Митрополит Петрозаводский и Карельский Константин (Горянов)

Христианский подвиг монарха

Факты и подоплеки убиения Семьи Николая II

На земле нет, и не может быть идеальной формы государственного устройства. У каждой формы государственности есть свои достоинства и недостатки. Это мы знаем по новейшей истории России, в которой только в течение одного XX в. была и монархия, и диктатура, и демократия. Совершенное общественное устройство в нашем грешном мире так же недостижимо, как Царство Божие на земле. 

И все-таки в России, которая, пройдя трагические испытания, сохранилась православной, остается интерес к монархии, к ее основополагающим, показавшим в веках свою жизнестойкость принципам, которые многие современные политики пытаются осмыслить и использовать в новых государственных условиях. Укоренение Православной веры, увеличение срока президентского служения, борьба с коррупцией, точнее, с разграблением страны, укрепление армии — все это признаки современной власти, которая стремится быть не правлением временщиков, а властью самостоятельной, ответственной, заинтересованной в том, чтобы Россия была сильной и процветающей. Много аналогий с современными политическими идеалами можно найти в характеристике монархии, данной ей известным историком, профессором М. В. Зызыкиным. «Власть православного самодержца есть власть, выросшая из Церкви, из церковного идеала, органически связанная с Церковью и по идее, и по установлению, и потому ограниченная учением Церкви, ее канонами и православным народным бытом... Власть православного царя не есть феодальная привилегия, но власть подвижника Церкви, власть, немыслимая без смирения, самоотречения и жертвенного подвига всей жизни... Православный царь выражает не сиюминутную волю толпы, а миросозерцание православного народа, и его власть представляет христианский идеал, и следовательно, ту Высшую Силу, которая этот идеал создала... Только через то, что власть царя является выражением жертвенного христианского подвига, основанного на воле Божией, она и становится властью самодержавной, независимой от воли человеческой. Верховная власть здесь сознает себя основанной не на воле народа, а на Той Высшей Силе, которая дала народу его идеалы... Власть православного царя есть свыше данная миссия, существующая не для него самого, а составляющая его служение — его крест». 

Однако монархическое государство не предполагает, что монарх существует сам по себе, в своем служении он неотделим от своих верноподданных, верного ему народа, с которым составляет единое целое. Как говорил И. Ильин, «Монархическая верность есть такое состояние души и такой образ действия, при котором человек соединяет свою волю с волею своего Государя, его достоинство со своим достоинством, его судьбу со своею судьбою». А последний русский Царь был насильно лишен своих верноподданных, внешние силы постарались разделить связь стремлений и судеб Царя и народа, обесценить «монархическую верность», чаемую Иваном Ильиным.

Сегодня нам хорошо известен отлично отработанный в XX в. механизм насильного, преступного свержения законного правителя в любой стране. «Государственные преступники, свергающие власть, во все времена прикрываются “интересами народа”. Схема, которую они пытаются навязать обществу, выглядит следующим образом.

1. Действующий режим “прогнил”.

2. Народ, измученный властью, “спонтанно и стихийно” поднялся, вышел на улицы и потребовал отставки первых лиц государства.

3. Силовики “прогнившего режима” частично перешли на сторону “народа” и отказались защищать государственную власть, а частично просто попрятались, разбежались и растерялись, испугавшись “народного протеста”.

4. И вот результат — власть свергнута, появляется новое правительство, которое “нельзя” называть узурпаторским и незаконным. Это люди, болеющие за интересы страны, отстаивающие идею свободы, демократии и так далее.

Последние перевороты, известные как “Майдан” и “арабская весна”, являются типичными примерами такого рода».

Примерно по этой схеме развивалась «народная революция» в Российской империи, приведшая к тому, что тяжелейший крест царского служения превратился в крест физического и нравственного страдания законного правителя государства, а его смерть — во святой подвиг. С Николаем II без суда и следствия расправились потому, что по своей воле он от Престола не отрекался, власти своей царской никому не передавал и фактически оставался Помазанником Божиим, законным властителем России. Поэтому сокрушители Российской Империи, узурпировавшие власть, жестоко убили всю Семью, то есть и Наследника.

 

Экзамен на верность Христу
Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнем-ка пулей в Святую Русь.
А. Блок

Поныне многие русские люди убеждены, что последний русский Царь, Император Николай II по собственной воле допустил свое отречение или, вернее, отрешение от царского Престола. Во имя требуемой для страны мнимой свободы, как будто по собственной воле Помазанник Божий смиренно принял мученической венец и обрел свободу вечную. Воля и свобода — смысловое различие этих священных русских слов, имеющих синонимическую общность, может почувствовать только русский человек, знающий нелегкую историю своей Родины. Только русскому человеку дано понять трагическое различие слов: отречение и отрешение, Царь-Помазанник и Император, казнь и убиение. Это природное лингвистическое чувствование, корневое семантическое слышание связано не только с национальной принадлежностью, но с тем, что живой славянорусский язык есть древо русской жизни, творение Божественной воли. Святая вера и богословие присущи нашему благодатному языку, который способствует осмыслению исторического и современного значения величайшей русской трагедии. 

Уже столетие гуляет по миру большевистская ложь о причинах и событиях отречения Николая II от богоданной власти. Целый век народу внушается, что Помазанник, слабовольный Царь, «тряпка» и плохой командующий, будучи не в силах управлять страной, претерпев необратимые поражения на фронтах мировой войны, испугавшийся гнева народных масс, сам отрекся от русского Престола, оставил Россию на произвол судьбы. Нам внушают свидетели и советские историки, что Император собственноручно написал и подписал карандашом (?) Акт (или Манифест) об отречении от власти в пользу своего брата — Великого князя Михаила — «во имя горячо любимой Родины». Действительно, там есть такие слова:

«Судьба России, честь геройской Нашей армии, благо народа, все будущее дорогого Нашего Отечества требуют доведения войны, во что бы то ни стало, до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия Наша совместно со славными Нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли Мы долгом совести облегчить народу Нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы, и, в согласии с Государственной Думой, признали Мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с Себя Верховную Власть». Тогда как в 1927 г. в предисловии к сборнику «Отречение Николая II» большевик Михаил Кольцов писал: «Где тряпка? Где сосулька? Где слабовольное ничтожество? В перепуганной толпе защитников трона мы видим только одного верного себе человека — самогó Николая. Нет сомнения, единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам Монарх. Спасал, отстаивал Царя один Царь. Не он погубил, его погубили». 

С других позиций оценивает героический, высоконравственный выбор Императора Николая II директор Российского института стратегических исследований, известный историк Л. П. Решетников: «Николай II предпочел заточение, мученическую смерть и даже гибель своей семьи участию в братоубийственной войне и беззаконию. Царь вслед за Спасителем, которого нечистый дух соблазнял поклониться ему, обещая все блага мира, отвечал сатане: “Изыди от Мене, сатано: писано бо есть: Господу Богу твоему поклонишися и Тому единому послужиши” (Мф. 4:10). 2 марта в занесенном пургой Пскове не Государь Николай Александрович отрекся от престола — большая часть России не захотела иметь Царя. Николай II лишь склонился перед Волей Божьей, в точности как это сделал пророк Самуил, когда народ больше не захотел видеть его судьей: “И сказал Господь пророку Самуилу: послушай голос народа во всем, что они говорят тебе, ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня. Чтобы Я не царствовал над ними” (1 Цар. 8:7–18)». 

Почти век бытовало у народа убеждение, что во всем виноват один Царь, который сам признал свою вину, то есть изрек ее и отрекся от власти. Но так ли это? Первые сомнения возникают уже при знакомстве с обстоятельствами, в которых оказался Император в канун этого исторического события, на самом деле подготовляемого на протяжении многих лет тайной, кропотливой, планомерной работы враждебных России сил, старающихся отъединить Царя от народа и армии. 

Сегодня известно, что в преддверии Февральского переворота на Россию и ее Царя были нацелены действия правящих кругов Англии и Франции, обеспечивающие тайные и явные меры по расшатыванию государственных основ России. Были и закулисные силы, координирующие внутрироссийские разрозненные усилия. Примером может быть известное германское золото, выделенное на русскую революцию. Как говорит историк В. Е. Шамбаров, «...рассматривать пресловутое “германское золото” в качестве германского совершенно неправомочно. Да откуда бы взялось у Германии столько “лишнего” золота?! Она три года вела тяжелейшую войну, вела в условиях блокады, закупая через нейтралов стратегическое сырье, оборудование, даже продовольствие. И еще “взяла на себя” союзников, обеспечивая вооружением и боеприпасами Австро-Венгрию, Турцию, Болгарию. А средства на подрывную работу притекали через Варбургов и других банкиров, тесно связанных с банкирами США и даже из стран Антанты». 

Перед войной Россия была крепко опутана иностранными предприятиями. В результате договора 1904 года немецкие фирмы глубоко проникли в российскую экономику, торговлю, банковское дело. Только в одной Москве действовало свыше 500 германских компаний. Рьяно иностранные правительства во время войны взялись разыгрывать украинскую, польскую, еврейскую карты. Как открыто говорил австрийский канцлер Бертольд, «Наша главная цель в этой войне — ослабление России на долгие времена, и с этой целью мы должны приветствовать создание независимого украинского государства». В Германии была создана «Лига вызволения Украины», через германские посольства в Константинополе и Бухаресте на Украину стали засылаться эмиссары, агитационная литература. Проводилась работа по отделению Финляндии, по активизации грузинских, северокавказских, крымских сепаратистских настроений. Самым раскачиваемым и результативным был «еврейский вопрос». Верховное командование армий противника выпустило воззвание, призывающее евреев к вооруженной борьбе против русских и обещавшее «равные гражданские права для всех, свободное отправление религиозных обрядов, свободный выбор места жительства на территории, которую оккупируют в будущем Центральные Державы».

Здесь позволю себе сделать политическое отступление и приведу пример из сегодняшних реалий, показывающий, что даже спустя век ничего не изменилось в мировоззрении и намерениях ведущих западных держав. Бывший офицер армии США, специалист по психологической войне Скотт Беннетт озвучил 13 июня 2017 г. в интервью PressTV государственную доктрину США на основании заявления министра обороны США Джеймса Мэттиса, который уверен, что «у США есть некое непреложное право контролировать мировые энергоресурсы и выступать в качестве всемирного полицейского, а Китай и Россия должны служить вассальными государствами США» (выд. авт. ст. — М. К.). Министр обороны предупредил, что Россия и Китай оспаривают военное господство Америки, используя технологические достижения и «угрожая международному порядку». Мэттис заявил об этом 12 июня 2017 г. на слушаниях в Комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей Конгресса США, посвященных военному бюджету Америки на 2018 год. Он подчеркнул, что технологические достижения России и Китая ставят под угрозу контроль США в море, на земле и в воздухе. На основании этого заявления можно предположить направления дальнейшего развития международных отношений с Западом.

Но вернемся на 100 лет назад. Страны Запада, участники блока Антанты, так называемые «союзники» России, сознательно вредили ей на фронтах Первой мировой войны. Вместо выполнения поставок вооружения по обязательствам, вместо снабжения русской армии винтовками, союзники требовали от России направить во Францию русских солдат. И требуемое получили. Неудачи русской армии в 1915 г. были обусловлены объективными причинами. Российское военное министерство во главе с Сухомлиновым заказало британской компании «Армстронг и Виккерс» 5 млн снарядов, 1 млн винтовок, 250 тяжелых орудий, 27 тыс. пулеметов и т. д. Но фирма по решению правительства Англии отказалась поставлять военную продукцию России. В результате наша армия осталась без боеприпасов, что явилось причиной поражений на фронтах. В 1916 г. было модернизировано российское производство, кризис был преодолен, и последовала блестящая победа — Брусиловский прорыв. 

О модернизации русской армии в Российской империи в ходе Первой мировой войны даже говорилось в секретных материалах, подготовленных в Коммунистической академии в 1934 г., то есть тогда, когда по официальной идеологии царская Россия называлась полуколониальной страной и за положительные оценки бывшей России людей привлекали к уголовной ответственности. А книга «Мировая война в цифрах», вышедшая в репрессивное время, содержит многоговорящие данные производства винтовок за 1916 г.: Франция — 800 000, Англия — 853 000, Россия — 1,2 миллиона. Среди стран Антанты у России первое место. 

Конечно, вопрос снабжения имеет более широкие рамки. Поэтому будет интересно обратиться к цифрам, которые Военный министр Российской империи генерал Дмитрий Шуваев в ноябре 1916 г. привел в своем докладе в Думе.

«Я возьму три цифры: первую, за январь 1915 г., — за единицу, затем — во сколько раз она увеличилась 1 января 1916 г., и в настоящее время.

Трехдюймовые орудия: 1 января 1915 г. — единица, 1 января 1916 г. — в 3,8 раза и в августе 1916 г. — в 8 раз (голоса: “Браво!”).

Если же мы примем введенную вставку стволов, починку орудий, то мы получим такие результаты: 1 января 1915 г. — единица, 1 января 1916 г. — в 5,7 раза и в августе 1916 г. — в 13,2 раза (голос: “Браво!”).

48-линейные гаубицы: это орудие сложное, господа, и трудно подготовляемое, но и оно в январе 1916 г. удвоилось, в августе почти учетверилось сравнительно с январем 1915 года.

Винтовки в январе 1916 г. (количественно) увеличились в три раза, а в августе 1916 г. увеличились в 4 раза сравнительно с январем 1915 года.

Снаряды 42-линейные: в январе 1916 г. увеличились в 6,5 раза, в августе 1916 г. — в 7,5 раза.

48-линейные снаряды: в январе 1916 г. увеличились в 2,5 раза, в августе 1916 г. — в 9 раз.

6-дюймовые снаряды: в январе 1916 г. — в 2 раза, в августе — в 5 раз.

3-дюймовые снаряды в январе 1916 г. увеличились в 12,5 раза, а в августе 1916 г. — в 19,7 раза.

Взрыватели, этот важный элемент для снарядов, увеличились в январе в 6 раз, а в августе — в 19 раз.

48-линейные и 6-дюймовые фугасные бомбы — в 4 раза и в 16 раз.

Взрывчатые вещества — я не буду перечислять вам, господа, все, но увеличение произошло в некоторых случаях даже в 40 раз (голоса: “Браво! Браво!”).

Удушающие средства... Господа, надо кланяться нашим артиллеристам. Жаль, что я их не вижу. Я бы в присутствии вас низко им поклонился. Удушающие средства увеличились в январе 1916 г. в 33 раза, а в августе — в 69 раз (голоса: “Браво! Браво!”). Я остановил ваше внимание, господа, на артиллерийском снабжении, не касаясь интендантского.

Я скажу во всеуслышание, что изъяны есть, недочеты есть. Но, в общем, дело терпимо. Скажем, в инженерном, военно-техническом снабжении, в общем, мы встречаем затруднения с автомобилями, и то вследствие причин, от нас не зависящих. Авиация тоже в таком положении находится. Развивается, господа, дело внутри России, и нужно только стремиться и желать, чтобы оно пошло быстрее. Так вот что дала дружная, общая, совместная работа. Позвольте, господа, надеяться и просить вас помочь и в будущем в этой совместной работе на снабжение нашей доблестной армии (голоса справа: “Браво!”).

Господа! Враг сломлен и надломлен. Он не оправится. Я еще раз повторю: каждый день приближает нас к победе, и каждый день приближает его, напротив, к поражению».

То, что речь генерала от инфантерии Дмитрия Шуваева не являлась пропагандистской, подтверждает оценка состояния русской армии, данная легендарным полководцем Первой мировой войны, начальником германского Генерального штаба Паулем фон Гинденбургом. Он пишет в своих мемуарах: «Что касается кампании 1917 г., то мы находились в раздумьях относительно того, с какой стороны придет главная угроза: с Запада или Востока. С точки зрения численного превосходства представлялось, что бóльшая угроза находится на Восточном фронте. Мы должны были ожидать, что зимой 1916–1917 гг., как и в прошлые годы, Россия успешно компенсирует потери и восстановит свои наступательные возможности. Никаких сведений, которые бы свидетельствовали о серьезных признаках разложения русской армии, к нам не поступало. К тому же опыт научил меня относиться к таким донесениям очень осторожно, вне зависимости от того, из какого источника и когда они исходят».

Таким образом, нет сомнения, что к сражениям 1917 г. Россия была уже подготовлена отлично. Решающее, победное наступление было назначено на май. Поэтому атаки либералов и масонов на власть усилились к осени 1916 г. и достигли апогея в марте 1917 г., когда и был разыгран спектакль с «отречением».

Подписанный фальсификат с хитрой подачи близкого окружения Царя стали называть Актом отречения. Но разве можно назвать отречением, то есть сознательным отказом от власти, изменой своей клятве, высокопарный текст, которому предшествовал заранее разработанный, предательский захват Императора, удерживаемого несколько дней в изоляции в вагоне практически насильственно плененного поезда. 

Приказания Царя военными и административными властями намеренно не исполняются. Все командующие фронтами, связанные масонскими клятвами, ему изменяют, и сам он попадает в западню. Окружавшие Царя предатели искажали реальные факты, заговорщики в своих интересах снабжали действующего Императора и главнокомандующего дезинформацией, навязывали свои решения, беспрекословно убеждали в необходимости отречения якобы во имя России. Но каково в это время было положение России? Прислушаемся к мнению и доводам ученого-историка П. В. Мультатули о положении страны накануне переворота и об истинных причинах расправы с Николаем II.

«В 1915 году Николай II становится во главе армии, и армия начинает побеждать: мы остановили наступление врага. В 1916 году — великое наступление на Луцком направлении, которое вошло в историю под названием “Брусиловский прорыв”. Армия поднимается, создана химическая промышленность в России... Такие темпы были только в Великую Отечественную войну — мы создали пять химических заводов по изготовлению отравляющих газов. Вся химическая промышленность была поставлена на оборонные рельсы. Кстати, ею руководил брат Ипатьева, в доме которого была убита Царская Семья. 

И что происходит в 1915 году? Николай II потребовал от союзников признать за Россией ее права. Нам должны были после победы отойти черноморские проливы, Константинополь, все Средиземноморское побережье, и самое главное — Палестина. Еще Наполеон говорил: “Кто владеет Палестиной, тот владеет всем миром”. Естественно, этого не могли допустить союзники! Кроме всего прочего, союзники очень хорошо поняли, что как только царская Россия выиграет войну, она становится державой номер один в мире. Ничего без решения России сделать было бы нельзя — единственная страна, которая могла бы воевать с Россией, была Германия. Если бы Германия была разбита, конечно, никакие Франция, Англия или Соединенные Штаты Америки не могли противостоять России. А это означало, что весь план нового мирового порядка, который уже тогда навязывался миру (это была главная тайная цель Первой мировой войны), рухнул бы. Никогда бы Николай II не позволил сделать то, что сделали с германским народом после Первой мировой войны — значит, не было бы Гитлера. Значит, если бы победил Николай II, никогда бы не было унижения других государств, никогда бы не возникли бандитские режимы, как режим Пилсудского, никогда бы не возникли те чудовищные структуры, которые дали потом фашизм не только в Германии и в Италии, а во всех приграничных с Россией государствах, в будущем — граничащих с Советским Союзом. И не надо забывать: вся Прибалтика была фашистская, Польша, Румыния — это были фашистские государства, в классическом смысле. В Польше православный человек не мог попасть ни в одно высшее учебное заведение. Если бы Россия Николая II победила, то мир был бы совершенно другим — этого не допустили так называемые союзники. Именно поэтому они не просто поддержали, а возглавили заговор против Императора». 

К этим словам уважаемого историка можно добавить, что если бы усилиями революционеров, масонов, американских и немецких банкиров, иллюминатов, сионистов не было бы сокрушено Самодержавие, не было бы и Бабьего Яра, Освенцима, тысяч концлагерей и гетто (по последним данным на территории Европы существовало 42 500 таких учреждений). Не было бы уничтожения 6 миллионов простых евреев, которые стали заложниками амбиций властных единородцев и своими жизнями искупили их преступления против России и Удерживающего «тьму беззакония», поглощающую на своем пути все и всех, не разделяя людей ни на расы, ни по национальностям.

Надо сказать, что начавшаяся Первая мировая война вызвала огромный патриотический подъем среди всего еврейского населения. Выступавший вместе с представителями других национальностей в Государственной думе 26 июля 1914 г. член кадетской фракции Н. Фридман говорил: «Никакие силы не отторгнут евреев от их родины России, от земли, с которой они связаны вековыми узами». С призывами отстоять Отечество выступила и еврейская печать. В синагогах и молитвенных домах проводились богослужения о даровании победы русскому оружию. В первом номере газеты «Война и евреи» (1914) была опубликована статья князя П. Д. Долгорукова, который, в частности, отмечал: «Сотни тысяч евреев проливают кровь за великую Россию, между тем они лишены прав, которых ни один из русских подданных не может лишиться иначе, как по суду за преступление». Не очень симпатизировавшая евреям газета «Новое время» писала:

«Манифестация русских евреев... должна вызвать во всех нас, русских, чувство глубокого удовлетворения... Такие минуты не забываются... Пронесется гроза, выглянет солнце Мира над родиной, и русский народ не забудет о тех, кто в дни испытаний бодро шел с ним рядом, плечом к плечу». При этом не лишены справедливости слова Леонида Андреева: «наше пресловутое “варварство”, в котором обвиняют нас... все целиком и исключительно основано на нашем еврейском вопросе и его кровавых эксцессах».

Красноречивую и много объясняющую цитату можно привести из Солженицына, ссылающегося на книгу Г. Б. Слиозберга «Дела давно минувших дней. Записки русского еврея. Париж. 1933 г.». «И если “лучшие представители еврейского общества и интеллигенции” боялись, что “победа Германии... послужила бы только укреплению антисемитизма... и поэтому одному не могло быть речи о симпатии к германцам и надеждах на их победу”, то из Дании уже слышим от русского военного агента в декабре 1915, что успеху антирусской пропаганды “способствуют и евреи, которые открыто заявляют о том, что не желают победы России и, как результат ее — обещанной автономии Польши, ибо знают, что последняя примет энергичные меры для изгнания евреев из ее пределов”, то есть... в самостоятельной Польше евреев, может быть, ждет жребий похуже российского». 

Множество подвигов совершили евреи, защищая Отечество в годы Великой Отечественной войны. Более 500 тыс. их было призвано в армию. Абрам Левин 22 февраля 1942 г. закрыл грудью амбразуру вражеского дзота, подвиг Николая Гастелло повторил летчик Исаак Пресайзен и еще 11 летчиков. Ефим Дыскин в одном бою, будучи трижды раненным, уничтожил 7 фашистских танков. И таких подвигов было много.

Но все это будет потом, а сейчас, в начале XX в., западные враги России хорошо понимали то, что самодержавная Россия не допустит победу ни Германии, ни «нового мирового порядка». Поэтому необходимым условием для победы революции стали свержение Императора Николая II генералитетом и Думой, поддержанное правительственными и аристократическими слоями общества, и его последующее убийство. 

Ложь господствующей сегодня точки зрения, что Февральская революция была спонтанной, народной и не имела организаторов, подтверждают слова Ленина, не скрывающего, что заговор против России существовал. «Без революции 1905–1907 годов, без контрреволюции 1907–1914 годов невозможно было бы такое точное “самоопределение” всех классов русского народа и народов, населяющих Россию, определение отношения этих классов друг к другу и к царской монархии, которое проявило себя в 8 дней февральско-мартовской революции 1917 года. Эта восьмидневная революция была, если позволительно так метафорически выразиться, “разыграна” точно после десятка главных и второстепенных репетиций; “актеры” знали друг друга, свои роли, свои места, свою обстановку вдоль и поперек, насквозь, до всякого сколько-нибудь значительного оттенка политических направлений и приемов действия. Но если первая, великая революция 1905 года... через 12 лет привела к “блестящей”, “славной” революции 1917 года, которую Гучковы и Милюковы объявляют “славной”, ибо она (пока) дала им власть, — то необходим был еще великий, могучий, всесильный “режиссер”... Этим всесильным “режиссером”, этим могучим ускорителем явилась всемирная империалистическая война... Империалистическая война с объективной неизбежностью должна была чрезвычайно ускорить и невиданно обострить классовую борьбу пролетариата против буржуазии, должна была превратиться в гражданскую войну между враждебными классами. Это превращение начато февральско-мартовской революцией 1917 года, первый этап которой показал нам, во-первых, совместный удар царизму, нанесенный двумя силами: всей буржуазной и помещичьей Россией со всеми ее бессознательными прихвостнями и со всеми ее сознательными руководителями в лице англо-французских послов и капиталистов (выд. авт. ст. — М. К.) с одной стороны, и Советом рабочих депутатов, начавшим привлекать к себе солдатских и крестьянских депутатов, с другой».

Наверное, здесь не лишним будет и портрет «благодетеля» русских революций Парвуса, данный историком Игорем Фрояновым. «Известно, что поступление немецких денег в партийную кассу большевиков обеспечивал Парвус — личность до сих пор во многом таинственная, загадочная. Он заслуживает того, чтобы сказать о нем особо. Александр (Израиль) Лазаревич Гельфанд (Парвус, Молотов, Москович) родился в 1867 г. в местечке Березино Минской губернии в семье еврейского ремесленника. Учился в одесской гимназии. В Одессе примыкал к народовольческим кружкам. Будучи 19-летним юношей, Парвус уехал в Цюрих, где познакомился с видными членами “Группы освобождения труда” — Г. В. Плехановым, П. Б. Аксельродом и Верой Засулич. Под их влиянием молодой Гельфанд-Парвус стал марксистом. В 1887 г. он поступил в Базельский университет, который окончил в 1891 г., получив звание доктора философии. Вскоре переехал в Германию и вступил в немецкую социал-демократическую партию, не порвав, впрочем, отношений с русскими социал-демократами. Познакомился с К. Каутским, К. Цеткин, В. Адлером, Р. Люксембург. Очень рано им заинтересовалась немецкая полиция. Ему пришлось буквально кочевать по немецким городам, живя то в Берлине, то в Дрездене, то в Мюнхене, то в Лейпциге, то в Штутгарте. В Мюнхене Парвус встречался с Лениным, который вместе с Крупской не раз бывал у него в гостях». 

При его участии подрывная работа против России вышла на новый мировой уровень. В 1915 г. Израиль Парвус предложил свои услуги правительству Германии и представил программу, в которой доказывал, «что русская демократия может реализовать свои цели только посредством полного сокрушения царизма и расчленения России на малые государства. Германия, со своей стороны, не добьется успеха, если не сумеет возбудить крупномасштабную революцию в России. Русская опасность будет, однако, существовать даже после войны, до тех пор, пока русская империя не будет расколота на свои компоненты. Интересы германского правительства совпадают с интересами русских революционеров». В Берлине эта теория понравилась, ее одобрил сам кайзер, и Парвусу было выделено 2 млн марок на работу по разрушению России, потом еще 20 млн, а осенью 1915 г. еще 40 миллионов марок. 

Парвус консолидировал революционные силы, финансировал Ленина и Троцкого, подкармливал и меньшевиков, создал революционный штаб, финансировал подрывную пропаганду. Он начисто был лишен чувства Родины. «Я ищу государство, где человек может дешево получить отечество», — писал он как-то В. Либкнехту.

Вот таким людям на самом деле был выгоден этот «совместный удар по царизму» (Ленин), но в первую очередь иностранным державам и их русским пособникам, заботящимся о своих финансовых и властных интересах. При соблюдении более ли менее благопристойной с юридической точки зрения внешней стороны, заговорщики, боящиеся зоркого ока истории, по сути, осуществили насильственный военный переворот, отстранение от власти законного правителя, которое следует называть не отречением, а отрешением, то есть лишением власти, насильственным свержением с помощью внешних сил. Долго и успешно, на местной, финансово удобренной почве, они готовили русскую трагедию, которая состояла не в отречении Царя от власти, а, наоборот, в отречении от оклеветанного и преданного законного Монарха — высшего света, политиков, родственников Венценосца, а затем и народа. Обманутый русский народ легко поверил в хорошо отрепетированное и быстро разыгранное театрально-политическое действо. 

Заговорщики или невидимые их руководители, явно любители мистификаций, даже выбрали соответствующее место, где начиналось историческое событие, станцию с говорящим названием «Дно», что должно было свидетельствовать о руке судьбы, отстранившей от власти Царя, доведшего, якобы, Россию до самого дна. Так же как в новейшее время, в начале июля 2016 г. для проведения юбилейного саммита НАТО наши извечные противники выбрали именно Варшаву, как символ победы над Варшавским договором. Ведь ровно 25 лет назад 1 июля в Праге был подписан Протокол о полном прекращении Варшавского договора, оберегавшего Советскую империю: мол, «рука судьбы», а не заокеанских кукловодов. И в 1918 г. многие в эту «руку судьбы» для Российской империи тоже поверили, не распознав заготовленного заранее сценария. А по сценарию расправа с русской православной монархической властью началась задолго до марта 1917 г., сначала путем систематического террора, которым дирижировал центральный комитет эсеров, в него входили Азеф, Гоц, Швейцер, Лейба Сикорский, Дора Бриллиант, Борис Савинков, Каляев и др. Верных царских слуг начинают систематически истреблять. Погибают от выстрелов и бомб Великий князь Сергей Александрович, министры Плеве, Сипягин, Боголепов, Столыпин, генерал-губернаторы и губернаторы граф Игнатьев, Старынкевич, Хвостов, Александровский, Слепцов, генералы и адмиралы Чухнин, Сахаров, Мин, Карангозов, Алиханов и сотни других. Убийства совершаются с особой жестокостью и издевательствами. За шесть недель только с 1 июля до 15 августа 1906 г. террористы партии Керенского совершают 613 покушений, ими убито 244 человека. Это не борьба за свободу, это очевидное разрушение государства.

Но этого разрушения как будто не видят или не понимают дворянство, интеллигенция, купечество. Многие представители этих сословий или приветствовали убийства известных сынов нации, или трусливо отмалчивались. Так, например, сообщение в Думе об убийстве адмирала Чухнина вызывает гром аплодисментов. Лидер кадетов Милюков едет в Лондон уговаривать Ленина продолжать политические убийства и скорее готовить революцию. Купец и миллионер Савва Морозов посылает деньги большевикам и страхует в их пользу свою подозрительно скоро окончившуюся жизнь. В числе сочувствующих террористам можно видеть представителей известных дворянских фамилий: это князья Львовы, Долгорукие, Трубецкие, Шаховской; Родзянко, Самарин, генералы, члены Государственного Совета; грешили свободомыслием и некоторые члены Царского Дома, Великие князья — цвет русского общества. Так об их деятельности высказался очевидец — французский журналист Густав Эрвэ: «Мы всем сердцем жалеем русскую аристократию и буржуазию, которые перенесли с 1917 г. страшные испытания, но приходится признать, что, подобно и нашей аристократии старого режима, они проявили в критический час легкомыслие, безрассудность и отсутствие политической устойчивости поистине изумительное. <...> Часть русской элиты своим разлагающим и мелко фрондирующим настроением, своим сочувствием самим разрушительным идеям, своими интригами во время войны — могла подготовить ужасную трагедию».

Важно подчеркнуть, что в России к тому времени не было почвы для революции. Народ не бунтовал, а работал и сражался на фронте. Государство распадалось не вследствие объективных причин, а благодаря тайным усилиям неких врагов и в результате разложения правящего класса, который старался разъединить единственно оставшиеся здоровыми элементы общества — Царя и народ. Произошла не «народная революция», а свершился с помощью военной силы в лице генштаба, командующих фронтами и Думы насильственный захват власти. «Анализ показывает, что революция (переворот) готовится задолго до формального начала уличных беспорядков. Свержение власти — это спланированные и хорошо продуманные действия, в основе которых лежит военная сила. Вместе с тем в качестве камуфляжа используются разнообразнейшие приемы переключения внимания общества с истинных заказчиков и исполнителей государственного преступления на внешнюю шумиху, митинги, громкие заявления на улицах и прочую пропагандистскую трескотню».

Здесь вновь встает закономерный вопрос — являлась ли деятельность русских либералов и революционеров свободной от постороннего влияния? И насколько сильно было влияние хитрого, замаскированного внешнего врага? 

О значении и степени разрушительной деятельности тайных обществ в русской революции сегодня говорится много. Не следует, вероятно, преувеличивать их бесспорную роль, когда правящие круги по собственной воле сдавали свою страну и первыми отрекались от своего Царя. Известны слова Брусилова, который говорил: «Если придется выбирать между Царем и Россией — я пойду за Россией». «Начинайте, и мы вас поддержим», — говорил генерал Крымов, «Нет, пусть армия добивается отречения», — отвечал Родзянко. А чего стоит высказывание командира Финляндского полка Теплова во время приема в масонскую ложу. Когда одним из братьев ему был задан вопрос о Царе, генерал не раздумывая, не по принуждению, а по собственной воле, ответил: «Убью, если велено будет...». В сплетении личных и государственных интересов уже было трудно определить, где кончалась измена Монарху и начиналась измена Отечеству. 

Последним оплотом Царя оставался народ, который за него и за Матушку-Россию проливал кровь на фронте. К концу 1916 г. положение укрепилось на всех фронтах. Снаряды доставлялись в достаточном количестве, части были укомплектованы. Ставка, не без помощи волевых усилий Государя Императора, который не боялся появляться в сопровождении Наследника на передовой, ободрял солдат в тяжелые минуты, вникал во все военные операции, готовила к маю 1917 г. решительное наступление против обессилевшей к тому времени Германии. 

Поныне дискутируется вопрос о компетентности Николая II в вопросах военной науки, считается, что он зря возложил на себя обязанности Главнокомандующего, что он был бездарным военным. Эти сомнения — следствие антироссийской пропаганды столетней давности, которой поныне верят больше, чем историческим фактам. Во многих воспоминаниях современников отражен тот факт, что Николай Александрович Романов с раннего возраста, с того времени, когда ему нужно было выбирать учителей, кроме общего образования начал получать и военное. Нельзя забывать, что его отцом был царь-миротворец, царь-богатырь, не допустивший войны во время своего правления, Александр III. Первым военным учителем Наследника был генерал от инфантерии Георгий Георгиевич Данилович. Генерал настолько основательно подготовил Николая Александровича по военной науке и азам солдатской жизни, что Государь мог управлять любым военным соединением. Государь обожал армию и флот, в бытность Наследником он служил в Преображенском и Гусарском полках и всегда с восторгом вспоминал эти годы. Государь говорил, что солдат — это лучший сын России. С участием Императора в подготовке военных операций Первой мировой войны связаны многие победы, особенно в 1916 году.

Но все усиливающаяся оппозиция со стороны Государственной Думы и измена в военных кругах подрывали возможность окончательной победы. Пропаганда Гучкова, членов Думы, Земгора (Главный по снабжению армии комитет Всероссийских земского и городского союзов) и германских агентов на фронте возымела свое действие, в некоторых частях замечалось уже тревожное волнение. Началось распространение пораженческих настроений, выгодных врагам России, и постепенное разложение народной армии.

Государь все же чувствовал себя увереннее и спокойнее в армии, среди преданных ему генералов и верных Отечеству солдат. Поэтому революционный центр пытался перетянуть на свою сторону многих военачальников, возбуждая в них честолюбивые планы. В результате подпольной пропаганды понемногу стала образовываться ячейка военных, готовых оказать помощь перевороту. В течение лета 1916 г. в самóй Ставке уже идут совещания и обсуждается возможность низложения Государя. К концу 1916 г. военный заговор созрел настолько, что перестал составлять тайну для общественности. Сегодня, с высоты прошедшего времени, явственно вырисовываются в кажущейся хаотичной политической картине, предшествовавшей гибели монархии, спроецированные направления, отрегулированные действия, как будто подвластные палочке закулисного «дирижера». Этот «дирижер» заранее знал, что после революции, после измены Батюшке-Царю русский народ откажется воевать за новых господ, и произойдет долгожданное крушение русского фронта, а вслед и самого русского государства. 

На протяжении почти всей истории христианской России ей приходилось бороться не только с внешними, явными врагами на поле брани, но и со скрытыми, невидимыми, подтачивающими духовно-нравственные и политические устои государства силами, искусственно приводящими к смутам и революциям. Но так ли всемогущ был бы этот незримый хитрый противник, если бы не было у него алчных до денег и власти пособников внутри православной страны, представляющей угрозу для мирового зла своей духовно-нравственной крепостью, хранителями которой были Православная Церковь и Царь Помазанник Божий. Всегда против них велась подлая подпольная война, в начале ХХ в. превратившаяся в открытое массированное наступление. Во время царствования Николая II идейное противостояние в обществе достигло предела, не стало единого мнения в понимании добра и зла, правды и кривды. Тяжелейшая болезнь «чужебесие» охватила все слои общества, восставшего не только против социальных порядков, но и против всего русского, родного. Гимном антирусских настроений стали строки сочинителя В. Печорина (1807–1885), который, будучи блестящим филологом, владевшим восемнадцатью языками, профессором Московского университета, стал по собственной воле эмигрантом, а потом после нескольких лет бесплодных заграничных скитаний сделался католическим монахом и священником.

Как сладостно — отчизну ненавидеть,
И жадно ждать ее уничтоженья,
И в разрушении отчизны видеть
Всемирного денницу возрожденья! 
                     (Берлин. 1823–1825)

Но не только эти строки можно спроецировать на события начала XX века. Вспомним, что и великий Пушкин отмечал вспышки ненависти к своему Отечеству в российском обществе и так обращался к русскому либералу:

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды чистый свет увидел
И нежно чуждые народы полюбил,
И мудро свой возненавидел.

Родоначальниками этой русской русофобской традиции, надо сказать, были не космополиты евреи, не просвещенные англичане, а такие русские аристократы, как Чаадаев, Бакунин, Герцен, склонные к идеям французских просветителей.

Участие евреев в катаклизмах начала XX в. сегодня известно и широко обсуждается. Очевидна значительная их роль в подготовке русских революций, но преувеличивать ее тоже не стоит. Активное участие принимало меньшинство, да и те, кто участвовал в революции, называли себя интернационалистами, порвавшими со своими национальными корнями. Об их роли в истории России, как мне кажется, хорошо сказал русский поэт-символист и философ Вяч. И. Иванов: «Мне думается, что евреи — провиденциальные испытатели наши, и как бы всемирно-исторические экзаменаторы христианских народов по любви к Христу и по верности нашей Ему». И, добавим, по верности Его Помазаннику, православному Царю, правителю России. Этот экзамен в начале XX в. не сдали ни элиты, ни народ. 

Очевидно, в русском высшем свете этой верности накануне революций не наблюдалось. Об этом свидетельствуют, например, воспоминания фрейлины Анны Танеевой (Вырубовой). В частности, она передает слова Императрицы Александры Федоровны из письма графине Ранцау. «Моего мужа отовсюду окружает лицемерие и лживость. Чувствую, что нет никого, кто мог бы быть действительной его опорой. Немногие любят его и свое отечество, и я чувствую, что еще меньше тех, кто действительно выполняет свои обязанности по отношению к моему мужу. Все делается ради личных выгод, и повсюду интриги, и всегда только интриги». Анна Танеева добавляет: «Как же правильно поняла Государыня по прибытии в Россию положение Государя! Но о том, что и она сама также окажется жертвой интриг, она вряд ли могла догадываться. День за днем мы замечали, что направленная против Государыни недобрая молва только усиливалась. Когда мы находились, к примеру, в Главном штабе, я заметила, что Государыня явно не была желанным гостем. Даже приглашенные туда иностранные атташе пытались не являться на обед к Государю, сочиняя зачастую очень “прозрачные” отговорки. У Генерала Алексеева стало привычкой высказывать оскорбительные замечания о Государыне, но Государь со своей стороны не мог осознать, что в такой злобе мог бы быть смысл. Его совесть была чиста». И поэтому, хорошо зная о подрывной деятельности сэра Джорджа Бьюккенена и о том, что почти все близкие родственники Императора настроены против него и замышляют его свержение с Престола, чтобы наречь Государем Кирилла Владимировича, ни Николай II, ни его супруга не предпринимали никаких действий, так как были уверены в своей правоте и в верности им народа и армии.

Но не только среди высшего окружения Императора не было искренности, и простой народ вел себя бессовестно. Известно, что у больного наследника был «заботливый», «любящий» несчастного малыша матрос-телохранитель Деревенько. Казалось, не будет конца их взаимной привязанности. Матрос носил Наследника на руках, оберегал от неожиданных травм, дети матроса часто приглашались играть с Алексеем. Деревенько почти всю жизнь несчастного ребенка был рядом с ним. Но как же притворялся обласканный Императором и Императрицей этот хитрый простолюдин!? 

Искренне возмущается Анна Танеева (Вырубова): «Все думали, что Деревенько всем сердцем привязан к ребенку. Но как мало один человек может знать другого, даже если они связаны службой более десяти лет! Я не могла даже и представить, что Деревенько был готов предать своего господина при первом случае. Когда началась революция, Деревенько был первый приверженец нового и сразу же покинул своего подопечного. В первые дни революции, когда я зашла в детскую комнату, Деревенько сидел, развалившись в кресле, руки в карманах и приказывал Наследнику оказывать ему всевозможные услуги. Мальчик был в совершенном недоумении. Все же он выполнял приказы Деревенько, его “дядьки”, его слуги, совершенно не понимая, почему роли поменялись». Или доктор Гедройц, приближенная к Императорской Семье, обучавшая Императрицу и Великих княжон на курсах сестер милосердия. После революции она оказалась грубой, дерзкой по отношению к своим благодетелям и сразу примкнула к революционерам.

Имеются объективные причины, по которым XX в. предъявил русскому народу очередной экзамен на верность Христу. К началу царствования Николая II общество требовало перемен, не осознавая их вероятных последствий. Власть, пытаясь бороться с террористами-одиночками, с революционерами-подпольщиками, недопонимала, что происходит идейная трансформация целых слоев общества. «В первом десятилетии XX века отречение большей части образованного общества от русской духовности, традиций достигло таких масштабов, что можно смело говорить об отречении от исторической государственности. В таких условиях русский Царь как Помазанник Божий становится непонятным и ненужным (выд. авт. ст. — М. К.). И это в ситуации, когда в царствование Императора Николая II Россия достигла невиданного материального расцвета». 

 

«Да будет воля Твоя»
Остановитесь и познайте, что Я — Бог:
буду превознесен в народах, превознесен на земле.
(Пс. 45:11)

Каждый из православных русских Царей династии Романовых прославил себя подвигами: кто военно-стратегическими, кто политическими, кто в социально-государственном устроении страны. Николай II отличился на всех выше перечисленных поприщах, но с детства чувствовал свое особенное предназначение, свою жертвенную миссию, в тяжелые для России времена говорил: «Быть может, для спасения России нужна искупительная жертва. Я буду этой жертвой. Да будет воля Божия!». Может, это убеждение было связано с днем рождения старшего сына Императора Александра III? Николай Александрович родился 6 мая (19) 1868 г., в день памяти святого и праведного Иова Многострадального. С детства отличавшийся волевым характером, достойным самообладанием, сдержанностью, чувством долга, стремящийся заслужить любовь своего народа, Николай Александрович Романов сохранил все эти качества на всю жизнь. Став российским Императором, он свято соблюдал обет Помазанника Божия, то есть властителя, ставящего волю Божию, жизнь по Заповедям выше своего желания и обстоятельств. Православный воцерковленный человек, Николай II был убежден, что лишь в Божией воле, которую надо уметь услышать и которой следует подчиняться, можно быть по-настоящему свободным, что Россия может быть свободной лишь устроенная и живущая в согласии с Божиим Промыслом. И в этом своем убеждении был непреклонен последний русский Царь, видимая сдержанность и смиренность которого была истолкована многими далекими от церковной жизни современниками как слабость, как нерешительность. Хотя в это же время президент Французской республики Лубэ, человек умный и проницательный, так отзывался о русском Императоре: «Он предан своим идеалам, он защищает их с трепетом и упорством; у него задолго продуманные планы, которые он постепенно осуществляет... Царь обладает сильной душой и мужественным непоколебимо верным сердцем. Он знает, куда идет и чего хочет». 

Не такая свобода ценилась в высших российских кругах. Многим представителям аристократии, промышленникам, политикам и государственным деятелям хотелось лишь свободы беспрепятственного обогащения за счет государства и народа, свободного подчинения законной власти своим корыстным интересам, многие понимали свободу как вседозволенность. Руководствуясь этими принципами, большая часть русской элиты стала благодатной почвой для пропаганды интересов западных стран, мечтавших о слабой России, понимавших, что она может стать таковой лишь при уменьшении влияния Православной Церкви и уничтожении Самодержавной власти, и накинулась с клеветой и ложными обвинениями на Николая II и его Семью. В аристократических салонах и либеральных кругах создавались такие сплетни, о которых английский атташе при Ставке генерал сэр Вильямс после общения со своим соотечественником, проведшим в столице всего 24 часа и передавшем все, о чем наслышался, сказал так: «...он дал мне о Государе такой отзыв, что я подумал, что он эти часы провел в помойных ямах Петрограда, ибо иначе он нигде не мог собрать сведений более лживых, несправедливых и столь же ошибочных, как и злостных».

В подтверждение звучат слова Анны Танеевой (Вырубовой), двенадцать лет бывшей в свете, вблизи Императрицы Александры Федоровны: «Когда я вспоминаю все события того времени, мне кажется, будто Двор и высший свет были как бы большим сумасшедшим домом, настолько запутанно и странно все было. Единственно беспристрастное изучение истории на основании сохранившихся документов сможет внести ясность в ту ложь, клевету, предательство, неразбериху, жертвами которых, в конце концов, Их Величества оказались». 

Показательны слова философа Василия Розанова, который, находясь в своих трудных исканиях и заблуждениях, не будучи монархистом, восклицал, отбиваясь от идейных соблазнителей: «Почему вы пристали к душе моей и пристали к душе каждого писателя, что он должен НЕНАВИДЕТЬ ГОСУДАРЯ. Пристали, как шакалы, воющие у двери. Не хочу я вас, не хочу я вас...». В первую очередь в «заслугу» соотечественникам можно поставить успехи по дискредитации Самодержавия в среде русского народа и в рядах солдат, несущих тяготы мировой войны. Именно там эти предательские, антипатриотические усилия дали свои ядовитые, по сей день не увядшие всходы.

Что сегодня простой народ знает о военных, политических и социально-культурных достижениях в царствование Николая II? Что все было плохо! Но это не соответствует действительности. Можно спорить о мнениях, оценках, но не о фактах и цифрах, многим неизвестных и сегодня. К 1914 г. население Российской империи возросло со 129 млн (по переписи 1897 г.) до 178 млн человек. По данным Энциклопедии Брокгауза и Эфрона за двадцать два года царствования Государя Николая Александровича была начата и отчасти осуществлена величайшая аграрная реформа, которую когда-либо знала история, стабилизована национальная монета установлением золотой валюты, разработано и установлено народное представительство, в международной области — взята инициатива учреждения международного Гаагского суда, действующего и поныне. Добавим к этому, что за двадцать два года правления Николая II экономическое развитие России до войны шло таким быстрым темпом, который уступал лишь США. Урожай хлебов поднялся на 116 %, добыча угля увеличилась на 400 %, нефти — на 65 %, чугуна — на 250 %, золотой запас Государственного Банка увеличился с 648 млн руб. до 2257 млн руб., большая часть страны покрылась сетью железных дорог. Государственные доходы, несмотря на Русско-японскую войну, на саботаж Государственной Думы, увеличивались темпом, неведомым ни одному другому европейскому государству: если в 1867 г. они составляли 415 млн руб., то в 1913 — 3417 млн руб., причем ко времени начала войны оставались значительные излишки после покрытия текущих и чрезвычайных расходов. Россия могла позволить себе щадящие налоги.

Россия преуспевала не только экономически. За время царствования Николая II смета Министерства народного просвещения возросла с 25 млн руб. до 161 млн рублей. Число учащихся в начальных учебных заведениях увеличилось на 159 %, в средних — на 264 %, в высших — на 433 %. Нигде в мире женское образование не стояло так высоко, как в императорской России. Нужно ли говорить о достижениях русской науки, русской культуры?! 

А вот факты из военной сферы: героическое наступление русской армии, которое спасло Париж в 1914 г., преодоление бедствия отступления без снарядов, постепенное восстановление сил, яркие победы, вхождение России в кампанию 1917 г. непобежденной, более сильной, чем ранее. По данным из монографии М. Геллера и А. Некрича «Утопия у власти», «несмотря на войну, продолжается быстрое экономическое развитие России. В 1914 г. русская экономика составила по сравнению с 1913 г. — 101,2 %», в 1915 — 113,7 %, в 1916 — 121,5 %».

Страстно и доказательно сегодня возражает историкам-мошенникам и «февральским преступникам», посеявшим миф о революционной ситуации, и наш современник, писатель, публицист, военный историк Кавад Раш. В своей книге «Русский выезд» он приводит высказывания англичанина Мориса Беринга, который несколько лет провел в России. Вот что писал иностранный исследователь накануне Первой мировой войны: «Не было, пожалуй, никогда такого периода, когда Россия более процветала материально, чем настоящий момент, или когда огромное большинство народа имело, казалось, меньше оснований для недовольства... У случайного наблюдателя могло явиться искушение воскликнуть: “Да чего же большего еще может желать русский народ?!”». 

Статистика того времени дает удивительные цифры экономического роста, экономика — поразительные факты. Оказывается, к 1913 г. рост промышленности был таков, что позволил заложить уже тогда Днепрогэс, Байкало-Амурскую магистраль, осуществлялся проект Урало-Кузбасса, закончен проект Транссиба, готовилась прокладка каналов Рига–Херсон и Кама–Иртыш. До 1917 г. в императорской России создано 34 авиационных предприятия с десятью тысячами занятых на них рабочих и основано 13 авиационных школ, создана победоносная военно-морская авиация. В начале 1916 г. правительство учреждает отпуск кредитов на строительство шести автомобильных заводов-гигантов — пяти частных и одного государственного. Инициатива исходила от Царя. К началу 1917 г. заводы, для которых в США закуплены совершенные станки, в основном возведены. Разве не к славе русского Самодержца вся эта статистика, все эти начинания, многие из которых присвоили большевики себе? 

Разве не к славе Царя его нежные отношения в кругу боголюбивой семьи? Разве не в радость его красивые добрые дети, так любящие свою Россию, что старшая дочь Ольга Николаевна отказалась от брака с принцем Кáролем, будущим королем Румынии, лишь бы не расставаться с Родиной, не менять веру? И все остальные сестры клялись, что никогда не изменят Православию, пусть даже вообще не пойдут замуж. А матушка-Государыня! Не было причин такого непочтительного к ней отношения высшего общества. В начале войны возникли безосновательные подозрения, что она, якобы, на стороне немцев. Ее называли «немкой», как в свое время Марию Антуанетту назвали «австрийкой». Но никто не удосужился принять к сведению, что Александра Федоровна никогда не любила своего двоюродного брата, кайзера Германии Вильгельма. У нее не было никакой переписки с Германией во время войны, за исключением того случая, когда кайзер попросил ее позаботиться о содержании немецких военнопленных, которые находились в России в ужасных условиях, и упрекнул в непатриотичном поведении русскую Императрицу по отношению к ее бывшей родине. Она была противницей войны, в уверенности, что война принесет неисчислимые бедствия России. 

Государыня свое служение понимала, прежде всего, в исполнении долга матери и жены. Она не любила ни роскоши, ни блеска, была равнодушна к туалетам настолько, что камеристкам приходилось ей напоминать о необходимости заказать новые платья. Александра Федоровна могла носить одно и то же платье годами, во время войны она не заказала себе ни одной принадлежности туалета. Детей воспитывала строго, учила их быть нетребовательными, дети носили скромные хлопчатобумажные одежды, друг за другом донашивали вещи. Государыня распоряжалась сравнительно большими средствами, но тратила их не на себя, а на благотворительные цели, так что иногда не оставалось средств на необходимый новый наряд для особого торжества. 

У Государыни был тонкий изысканный вкус, художественное чутье, даже директор Императорского фарфорового завода приходил к ней за новыми идеями, показывал образцы готовой продукции. Императрица была покровительницей ряда учреждений, в том числе Школы народного искусства, где обучались кустарному ремеслу крестьянские девушки, бывало вместе с ними, встав на колени, она делал чертежи к коврам.

Народ любил Императрицу. Она часто ездила по уездным городам, деревням, монастырям. За несколько месяцев до революции Государыня была в Новгороде. В маленьком монастыре она посетила старицу Марию (Новгородскую) (1808–1917). Когда Императрица подошла к старице, та воскликнула: «Вот идет мученица, Царица Александра!». Императрица Александра очень любила Россию, страну, где родились ее дети, землю ее возлюбленного мужа и любившего ее народа. Невозможно поверить в какие-либо происки против России Государыни, которая незадолго до смерти, в письме из Тобольска 10 декабря 1917 г., пишет такие проникновенные слова. «Какая я стала старая, но чувствую себя матерью этой страны и страдаю, как за своего ребенка, и люблю мою родину, несмотря на все ужасы теперь и все согрешения. Ты знаешь, что нельзя вырвать из моего сердца любовь к России, несмотря на черную неблагодарность к Государю, которая разрывает мое сердце, — но ведь это не вся страна. Болезнь, после которой она окрепнет. Господь, смилуйся и спаси Россию!». Но злостная клевета упорно ползет по городу, потоки грязи льются из великосветских салонов так густо, что брызги летят до самого царского дворца. Почему разлилась темная «сила беззакония», которая вновь схлестнулась с Удерживающим от нее, с Помазанником Божиим, и на этот раз временно победила? 

Вероятно, в Самодержавном здании, ведущем счет своим летам от Руси Святой, образовался ущерб или трещина, которая ослабила его вековую крепость. Много тому во все времена могло быть причин. Но одной из главных следует считать постепенное подчинение Церкви государству и подмену объединяющей все народы и слои общества национальной духовной идеи только идеей государственной — идеей Империи. Православная Церковь всегда была защитницей и хранительницей нравственно-религиозного идеала Святой Руси-России, предполагающего, что «взаимоотношение государственной и церковной власти характеризуется симфонией, параллелизмом самобытных по существу и происхождению власти Царя и Патриарха. Божественные каноны, являющиеся законом Божиим, требуют безусловного подчинения всех христиан, в том числе и царей. Судьей того, грешит Царь или нет, является духовенство». Но первый российский Император Петр I увидел по-своему взаимоотношения Церкви и государства в Империи, что отразил в своей книге «Правда воли монаршей» главный идеолог духовной революции Феофан Прокопович. Эти взаимоотношения можно тезисно сформулировать так: «Государство обладает верховенством, а потому всякая иная власть (включая церковную) верховенством не обладает и юридически подчиняется государственной власти. Верховная государственная власть повинуется только Богу и никаким человеческим нормам, в том числе и церковным канонам. Судьей того, соответствует ли ее решение воле Божией или нет, является сама Верховная власть».

Между взаимоисключающими идеологическими полюсами оказалась Россия, ослабевающая в непрекращающемся конфликте национально-религиозного идеала и идеи Империи, в конфликте интересов этноса, нации и государства, метущаяся над все расширяющейся духовной пропастью, постепенно заполняющейся темной «силой беззакония» вследствие все возрастающей национальной разобщенности. Николаю II, находящемуся ближе многих к идеалам Святой Руси, было трудно, даже невозможно привычными, от мира сего способами восстановить единство русского общества, с одной стороны бесцельного, злостного, утопающего в роскоши, жадного до сенсаций, с другой — замученного непосильным трудом, непрестанно жертвующего Родине своих сыновей. Однажды Царь предложил спасительный выход из создавшейся ситуации — избрать его Патриархом. Но это предложение было встречено в Святейшем Синоде молчанием. И тогда не столько понимая, сколько чувствуя последнюю и единственную возможность спасения возлюбленной России — принесением себя в жертву, Помазанник сознательно довел до праведного конца подвиг своей жизни.

Когда сегодня многие рассуждают о том, что было бы, если бы Царь спасся, как бы сложилась его судьба в эмиграции, какие более решительные меры можно было предпринять и т. п., удивляешься, как они не понимают, что Николай II пришел на эту землю не для того, чтобы утопить Россию в крови гражданской войны или прятаться в чужеземных дворцах, но чтобы вместе с ней пережить страшные испытания и не получить за них вознаграждения на этом свете во имя того, чтобы над Россией не закатился Свет Вечный. И вся его Святая Семья, составлявшая единое целое, тоже уверовавшая в необходимость жертвы, выживи, не смогла бы существовать отдельно от своего главы. «Когда ты будешь сгибаться под тяжестью креста, возложенного на тебя Господом Богом, подними свои очи к Нему, мой единственный обожаемый, и Он тебя утешит, ибо мы смертные, слишком слабы, и трудно сказать: “да будет воля Твоя”, если сердце разрывается от большого горя», — писала мужу задолго до трагических событий Императрица. Сказать было трудно, но легко оказалось страдать и умереть, повторяя «да будет воля Твоя». 

О подобном богоугодном отречении, как о высшем познании Бога, говорится в Книге Псалмов: «Остановитесь и познайте, что Я — Бог: буду превознесен в народах, превознесен на земле» (Пс. 45:11). Вот как поясняет эти слова преподобный Максим Исповедник. «Существует шесть видов упразднения, достигая которых, мы можем познать Бога. Первое есть упразднение от осуществления греха, второе — от разжигающей пищи, третье — от места средоточия живущих в беспечности, четвертое — от поведения, не подобающего для богоугодной жизни, пятое — от жизни [полной] ссор и пересуд и влекущей ум ко множеству предметов, шестое — совершенное отсутствие собственной воли. И это есть истинное и богоугодное отречение и повиновение». В соответствии со всеми этими шестью правилами жил Император Николай II, недосягаемый в своей духовной высоте и оболганный современниками. Познавая Бога, в этом невероятно трудном «богоугодном отречении» и «повиновении» осознанно страдали и умирали все члены Святой Семьи, безропотно принимая Божию волю.

 

Черная месса революции
И сказал Господь Самуилу:
послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе;
ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня,
чтоб Я не царствовал над ними;
(1 Цар. 8:7)

Духовно-мистическое содержание присуще всей жизни Николая II. Особенно оно проявилось в трагические дни «отречения» и в последовавшие за ним мучительные месяцы плена. Государь был мужественно смиренен, понимая, что именно ему выпало доля претерпеть во спасение русского народа от погибели, подобающей за отречение от Бога и от Его Помазанника. Это спасение предполагало жертву, оно не стало бы возможным, если бы Царь озаботился собственной безопасностью. Помазанник не стал умолять Господа не только о том, чтобы посланы были ему двенадцать легионов воинов, но не молил даже и о 12-ти не изменивших присяге верных ему офицеров или солдат. Он знал о пророческих писаниях Авеля-прорицателя, Серафима Саровского, Иоанна Кронштадтского. Знал, что такова воля Божия. Блаженная Матрона Московская (1881–1952), будучи еще ребенком, попросила у матери куриное перо, общипала его и сказала: «Вот так обдерут Царя-батюшку». Позже говорила об Императоре: «...Принудили. Пожалел народ, собою расплатился! Зная вперед путь свой».

Подрывная деятельность врагов России и атеистическая пропаганда были настолько сильны и повсеместны, что отход русского общества от Бога и Церкви совершился быстро и неожиданно, хотя подготавливался многие годы. И как в многочисленных случаях богоотступничества древнего Израиля, о которых мы читаем в Библии, так и болезнь России не могла быть уврачевана обычными средствами. Ради вразумления и исправления Бог предавал израильтян в руки неверных. Та же участь постигла и нас в начале XX века. 

Император Николай II принес себя в жертву с надеждой, что это спасет русский народ от кровопролитной гражданской войны, на которую на протяжении нескольких десятилетий настойчиво и умело провоцировали различные по своему статусу и положению агенты западного капитала. Царь понимал, что, подними он восстание, это вызовет братоубийственную гражданскую войну и неизбежное поражение России в мировой войне. У Ленина была диаметрально противоположная цель, и он действовал по схеме: мировая война — революция — гражданская война. В 1913 г. Ленин писал Горькому, как своему единомышленнику: «Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (во всей восточной Европе) штукой, но мало вероятия, чтобы Франц Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие». 

Русский Царь, почти тысячу лет спустя, в XX в. совершил святой подвиг, подобный подвигу первых русских святых Бориса и Глеба, совершенному в XI веке. Подвиг святых братьев имел важное государственно-политическое значение, они сознательно приняли смерть, но не подняли руку на старшего брата, стремящегося к власти, не допустили кровопролитных междоусобных распрей. Их подвиг имеет символичный христианский смысл. Выбрав смерть, Борис и Глеб не преступили Господних заповедей, стали образцом христианского благочестия и смирения. Они стали главными заступниками за Русскую землю, не допустив обагрения ее кровью сородичей. Как говорит неизвестный автор «Сказания о Борисе и Глебе»: «Не знаю... какую похвалу воздать вам, и недоумеваю, и не могу решить, что сказать? Нарек бы вас ангелами, ибо без промедления являетесь всем скорбящим».

Много исторических аналогий событиям начала XX века. В свое время царь Иоанн Васильевич Грозный оказался в ситуации, подобной нами рассматриваемой. Он, будучи глубоко религиозным человеком, услышал голос Божий и совершил подвиг личного самоумоления, самоуничижения, оставив Царский Престол ради вразумления согрешивших людей его Царства. На самом деле Царь не отрекся и не оставил свой Престол, но унес его с собой вдаль от непокорных людей. Он не отрекся от Святого Миропомазания, но ушел по велению Божию подальше от людского греха против Духа Святаго. Митрополит Петербургский Питирим (Окнов) говорит: «Помазанник Божий Государь есть орудие воли Божией, а эта воля не всегда угодна людям, но всегда полезна им». Иоанн Васильевич исполнил волю Божию, наказав взбунтовавшийся народ уходом от управления ими и, как видно из истории, вскоре за искреннее раскаяние людей вернулся на Царство в Москву.

Но в России XX в. такого народного раскаяния не случилось. И Николай II, помазанный Святым Миром на Царство, даже плененный, был опасен новым руководителям государства, узурпировавшим власть, и их заграничным кукловодам. Кроме получения выгод, здесь явно присутствует и религиозно-мистический фактор. Поэтому, для укрепления своего положения в захваченной России, узурпаторам власти необходимо было убийство с элементами религиозного ритуала Помазанника и всей Семьи. Кроме того, насильственный захват власти и убийство Царя прервали процесс развития русского народа по законам Божиим. В настоящее время это очевидно. Казалось бы, зачем надо было Императора и его Семью арестовывать, если он был полностью отстранен от власти и от политической деятельности. Прот. С. Н. Булгаков вскоре после февральских событий писал: «У меня была смерть на душе... А между тем кругом все сходило с ума от радости..., брехня Керенского еще не успела опостылеть, вызывала восхищение (а я еще за много лет по отчетам Думы возненавидел этого ничтожного болтуна)... Я... знал сердцем, как там, в центре революции ненавидели именно Царя, как там хотели не конституции, а именно свержения Царя... Все это я знал вперед и всего боялся — до цареубийства включительно — с первого же дня революции, ибо эта великая подлость не может быть ничем по существу, как цареубийством, которое есть настоящая черная месса революции (выд. авт. ст. — М. К.)».

Временное правительство во главе с Керенским, не первый год возглавлявшим масонскую ложу «Великий Восток Народов России», получило власть распоряжаться судьбой Помазанника Божия и его Семьи и пленило их. Но Царь еще оставался Удерживающим от разгула демонических сил. Русское Самодержавное Царство или наследственно-преемственная власть Русских Царей, по толкованию древних и новых Отцов Церкви, есть не что иное как «Удерживающий»: «Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2:7). С его отъятием от среды, по словам ап. Павла, связано пришествие в мир человека беззакония, сына погибели, сопротивника Христа и Русского Царя, то есть антихриста. Очевидно, что враги осознавали, что русский Православный Царь, даже вдали от трона, оставался Удерживающим от тьмы беззакония, так алчущей завладеть Россией. Что он еще остается носителем духовно-генетического благородства. 

Великий князь Михаил, над которым не было совершено таинство Миропомазания на Царство, не давший окончательного согласия быть Царем, с юридической точки зрения был лишь кандидатом на трон. Потому заговорщики постарались всяческими способами помешать Царю покинуть страну. Да Государь и не помышлял об этом предательстве Отечества. Перед войной английский король Георг V писал своему двоюродному брату и российскому Императору: «Да, мой самый дорогой Ники, я надеюсь, что мы всегда будем продолжать нашу с тобой дружбу; ты знаешь, я неизменен... и помни, что ты всегда можешь рассчитывать на меня как на своего друга». Сразу после трагических мартовских событий готовы были принять в Лондоне семью русского Императора, но 10 апреля 1917 г. под давлением определенных сил Георг V взял назад свое королевское слово.

«Охота на царя» дело не новое. В Византии на протяжении всей ее истории служение византийского императора было самым опасным. Из 107 василевсов, правивших между 395 и 1453 гг., только 34 умерли собственной смертью. Остальные приняли насильственную смерть. Византия пережила 65 крупных дворцовых переворотов, не считая мятежей и интриг. Продолжилась эта «охота» и в новой истории. На Императора России Николая II она длилась не один год, и гибель Царской Семьи нельзя назвать «революционной ошибкой». Наводит на мысль о подготовке убийства русских Монархов такое символичное событие. В 1910 г. Монаршая чета посетила с визитом Францию, которая принимала Николая II с супругой особенно торжественно. В Париже им отвели покои Марии Антуанетты и Людовика XVI. Александре Федоровне подарили портрет казненной французской императрицы. Что это — случайность или предостережение сил, которые задолго до крушения русской монархии задумались об уничтожении русских монархов? И в дальнейшем есть немало совпадений.

Петр Мультатули в своих работах, в частности в статье «Король Людовик XVI и Николай II» отмечает параллели в судьбах названных монархов. Первым делом в Тампле королевская семья была разделена, так же, как и в первое время после ареста по приказу Керенского Государь Николай II и Государыня Императрица были разлучены в Александровском дворце. Обоим императорам были даны прозвища. Людовика XVI прозвали Луи Капет, хотя он был из династии Бурбонов и к Капетингам отношения не имел. Но Филипп IV Капетинг покончил с тамплиерами и их магистром Жаком де Моле (Капет по-гречески означает «конец», «могила», на еврейском — «капорес» — заместительная жертва, само жертвоприношение. Заместительная кровавая жертва, начиная с жертвоприношения Авраама, положена в основание всей ветхозаветной системы богослужения), а Новый Завет отменил кровавые жертвы. Вероятно, в случае с французским монархом именно это прозвище символизировало ритуальный смысл его убийства. Марией «Кровавой» слыла рьяно защищающая католичество королева Шотландии Мария Стюарт. Подобно этой аналогии, Государю Николаю II борцами с Православием было присвоено символичное, связанное с кровавой жертвой определение «Кровавый».

Употребление эпитета «кровавый» по отношению к какому-либо лицу имеет магический механизм подобия, заключающийся в перенесении свойств одного предмета на другой, в данном случае отрицательных. «Пароль “человек кровей” употреблялся в Средние века для травли неугодных “жидовству” монахов». Под «жидовством», согласно ап. Павлу (Гал. 1:13–14) «разумеется иудейство покривленное, в котором и главное понятие об иудействе покривлено..., противное Церкви Божией». Прозвище «кровавый» было присвоено Николаю II революционной прессой после Кровавого воскресенья, которое, так же, как и Ходынка, было спланировано и умело спровоцировано революционными провокаторами для подрыва веры народа в Царя-батюшку.

Надо заметить, что первым все-таки принял решение об аресте Государя Совет рабочих и солдатских депутатов, так им не терпелось расправиться с исконной Россией. Уже на следующий день после отстранения Царя от власти Исполнительный комитет Петроградского Совета принял решение арестовать семью Романовых и предложил созданному накануне Временному правительству произвести арест, совместно с Советом рабочих депутатов. Временное правительство дало распоряжение об аресте Николая II и его супруги не сразу, а только 7 марта. 8 марта исполком Петросовета постановил арестовать всю Царскую Семью. С 9 марта Император с Семьей находился под арестом в Царском Селе, где супруги были разделены и могли видеться только за трапезой. Постановление об аресте не имело никакого законного юридического обоснования, так как ему не предшествовало никакое судебное расследование. Однако 4 марта правительство создало Чрезвычайную следственную комиссию для расследования противозаконных действий бывших министров и прочих высших должностных лиц. Комиссия предприняла большие усилия с целью выявить документы, свидетельствующие о противозаконной, антигосударственной деятельности бывшего Государя и его супруги. Предполагалось предать их суду по обвинению в государственной измене. Следственная комиссия не добыла ничего, что подтверждало бы обвинение. Но вместо того, чтобы освободить невиновных узников, Временное правительство 1 августа 1917 г. отправило Царскую Семью в ссылку в Тобольск.

И большевики, вскоре пришедшие к власти, не нашли за что судить Императора, и не стали проводить открытый процесс, который был бы не в пользу новой власти. Решением ВЦИК весной 1918 г. Николай II с Семьей был переведен в Екатеринбург. Современные историки подвергают сомнению версию непричастности большевистских лидеров к убийству Царя, основанную на отсутствии подтверждающих архивных документов. Романовых большевики убивали именно в том порядке, в котором они могли занять пустующий русский трон. Хронология соблюдалась строго. Михаил Романов являлся основным претендентом на трон, и убит он был из Романовых первым. 

Сегодня уже известно, что в 1922 г. следователю Н. А. Соколову с помощью специалиста по шифрам удалось прочитать телеграфные сообщения, которыми большевистские вожди обменивались перед убийством Царской Семьи. Телеграфные ленты они не успели уничтожить в спешном отступлении, когда Екатеринбург занимали отряды Белой армии. Из одного из этих сообщений становится видно, что Свердлов связывался с Юровским и передал приказ, подписанный Шиффом, о необходимости «ликвидировать всю семью». Приказ этот был передан в Москву через Американскую миссию, находившуюся в Вологде. Через эту миссию передавались и ответные сообщения.

«Свердлов подчеркивал в своем разговоре по прямому проводу, что никому другому, кроме него, Свердлова, обо всем этом неизвестно, и что он в таком же порядке передает приказание “СВЫШЕ” — ему, Юровскому, для исполнения. Юровский, по-видимому, не решается сразу привести в исполнение этот приказ, но на следующий день он вызывает к аппарату Свердлова и высказывает свое мнение о необходимости убийства лишь ГЛАВЫ СЕМЬИ — последнюю же он предлагает эвакуировать. Свердлов снова категорически подтверждает приказание убить ВСЮ семью, выполнение этого приказа ставит под личную ответственность Юровского».

Джейкоб (Яков) Шифф — зловещая личность русской революции. Этот американский банкир родился в Германии в семье раввина, получил превосходное религиозное и светское образование. Наоми Коэн, биограф Джейкоба, называла отношение Шиффа к царской России своего рода «личной войной, продолжавшейся с 1890-х до 1917 года,... которая с годами усиливалась и превращалась во всепоглощающую страсть. <...> Банкир настойчиво сравнивал положение евреев в России с библейской историей Египетского исхода, а себя самого видел новым Моисеем. <...> Именно крестовому походу против России обязан Шифф своим возвышением на невиданную прежде для еврейского лидера высоту». После Февральской революции отношение Шиффа к России изменилось — он приветствовал Временное правительство, отменившее вероисповедные ограничения, и обеспечил финансовую поддержку его военного займа. 

Символичную антропонимическую особенность отмечает Петр Мультатули: со времен казни магистра ордена Тамплиеров Жака де Моле, казненного по приказу короля, самые крупные антимонархические организации как во Франции, так и в некоторых других странах, носят имя Якова, начиная с Жакерии и заканчивая якобитами в Англии и якобинцами во Франции. В России с именем Якова связаны имена главных цареубийц — Якова Юровского, Якова Свердлова и Якова Шиффа (по совпадению ли?). Известный факт, что якобинцы на тайных заседаниях, со словами «Великий учитель будет отмщен!» отрубали кукле короля голову. «Мотив отмщения прослеживается в переименовании Вознесенской площади в Екатеринбурге, на которой стоял дом Ипатьева, в площадь “Народной мести”». Наводит на мысль, что в Екатеринбурге было совершено ритуальное убийство, перечень предполагаемых новых имен этого города, который большевики хотели назвать Красноград, Реваншбург, Местеград. Но он почти на век стал Свердловском.

Тайно, по распоряжению «СВЫШЕ» в ночь на 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге без суда и следствия, якобы только по решению президиума Уралсовета и коллегии Уральской ЧК, были уничтожены все члены Царской Семьи — Император Николай Александрович, его супруга Александра Федоровна, Наследник Цесаревич Алексей, Великие княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, их слуги и сопровождавшие — лейб-медик Е. С. Боткин, лейб-повар И. М. Харитонов, камер-полковник А. Е. Трупп, комнатная девушка А. С. Демидова. Всего 11 человек. В тот же день ВЦИК и Совнарком получили телеграмму из Екатеринбурга с уведомлением о состоявшейся казни, которую по всем нравственным и юридическим нормам следует называть только — убийством. Казнят после суда преступников, вина которых или очевидна, или доказана. Император был предательски убит за то, что являлся Православным русским Царем и верой и правдой служил Богу и России. Помимо Семьи Николая II новая власть расправилась со всеми членами Дома Романовых, оставшимися в России, за исключением Великого князя Николая Константиновича, умершего в 1918 г. в Ташкенте, и двух детей его сына, доживших в Москве до 90-х годов. И никто членов Царской Семьи не защитил. И на защиту своего Императора Россия не встала, не оказалось слаженности и единомыслия и у немногочисленных защитников монархии. Не выступили они таким же монолитным фронтом, не нашлось красноречивых защитников идеи, как, например, у большевиков. Вспоминается такой факт, касающийся депутата IV Думы от питерских рабочих А. Е. Бадаева, который в сентябре 1913 г. был приговорен к шестидневному заключению за неповиновение полиции. На его защиту встали депутаты большевистской фракции, заявив, что если власти арестуют Бадаева, то все заводы Петербурга и не только Петербурга приостановят работу — весь пролетариат готов был оказать поддержку своему депутату. Полиция так и не решилась арестовать Бадаева. Такой поддержки у оболганного и свергнутого Императора не было. И он был убит вместе со своей Семьей с молчаливого согласия русского народа.

 

                  “Belsatzar ward in seibier Nacht
                  Von seinen Knechten umgebracht”

До сего времени рассматриваются разные подоплеки убийства, остается много неясного, специально скрытого. Одним из первых попытался найти истину судебный следователь по особо важным делам армии Колчака, бывший надворный советник, убежденный монархист Николай Соколов. 3 марта 1919 г. ему была вручена следующая охранная грамота:

«Верховный правитель России.

3 марта 1919 года.

№ 588/Б 32, город Омск.

ВСЕМ

Настоящим повелеваю всем местам и лицам исполнять беспрекословно и точно все законные требования судебного следователя по особо важным делам Н. А. Соколова и оказывать ему содействие при выполнении возложенных на него по моей воле обязанностей по производству предварительных следствий об убийстве бывшего императора, его семьи и великих князей.

Адмирал А. Колчак. 

Исполняющий обязанности директора канцелярии Верховного правителя генерал-майор В. Мартьянов».

4 марта 1919 г. Н. А. Соколов выехал в Екатеринбург, где проводил следствие до 11 июня 1919 года. Осмотрел место убийства, находил очевидцев, допрашивал свидетелей. К сожалению, дело попало в руки Соколова с большим опозданием, из-за чего немало следов и деталей преступления было утеряно и искажено. Соколов организовал поисковые работы, распространившиеся на много километров вокруг, им было обследовано 29 шахт. После этого следователь сделал вывод: императорская семья была убита, трупы расчленены и сожжены при помощи керосина, а обугленные останки уничтожены серной кислотой. Он обнаружил и Алапаевский жертвенник. 

В конце февраля 1919 г. некоторые следственные материалы были опубликованы в омской газете «Заря». После захвата Екатеринбурга красными 15 июля 1919 г. Соколов продолжил свою работу, во время отступления белых он проводил допросы свидетелей и экспертизы, понимая, что надо было спасать следственные материалы. Через Харбин Соколов добрался до Парижа. Здесь он подготовил отчет для вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, матери Николая II, и восемь томов дела для передачи в суд. Но 23 ноября 1924 г., в садике у своего французского дома, следователь Николай Алексеевич Соколов был найден мертвым, ему было 42 года. Согласно официальной версии, смерть наступила от разрыва сердца, однако ее обстоятельства вызвали немало кривотолков (например, сообщалось, что он погиб и от отравления, и от огнестрельного ранения).

Непосредственный начальник Н. А. Соколова, генерал Дитерихс, назвал убийства Царской Семьи «особо исключительными по зверству и изуверству, полными великого значения, характера и смысла для будущей истории русского народа». 

Много сторонников у версии «ритуального жертвоприношения» Удерживающего Православной цивилизации, разработанной следователем Соколовым. Против ритуальной версии выступает старший прокурор-криминалист Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ Владимир Николаевич Соловьев. Уголовным делом по убийству Николая II и его Семьи он начал заниматься с 1993 г., когда оно было возбуждено в связи с найденным под Екатеринбургом захоронением с останками девяти человек. Потребовалось опознание, а для этого — разносторонние экспертные работы, к которым следователь привлекал ученых и других квалифицированных специалистов, в том числе иностранных. В 1998 г. комиссия под руководством вице-премьера России, покойного ныне Бориса Немцова, признала девять найденных под Екатеринбургом, в Поросенковом логу, человеческих останков — останками членов Царской семьи и Царских слуг. До сих пор абсолютной уверенности в том, что это останки Святой Семьи нет, очень уж политизировано было в то время это дело, находящееся под личным контролем Ельцина, в свою очередь находившегося под полным контролем западных «покровителей» и советчиков. В том же году в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга состоялись торжественные похороны, представленные как захоронение останков членов Царской Семьи. Тогда уголовное дело было прекращено, а вновь возобновлено уже в 2007 г., когда неподалеку от основного захоронения местные поисковики нашли фрагменты еще двух человек, по предположению — сына и дочери Николая II. И опять следствие по этому делу с участием многих экспертов, завершенное постановлением от 15 января 2009 г., вел Владимир Николаевич Соловьев.

Это расследование важно не столько в установлении причины зверского убийства, сколько в воспроизведении картины преступления и выявлении преступников. Вот, что говорит следователь: «С точки зрения закона обсуждение вопроса о “ритуальных убийствах” некорректно, поскольку существующее российское уголовное и гражданское законодательство не знает такого понятия. Российскому законодателю до 1917 г. также не было известно такое юридическое понятие, хотя существовали неоднократные попытки проведения процессов об убийствах как о преступлениях “ритуальных”. Нам не известно ни об одном следственном деле или судебном процессе о “ритуальных убийствах”, возникшем после октября 1917 года. Характерно, что такие процессы не проводились даже в фашистской Германии, где евреи преследовались повсеместно». <...>

Следователь Соловьев подтверждает свою уверенность рядом рассуждений и доказательств. «Имело ли место ритуальное убийство семьи российского Императора Николая II? Следователь по особо важным делам Омского окружного суда Н. А. Соколов по поручению адмирала А. В. Колчака в феврале 1919 г. возглавил следствие по убийству российского Императора Николая II, членов его семьи и слуг. Установив факт гибели всех членов царской семьи, Н. А. Соколов большое внимание уделил доказательствам, связанным с умыслом на уничтожение Романовых. В 1920-е гг. он пришел к выводу о том, что причины гибели семьи кроются не только в действиях непосредственных исполнителей смертного приговора, но и в процессах, отнесенных во времени на отдаленный от 1918 г. срок. По мнению Н. А. Соколова, высказанному в частном письме, “за много лет до революции возник план убийства, имеющий целью разрушение идеи монархии. ...Распутин был центром немецкой агентуры. В последние годы его жизни он являлся орудием в руках организации, носившей наименование зеленых. Ее центром был Стокгольм. Организация эта умышленно толкала волю Распутина во все главные акты верховной власти. Путем пропаганды она же сама подчеркивала эти факты в России и за границей, дискредитируя власть монарха”. Большую разрушительную роль при этом, по мнению Н. А. Соколова, М. К. Дитерихса и Р. Вильтона, играли еврейские круги в лице А. С. Симановича, Манасевича-Мануйлова и других. В кругах, близких Н. А. Соколову, М. К. Дитерихсу и Р. Вильтону, влиянию евреев приписывали решение о расстреле царской семьи. Генерал-лейтенанту М. К. Дитерихсу представлялось, что большевики создают в России некое “еврейское царство”. <...>

Версия об “отрезанных головах” разрушена в ходе расследования уголовного дела № 18/123666-93, возбужденного по обстоятельствам обнаружения останков семьи и слуг российского Императора Николая II. По заключению экспертов, останки всей царской семьи, исключая царевича Алексея Николаевича и великой княжны Марии Николаевны присутствуют в захоронении, никаких следов, свидетельствующих об отчленении голов, нет. <...> Во время осмотра комнаты, где произошел расстрел царской семьи, судьей Екатеринбургского окружного суда Сергеевым была обнаружена надпись на немецком языке: 

“Belsatzar ward in seibier Nacht
Von seinen Knechten umgebracht”.

Эта надпись расшифровывается как вольное толкование стихотворения немецкого поэта еврейского происхождения Гейне: “В эту самую ночь Валтазар был убит своими слугами (холопами)”. Содержание стихов взято Гейне из библейской истории, в которой царь Валтазар, унижавший израильского Иегову, был убит своими собственными слугами. Стихи описывают суверена, не еврея, который оскорбил Ветхий Завет Израиля». <...>

«Наличие на стене надписи на немецком языке романскими буквами не дает оснований для утверждения о ритуальном характере действий инициаторов и участников расстрела. Не имеется данных об участии Гейне в каких-либо иудейских религиозных течениях. Скорее наоборот, это был крещеный ассимилированный еврей. Наличие этой надписи говорит только о том, что в комнате до или после расстрела побывал человек, знающий немецкий язык и знакомый с произведениями Гейне. Не имеется ни одного упоминания исследователей “ритуальных убийств” о том, что стихи Гейне включены в священные тексты или “ритуальные действа” евреев”». <...>

Хотя надо отметить, что Гейне были присущи очень сильные родовые национальные чувства, при том что он мог реализовать себя только как немецкий поэт. Две вещи он ненавидел более всего — немцев и христианство. Поэт придумывал для немцев клички, как, например, «Геттингенские жители разделяются на студентов, профессоров, филистеров и скотов». О скотах мы еще услышим в России во время красного террора. Гейне в письме к своему другу Сете откровенничает: «все немецкое мне противно. А ты, к сожалению, немец. Все немецкое действует на меня как рвотное». Или такое откровение поэта, которое приводит крупный немецкий историк Генрих фон Трейчке: «Есть такие разновидности идей-насекомых, которые долго смердят, если их раздавить. Таково христианство. Этот духовный клоп был раздавлен 1800 лет назад (распятие Христа?), а до сих пор отравляет нам, бедным евреям, воздух». 

«Время появления цитаты из стихов Гейне и “каббалистической надписи” не установлено, как и ее возможные исполнители. Не исключается, что они могли быть нанесены в период с 19 по 25 июля 1918 г., уже после того, как охрана покинула дом. Жилищный комиссар областного совета Урала Жилинский вспоминал в 1934 г.: “Я хочу отметить, что после того, как совершили расстрел и был объявлен митинг (18 июля 1918 г.) ...никакого караула (в доме Ипатьева) не было... 19–20 числа там уже никого не было в этом доме, как сукно оставалось и патроны, так и лежали. Мы их тогда забрали”. В протоколе осмотра дома Ипатьева, проведенного следователем по особо важным делам Екатеринбургского окружного суда Наметкиным, отмечен факт взлома двери в доме Ипатьева». <...>

«Действия участников сокрытия и уничтожения трупов носили стихийный, вынужденный характер. Участники этих действий выбирались произвольно, без учета их национальной и религиозной принадлежности». <...>

«Для того чтобы подтвердить или опровергнуть версию о так называемом “ритуальном убийстве”, необходимо прежде всего уяснить, что “популяризаторы” такого рода убийств понимают под ними. Ритуал, по определению, — это порядок обрядовых действий при совершении какого-либо религиозного акта. Для ритуальных действий характерны их строгая последовательность, повторяемость, сакральный смысл, они приурочены к определенным датам». Ничего подобного, как отмечает В. Н. Соловьев, не обнаружено. Он считает, что с расстрелом поторопились только по причине существования заговора по освобождению Царской Семьи. Сейчас известно, что дезинформация об этом заговоре на самом деле являлась провокацией большевиков, стремившихся получить основание для уничтожения Романовых. Существовала, как отмечает следователь, якобы вероятность и народной расправы с Царем, ведь чуть не увенчалась успехом попытка более тысячи горожан устроить самосуд во время прибытия Николая II на вокзал в Екатеринбург из Тобольска.

«Получив, по-видимому, “по причинам военного времени” санкцию на расстрел только одного царя, Президиум Уралсовета принимает самостоятельное решение о расстреле всей царской семьи и лиц из окружения. Мотивы такого решения, прежде всего, политические, не связанные с какими-либо религиозными тайными культами. Среди большевиков, принимавших такое решение, лица еврейского происхождения находились в меньшинстве. Приводимые списки национальной принадлежности членов Президиума Уралсовета (из пяти членов Президиума один еврей) и Коллегии Уральской областной Чрезвычайной комиссии (из шести членов Коллегии два еврея), принявших окончательное решение о расстреле всей царской семьи, не дают оснований для утверждения о “доминировании евреев”. Изучение личных дел членов Уралсовета и УралоблЧК говорит о том, что среди них не было ни одного человека, активно участвующего до и после революции в каких-либо религиозных организациях. Можно с уверенностью сказать, что все еврейские участники решения о расстреле, в том числе и в Кремле, и исполнители приговора были людьми нерелигиозными, оторванными от еврейских общин, атеистами». 

Существуют еще и списки непосредственных исполнителей расстрела, но и здесь нет однозначного мнения о ритуале. Встречаются имена русских, латышей, эстонцев, евреев. Историк Церкви, известный санкт-петербургский прозаик Николай Коняев, занимающийся историей расстрела Царской Семьи, приводит такие данные. «Считается, что Шая Исакович (Голощекин) и привез в Екатеринбург инструкции Якова Михайловича Свердлова. В Екатеринбург он приехал 14 июля. В тот же день, в 10 часов вечера, состоялось объединительное заседание Уральского Областного комитета коммунистической партии и Военно-революционного Комитета, на котором Шая Исакович Голощекин доложил директивы Якова Михайловича Свердлова, а начальник губчека Яков Хаимович Юровский, которого в Екатеринбурге знали просто как Янкеля-фельдшера, доложил свои соображения по ликвидации Царской семьи.

План его был утвержден, и 16 июля вечером Яков Хаимович явился в дом Ипатьева и приказал начальнику охранного отряда Медведеву собрать все револьверы системы Нагана. Медведев выполнил приказ, и собранные наганы раздали членам комиссии особого назначения — чекистам с нерусскими именами, неведомо как возникшим в доме Ипатьева. По многим свидетельствам, они проходят как латыши, но, судя по именам, никакого отношения к латышам не имели.

Сохранился список их фамилий, отпечатанный на бланке Революционного штаба Уральского района: “Горват Лаонс, Фишер Анзелм (вероятно, в имени пропущен мягкий знак — Анзельм), Эдельштейн Изидор, Фекете Эмил (тоже пропущен в имени мягкий знак — Эмиль), Над Имре, Гринфелд Виктор (Гринфельд), Вергази Андреас”...

Семеро (выд. Н. Коняевым. — авт. ст. М. К.) должны были расстрелять семерых членов Царской Семьи. Более эти имена ни разу не встретятся ни в каких чекистских документах...

Эту семерку то ли подобрали из военнопленных, то ли специально для расстрела Царской Семьи вызвали в Екатеринбург...

Незадолго до полуночи в Ипатьевский дом приехал Шая Исакович Голощекин, и Яков Хаимович Юровский велел поднимать Царскую Семью. Он сказал, что получил приказ увезти Семью в безопасное место. Когда все оделись, Яков Хаимович приказал всем следовать за ним в полуподвальный этаж. “Романовы, — как писал в своей записке Юровский, — ни о чем не догадывались”». 

Но как соотносится с неритуальной версией убийства Императора еще и такой исторический эпизод? «За день до ритуала появляется еще одно действующее лицо трагедии. Как установило следствие из опроса свидетелей, “в Екатеринбург из Центральной России прибыл специальный поезд, состоявший из паровоза и одного пассажирского вагона. В нем приехало лицо в черной одежде, похожее на иудейского раввина. Это лицо осмотрело подвал дома” (то есть место ритуала). О неизвестном еврее “с черной как смоль бородой” пишут Дитерихс и Вильтон. Он был важным лицом, прибыл с собственной охраной из 6 солдат. Доказательством его присутствия стал и найденный в камине дома Ипатьева незаполненный бланк на идиш — бланк органа центрального комитета еврейской коммунистической организации в Москве. Той самой, созданной под эгидой Свердлова на Варравке». Этот персонаж появляется и после убийства, в пятницу 19 июля. Только с приездом «человека с черной как смоль бородой и усами» тела Царственных Мучеников были подняты из шахты и состоялось жертвоприношение.

Как бы ни было, окончательный вывод следователя В. Н. Соловьева таков: «Суммируя изученные данные, можно прийти к выводу о том, что решение о расстреле российского Императора Николая II, членов его семьи и лиц из окружения, а также посмертные манипуляции с телами погибших не имеют признаков так называемого “ритуального убийства” и напрямую связаны с политическими и организационными вопросами, прежде всего, в деятельности Президиума Уралсовета и УралоблЧК».

Генеральная прокуратура РФ в своем постановлении о «Прекращении уголовного дела № 18/123666-93 “О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918–1919 годов”» квалифицировала убийство Царской Семьи и приближенных лиц, как «умышленное убийство». Уголовное преследование в отношении установленных следствием убийц прекращено «в связи со смертью лиц, совершивших преступления». В сентябре 2015 г. Следственный комитет России в связи с новыми фактами возобновил расследование по факту гибели Царской Семьи. Много неясного с архивами, которые в 1918 г. были основательно подчищены, хотя имеется надежда, что часть их сохранилась и может содержаться в спецхранах ФСБ как центрального, так и областного уровня. Историк-архивист В. М. Хрусталев на основании переписки между различными правительственными ведомствами, касающейся представителей Дома Романовых, предполагает о существовании «двойного делопроизводства» и считает, что окончательную точку в расследовании убийства ставить рано. Остается эта тема на усмотрение историкам.

 

«Кругом измена, трусость и обман»

«Кругом измена, трусость, и обман!» — эти слова, которые записал в дневник Государь Николай Александрович 2 (15) марта 1917 г., известны сегодня многим. Но хронология последних дней последнего русского Царя и его святой Семьи остается не проясненной до конца, поныне существует немало версий и мнений об отречении Николая II, о событиях ему предшествовавших, об убийстве Царской Семьи. Неоднозначно и отношение к самому факту убийства. Убедительным, наиболее доказательным мне представляется историческое расследование этой темы профессиональным историком и ученым, кандидатом исторических наук Петром Мультатули, который сравнивал убийство Царской Семьи с уничтожением самой российской государственности. Царь, по мнению его убийц, являлся священным символом России; убивая Царя, большевики уничтожали саму историческую, православную Россию. Ученый называет св. Императора Николая II исключительной личностью в истории России. «Второй такой личности, где бы сочетались и политическая воля, и огромные преобразования, и в тоже время нравственная чистота, я в русской истории, именно государственной истории, не знаю. Это действительно не только история государства, но и Русской Церкви, русской духовности». «Николай II — фигура объединяющая; это фигура, которую надо сегодня рассматривать не только с точки зрения исторической и духовной, но и с точки зрения политической... Николай II — это украшение русских царей: в нем воплотились лучшие черты русской монархии. Русская монархия всегда была самоотверженной, христианской, и христианский подвиг стоял всегда выше не только личных интересов, но даже выше интересов земного Отечества... В Николае II христианский подвиг русской монархии воплотился наиболее сильно. И в то же время Николай II был человеком исключительно интересным в личностном плане как государственный деятель. Просто его оболгали, и ответственность за катаклизмы, что произошли при нем, лежит не на нем, а на обществе, которое с какой-то тупой решимостью делало все, чтобы Царь не совершил великих начинаний, какие хотел».

С болью вспоминает фрейлина Императрицы Анна Танеева (Вырубова): «...я видела слезы на глазах Государя, когда он рассказывал о предательстве Великих князей, генералов, командиров полков и своих слуг, и о том, как его принуждали под угрозой убийства семьи отречься от престола. “Государыне никто не причинит вреда, не перешагнув вначале через мой труп”, — был ответ Государя на угрозу». 

Как же могло случиться, что от такого действительно прекрасного человека отвернулся народ? Нельзя, конечно, к апостасийному, расцерковленному русскому обществу начала XX в. подходить с мерками воцерковленного верноподданного соборного народа Святой Руси. Смешение сословий, городского и сельского населения, газетная пропаганда, огромное имущественное расслоение, принижение роли и осмеяние деятельности Русской Православной Церкви привело к выхолащиванию русской души, к оскудению любви к Богу, а значит, и ко всему Божиему миру. Страшные последствия вырождения любви, заключающиеся в клятвопреступлении и отступничестве, предчувствовал и пророчил еще Ф. Тютчев:

И отповедью —
да не грянет
Тот страшный клич,
что в старину:
«Везде измена —
Царь в плену!» —
И Русь спасать его
не встанет.
(8–11 апреля 1865 г.)

О том же сокрушался воплотитель Белой Идеи генерал М. К. Дитерихс: «Никакими социалистическими, демократическими или иными земными законами и измышлениями человеческого разума нельзя достигнуть истинного проведения в жизнь русского национально-религиозного, государственного строительства. Только одна новая заповедь о любви, данная Христом, является единственно верным путем и прочным фундаментом для строительства и существования здания Российского государства». Но как быть с тем, что в последней русской Государственной Думе под усмешки и аплодисменты рифмовали «патриот — Искариот»?

Поэтому реконструкцию трагических событий нельзя выстроить без осмысления духовно-нравственного состояния предательского близкого окружения Николая II, сфальсифицировавшего так называемое «отречение». «Произошло грехопадение, отступление народа от понимания смысла православной монархии. Но в первую очередь несет за это ответственность элита. Потому что элита должна объяснять народу; она, аристократия, была призвана сохранять монархию. Если народ видел, что аристократия вела себя предательски по отношению к Царю, то, естественно, “если господа себя так ведут, почему и нам нельзя?”»

И все-таки хочется верить, что победоносные русские генералы, служившие Императору долгие годы верой и правдой, в предреволюционные дни предали интересы России и того, кому присягали верноподданнически, не в силу своих антироссийских убеждений, а вследствие излишней доверчивости, политической неискушенности, обмана союзниками Антанты, с которой эти «бессознательные прихвостни» (по Ленину) оказались связанными масонскими клятвами и по понятиям чести их исполняли. Личные трагедии высшего военного руководства, приведшие к трагедии России, связаны с неспособностью «различенья духов», выявления сил зла, с душевной глухотой. Эта неспособность есть следствие невоцерковленности. Церковная жизнь для многих слоев общества в то время была формальной, состояла из системы церемониальных правил, проходила без молитвенного и литургического единения со Христом. Поэтому для них не казалось грехом ни нарушение клятвы, ни участие в заведомом обмане Венценосца.

Но Царь, даже зная о военном заговоре, не ожидал от единомышленников клятвопреступления и до последних дней верил своей армии, своим генералам, эта вера укрепляла веру в близкую победу России в войне, победоносное окончание которой не вызывало сомнений и было для Николая II превыше всего. Да и как можно было не верить генерал-адъютантам Брусилову, Рузскому, легендарному контр-адмиралу Колчаку, овеявшим себя славой исторической. А генерал М. В. Алексеев?

Вот как об этом достойном русском воине пишет историк А. Я. Дегтярев в сборнике научных трудов, посвященном 60-летию И. Я. Фроянова. «Лето 1915 г. — черное время взаимного кровопускания — Алексеев встретил в должности командующего Западным фронтом. Почти три четверти русской армии находилось под его командой. Ему доверились в момент, когда надежд почти не оставалось: прорыв немцев в районе Вильно-Свенцяны фактически открывал им дорогу на Москву. Именно в этих условиях талант Алексеева поднялся до высоких мер военной гениальности. Точно высчитав замысел противника, быстро и скрытно перегруппировав огромную массу войск, генерал Алексеев разгромил прорвавшиеся группировки и тем сорвал несомненно победоносный замысел Людендорфа. Именно в это время пришло к Алексееву признание. “Спаситель русской армии” — вот звание, стоящее выше всех наград, присвоенное ему тогда современниками». Почему же этот герой Отечества остался в истории как предатель, был изгнан новой властью масона Керенского, ради которой, не понимая подоплек, погубил душу, и умер от тяжелой болезни 8 октября 1918 г., пережив своего святого Царя на несколько месяцев? 

Потому что не знал, что глава французской военной миссии при царской Ставке Морис Жанен 7 апреля 1917 г. записал в свой дневник, что Февральская революция «руководилась англичанами и конкретно лордом Мильнером и сэром Бьюкененом» (П. Мультатули). Генерал прислушивался не к Божиему зову, а к командам руководителей заговора. Заговорщикам надо было выманить Царя из столицы, иначе бы революция в это время не состоялась. И в этом много помог начальник Штаба генерал-адъютант М. В. Алексеев, который находился в это время на излечении в Крыму. Император доверял Алексееву, верил дезинформации, исходившей от него. Когда генерал находился в Крыму, ему 7 декабря 1916 г. пришла поддерживающая телеграммы от Царя: «Надеюсь, южное солнце и воздух восстановляют Ваше здоровье». Историк К. М. Александров писал, что Николай II не изменил своего отношения к Алексееву и в дни Февральской революции — в дневниковых записях от 3 и 4 марта 1917 г. он продолжал называть Алексеева «добрым», не высказывая в его адрес никаких обвинений. Алексеев со своей стороны в эти же дни не называл Николая II «бывшим», подчеркивая его прежний статус.

Государь не встревожился, когда М. В. Алексеев прервал свой отпуск и внезапно 18 февраля 1917 г. вернулся в Могилев. Сразу же направил Императору телеграмму с просьбой срочно прибыть в Ставку, хотя необходимости в том не было. Но Николай II уважал своего генерала, соглашался с его решениями и покинул столицу, не подозревая о своей дальнейшей участи, о том, что Акт его «отречения» уже подготовлен заговорщиками.

Что касается процедуры «отречения», то сегодня многим ученым уже понятно, что это было хорошо подготовленное и разыгранное действо. Манифест — фальсификация. Акта личного отречения Николая II не существует. Кроме того, основные Законы Российской Империи никакого «отречения» Царствующего Императора от Престола не предусматривали (а стало быть, оно было полным беззаконием). Царь имел право отрекаться только перед смертью, если принимал монашеский сан и передавал Престол Наследнику. Продуманную цепь заведомо преступных действий доказывает тот факт, что еще до «отречения» Временное правительство поспешило вывесить над Зимним дворцом красный флаг. Надо сказать, что в эти дни широко использовался красный революционный флаг, который по постановлению Юридического совещания от 25 апреля 1917 г. был заменен на национальный бело-сине-красный. 

Итак, 4 марта 1917 г. был объявлен Манифест об отречении Императора Николая II от Престола в пользу своего брата Великого князя Михаила Александровича. «Однако оригинала никто не видел вплоть... до 1928 г., когда он был обнаружен в архиве Академии наук в Ленинграде. Это был набранный на печатной машинке текст, где подпись Николая II сделана карандашом (!). Отсутствуют титул Императора и личная Императорская печать. Вот этот документ до сих пор считается оригиналом Манифеста и хранится в Госархиве РФ! Понятно, что документы госважности никогда не подписывались Государем карандашом. В 2006 г. исследователь Андрей Разумов фактически доказал, что «карандашная подпись» взята с Приказа Николая II по армии и флоту от 1915 года. «Переведена» по специальной технологии... Говорят, что Император сам составил Манифест. На самом деле документ был написан генералом Рузским и Председателем Государственной Думы Родзянко за несколько дней до событий. Государь его даже не видел. Подпись Императора подделали. После «написания» Манифеста об отречении 8 марта 1917 г. Императора арестовывают официально. Заговорщики испугались, что, если Государь выйдет из-под контроля, он сразу же заговорит и опровергнет свое отречение. Император, Императрица и дети до самой кончины были под жестким домашним арестом».

Но если даже принять версию, что Николай II сам решил отречься от престола, вызывает недоумение процедура этого отречения. Все мы были свидетелями недавних громких отречений папы римского Бенедикта XVI и Президента России Бориса Ельцина. Папа римский решил отказаться от Престола по возрасту и состоянию здоровья, он заранее уведомил о дне отречения итальянскую газету Corriere della Sera, символично выбрал время: соответствующее заявление сделал на латинском языке накануне Пепельной среды 13 февраля — это начало Великого поста у католиков. Борис Ельцин выбрал для своего досрочного ухода канун Нового года и Нового тысячелетия и обратился к россиянам по телевидению с объяснением своего решения. Почему же Николай II (если предположить, что это было добровольное решение) отрекся тайно, да еще и на станции с названием «Дно», символизирующим провал его политики? А ведь тогда, хоть телевидения и не было, но любопытных журналистов и газетчиков было не мало. Никаких интервью, никаких пресс-конференций. Почему Государь не мотивировал свое отречение благом Отечества, почему не обратился к исполнительной власти в Зимнем или в Таврическом дворце? Его бы туда на руках внесли, если бы он при всех произнес четыре слова: «Я отрекаюсь от Престола». Не было обращения и к Церкви. А ведь Православная Церковь в России была государственным органом. Спрашивал же он у членов Святейшего Синода разрешение стать Патриархом Русской Православной Церкви и согласия не получил.

Почему же все произошло так, как произошло? Неужели из-за любви заговорщиков к России и вследствие их стремления помочь союзникам?

«С высоты сегодняшнего дня оправданы сомнения насчет искренности желания таких деятелей, как Милюков, Гучков, Родзянко, Родичев, помочь Сербии и Франции. Их “патриотические” настроения прикрывали планы использовать войну для изменения политического строя России. Об этом откровенно высказался один из главных организаторов февральского переворота А. Ф. Керенский, который действовал в полном согласии с кадетско-гучковской оппозицией. “Революция нам нужна, — заявлял Керенский в январе 1917 г., — даже если б это стоило поражения на фронте”. Уже после февральских событий П. Н. Милюков в письме монархисту И. В. Ревенко признавал, что оппозиция твердо решила “воспользоваться войною для производства переворота. Ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая 1917 г. наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования”».

Доказательством того, что революция была спровоцирована элитой, является тот факт, что вопреки попытке высокопоставленных руководителей переворота показать его как результат волеизъявления всего народа России, революционные волнения были сконцентрированы сначала только в Петрограде. Всероссийской революционной ситуации, как отмечал в своих мемуарах князь Н. Жевахов, не было, но были лживые измышления политиков и представителей близкого окружения Царя Николая II. Даже Троцкий признавал: «Февральскую революцию совершил Петроград. Нигде, кроме Петрограда, борьбы не было», «Переворот в Москве был только отголоском восстания в Петрограде», «В ряде провинциальных городов движение началось только 1 марта, после того как переворот совершился уже и в Москве». Именно в Петрограде успешно действовали революционные пропагандисты, вооруженные революционной теорией Ленина. Вот как об этом пишет Троцкий в книге «История русской революции».

«Мистика стихийности ничего не объясняет. Чтобы правильно оценить обстановку и определить момент удара по врагу, нужно было, чтобы у массы, у ее руководящего слоя были свои запросы к историческим событиям и свои критерии для их оценки. Другими словами, нужна была не масса вообще, а масса петроградских и вообще русских рабочих, прошедших через революцию 1905 г., через московское восстание декабря 1905 г., разбившееся о гвардейский Семеновский полк; нужно было, чтобы в этой массе рассеяны были рабочие, продумывавшие опыт 1905 г., критиковавшие конституционные иллюзии либералов и меньшевиков, усвоившие себе перспективу революции, задумывавшиеся десятки раз над вопросом об армии, наблюдавшие пристально за тем, что совершалось в ее среде, способные делать из своих наблюдений революционные выводы и сообщать их другим. Нужно было, наконец, наличие в частях самого гарнизона передовых солдат, захваченных или хотя бы задетых в прошлом революционной пропагандой. 

На каждом заводе, в каждом цеху, в каждой роте, в каждой чайной, в военном лазарете, на этапном пункте, даже в обезлюженной деревне шла молекулярная работа революционной мысли. Везде были свои истолкователи событий, главным образом из рабочих, у которых справлялись, что слышно, от которых ждали нужного слова. Эти вожаки часто были предоставлены самим себе, питались обрывками революционных обобщений, доходивших до них разными путями, сами вычитывали из либеральных газет что им было нужно между строк. Их классовый инстинкт был изощрен политическим критерием, и если не все свои идеи они доводили до конца, зато мысль их неизменно и упорно работала в одном и том же направлении. Элементы опыта, критики, инициативы, самоотвержения пронизывали массу и составляли внутреннюю, недоступную поверхностному взгляду, но тем не менее решающую механику революционного движения как сознательного процесса». 

После Февральской революции единство антироссийских сил нарушилось. Правящие круги Англии и Франции своей цели достигли, Россия была ослаблена, Царя свергли, значит, можно было не выполнять взятые союзнические обязательства. Другим внешним силам Германии, Австро-Венгрии, Турции — достигнутого было недостаточно. «Им нужен был сепаратный мир на Востоке, поэтому шла поддержка большевиков, левой части меньшевиков и эсеров. Требовалось отчленение от России национальных окраин, чтобы после войны включить их в свои сферы влияния — поэтому шла поддержка сепаратистов. Третья внешняя группировка, сионистские круги, желали полного распада и уничтожения России. Поддерживали любые силы, “углубляющие” революцию».

В дополнение ленинскому из Германии в Россию последовал второй десант «делателей революции» — из Америки во главе с Троцким. В его группировке были отколовшиеся от Ленина большевики-примиренцы и выходцы из других партий. Активистами Троцкого стали Луначарский, Володарский (Гольдштейн), Урицкий, Иоффе и др. Троцкий, как о нем говорил контрразведчик, действительный статский советник В. Г. Орлов, был величайшим преступником в России. Он стоял в партии особняком, ни с кем не сближался. Его двигали исключительно личные интересы, не имеющие никакого отношения к благу государства. «Троцкий был активным масоном, поддерживал связи с американскими сионистскими ложами. В частности, с Якобом Шиффом Лев Давидович лично встречался и контактировал... И сама группировка троцкистов по сути представляла не только центристов, а масонирующее течение социал-демократии. Впрочем, к “вольным каменщикам” разных лож и направлений относились и многие видные большевики: С. П. Середа, Ю. В. Ломоносов, И. И.  Скворцов-Степанов, Г. И. Петровский, Н. И. Бухарин, К. Радек (Собельсон), М. И. Скобелев, Н. Д. Соколов, А. В. Луначарский».

Керенский и его Временное правительство подыгрывают Ленину и Троцкому, выполняя волю могущественной иностранной державы Великобритании, заинтересованной в гибели своего конкурента Германии. В огне Первой мировой войны сокрушили друг друга Германия и Россия. Это англичане через подставных лиц убедили германское руководство разрешить приехать Ленину через немецкую территорию и выделить большевикам денежные средства, о чем подробно пишет Н. В. Стариков. «Уничтожение Российской империи — это самая грандиозная операция британской разведки за всю ее историю... Февральская революция разлагает страну, армию и народ, а пришедшие им на смену в октябре большевики приводят русское государство к уничтожению и распаду», — убедительно доказывает Николай Стариков. Историк делает вывод: «ведь не ради торжества идеи интернационала британские спецслужбы помогали Ленину и его компании взять власть. Нет — ради развязывания Гражданской войны. В ее огне должны были сгореть экономика, исчезнуть легитимные правители и «расплавиться» территория огромной империи». «Если бы белые армии выдвинули идею мужицкого царя, мы бы не продержались и недели», — скажет позднее Троцкий.

Ловко эти деятели обделывали свои дела «под шумок» народного ликования. Но не все русские люди инфантильно упивались революционными надеждами. Такой выдающийся мыслитель, как И. Л. Солоневич, прозревал через февральские дни мучительное будущее России. «Я помню февральские дни: рождение нашей великой и бескровной, — какая великая безмозглость спустилась на страну. Стотысячные стада совершенно свободных граждан толкались по проспектам петровской столицы. Они были в полном восторге, — эти стада: проклятое кровавое самодержавие — кончилось! Они были счастливы — эти стада. Если бы им кто-нибудь тогда стал говорить, что в ближайшую треть века за пьяные дни 1917 г. они заплатят десятками миллионов жизней, десятками лет голода и террора, новыми войнами, и гражданскими и мировыми, полным опустошением половины России, — пьяные люди приняли бы голос трезвого за форменное безумие. Но сами они, — считали себя совершенно разумными существами: помилуй Бог: двадцатый век, культура, трамваи, Карла Марла, ватерклозеты, эсеры, эсдеки, равное, тайное и прочее голосование, шпаргалки марксистов, шпаргалки социалистов, шпаргалки конституционалистов, шпаргалки анархистов, — и над всем эти бесконечная разнузданная пьяная болтовня бесконечных митинговых орателей».

Поэт Андрей Белый промыслительно воскликнул: «Сгибнет четверть вас от глада, мора и меча». А один из лидеров Французской социалистической партии Альберт Тома, общавшийся с Керенским, приветствовал февральский государственный переворот и величал его как «самая солнечная, самая праздничная, самая бескровная русская революция». Не столь поэтично, но более подробно и с перспективой на будущее пишет об этом же известный историк Н. Стариков: «То, что мы сегодня видим, — это только начало. Как февраль 1917-го стал началом трагедии для десятков миллионов людей. Сначала в России, потом в Германии. Там был свой “февраль” — ноябрь 1918-го. Точно такой же. Полное торжество свободы. Радостные демонстранты. Прогнивший режим пал! После была перекроена ВСЯ КАРТА ЕВРОПЫ. Затем эти “радостные демонстранты” стали пухнуть с голоду, потому что победители-англосаксы обобрали их до нитки. “Радостные демонстранты” в России к тому времени уже давно убивали таких же, как они, граждан России в Гражданской войне. Тиф. Голод. Эпидемии. ЧК. Расстрелы. Казни. Белый и красный террор. Расстрелы пленных и заложников. Все это плоды “победы” великой бескровной революции, как называли предатели и дураки февральский переворот. А ведь корни Второй мировой оттуда же, из февраля 1917-го. Куда заведет мир череда нынешних февральских революций, даже сложно себе представить».

Окончание следует

 

  Хомяков Д. А., Карташев А. В., Зызыкин М. В., Константин (Зайцев), архимандрит. Церковь о государстве. Старица, 1993. С. 47.
  Ильин И. А. Собр. соч. в 10-ти т. М., 1994. Т. 4. С. 503.
  Зыкин Д. Перевороты и революции: зачем преступники свергают власть. СПб.: Питер, 2016. С. 5.
  Иоффе Г. З. Революция и судьба Романовых. М., 1992. С. 52.
  Решетников Л. П. Вернуться в Россию. Третий путь или тупики безнадежности. М.: ФИВ., 2013. С. 89–90.
6   Шамбаров В. Е. Оккультные корни Октябрьской революции. М.: Алгоритм, 2006. С. 150.
  Цит. по: Шамбаров В. Е. Оккультные корни Октябрьской революции. М.: Алгоритм, 2006. С. 126.
  Там же. С. 127.
   http://zlobodnevno.com/blog/43730547162/Skott-Bennett:-Rossiya-i-Kitay-dolzhnyi-stat-vassalnyimi-gosudar? Опубликовано 15.06.2017 в 18:44.
10   http://www.km.ru/v-rossii/2014/05/10/istoriya-rossiiskoi-imperii/ 739536-pervaya-mirovaya-voina-obekt-antirossiiskoi-l
11   Marshal von Hindenburg. Out of my life. Cassel and company, LTD, London, New York, Toronto and Melbourne, 1920. С. 243.
12   Беседа П. В. Мультатули в эфире православного телеканала «Союз» [Электронный ресурс]. URL: http://www.hram-ks.ru/multatulli1.shtml)
13   http://www.liveinternet.ru/users/rinarozen/post323783580
14   Андреев Л. Первая ступень // Щит: Литературный сборник / под. ред. Л. Андреева, М. Горького, Ф. Соллогуба. М.: Русское Общество для изучения еврейской жизни, 1916. С. 5.
15   Солженицын А. И. Двести лет вместе. Т. 1. М.: Русский путь, 2001. С. 487.
16   См.: Константин (Горянов), митрополит. «Горькая ошибка». «Церковная революция» 1917 года, ее последствия и уроки для православного священства и всего народа России на примере истории Карельского края // Родная Ладога. 2017. № 1.
17   Ленин В. И. Письма из далека. 1917. ПСС. Т. 31. С. 12–14.
18   Фроянов И. Я. Октябрь семнадцатого / Глядя из настоящего. СПб., 1997. С. 23.
19   Цит. по: Шамбаров В. Е. Оккультные корни Октябрьской революции. М.: Алгоритм. 2006. С. 129.
20   Император Николай II и революция // под ред. С. Фомина. М.: Общество святителя Василия Великого, 2005. С. 62.
21    Зыкин Д. Перевороты и революции: зачем преступники свергают власть. СПб.: Питер, 2016. С. 6.
22   Мельгунов С. П. На путях к дворцовому перевороту. М., 2007. С. 215.
23   Я. М. Свердлов, однако, воспитанный отцом Мовшей Израилевичем в религиозных традициях, в анкетах жандармского управления, заполняемых при аресте, в графе вероисповедание указывал «иудейское», а не как большинство его соратников, указывающих — «атеист».
24    Цит. по: Шафаревич И. Р. Трехтысячелетняя загадка. СПб.: Библиополис, 2002. С. 156.
25    Анна Танеева — фрейлина Государыни // под ред. И. Вихерюури. СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2012. С. 152–153.
26    Там же. С. 156.
27    Решетников Л. П. Вернуться в Россию. Третий путь или тупики безнадежности. М.: ФИВ, 2013. С. 71–72.
28    Николай II и революция / под ред. С. Фомина. М.: Общество святителя Василия Великого, 2005. С. 40.
29    Там же. С. 42.
30    Анна Танеева — фрейлина Государыни / под ред. И. Вихерюури. СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2012. С. 321.
31    Цит. по: Шафаревич И. Р. Трехтысячелетняя загадка. СПб.: Библиополис, 2002. С. 153.
32   Раш К. Русский выезд. Омск, 2007. С. 18.
33   Цит. по: Анна Танеева — фрейлина Государыни / под ред. И. Вихерюури. СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2012. С. 337.
34   Экономцев Иоанн. Православие. Византия. Россия. М.: Христианская литература, 1992. С. 142.
35   Там же.
36   Максим Исповедник, преподобный. Вопросы и недоумения: Пер. с древнегреч. Д. А. Черноглазова; науч. ред. Г. И. Беневич; отв. ред. Д. А. Поспелов. М.; Святая гора Афон: Никея, 2010. С. 208–209.
37   http://n–lenin/livejournal.com/3320.html
38   Цит. по: Перевезенцев С. В. Тайны русской веры. От язычества к империи. М.: Вече, 2001. С. 155.
39   Булгаков С. Н. Христианский социализм. Новосибирск: Наука, 1991. С. 313.
40   Козлов Николай (Щедрин А. А.). Царская жертва. М., 2010. С. 138–139.
41   Там же. С. 9.
42   Феофан, епископ. Толкование на послание ап. Павла к Галатам. М., 1893. С. 89.
43   Шамбаров В. Е. Оккультные корни Октябрьской революции. М.: Алгоритм, 2006. С. 323.
44   Naomi Wiener Cohen, 1999. С. 124, 126.
45   Козлов Николай (Щедрин А. А.). Царская жертва. М., 2010. С. 141.
46    Цит. по: «Совершенно секретно», № 38/367. Нечаев С. Он слишком много знал.
47    Цит. по: Шафаревич И. Р. Трехтысячелетняя загадка. СПб.: Библиополис, 2002. С. 104.
48    Там же.
49    Там же. С. 105.
50    Проверка версии о так называемом «ритуальном убийстве» семьи российского Императора Николая II и лиц из его окружения в 1918 году [Электронный ресурс]. URL: http://romanovy.narod.ru/ritual.htm
51    Проверка версии о так называемом «ритуальном убийстве» семьи российского Императора Николая II и лиц из его окружения в 1918 году [Электронный ресурс]. URL: http://romanovy.narod.ru/ritual.htm
52    О «латышах» ничего не было известно до 1956 года, пока в немецком журнале «7 ТАГ» не появились воспоминания австрийца Майера, впервые огласившего их имена. Судьба этих людей — еще одна загадка, связанная с убийством Царской Семьи. Ни один из них впоследствии никак не обозначился, не оставил воспоминаний. Некоторый свет на их участь проливает страшная находка, сделанная следственной комиссией Соколова. В окрестностях того места, где сжигались трупы Царской Семьи, было обнаружено захоронение — пять трупов в австро-венгерской форме (сноска сделана автором статьи. — М. К.).
53    Коняев Н. М. Что читал Государь в Тобольске. СПб.: Русь, 2013. С. 396–397.
54   Шамбаров В. Е. Оккультные корни Октябрьской революции. М.: Алгоритм, 2006. С. 322.
55   Козлов Николай (Щедрин А. А.). Царская жертва. М., 2010. С. 142.
56   Проверка версии о так называемом «ритуальном убийстве» семьи российского Императора Николая II и лиц из его окружения в 1918 году [Электронный ресурс]. URL: http://romanovy.narod.ru/ritual.htm
57   Беседа П. В. Мультатули в эфире православного телеканала «Союз» [Электронный ресурс]. URL: http://www.hram-ks.ru/multatulli1.shtml
58   Там же.
59   Анна Танеева — фрейлина Государыни / под ред. И. Вихерюури. СПб.: Общество памяти игумении Таисии, 2012. С. 175.
60   Цит. по: http://ruskline.ru/monitoring_smi/2011/03/25/krugom_izmena_trusost_i_obman
61   Беседа П. В. Мультатули в эфире православного телеканала «Союз» [Электронный ресурс]. URL: http://www.hram-ks.ru/multatulli1.shtml
62   Дегтярев А. Я. О генерале М. В. Алексееве // Средневековая и новая Россия. Сборник научных статей. СПб.: Изд-во СПб ун-та, 1996. С. 706.
63   Куликов С. В. Бюрократическая элита во время «штурма власти». Гл. III // Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914–1917). Рязань, 2004. С. 31.
64   Цветков В. Ж. Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале–марте 1917 года. Публикация документов из сборников «Красный архив». Т. 2 (21), М.-Пг. 1927. С. 3–78; и «Красный архив». Т. 3 (22), М.-Пг. 1927. С. 3–70. Сайт «Добровольческий корпус».
65   См. подробнее: Мультатули П. Николай II не отрекался от престола. Знаменитый манифест — фальшивка века? [Электронный ресурс]. URL: http: //www.aif.ru/society/history/14475. 24.02.16. 23–35.
66  Решетников Л. П. Вернуться в Россию. Третий путь или тупики безнадежности. М.: ФИВ, 2013. С. 81–82.
67   Троцкий Л. Д. История русской революции. Т. 1. 
[Электронный ресурс]. URL: http://lizard.jinr.ru/~tina/world/history/trozky/irr/1-8.html
68   Шамбаров В. Е. Оккультные корни Октябрьской революции. М.: Алгоритм, 2006. С. 28.
69   Там же. С. 188.
70   Стариков Н. В. 1917. Разгадка «русской» революции. М.: Яуза, 2008.
71   Стариков Н. В. Ликвидация России. Кто помог красным победить в Гражданской войне? СПб.: Питер, 2010. С. 6–7.
72   Там же. С. 74.
73   Солоневич И. Л. Народная монархия // отв. ред. О. М. Платонов. Институт русской цивилизации, 2010. С. 213.
74   Деникин А. И. Крушение власти и армии / Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г. М.: Книга, 1991. С. 34.
75   Стариков Н. В. Хаос и революции — оружие доллара. СПб.: Питер, 2011. С. 106.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Мировоззрение Христианский подвиг монарха


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва