических исследований (IISS), «российское вторжение в Сирию сделало Москву центром ближневосточной дипломатии и продемонстрировало, что попытки Запада изолировать РФ не понизили ее статус как суперсилы»22.

В ответ на эмоциональные срывы, граничившие с истерикой, и антироссийские всплески, вызванные во многом неспособностью американцев повлиять на «умеренную» оппозицию и отделить ее от террористов, а также предвыборной кутерьмой, Москва продолжала последовательную линию на нахождение совместными усилиями выхода из конфликтного тупика через прекращение огня и налаживание внутрисирийского политического урегулирования, предусмотренного международными договоренностями, закрепленными в резолюциях Совбеза ООН. Для этого от американцев требовалось выполнить данное еще в начале 2016 г. обещание провести размежевание их подопечных от террористов. Одновременно МИД РФ предостерегал Вашингтон от агрессивных действий в Сирии, которые могли вызвать непоправимые тектонические сдвиги во всем истерзанном конфликтами регионе.

В Москве искренне не хотели, чтобы покидавшая политическую сцену администрация Б. Обамы вошла в историю как спонсор «Джабгат ан-нусры» вслед за тем, как администрация Р. Рейгана способствовала появлению на свет «Аль-Каиды», а Дж. Буша мл. — ИГ.

В начале октября 2016 г. на фоне успехов сирийской армии, наступавшей на позиции террористов при поддержке ВКС РФ, администрация Б. Обамы объявила о прекращении двусторонних контактов с Россией по поддержанию перемирия в САР и сворачивании интенсивно работавших в Женеве групп специалистов. А созданная еще после запуска первого режима перемирия 27 февраля 2016 г. «горячая линия» связи между российской авиабазой «Хмеймим» и американской аналитической военно-политической группой в Аммане была закрыта по инициативе США еще в конце июля 2016 года. Военные же каналы во избежание конфликтов в воздушном пространстве Сирии между ВКС РФ и ВВС США были благоразумно сохранены. Глава Пентагона Э. Картер признал, что Россия действовала при решении конфликтных ситуаций в небе над Сирией «очень профессионально». Каких-либо новых инициатив или альтернатив по распутыванию туго затянутого (не без участия американцев и их партнеров) сирийского узла Вашингтоном предложено не было.

Там лишь безосновательно и заученно твердили о том, что Россия «не достигла своих целей» в борьбе с террористами. Хотя факты говорили об обратном: по данным Минобороны РФ, в период с 27 февраля по 1 сентября 2016 г. в Сирии было уничтожено около 35 тыс. экстремистов, из них более 2700 выходцев из России и стран СНГ, освобождено 586 населенных пунктов и 12 360 кв. км территории23.

Резкий поворот в американской политике свидетельствовал о неспособности США выполнить взятые на себя обязательства в соответствии с достигнутыми немалыми трудами венскими договоренностями. «Именно Соединенные Штаты Америки, — заявил в этой связи И. Е. Конашенков, — с треском провалили все договоренности по режиму прекращения огня от 9 сентября, не сумев отделить ни одного формирования так называемой оппозиции от “Джабгат ан-нусры” и позволив террористам провести очередную перегруппировку и пополнить запасы. Не пора ли нашим американским партнерам публично признать, что практически вся выпестованная и подконтрольная им оппозиция в Сирии — неотъемлемая часть одного зонтичного бренда “Аль-Каиды” — “Джабгат ан-нусры?”»24.

Как по заказу, террористы вскоре вновь обстреляли российское посольство в Дамаске. Одна из выпущенных ими мин упала на его территории в опасной близости от жилого здания, две другие взорвались неподалеку от нее. К счастью, никто из сотрудников дипмиссии не пострадал, однако здание получило повреждения. Обстрел повторился 12 октября 2016 года.

США при поддержке Великобритании и Украины заблокировали российское предложение осудить в Совбезе ООН атаку боевиков на посольство РФ, внеся в проект документа несуразное утверждение о «вине самой России в росте напряженности в Сирии»25. В Вашингтоне провокационно заговорили о возможности нанесения американских ударов по позициям сирийской армии и российских ВКС. Однако прибытие к берегам Сирии корабельной ударной группировки ВМФ России из восьми боевых кораблей во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов», наличие в САР зенитно-ракетных систем С-400 и С-300 и намерение Москвы создать в Тартусе полноценную военно-морскую базу оказывали на «горячие головы» в Пентагоне, ЦРУ и на Западе в целом сдерживающее и санирующее воздействие.

«У нас крепнет впечатление, — отмечалось в комментарии МИД РФ, — что в стремлении добиться вожделенной смены власти в Дамаске Вашингтон готов “заключить сделку с дьяволом” — пойти на союз с отъявленными террористами»26.

Такое намерение тяжко отражалось на положении мирного населения в Сирии: из-за нарушений боевиками и примыкавшей к ним «умеренной оппозицией» прекращения огня к началу октября 2016 г., по данным Минобороны РФ, в стране погибло более 16 тыс. человек, из них почти 13 тыс. были гражданскими лицами27.

Неспособность и нежелание американцев отмежевать «хороших» оппозиционеров от «плохих» приводили к тому, что мирное население становилось живым щитом для прикрытия и тех, и других. А ответственность за гибель простых людей произвольно возлагалась Западом на Дамаск и Москву.

В первой декаде октября 2016 г. настоящая баталия по сирийскому урегулированию развернулась в Совбезе ООН. Россия заветировала франко-испанский проект резолюции Совета об установлении над Алеппо пресловутых бесполетных зон как грубо искажавший реальное положение дел, носивший политизированный, несбалансированный и однобокий характер. В ответ западники «проголосовали ногами», демонстративно покинув зал заседаний. Они блокировали российское предложение поддержать инициативу спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистуры организовать вывод боевиков с оружием из Алеппо для предотвращения новых жертв среди мирного населения осажденного города.

Террористы такую миротворческую инициативу отвергли и, пытаясь вырваться из окружения, продолжали запрещенные международным правом неизбирательные обстрелы жилых кварталов Алеппо, его больниц и школ, в результате которых гибли мирные жители, женщины и дети. По данным российского Центра по примирению сторон, к атакам были причастны и формирования, ранее заявившие о прекращении боевых действий. Чтобы пополнить свои поредевшие ряды, джигадисты объявили мобилизацию подростков в возрасте 14 лет. Одновременно шло объединение сил террористов вокруг «Джабгат ан-нусры», под крыло которой примостились и «Ахрар аш-Шам», и дюжина других группировок, которых США продолжали числить умеренными. А выпестованный Вашингтоном в Саудовской Аравии «сверхумеренный» Высший комитет по переговорам, отрабатывая полученные авансы, верноподданнически обратился к американцам с просьбой в «одностороннем порядке вмешаться в ситуацию в Алеппо».

Несмотря на обострившуюся конфронтацию вокруг сирийского кризиса, реакция российской стороны на одностороннее прекращение контактов американскими партнерами и другие их далеко не дипломатические выверты отличалась конструктивностью и взвешенностью. Как отметил С. В. Лавров, Москва считала важным не допустить развала российско-американских договоренностей по Сирии, обеспечить усилиями мирового сообщества прекращение боевых действий и создать условия для возобновления политического процесса в стране28.

Вскоре сама жизнь подтвердила реалистичность и обоснованность последовательной линии Москвы на коллективные поиски политических развязок туго затянутого стараниями западных государств и их региональных подопечных сирийского конфликтного узла. Почти каждодневные контакты глав дипломатических ведомств России и США не прерывались (к октябрю их число с начала 2016 г. перевалило за 70), а 15 октября в Лозанне прошла министерская встреча по Сирии в «узком формате» с участием представителей России, США, Ирана, Катара, Саудовской Аравии, Турции, Египта, Ирака, Иордании и спецпосланника Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистуры.

В ходе обсуждения основной акцент был сделан на задачах восстановления режима прекращения боевых действий в Алеппо и в целом в САР в контексте достигнутых 9 сентября в Женеве российско-американских договоренностей и скорейшего перезапуска политического процесса на основе положений соответствующих резолюций СБ ООН, решений МГПС и Женевского коммюнике 2012 года. Хотя прорывных соглашений на встрече достигнуто не было, все ее участники подтвердили приверженность сохранению САР в качестве целостного, независимого и светского государства, в котором будущее своей страны должны определить сами сирийцы в ходе инклюзивного политического диалога.

Россия воспользовалась встречей, чтобы еще раз довести до всех ведущих акторов в конфликте и регионе свою точку зрения. С ее стороны было подтверждено и подчеркнуто, что залогом восстановления и успешной реализации режима прекращения огня, обеспечения гуманитарного доступа ко всем нуждавшимся в помощи являлось отмежевание отрядов «умеренной» оппозиции от боевиков «Джабгат фатх аш-Шам» и других аффилированных с ней террористических группировок. В этой связи требовалась соответствующая работа всех участников встречи с присутствовавшими в Сирии силами. При этом было необходимо понимать, что операции против террористов должны были быть продолжены29.

Для облегчения трагического положения мирных жителей Алеппо Москва и Дамаск, проявив добрую волю, пошли на 8-часовое прекращение огня в Алеппо 18 октября 2016 г., чтобы дать горожанам возможность как следует подготовиться к выходу из блокированного боевиками города по гуманитарным коридорам, намеченному на 20 октября. Одновременно перед вооруженными отрядами оппозиции были вновь открыты два коридора, чтобы покинуть захваченные городские кварталы с личным оружием. Такое решение создавало новые возможности для их размежевания с отпетыми террористами. Вскоре коридоры стали использоваться больными, ранеными и престарелыми, а также некоторыми боевиками. Это побудило Президента РФ В. В. Путина по согласованию с сирийской стороной дважды продлевать гуманитарную паузу.

Новые конструктивные шаги России и Сирии к политическому урегулированию кризиса вызвали весьма своеобразную реакцию сколоченной США антитеррористической коалиции: накануне гуманитарной паузы истребители ВВС Бельгии при дозаправке в воздухе от американского самолета, по выверенным данным российских военных, которые тем не менее бельгийская сторона стала неуклюже опровергать, нанесли удары по Алеппо и его окрестностям, убив и ранив мирных жителей30. Тогда же три постоянных члена Совбеза ООН и примкнувшая к ним Украина заблокировали российский проект заявления Совета по гуманитарной паузе в Алеппо. «Некоторые из наших друзей, — саркастически прокомментировал ситуацию В. И. Чуркин, — вновь показали свое истинное лицо».

Да и гуманитарную помощь страдавшему от экстремистов населению через открывшиеся коридоры на Западе, несмотря на все словесные заверения, оказывать не торопились. Слабую активность в решении этого жизненно важного вопроса проявляли и сотрудники ООН. «С сожалением приходится констатировать, — отметил в этой связи замминистра иностранных дел РФ Г. М. Гатилов, — что в течение трех суток, объявленных режимом тишины, гуманитарные агентства ООН не смогли реализовать эту возможность и обеспечить вывод из восточной части Алеппо нуждающихся в помощи. При этом раньше нас заверяли в том, что ООНовцы будут готовы эвакуировать до 200 больных, и ради этого Россия пошла на то, чтобы ввести режим тишины. Вместе с тем, как выяснилось, такие планы не были реализованы»31.

И в дальнейшем структуры ООН демонстрировали свою неспособность воспользоваться режимом тишины, неоднократно продлевавшимся российской стороной, для эвакуации раненых и доставки гуманитарной помощи, ссылаясь на отсутствие «необходимых условий безопасности». Западные «доброхоты», охотно витийствуя о «варварстве российского медведя», не торопились пополнять бюджет ООН для гуманитарных операций в Сирии, для которых все тот же «медведь» создавал благоприятные условия. Его дефицит к концу октября 2016 г. достиг кругленькой суммы в 300 млн долларов32.

Зато с трибун неслись потоки клеветы и грубой лжи в адрес Москвы и Дамаска, обвинявшихся во всех мыслимых и немыслимых смертных грехах при подавлении террористов в Алеппо. Не отставал от таких хулителей борцов с экстремизмом и Совет по правам человека ООН, который на своей спецсессии принял британский проект резолюции, искажавший истинное положение дел и выгораживавший боевиков.

«Сирийское досье в СПЧ, — заявил российский постпред при Женевском отделении ООН А. Н. Бородавкин, — рассматривается уже пятый год, и оценки ситуации стараниями определенной группы стран уходят все дальше от реальности. Сегодняшняя сессия — яркий тому пример. Вместо того чтобы поддержать сирийское правительство и народ в борьбе против международного терроризма, ее инициаторы стремятся вывести террористов из-под удара, спасти их от уничтожения, дать возможность перегруппировать силы и продолжить свои зверства на израненной сирийской земле». Правда колола глаза западным лицемерам, и выступление российского постпреда на сессии было грубо прервано33.

Двойственная позиция западной коалиции и ее региональных партнеров подвигла непримиримых боевиков отвергнуть предложение покинуть Алеппо. При покровительстве извне они продолжали обстреливать открытые коридоры, препятствуя выходу жителей и доставке гумпомощи, и по-прежнему использовали мирное население истерзанного города в качестве «живого щита». В результате таких подрывных действий были ранены три российских офицера, под обстрел попали также съемочные группы НТВ и RT. Как и в прошлом, боевики под руководством все той же перекрасившейся, но не утратившей свой террористический и экстремистский нрав «ан-Нусры», «правившей бал» в восточном Алеппо, использовали неоднократно продлевавшуюся Россией и Сирией гуманитарную паузу для активной перегруппировки, получения новых вооружений, нередко американского производства, в том числе ПЗРК и крупнокалиберных минометов для подготовки прорыва окружения.

При этом они активно пользовались попустительством внешних покровителей и американских, прежде всего, которые открыто заявляли, что «ан-Нусра» не являлась целью ударов коалиции. «У нас возникают подозрения, — отметил в этой связи С. В. Лавров, — что есть осознанные линии на сохранение “Джабгат ан-нусры” в качестве наиболее боеспособной силы, которую кто-то хочет, наверное, использовать в конечном итоге для силового свержения режима в Дамаске». По его мнению, «это напрямую нарушает резолюции Совбеза ООН, которые принимались, прежде всего, на основе российско-американских инициатив»34.

Положение осложнилось с началом 17 октября 2016 г. наступления иракских войск, курдского и шиитского ополчения при поддержке с воздуха западной коалиции на г. Мосул — оплот ИГ в соседнем Ираке. Оно порождало опасность перетекания боевиков на сирийскую территорию по указанию их главарей, а также наплывом беженцев из числа жителей города (к середине ноября их число превысило 50 тыс. человек), многих из которых экстремисты по своему варварскому обыкновению держали в заложниках в стремлении использовать их в качестве «живого щита», а желавших покинуть его, в том числе женщин и детей, безжалостно расстреливали сотнями. При этом на Западе по-прежнему не желали реагировать на такие зверства боевиков.

«Надеемся, — отметил в этой связи начальник российского Генштаба генерал армии В. В. Герасимов, — что наши партнеры из международной коалиции осознают, к чему приведут свободно кочующие крупные банды ИГИЛ в ближневосточном регионе. Поэтому необходимо не гонять террористов из одной страны в другую, а уничтожать их на месте»35.

В результате саботажа боевиками, так и не отделенными, несмотря на многократные обещания США, от сил «умеренной оппозиции», очередной инициативы России и Сирии по прекращению огня и оказанию гуманитарной помощи остро нуждавшемуся в ней мирному населению бои в истерзанном Алеппо 23 октября возобновились с новой силой. Несмотря на это, российские и сирийские боевые самолеты воздерживались от полетов над городом в радиусе 10-километровой зоны, давая его жителям возможность бежать от войны через восемь открытых гуманитарных коридоров, работавших в круглосуточном режиме.

В конце октября 2016 г. боевики, перегруппировавшись и получив извне щедрую помощь вооружениями, в надежде деблокировать своих подельников в западном Алеппо воспользовались режимом тишины, строго соблюдавшимся сирийской и российской авиацией, попытались перейти в контрнаступление под шквальным огнем по жилым кварталам, школам и больницам города артиллерии и ракетных установок, а также начиненных взрывчаткой БПЛА и с использованием химического оружия. «США, — констатировал в этой связи С. Ф. Рудской, — не выполнили ни одного взятого на себя обязательства, и подконтрольные им вооруженные отряды после перегруппировки в одностороннем порядке возобновили боевые действия»36.

Тогда же экстремисты вновь обстреляли территорию российского посольства в Дамаске, нанеся ему, к счастью, лишь материальный ущерб. Через несколько дней две мины, выпущенные боевиками, опять взорвались близ здания посольства, оставив его на сей раз без повреждений.

Несмотря на такие наглые провокации, получившие, наконец-то, осуждение в Совбезе ООН, В. В. Путин, руководствуясь гуманными соображениями, отклонил предложение Минобороны РФ возобновить удары ВКС по позициям экстремистов, дабы дать возможность США все-таки выполнить свое давнее обещание отмежевать опекавшихся ими пресловутых «умеренных» оппозиционеров от террористов и сохранить открытыми коридоры для выхода мирных жителей и доставки им остро необходимой помощи.

По согласованию с властями Сирии 4 ноября в Алеппо была вновь установлена 10-часовая пауза для размежевания террористов и «умеренной» оппозиции, а также выхода мирного населения и боевиков по гуманитарным коридорам и доставки помощи. Джигадисты вновь сорвали российскую мирную инициативу, продолжили обстрелы и не позволили ни одному мирному жителю покинуть подконтрольные им городские кварталы.

А в это время коалиционная авиация, в том числе и американские стратегические бомбардировщики, продолжали запрещенные международным правом неизбирательные удары, жертвами которых зачастую становились мирные жители Мосула и его окрестностей.

В Белом доме заученно бубнили о том, что Россия своими действиями якобы затрудняла мифические американские усилия по поиску мирного решения конфликта в Сирии. Одновременно не стихала развязанная американцами в мировых СМИ яростная антироссийская информационная война, в ходе которой ее организаторы и вдохновители не гнушались ни клеветой, ни откровенной ложью, чтобы шельмовать Россию. В конце октября 2016 г. они, к примеру, обвинили Москву и Дамаск в нанесении «кровавых ударов» по школе в Идлибе, что на поверку оказалось, по словам М. В. Захаровой, враньем37. «Мы не знаем, — признался ничтоже сумняшеся представитель Белого дома Дж. Эрнест, — кто нанес удар — режим Асада или Россия. Но мы знаем, что это был кто-то из них двоих»38.

К тому времени к антироссийской кампании активно подключились и спонсировавшиеся Западом НПО, на мировом информационном поле наряду с одиозной лондонской «Обсерваторией по правам человека» заработала еще одна «нейтральная» общественная организация — «Белые каски», активно снабжавшая масс-медиа однобокими и часто подтасованными данными о развитии ситуации в Алеппо. Британская независимая журналистка В. Билли обнаружила, что этот новый поставщик компромата на Россию и Сирию находился на содержании спецслужб США, Великобритании и ряда других западноевропейских государств, упрямо выступавших за свержение режима Б. Асада. Она также выяснила, что «каски» тренировал в Турции британский офицер, повоевавший в Косово, Афганистане, Ираке и тесно связанный с частной охранной организацией «Blackwater», предоставлявшей услуги ЦРУ и печально прославившейся своими бесчинствами в Ираке39.

Одновременно активно разрабатывалась и прежняя тема химоружия, в применении которого Запад по-прежнему голословно обвинял Дамаск, как бы не замечая многочисленные задокументированные случаи использования этого смертоносного оружия джигадистами. К концу октября 2016 г. появился четвертый заключительный доклад Совместного механизма ОЗХО и ООН по расследованию химатак, содержавший, как и предыдущие, предвзятые и необоснованные выводы, разночтения и нестыковки, обходивший стороной очевидные и доказанные случаи применения такого запрещенного международным правом оружия боевиками, в Алеппо, в частности. «К сожалению, — отметил в этой связи директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ М. И. Ульянов, — приходится констатировать, что сирийское химическое досье усилиями ряда стран превращается в инструмент геополитики с негодными целями»40.

Провокационные информационные вбросы были нацелены на то, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от реальных нарушений международного права, совершавшихся США и их союзниками в Сирии и Ираке.

В ответ на пропагандистские выпады Минобороны РФ передало американским коллегам строго задокументированные свидетельства неизбирательности ударов коалиции по иракскому Мосулу, в результате которых только с 21 по 23 октября погибли более 60 мирных жителей и более 200 получили ранения41.

И. Е Конашенков в начале ноября 2016 г. отметил «радикальные отличия» ситуации в Алеппо и операции по штурму Мосула. По его словам, к тому времени в Алеппо более двух недель вообще не работала российская и сирийская авиация. «Кроме того, — заявил генерал-майор, — в Алеппо Россией и сирийскими властями развернуты 6 гуманитарных коридоров с пунктами горячего питания и медицинской помощи, по которым готовы, но из-за минирования подходов и обстрелов боевиками, не могут выйти мирные жители». «В Мосуле, — продолжал он, — мы слышим о надвигающемся “штурме” городских кварталов, населенных мирными жителями с туманными, но крайне тревожными из-за массовых жертв последствиями. При этом ни о каких гуманитарных коридорах даже речи не идет, словно миллионный город населяют одни террористы». Представитель военного ведомства России отметил, что в Алеппо «во избежание напрасного кровопролития и, кстати, по просьбе американской стороны», оставались открытыми два специальных коридора для безопасного выхода из города боевиков с техникой и оружием в другие районы Сирии. В Мосуле же коалиция заявляла о «железном кольце» окружения для последующего уничтожения находившихся в городе боевиков. Наконец, по словам И. Е. Конашенкова, в Алеппо находились и работали представители ООН, «Красного полумесяца», других международных организаций, а также журналисты. «В Мосуле же, по странному стечению обстоятельств, — сообщил он, — нет ни журналистов, ни активистов, ни волонтеров “белых” или иных радужных оттенков “касок”. Никого. Поэтому все, что могут себе позволить транслировать американские и европейские телеканалы — это бодрые цензурированные доклады о необычайных успехах коалиции и грядущей великой победе над террористами, не подтвержденные реальными съемками»42.

По данным Минобороны РФ, в результате штурма в Мосуле ежедневно гибло до 40 мирных жителей, которых исламисты повсеместно использовали в качестве «живого щита». Число беженцев из осажденного города к началу ноября 2016 г. превысило 20 тыс. человек43.

Реакции американцев на представленные неоспоримые факты допущенных ими грубых нарушений международной законности и тем более их объективного расследования, как и можно было ожидать, не последовало. Представитель госдепа Дж. Кирби, к примеру, 1 ноября 2016 г., не моргнув глазом, заявил, что его ведомство не располагало информацией о жертвах среди мирного населения при операции по освобождению Мосула44. И это при ежесуточных 25 бомбардировках и ракетных ударах коалиционной авиации по осажденному городу.

Одновременно российская сторона распространила по каналам ООН составленный на основе данных объективного наблюдения «Перечень военных преступлений США и их союзников в Сирии», который убедительно свидетельствовал о том, что самолеты коалиции с октября 2015 г. наносили в САР удары по гражданской инфраструктуре и медицинским учреждениям, что приводило к массовой гибели мирных граждан45.

Тогда же в Совбезе ООН, на площадках ООН не только в Нью-Йорке, но и в Женеве, среди соответствующих органов и структур этой организации был распространен подготовленный в Москве объемный «Сравнительный анализ выполнения российско-американских договоренностей», в котором приводились все факты реализации российской стороной своих обязательств по договоренностям с США и невыполнения оных американцами46.

Несмотря на представленные весомые и неопровержимые доказательства виновности США в военных преступлениях в Сирии и Ираке, информационный прессинг на Россию в западных и некоторых региональных СМИ продолжался. При этом, критикуя действия России и Сирии по выкорчевыванию террористов из Алеппо под лицемерным предлогом «защиты мирного населения», Запад забывал о нем, нанося смертоносные неизбирательные удары по Мосулу.

Признавая устами Дж. Керри, что «ситуация в Сирии — крупнейшая со времен Второй мировой войны гуманитарная катастрофа», американцы не делали практически ничего, чтобы облегчить страдания мирного населения САР, а их продолжавшаяся поддержка «умеренной» оппозиции лишь способствовала консервации этой катастрофы. Так, к примеру, «The Washington Post» в конце октября 2016 г. поведала читателям о существовании в администрации Б. Обамы вопреки ее официальным опровержениям пресловутого плана Б, согласно которому в дополнение к многолетней программе ЦРУ по подготовке и вооружению сирийских оппозиционеров на базах в Иордании и Турции (десять тысяч боевиков за три года) американское вооружение, в том числе и средства ПВО, могло быть передано повстанцам в случае неудачи поисков политического урегулирования. Единственным сдерживавшим фактором для реализации этого подрывного плана, по мнению газеты, были присутствие в Сирии российских ВКС и угроза конфронтации с Москвой в случае применения поставленного оружия47.

В первой декаде ноября 2016 г. в Сирии возник еще один очаг напряженности: курдские вооруженные формирования и мятежники под руководством американских советников и инструкторов при поддержке с воздуха коалиционной авиации, не спрашивая согласия Дамаска, приступили к штурму Ракки, объявленной исламистами столицей «халифата».

В ответ на дестабилизирующие действия США и их партнеров Россия, думая о будущем, предложила мировому сообществу подумать о восстановлении совместными усилиями государственности и экономики стран региона, пострадавших от вмешательства извне и террористов. «Колоссальный масштаб разрушений, — отметил В. В. Путин, выступая в конце октября 2016 г. на пленарном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай», — требует сегодня выработки долгосрочной и комплексной программы, если хотите, своего рода “план Маршалла” для возрождения этого истерзанного войнами и конфликтами региона. И Россия, конечно, готова принять активное участие в такой совместной работе»48.

Действуя в этом русле, представительная российская правительственная делегация во главе с вице-премьером Д. О. Рогозиным в конце ноября 2016 г. посетила Дамаск, где провела переговоры о перспективах развития экономического сотрудничества между двумя странами, прежде всего в сфере энергетики и транспорта. Принимая делегацию, президент Б. Асад гарантировал создание максимально благоприятных условий для российских проектов в САР49.

В отместку боевики в период пребывания российской делегации в Дамаске вновь обстреляли посольство РФ.

А в Вашингтоне тем временем, продолжая прежний деструктивный курс, провели через палату представителей Конгресса США беспрецедентный законопроект о санкциях против Сирии и ее союзников и протолкнули в ГА ООН резолюцию о нарушениях властями САР прав человека, которая отнюдь не способствовала доставке гуманитарной помощи отчаянно нуждавшимся в ней жителям Алеппо (около четверти миллиона человек, в том числе 100 тыс. детей), блокированным и терроризируемым джигадистами50.

Им подпевали западноевропейские партнеры: в конце ноября 2016 г. «поборники свободы слова» протащили в Европарламенте несуразную резолюцию, прировнявшую российские СМИ к пропагандистским структурам джигадистов, которую В. В. Путин весьма точно и емко назвал «деградацией демократии»51.

Прямым потаканием боевикам стало блокирование США и их партнерами в середине ноября 2016 г. подготовленного Россией проекта резолюции СБ ООН, осуждавшей обстрел джигадистами здания в Алеппо, где размещались представительства различных структур Всемирной организации52.

О многократно обещанном размежевании «хороших» оппозиционеров и джигадистов в течение семи дней после прекращения авианалетов на Алеппо американцы предпочитали не вспоминать. Зато на всех углах они продолжали твердить о мифических «смертоносных ударах» сирийской и российской авиации по мирному населению Алеппо, не предоставляя при этом по заведенному обыкновению никаких доказательств. Во второй половине ноября 2016 г., к примеру, они допустили, по определению Минобороны РФ, очередной «информационный ляп», обвинив безо всяких на то оснований российскую сторону в разрушении медицинских объектов в многострадальном городе. «Повторение слухов о каких-то разбомбленных “пяти больницах” и “одном мобильном госпитале”, — нелицеприятно отметил в этой связи И. Е. Конашенков, — только подтверждает, что вся публичная риторика Госдепартамента о ситуации в Сирии основана на беспардонной лжи. Сколько мы ни призывали, кроме голословных заявлений по тетрадке, ни разу никаких фактов представлено не было. Главное хоть в чем-то обвинить Россию сегодня»53.

В беседе с Дж. Керри на «полях» саммита АТЭС в Перу С. В. Лавров отмел эти беспочвенные обвинения, подчеркнув, что российская авиация уже месяц не работала в районе Алеппо, сосредоточившись с 15 ноября 2016 г. на провинциях Идлиб и Хомс, дабы воспрепятствовать проникновению на сирийскую территорию боевиков ИГ, бежавших из осажденного иракского Мосула. Результативные удары по объектам военной инфраструктуры и местам скопления живой силы ИГ и «Джабгат фатх аш-Шам», а также обнаруженным целым заводам по производству химоружия в этих провинциях наносила и группа кораблей ВМФ России, прибывшая к тому времени в Восточное Средиземноморье, в том числе впервые участвовавший в боевых действиях тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», многоцелевой ракетный фрегат «Адмирал Григорович» и стратегические бомбардировщики, а также береговой ракетный комплекс «Бастион». При этом цели определялись точечно на основе проверенных разведданных54.

Одновременно Минобороны РФ не отвергало возможности введения новых гуманитарных пауз после официального подтверждения ООН реальной готовности к доставке в Алеппо помощи и эвакуации жителей. Как отметил в этой связи И. Е. Конашенков, «опыт предыдущих гуманитарных пауз показал, что все заверения представителей ООН о наличии “предварительных” договоренностей с боевиками в Алеппо — просто слова»55.

Комментируя поведение «власть предержащих» в США накануне смены хозяина Белого дома, замминистра иностранных дел РФ С. А. Рябков отметил: «Понятно, что вывод из происходящего может быть только один — люди путают причину и следствие до такой степени, что полностью закрылись от внешних импульсов и варятся в собственном соку. Вместо того чтобы консолидировать ряды в борьбе с терроризмом, предпринимается попытка устроить очередную силовую смену власти в суверенной стране»56.

В связи с таким обструкционистским подходом Запада Россия последовательно выступала за обещанное американцами размежевание боевиков и оппозиционеров, за всестороннее выполнение резолюции 2254 СБ ООН, требовавшей, в частности, проведения межсирийских переговоров без предварительных условий. Проволочки в ООН с реализацией этого международно-правового документа и попытки свалить вину за них на Россию и Сирию были встречены в Москве с обоснованным недоумением и озабоченностью.

Непонимание вызывал и введенный еще в 2014 г. санкционный запрет ЕС на транзит в Сирию через территории стран-членов авиатоплива, а позднее — топлива для заправки российского флота, к которому присоединились и США. На деле он создавал лишь демонстративные и вполне преодолимые препятствия для продолжения антитеррористической борьбы57. Греция эти неуклюжие шаги заправил ЕС не поддержала, разрушив таким образом все препоны, искусственно возведенные под диктовку из-за океана.

К концу ноября 2016 г. антитеррористические усилия сирийских правительственных войск при российской поддержке принесли долгожданные плоды: боевики были вынуждены начать отступление из восточного Алеппо, тысячи мирных жителей, в том числе дети, обрели возможность покинуть опасные районы и получить более 280 тонн гуманитарной помощи из России. Кроме того, по указанию В. В. Путина в Алеппо был направлен аэромобильный госпиталь, 75 медработников и оперативная группа МЧС РФ, а обезвреживанием множества взрывчатки, заложенной боевиками, занялись российские саперы из Международного противоминного центра ВС России.

И тут хваленые Западом «умеренные оппозиционеры» вновь показали свое истинное звериное нутро: по наводке своих покровителей они обстреляли из минометов и сожгли развернутый и готовый к приему больных и раненых доставленный из России аэромобильный госпиталь, убив двух медсестер и тяжело ранив врача-педиатра. Осуждения этого нового варварского преступления джигадистов со стороны их опекунов опять не последовало.

Западные страны и структуры ООН, столь сердобольно и горячо выступавшие за «облегчение положения заложников ИГ» и нападавшие по этому поводу на Москву и Дамаск, помогать беженцам не торопились. Там вопреки всякой логике раздавались призывы ввести против России и Сирии новые санкции за мнимые «военные преступления и гуманитарную катастрофу» в Алеппо. Запевалами в антироссийском хоре оставались американцы, которые от обратного эффекта уже введенных по их инициативам санкций пострадали гораздо меньше, чем их европейские партнеры и союзники. Глава Пентагона Э. Картер вопреки всякой логике договорился даже до того, что назвал роль России в сирийском урегулировании уже после успешного начала освобождения с ее помощью Алеппо от боевиков «контрпродуктивной»58.

«Нам очевидно, — саркастически заметила М. В. Захарова, — что некоторые испытывают, как принято говорить, “глубокое разочарование” по поводу провала своих геополитических планов на Ближнем Востоке и пытаются сорвать зло в той форме, в которой они это делают напрямую или через СМИ. Зря стараетесь, потому что так распорядилась история, которая всегда выбирает созидание, а не разрушение, гармонию, а не хаос. В чем наша вина? Наша “вина” лишь в том, что мы на “правильной стороне истории”»59.

 


1   ТАСС. 30.08.2016.
  ТАСС. 13.09.2016.
  РИАН. 11.09.2016.
  ТАСС. 17.09.2016.
  РТР I. 18.09.2016.
6   РИАН. 18.09.2016.
  ТАСС. 18.09.2016.
  ТК «Звезда». 19.09.2016.
   Первый канал. 20.09.2016.
10   РИАН. 22.09.2016.
11   Интерфакс. 22.09.2016.
12   Интерфакс. 22.09.2016.
13   Первый канал. 05.10.2016.
14   Официальный сайт МИД РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.mid.ru 26.09.2016.
15   Первый канал. 26.09.2016.
16   РТР I. 26.09.2016.
17   Официальный сайт МИД РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.mid.ru 30.09.2016.
18   РИАН. 29.09.2016.
19   РИАН. 06.10.2016.
20   РТР I. 01.10.2016.
21    РИАН. 01.10.2016.
22   РИАН. 27.09.2016.
23   ТК «Звезда». 07.10.2016.

24   РБК ТВ. 04.10.2016.
25   Комсомольская правда. 06.10.2016.
26   Официальный сайт МИД РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.mid.ru 04.10.2016.
27   РБК ТВ. 07.10.2016.
28    РТР I. 03.10.2016.
29   Официальный сайт МИД РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.mid.ru 16.10.2016.
30   РБК. 19.10.2016.
31   Интерфакс. 24.10.2016.
32   Известия. 24.10.2016.
33   РИАН. 21.10.2016.
34   РИАН. 21.10.2016.
35   РИАН. 19.10.2016.
36   Интерфакс. 28.10.2016.
37   Первый канал. 29.10.2016.
38   РИАН. 27.10.2016.
39   Первый канал. 27.10.2016.
40   ТАСС. 27.10.2016.
41   Первый канал. 29.10.2016.
42   РИАН, ТАСС, Интерфакс. 01.11.2016.
43   Первый канал. 07.11.2016.
44   РИАН. 01.11.2016.
45   РИАН. 28.10.2016.
46   Интерфакс. 27.10.2016.
47   НТВ. 24.10.2016.
48   Интерфакс. 27.10.2016.
49   РИАН. 22.11.2016.
50    ТАСС. 16; 27.11.2016.
51   РИАН. 23.11.2016.
52   Life.ru. 10.11.2016.
53   Первый канал. 18.11.2016.
54   Первый канал. 18.11.2016.
55   Интерфакс. 12.11.2016.
56   ТАСС. 17.11.2016.
57   Интерфакс. 27.11.2016.
58   РИАН. 04.12.2016.
59   НТВ. 30.11.2016.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва