Рубцов М. И. (г. Нижний Новгород)

Россия жива!

1

Господь дал, Господь и взял; да будет
имя Господня благословенно!
(кн. Иова)

 

Недавно мы с писателем Валерием Викторовичем Сдобняковым побывали в Оранском монастыре, где он получил от о. Нектария (Марченко) благословение на свою творческую деятельность. Я же решил перечитать его книги и откликнуться своим словом. Итак, предо мной лежат три книги Валерия Сдобнякова: «Душа живая», 2012 г., «Сроки», 2012 г., «В предчувствии апокалипсиса», 2013 г. Меня удивили названия книг, они глубинные, точные, они евангельские. Поэтому я спросил у автора: «Валера, как ты находишь название своим книгам?», в ответ услышал: «Ищу, ищу, и Бог дает». Вначале мне хотелось бы поговорить о книге «Сроки», она начинается очерком «Обретение России».

Очерк предваряет эпиграф — слова классика и русского пророка Ф.М. Достоевского, который убежден, что «можно обеднеть на время» и прочий потерпеть урон, «зато останется нравственно здоровой душа нации».

Как же она, душа наша, сохранилась ли здоровой, и по нашему ли человеческому плану, или иначе как? Автор приводит высказывания М. Назарова, который подтверждает положительный ответ, т. е. душа сохранилась живой, вот его слова: «…после векового атеизма эти страдания и терпение русских людей, конечно, далеко не всеми осознаются религиозно, но совесть и обычаи народа все же во многом сохраняют христианскую основу». В. Сдобняков без лишних слов и «философии», на своем примере раскрыл, что когда в его детскую душу в далекие по человеческим меркам 70-е годы закрадывались тоска, уныние, а от такого духовного падения не был застрахован всякий безбожный «советский человек», хоть и не ставший «винтиком и гаечкой» системы, он, ребенок-юноша, «интуитивно отправлялся на развалины наших нижегородских монастырей. Что-то притягивающе необъяснимое исходило от них». Мальчик успокаивается, умиротворяется там, рассматривает, представляет былое, собирает старинные кованые гвозди, что-то еще и сохраняет их.

Сегодня мы стали немного умнее, и нет в этом никакой новизны, ибо старая русская пословица гласит: «Русский мужик задним умом крепок», так что пора нам «креститься». Большой ученый Фаттей Шипунов научно определил, что все соприкасавшиеся со святынею с молитвой, и по сей день несут огромную благодать в виде мощнейшего волнового излучения; по всей вероятности, и эти «истончавшие ржавые гвозди» будят родовую память на доброе. Память уводит его в прошлое, которое имеет связь с той царской Россией, но «о том, чтобы эту страну назвать Россией, я тогда и не помышлял. Это понятие было незнакомым, чужеродным, напрочь вытравленным из сознания школьными учебниками. Из сознания, но, как оказалось, не из сердца».

А вот пример из книги: авторитетный аскет, святой Угодник Божий свт. Игнатий (Брянчанинов) объясняет, как все надо понимать духовно, т.е. истинно, свершающееся часто вопреки воли человека, лишь по неизреченной милости Творца: «…почти всегда влекусь насильно, какою-то невидимою всемогущею Рукою, каким-то потоком, которому не могу оказать никакого сопротивления». Эти слова святого объясняет наш современник старец Гавриил (Ургебадзе), подвязавшийся в Грузии. Он показывает, как у Бога все просто, и он не единственный, кто утверждает, что ход человеческой истории не самослучаен, но постоянно в деснице находится Божией. И так все ограничено тремя векторами: «Попущение — когда Бог дает человеку свободу. Человек тогда делает то, что пожелает (хоть революцию). Когда действует Воля Божия, человек делает то, что велит Бог, она приносит только добро. А Промысел Божий правит: то допускает попущение, то волю».

Некогда Христос разделил мир Своим Крестом, и даже до сего дня это действительность, есть среди нас «люди мира», а сколько их за рубежами России, он же, автор, еще в десятом классе уже задумывался о духовных понятиях: «Я — русский, город в котором живу — Нижний Новгород, а страна былинная, великая Россия». «Много званных — мало избранных», — читаем в Евангелии, а ведь в жизни от человека требуется совсем немногое, только честное произволение, чтобы было Богу кому Свое чудо подарить. «Обретение России» это откровение, в котором убедительно ярко показано, что он прежде живейше решительно откликнулся на призыв Господа. Но тогда он не знал, что: «по делам избранных — мало», ибо «разве думал я тогда, что за это светлое чувство обретения России, все оставшиеся мне Богом годы придется оберегающе и неотступно бороться».

Апостолы просили Господа: «прибавь нам веры». И нам бы надо просить, но вместо этого — какой надвигается апофеоз всемирной истории, люди будут воевать на стороне антихриста с Богом. Ну, куда этих «вояк янок» отправит Бог Вседержитель — только в ад. Но коли будут открыто воевать с Богом, то неужто оставят в «торжествующем» покое рабов Его («мир и безопасность»), конечно, нет, это наивность и прикрытие лукавства. И наша история тому яркий пример. Когда глубинно духовно русское стало уступать кровно внешнему русскому, Господь попустил революцию 1917 года и весь чудовищный ХХ век для нашего же отрезвления и возвращения на «круги своя», ибо виноваты, в свою меру, оказались все мы. Богу стала неугодна неверная страна с возгордившимся стремительно умножающимся населением, и Он попускает…, пусть останется «малое стадо», но с крепкой верой и чистой (очистившейся) совестью.

Сейчас другая тема будоражит умы людей, ибо стало очень модно говорить «о Расколе XVII века», мол, тогда-то мы и ушли с предначертанного нам Богом пути. Однако автор обретает Россию на других источниках, сравнениях. В очерке приведены слова Вадима Кожинова, который в свою очередь ссылается на такую цитату Карла Маркса: «Между политикой Ивана III, XV век, и политикой современной, т. е. Николая I и Александра II существует не сходство, а тождество».

Кругом «рука помощи» Запада, его козни, его мудрование, но выбираем-то дороги мы, живущие в России. Автора одолевает размышление, что же в духовном плане была и есть Россия, что тысячелетия проходят, а мы не даем спокойно жить Западу. И он находит ответ — наша верность Истине-Христу порой на подсознательном генном уровне, наша духовная свобода и наша непокорность врагу, отцу их диаволу и антихристу. Запад давно забыл истинного Бога, и поэтому они, рационалисты, боятся нас.

Решив положительно вопрос об исторической и религиозной преемственности вековым традициям России, автор обращает внимание и на экономическую сторону жизни и решение этого вопроса. Он приходит к выводу, что «…еще никогда целью русского купца не было только количественное накопление денег, а если иначе, зачем все это, для чего», здесь есть выход, если придет осознание: «Только на утверждении национального бизнеса, его патриотическом осмыслении, собственного предназначения может строиться экономическое величие России».

Валерий Сдобняков свернул «влекомый всемогущею Рукою» с большой дорогостоящей трассы строителей коммунизма на незаметную боковую дорогу, но она-то и оказалась, в конце концов, исторической столбовой дорогой Руси. В постоянной борьбе за обретенную Россию он набил шишки, приобрел дорогой опыт и счастье, спокойствие своей совести в надежде на то, что заботу о возрождении нашей страны подхватит Русская Соборность, а тогда и Бог поможет. Так всегда в нашем государстве было и у наших предков, болели, а потом выздоравливали. Нас не в «капусте нашли», как подсказывали коммунисты. ЗАКОНЧИЛОСЬ НАКАЗАНИЕ, определенное еще в Ветхом Завете, до четвертого колена, и пришли СРОКИ ПОКАЯНИЯ. В очерке есть большие ссылки на св. прав. Иоанна Кронштадтского, и это правильно, обоснованно, это и есть любовь к русскому светильнику, который нам «все разжевал и в рот положил» и призвал к покаянию в начале ХХ века. Сегодня у его мраморной раки в Иоанновском монастыре на Карповке в Питере всегда много живых цветов его благодарных потомков, возвратившихся блудных сынов и обретших истинную русскость. А покаяние было, совершается ныне и будет обязательно, ибо у нас в каждом Роду за тысячу лет были молитвенники, которые выпросят нас у Господа и выведут на праведную дорогу. Очерк написан для людей с молодой, сильной душой-хозяйкой, способной управлять и умом и телом, да другого выхода у нас и нет, мы обречены: «Другой земли и другого государства для нас и наших детей не существует».

Автор обрел Россию через чтение Евангелия, других добрых книг и через родовые свои корни, как говорит поэт Мария Сухорукова, «Корни наши в Небесах». Он получил Покров Божией Матери Державная, которая доныне правит Россией. Валерий давно борется за Святую Русь, жертвенно, своими талантами, дело за нами, русичи.

 

2

«Этот век Бог сотворил для многих,
а будущий для немногих».
«Всевышний, проявляя долготерпение к тем,
кто населяет век, и не ради их самих,
а ради предусмотренного Им срока»
(Ездра III)

 

В другом живом очерке о работе IX Всемирного Русского Народного Собора, который прошел в марте 2005 г., Валерий Сдобняков интересно описал, что на нем было, какие породил он надежды. На этом Соборе приняли участие представители высшей государственной власти, а также глава РПЦ МП Патриарх Алексий II и другие иерархи, лидеры общественных движений и партий, губернаторы, знаменитые и известные люди РФ и почетные гости.

Тема Собора: «Единство и сплоченность людей — залог победы над фашизмом и терроризмом».

Все вокруг величественно, современно и удобно. Патриарх вошел в Зал Церковных Соборов под перезвон колоколов. В своих выступлениях ораторы вспоминают об Отечественной войне 1941–1945 гг., говорят о том, что «шапки» не помогли, как всегда помог Бог, когда к Нему обратились Русские православные люди, уже осознавшие свою немощь. Речи на собрании спокойные, железно-аргументированные с позиции чуть ли не Высшей Правды и проявления удивительного равно ангельского терпения ответственных работников на государственной службе к врагам Отечества. А «партнеры на переговорах», бывшие союзные республики, вследствие неоправданной бесхребетности позиций Лавровых к задирам (отнюдь не личным), идут на конфронтацию с Россией, ведут себя нагло, пренебрежительно издевательски. Однако речи выслушиваются спокойно, с каким-то достоинством. Среди многих говоривших прозвучало вдумчивое слово митрополита Адриана (главы старообрядцев), оно выверено, основательно и где-то, наверное, правдиво, но вот беда — Господа и любви Христовой не чувствуется в нем, и Правды тоже.

Ход работы Собора всем своим видом и организацией вселял в душу чувство торжественной значимости происходящего. Читаешь и радуешься, почти физически ощущаешь себя его участником.

И вот среди такого «безоблачного безмятежного неба» говорильни прозаседавшихся вдруг яркое, эмоциональное выступление русского писателя Валентина Распутина, который констатирует, что по всем признакам мы живем в оккупированной стране — нас грабят, уничтожают, вывозят наши богатства (кои дал нам Бог), лишают собственной культуры. Естественно, за такое мужественное, правдивое слово, которое снова не побоялся озвучить лидер, коим призвал к совести тех, у кого она осталась, ему, замечательному и честному писателю, зал устроил овацию. В 2002 г. В. Распутин опубликовал «Мой Манифест», в котором все предельно просто (ангелов со сто): «Русская литература не может умереть раньше России, ибо она была не украшением ее, которое можно сорвать, а выговаривающейся духовной судьбой». «Не она умерла, а мертво то, что выдает себя за литературу».

Автор очерка рассказал и о выступлении Владимира Крупина, который поведал о вопиющем к Небу лукавстве и лицемерии современной бюрократической системы: «…демократия – это когда тебя очень вежливо под руки ведут к могиле».

В. Сдобняков, оценивая Собор, видит в нем «некое движение в направлении выхода из кризиса, который терзает творимым безумием Россию с 1990 г.». На Соборе констатировали факт жизни: «Вера — это ценность, абсолютная, вневременная». И этот ободряющий момент придает большой оптимизм на будущее, это уже богатство нашего народа, и здесь уместны слова А. С. Пушкина: «Никакое богатство мира не может перекупить влияния обнародованной мысли».

Очерк написан в русском оптимистическом направлении, с надеждой, что все у нас в конце концов наладится и будет по-человечески разумно, с тысячелетней надеждой русских на Бога. И действительно бояться нам нечего войны, хоть ежедневной духовной, хоть войны физической, надо делать и уповать на Бога Вседержителя, это историческая черта характера Русских. Взять, к примеру, один из древнейших словесных литературных памятников Руси «Слово о полку Игореве», и в нем повествуется о войне. По свидетельству специалистов истории, Россия за последнюю 1000 лет постоянно воюет и выходит из битв как «феникс ясный сокол», более мужественной, могучей. И Церковь наша Русская Православная земная тоже совсем не случайно названа воинствующей. Поэтому, пока мы во плоти, должны быть воинами Христовыми, вопреки желаниям врагов-либералов, а сегодня такой насущный вопрос перед собой обязан ставить всякий раб Божий, до тех пор пока это есть у нас, можно говорить и о будущем, и о Святой Руси. Святое Евангелие от Иоанна Богослова показывает, как все начало быть Словом. Значит, значение Слова непререкаемо высоко, и праздное гнилое слово (коих сегодня ох как много) ведет к осуждению в ад, а за доброе слово душе обещано оправдание. Русская литература на протяжении веков, в лице своих лучших представителей, в совершенстве владеет словом.

И сегодня также невозможно представить современную живую Россию, если в ней выродились бы Русские Писатели, а остались одни Радзинские (главный фальсификатор русской истории), Веллеры, Сванидзе, Ерофеевы и многие другие, имя им «легион». Мы, Русские, не должны обращать внимания на их множество, ибо написано, что для Бога «они подобны слюне, т. е. каплям».

Господь Бог каждому человеку дал свой талант. Без этого-то дара невозможно обойтись особенно писателям и поэтам. От них же, работников данного «цеха», в Слове требуется немногое: благодарность Творцу, по образу и подобию Которого сотворен человек, совестливость, и страх Божий, отрезвляющий людей говорить ложь.

Этот очерк написан замечательным русским писателем, земляком-нижегородцем Валерием Викторовичем Сдобняковым. Он не только хорошо пишет, но еще уверенно руководит нижегородской областной организацией Союза писателей России, его кондовая позиция — хозяина, а другой она и не должна быть на русской земле, имеет огромную поддержку в народе. Является главным редактором толстого журнала «Вертикаль. XXI век». Делает он свое дело легко, ибо получил талант творить и руководить от Бога. Плоды его жертвенного и ответственного труда, осуществляемые по-русски совестливо ради Христа, ради Отчества и своего народа, дают радость и уверенность в жизни. Он несет свой Крест так, чтобы услышать в конце пути слова Господа: «Добрый раб, войди в радость Мою».

 

3

Все суета сует.
(Экклезиаст)

Очерк «Дорога» состоит из шести глав, которые соединены между собой более всего поиском пути Истины и Правды жизни. Ее, не газетную «правду», а Правду незыблемую с большой буквы, ищет автор, и я думаю, что он находит ее для читателя с несомненной убедительностью. Человеку не полезна иная дорога, ибо не несет она в себе ничего Доброго, только «героическую» реализацию лукавой мечты «слуг народа», народу же Божьему нужна одна единственная дорога к храму своей души, т. е. путь ко Христу, Который во все века долгой русской истории только один приносил утешение и счастье. «Удивительны, непостижимы пути Твои, Господи, грязные дороги перестраиваются в юбилейные бульвары в честь Октября, чтобы в итоге превратиться в тропу к храму».

Валерий называет обретенную самим дорогу «тропой», и это оправданно в данном случае, ибо для того, чтобы она превратилась в столбовую дорогу России — нужно время, внутренняя напряженная работа и соответствующая ситуация. Однако его мужественное решение соединиться со Христом — мудрое, потому что зачем «наступать на грабли» снова и снова, когда ох как многие пострадали и теперь еще страдают неразумностью.

От нас не сокрыто, что до Рождества Христова все исторические народы на Земле имели «свои законы», но эти законы имели только тень благодати. Так и Премудрый Соломон, исследовав всевозможные дороги земные, ни в чем не находит утешение, душа его приближается к Истине, но Та не поддается «премудрому», потому что еще не пришли «Сроки», т. е. Благодать Божия Иисус Христос.

Для нас же сегодня снова вернулись радостные «Сроки» — время покаяния и Дух Святой, Который «дышит, где хочет», находит себе верных, один из них писатель Валерий Викторович Сдобняков.

В первой главе автор с любовью вспоминает свое детство, которое прошло у Спасского Староярмарочного собора. С теплотой описывает он жизнь, которая протекала в этом микрорайоне. Жизнь тогда, хоть и потеряла величие былых времен, но сохраняла естественность и связь с природой. «Озеро Цыганка имело самостоятельное название и не было за­грязнено нечистотами. В нем ребятня и взрослые купались и ловили рыбу. Оно было соединено ручьем с огромным в ту пору и на удивление чистым Мещер­ским озером. Сейчас ни одного из этих пяти озер не существует. Как не существует и многое из того, что окружало собор в мои детские годы». «На их месте в Нижнем возвели новый жилой микрорайон Мещерское озеро. Впрочем, озеру тоже повезло не больше, осталось от него только название да огромная заболоченная лужа, обнесенная вокруг бетонной стеной. А ведь сколько рыбы было в этом озере. Через небольшой ручей стекала в Волгу его чистая прозрачная ключевая вода, с избытком заполнявшая огромную озерную чашу. Я помню публиковавшийся в те годы в газетах план строительства микрорайона. Озеро в нем было нетронутым, лишь берега облагорожены. Но в который раз на бумаге одно, а в действительности что-то не получилось, не успели, перепутали и озеро загубили. Теперь оно исчезло, оставив после себя, как укор нашей нерадивости и глупости, жалкую заиленную болотину с цветущей в сезон водой».

Да, «не существует», потому что «безответственный человек» ради сиюминутной выгоды — ордена Ленина, звездочки, все стремится сделать чуждым дыханию жизни, «болотным», пластмассовым, стеклянным, железным.

Вспоминает автор и медвежонка, который гонялся за детьми вокруг собора, «порвав стальные цепи», и «рыжую псину, которая понуро плелась за стариком, но если звучала короткая фраза “Взять!”, тогда гурьбой бросались мы бежать от собора». Но вот что удивительно, случаев увечья или хотя бы покусов автор не приводит, такое впечатление, что Ангел Хранитель собора управлял этими животными, чтобы люди-дети все же сохраняли страх и таинственность. Подробно описан еще «один примечательный человек, который за день обходил все окрестные помойки и свалки». Нам сегодняшним, наблюдающим заваленные свалки крепкой, добротной мебелью и т. п., легко понять, что стало для тех людей ненужным и лишним — это «пережитки прошлого», а что же еще мог собирать строгий и дисциплинированный старик на свалках в те хрущевские времена? Конечно, только иконы и другие святыни.

Мальчик с раннего детства имел дар созерцательности, благодаря ему он обращал внимание и сохранял в сердце то, что других оставляло совершенно равнодушными, это «величественные белые стены храма», и шел «мимо сказочного и непонятного … непостижимого для меня мира».

Коммунистическая власть только обещала райскую жизнь, а на деле старалась во всю, лишь бы только устроить на святом месте «мерзость и запустенье», потому и «тянуло холодом и сыростью» из Дома молитвы и, тем не менее, его не покидало «неведомое…, но необоримо влекущее к себе» чувство познания, что внутри. Однажды он даже «поднялся на самый верх собора, — к Кресту над главным куполом», такого риска обыватель никогда себе не позволит. Когда ему случилась возможность зайти внутрь, то «долго внутри собора я находиться боялся», а какое еще можно иметь ощущение в осиротевшем храме, Бог Он ведь не только Добрый, но и Страшный.

В главе «Просветление» автор с высоты прожитых лет вдруг осознает, что все его детство прошло с мыслью о Боге. Он удивляется, почему получилось так, по-доброму, а не «поселились в его сердце чувства богоненавистнические, которые воспитывала жесткая тоталитарная система, через школы и другие учебные заведения, производство, общественные организации, и даже через родителей. Да, да, родители препятствовали здоровым духовным интересам детей, и было это объяснимо с их стороны, ибо они в свою очередь тоже получили недетскую нагрузку в 20-30 годы ХХ века, им насильно было «привито» чувство животного страха, и попустил это Бог, дом сердца их был свободен от Страха Божия. Коммунисты строили планы, читали ВИЛа и верили в грядущий рай на Земле, поэтому им некогда было знакомиться с Истиной. Апостол Павел пишет: «А мы проповедуем Христа распятого…, п. ч. не мудрое Божие, премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков». Объяснение этому можно найти и в «Притчах»: «Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом».

Пришло время, автор подрос, и Бог попускает ему совершенно не в благоговейных условиях почитать Слово Божие, и «свершилось чудо — не верить написанному невозможно» — делает он вывод.

Описывает Валерий и свое крещение весной 1988 года. Как было все просто и доброжелательно тогда «в церковной ограде». Узнали, что купель надо поменять под взрослого мужчину, и заменили, «и всем было от чего-то хорошо и радостно».

Не забыл он поделиться и своим тяжелым опытом богооставленности за озвученную какую-то хулу на Бога, он пишет: «В тот миг я почувствовал, как что-то светлое и теплое покинуло меня, и ледяной холод заполнил грудь». Какая удивительная внимательность к жизни, какая чуткость и трепетность, ибо сколько раз приходилось нам быть невольными слушателями всякой глупости, чертыханья, богохульства, кощунства, всяких «баловней судьбы» и «рубаха-парней и дев». Здесь хочешь, не хочешь, приходят на ум слова Ф. М. Достоевского: «Все мы Русские в той степени, в какой мы Православные», и другое: «Русский человек без Бога — дрянь». Причина чертыханья людей, вроде бы достойных уважения, кроется в том, что у них неправильно, «самостно» устроен советской системой «искаженный угол зрения». Вот как об этом пишет Паисий Святогорец: «Если я стараюсь подражать тем, кто преуспевает в добродетели, то моя совесть утончается, а поступая иначе, я нахожу себе самостное оправдание». Автор пишет: «Мне предстояло пройти множество испытаний, искушений», но главное он сохраняет произволение «искать прежде Царствия Божия и Правды Его» с верой, что по слову Христа все остальное приложится ему.

В главе «о посещении им Ново-Афонского Симона Зилота (ревнителя) монастыря» имеет свою закономерность. Написанное живо передает нам и историю обители, и даже отмирность ее природы, и многие труды, принесшие величие и известность этому месту. В 1990 году, когда автор побывал там, его встретил «пурпур заходящего солнца, сочность вечно зеленых деревьев, белесая голубизна осеннего моря. Словно это место создано Богом специально для раздумий о вечном». Гармонию может создавать и человек с чистой совестью, стремящейся к Богу: «Большое можно при желании разглядеть и в малом: ведь вот озеро, плотина, водопад, каналы. Сколько приложено выдумки, сил, старания. И по оставшимся деталям видно, как красиво, ухоженно было здесь. Но нет, все сами же поломали, разрушили, испоганили. «Да, тайна сия велика есть, велика и непостижима».

Безбожный человек сделал свое черное дело: «На этот раз храм оказался открытым, я вошел в него и был поражен его размерами, величественностью.

Конечно же, теперь в нем был музей, висело по стенам несколько запыленных и грязных стендов с отвратительными по качеству фотографиями, на которых трудно было что-либо разобрать. В этом состояла вся экспозиция краеведческого музея. Но не ради нее я пришел сюда».

Это реальные плоды коммунистической советской власти, везде одно и тоже, это трагедия Русской Империи, которую попустил Бог за утрату в душах православных «Евангельской Марии».

Много места в очерке уделено батюшке Серафиму Саровскому, и это естественно. Господу Богу было угодно, чтобы в 1991 году всему миру было объявлено, что произошло обретение мощей Серафима Саровского, исчезнувших при советской власти. Слава нашего святого земляка и его заступничество пред Божьим Престолом, и обращение к нему в молитве за помощью известно во всем мире. Батюшка Серафим в начале XIX века подробно предсказал будущее России, предсказал он и восстановление Самодержавной монархии, подтвердив тем древние пророчества, что Царь будет Русским. «Лев, которого ты видел поднявшемся из леса и рыкающим, говорившем к орлу и обличавшем его в неправдах его всеми словами его, которые ты слышал, это — Помазанник сохраненный Богом к концу против них и нечестий их». (Библия, кн. Ездра). И будет это все при всемирном чуде воскресения о. Серафима Саровского из мертвых в подобие семи отроков Эфесских. Известно также из откровений, что наш батюшка Серафим, как Патриарх возглавляет Собор Торжествующей Русской Православной Церкви Святых на Небесах. Поэтому интерес автора к святому не случаен, он носит личностный характер. Летом 1994 года ему удалась паломническая поездка всей семьей в Дивеево, это укрепило его веру во Христа. Он так говорит об этом: «Надо сказать, что готовились мы к этому паломничеству загодя. Собирались, затем переносили сроки, вовсе откладывали. И то, что оно, наконец, состоялось, радовало вдвойне, создавало взволнованно-праздничное настроение, вселяло уверенность в его благополучное завершение. Если все-таки едем, и все препятствия, до этого мешавшие, каким-то образом устранились, неловкости и сомнения разрешились, значит, батюшке Серафиму наша поездка угодна. Так все мы решили».

Уезжал он от Батюшки окрыленный, с ощущением, что Серафим Саровский всех верных защитит и поможет обрести нам столбовую дорогу России, которая есть не что иное, как служение верных Богу, Царю и Отечеству во исполнение Божьих откровений, прозвучавших из уст дивного старца Серафима.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва