Рачков Н. Б. (г. Тосно, Ленинградской области)

На орбите высокой поэзии

О книге Олега Чупрова «Время листопада»

 

«Стихи удаются, если созданы при душевной ясности», – утверждал Овидий. А кто-то из наших современников подчеркивал, что язык красоты — простота. Об этом я вспомнил, читая книгу стихов петербургского поэта Олега Чупрова «Время листопада», наслаждаясь четким, почти графическим построением стиха, музыкальным звучанием строки, задушевностью, философской простотой раздумья о смысле жизни, о красоте этого мира, о радости и печали пребывания в нем. Я давно знаком с творчеством Чупрова, я узнаю его стихи из сотни других по какой-то особой доверительной тональности, по поэтической «изюминке», которая присутствует в каждом почти его стихотворении, по неожиданной находке в концовке, лаконичной и неотразимой. Мне нравится, что он, живя в Петербурге, никогда не забывает о своей малой родине — Усть-Цильме. «Я все же северной породы!» — с гордостью говорит он. Да и все стихи его почти оттуда — из северного светлого края, вся любовь его, все сюжеты навеяны глубинкой, родительским домом, улицей, рекой, лугами, близкими людьми, коренным своим родом.

 Нас, Чупровых, на Печоре много,
Да и на Руси хватает нас.

Сказано веско. Да и как не гордиться ему теми же родителями! Отец храбро защищал Родину в годы войны, вернулся инвалидом, вскоре умер от полученных ран, мать — всю жизнь на работе, в заботах о семье, о детях. Вырастить, прокормить, выучить — это же сколько сил надо одной! Олег вырос среди крестьянских забот, среди родной природы, среди простых тружениц и работяг. И когда он приезжает в родные места, замечает за собой, как

…странно лицо холодеет
От любви ко всему, что вокруг.

Поднимет голову, а там, в небесах, жаворонок. «Не в Кремлевском дворце — птаха малая на ладони у Бога поет». Увидит знакомую сосну, которая «вот-вот с обрыва сорвется — и каюк», но понимает, что не сорвется:

Ведь не грозит паденье
Тому, кто в землю врос.

Это не только о сосне, это скорее о себе. Он сам врос в эту землю всей душой, с малолетства, это она, земля, дает ему силы, отсюда его талант, от любви ко всему, что вокруг. А в Петербурге вспомнит родное, незабываемое, сердцем почувствует:

И деревня, как царевна,
К моему плечу прильнет.

Конечно же, для того, кто вырос в глубинке, деревня — это и царевна, наверное. Сказочный персонаж. На всю жизнь. Поэт любуется «золотистым, ярким, жарким, словно летний луг лесной, славным пижемским подарком — звонкой ложкой расписной». Заметим, не золотая, не серебряная ложка дорога ему, а деревянная, какой в свое время щи с крапивой хлебал в родных стенах. А как тепло, светло рассказывает он о встрече со своей сестрой в стихотворении «Горница»! «И вспорхнула сестра, словно горлица: «Наконец-то пожаловал гость!..» А как свежо, как трепетно говорит о матери, как печалуется его душа, что она ушла. И прозревает:

Ты никуда не уходила!
Но позабыл об этом я…
Там, на холме — твоя могила,
А здесь, в избе — душа твоя.

Мало кто в современной поэзии слился художественно с рекой так, как это сделал Чупров. У истинного поэта ничего просто так не бывает в произведении. Всегда проводится параллель, всегда иносказательно говорится о главном, о том, что за сказанным. Для Олега река — это река жизни. «Против течения к дому гребу»,– признается он, ведь все труднее и труднее с годами возвращение.

На середине устану грести,
Сердце обступят заботы.
Реченька-речка, грехи отпусти!
Тихо ответит: «Да что ты…»

Не отпустит, со всеми грехами своими так и плывем по жизни дальше, ощущая их тяжесть. С годами приходит понимание, что ты тоже часть этой удивительной природы, и душа уже поневоле сливается с ней, с вечностью, и все теснее это сближение.

Вечером поздним потянет к Печоре…
Вот я в прохладные воды вплываю,
Город, деревню, судьбу — забываю,
Сердцем вдыхаю полночный покой.
Сам становлюсь постепенно рекой…

С каждым приездом на родину он глубже всматривается в жизнь, постигает судьбы людские, судьбу деревенскую. Ну, кого не тронет стихотворение «Старуха»? Вроде бы, сколько уже написано на эту тему, сколько ярких художественных образов найдено поэтами. Вот и Олег начинает стихотворение вроде бы незатейливо, обыденно: «В этой всеми забытой деревне доживает свой век одна…» Но как заканчивает, какая трагическая судьба предстает перед нами, на каком животрепещущем нерве держится правда жизни!

До утра подушку, как внука,
Держит бережно на руках.

… Не случайно поэт в одном из стихотворений так определяет себя и свое творчество в круговороте времени: «Музыка светлой печали жизнь озарила мою». Он действительно музыкален, многие стихи его не случайно композиторы положили на музыку. Мне нравятся его стихи о любви, он раскован в своих чувствах, правдив, откровенен:  

 

 

Олег Чупров

 

 «С днем ангела, ангел мой милый…»
И вздрогнет рябина в саду.

И покоряет его ироничное отношение к себе. Вот он рассматривает школьный снимок, видит девочку, свою первую любовь. А где же он сам? Он должен быть где-то рядом. Может, виноват фотограф? «Разве первую любовь позабыть сумею?» — восклицает автор. И грустно, хотя и с лукавинкой, итожит:

Озарила, как лучом…
В небо чуть не взвился.
А фотограф ни при чем.
Сам — не проявился.

И ничего объяснять не надо. У многих так было. Не проявились сами. Поэт просто благодарен за любовь, которая выпала в жизни: «Спасибо вам, любившие меня!» И поэтически простодушно, но, конечно же, с авторской хитрецой изумляется: «Сколько женщин! И каждую хочется приласкать… Ну хотя бы строкой». И в этом весь поэт. Кажется, еще Юрий Кузнецов подметил секрет любовной лирики: в ней бывает то, чего в жизни не было, но могло быть. И Олег честно распахивает душу:

А жалеть меня не надо,
Ведь за все мои грехи
Неожиданно — награда:
Ты, вошедшая в стихи.

 Не обижу даже взглядом.
Просто, нежность затая,
Буду знать, что где-то рядом
Ты живешь, любовь моя…

Конечно, Олег Чупров больше всего лирик, хотя у него немало стихов и на патриотическую тему. Именно он лаконично заявил «похоронщикам» России: «Не по бедам Русь суди — по ее победам». Но он, оглядываясь вокруг, видит и негативное в жизни, в человеке прежде всего. Вот стихи об одиночестве, о человеке в тайге, который лежит на спине и равнодушно вспоминает, поигрывая кольцом на пальце, что вокруг никого, что где-то жена и сын, что вот один комар досаждает, жужжит и жужжит над ухом.

Человек убил комара
И остался совсем один.

Что ж, сам себе выбрал такую участь. И сколько таких одиноких. А вот другой человек, который «ничего у Бога не просит, деловой, пробивной и крутой, на груди, как на выставке, носит крест массивный, литой золотой». И мы сразу понимаем, о ком речь. Сколько их, «новых русских», появилось за эти разрушительные годы, сколько нахрапистых, хамоватых, взявших по жизни один лозунг: «Обогащайтесь»! И все-таки он, этот заплывший от жира, уже вроде бы совсем духовно опустошенный, с золотым литым крестом на груди, однажды вдруг вспомнит,

Что у матери крест деревянный
От дождя и от ветра поник.

Это почти по-гоголевски о русском человеке. Поэт не возражает в споре и тем, кто наставляет его, как надо жить, как ловить удачу: «Он с упоеньем меня поучает, как надо жить, как успеха добиться». Такие и впрямь говорить мастера, критиковать, подсмеиваться, указывать на недостатки. Но:

Все-то он знает, все-то умеет,
Но ничего у него не выходит.

Это и о природе таланта. Потому что талант — это тайна, он или есть или нет, его нельзя получить как диплом в институте, нельзя купить ни на каком рынке. Поэт пишет о жизни, сам подчас затертый заботами этой жизни: «Жил, как все, среди людей, но не лез по-волчьи в стаю». Это правда. Потому что поэтом всегда управляет совесть, а без совести нет и настоящего поэта. Ему хочется «достать до неба, но при этом стоять надежно на земле». Такова его поэтическая орбита. Олег Чупров не бравирует, но честно признается, что жизнь все-таки удалась, раз есть что за плечами.

Слава Богу, книги есть
И читателей немало.
В общем, не на что пенять,
Продолжается дорога.

И на небе буду знать,
Что не лишний я у Бога.

Поэту хочется, чтобы так и было. И кто знает, может, его желание исполнится. Будем благодарны ему за хорошие стихи, за эту радостную, несмотря на множество грустных, но светлых стихов, книгу. Радостную, потому что мы, читая стихи, вместе с автором проживаем и свою жизнь, в которой тоже много было и хорошего, были счастливые мгновения, была любовь, были моменты очарования этим миром природы и души человеческой. Главное было. А много ли надо человеку? Чупров полагает, что истинное богатство это, когда

Найдутся — береза с листвой золотой,
Жар-птицы синицы перо,
И женщина — та,
что над скорбной плитой
Уронит слезы серебро.

Поверим Поэту. Он видит дальше.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва