Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский ВИКЕНТИЙ (Морарь)

«Через крест к славе...»

Время правления святого Страстотерпца Государя Императора Николая Александровича, может быть, как никакое другое правление отягощено различными историческими мифами, предвзятостями. Быть может, ни о ком из русских Царей не сказано столько дурного, нечистого, заведомой лжи, представленной как историческая очевидность. Это объяснимо и с исторической и с духовной точки зрения, — злонамеренной клеветой должно было быть подорвано доверие к личности Царя и самодержавной власти вообще. А затем усилением, своеобразным узакониванием этих мифов, должно было быть оправдано, покрыто страшное злодеяние, совершенное в Екатеринбурге. Но время все расставляет на свои места, идеология богоборчества, революционного насилия отошла в прошлое и становится возможным более трезво, объективно рассматривать нашу историю.

Церковь выразила свое отношение к личности Государя, всей Царской Семье причислив их к лику святых, усвоив им именование страстотерпцев. Всякое церковное суждение должно исходить из единства духовного опыта членов Церкви, и здесь совершается единое свидетельство святости как приобретения христианского совершенства. Для Церкви очевидно, что Господь даровал им особую, с внешней точки зрения, трагическую судьбу, которую мы, христиане восхваляем как славную, победную.

Начала христианского опыта, напечатление добродетелей закладывается в детстве, и будущий Император Николай Александрович получил твердые нравственные основания в любящей христианской семье, прежде всего, от своих Царственных родителей. Вся семья отличалась скромностью, искренней простотой и глубокой религиозной настроенностью, с доверительными отношениями между детьми и родителями. Августейшая мать сама руководила делом воспитания своих детей, желая видеть в них, прежде всего, искренних христиан, живущих духом любви и милосердия.

Одним из самых важных нравственных понятий, которое старательно прививалось царским детям, было понятие особой царской ответственности за державу, за свой народ, — личной ответственности, несомой пред Богом в христианской совести, что особенно важно, так как именно в этом власть приобретает особое — личностно-духовное измерение.

Историческая оценка государственной деятельности Николая Александровича, как в его время, так и сейчас, весьма разнообразна, но ее основанием, как правило, является определенная мировоззренческая позиция, прежде всего, в понимании исторических путей русского государства — как традиционно-самодержавного или же либерально-демократического.

Внимательное и, что очень важно, непредвзятое рассмотрение деятельности Императора Николая Александровича позволяет прийти к выводу о наличии у Государя стратегических замыслов в развитии страны, которые проводились в жизнь последовательно, с характерной для него внутренней настойчивостью и самостоятельностью. В отличие от своего отца он не стремился к проявлению внешней, властной решительности, что порождало принципиально неверные суждения о слабости, непонимании и так далее, а порой становилось отправной точкой, неким основанием для сознательной, злобной клеветы. Сам же о себе Государь свидетельствует: «Я люблю слушать разные мнения и не отвергаю сразу того, что мне говорят, хотя бы мне было очень больно слышать суждения, разбивающие лучшие мечты всей моей жизни, но верьте мне, что я не приму решения, с которым не мирится моя совесть».

Все основные вехи как внешней, так и внутренней политики были поставлены самим Государем: во внешней политике — проведение в жизнь «большой азиатской программы» при всемерном охранении мира в Европе. Еще в 1898 году он обратился к правительствам Европы с предложением о созыве конференции для обсуждения наиболее эффективных методов обеспечения сохранения всеобщего мира и установления пределов в отношении роста вооружений. Вследствие этого обращения состоялись Гаагские мирные конференции 1899 и 1907 годов, решения которых в значительном объеме действительны по сей день.

Во внутренней политике — вопрос крестьянского землевладения, развитие сельского хозяйства, транспорта, хозяйственные реформы, развитие армии и флота и пр.

Принципиальные, существенные изменения в устройстве русского государства после реформ 1905–1907 гг. также не были лишь следствием революционных потрясений, а явились сознательным выражением воли Государя к участию общества в управлении страной. Император Николай Александрович ясно понимал недостаточность представительного образа правления и одновременно не питал иллюзий относительно настроений общества. В разговоре с Витте (1905 г.) он сказал: «Я отлично понимаю, что создаю себе не помощника, а врага, но утешаю себя мыслью, что мне удастся воспитать государственную силу, которая окажется полезной для того, чтобы в будущем обеспечить России путь спокойного развития, без резкого нарушения тех устоев, на которых она жила столько времени».

Чтобы облегчить русскому обществу работу на пользу Отечества, Государь вступил на путь реформ, опасность и отрицательные стороны которых Он все время живо ощущал. Ни на минуту Его не оставляло сознание ответственности за Россию, — не только за собственные ошибки или упущения, но и за какое-либо попустительство. Государь искренне хотел включить народное представительство, как составную часть, в государственный строй царской России.

За двадцать три года правления Николая II население Империи увеличилось на 40 %, наряду с естественным приростом заметно повысился общий уровень благосостояния. Благодаря росту сельскохозяйственного производства, развитию путей сообщения, целесообразной поставке продовольственной помощи, «голодные годы» в начале XX века уже отошли в прошлое. Урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы и ячменя) удвоился, также как и количество мануфактуры, приходящейся на голову населения. Вклады в государственных сберегательных кассах возросли с 1894 до 1913 года почти в 7 раз.

С начала царствования государственный бюджет возрос в 2 раза, имел всегда положительный характер, и, что немаловажно, возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая рост народного хозяйства. Золотой запас госбанка за 10 лет, с 1894 по 1914, возрос в 2,5 раза.

О росте народного образования свидетельствуют следующие цифры: к 1914 году расходы государства, земства и городов на народное образование составили 300 млн. рублей (в начале царствования — около 40 млн.). Хозяйственная самодеятельность широких масс выразилась в беспримерно быстром развитии кооперации, число потребительских обществ возросло в десятки раз.

Итак, в годы царствования Иимператора Николая II Россия достигла еще невиданного в ней уровня материального преуспевания... Происходящую в России перемену отмечали иностранцы. В конце 1913 г. редактор «Economist Europeen» Эдмон Тэри произвел по поручению двух французских министров обследование русского хозяйства. Отмечая поразительные успехи во всех областях, Тэри заключил: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 год идти так же, как они шли с 1900 по 1912, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

Особое место в деятельности Государя занимало попечение о Церкви. Автор книги об убийстве Царской Семьи М. К. Дитерихс писал: «Чтобы проникнуть в глубину сознательной религиозности Царя и Царицы и объять полноту и целость восприятия ими духовности начал учения Христа, мало прослушать свидетельства лиц, близко стоявших к ним, мало проштудировать их письма, записки, личную переписку, надо открыть принадлежавшие им книги Священного Писания и страница за страницей, строка за строкой тщательно проанализировать многочисленные отметки, сделанные ими в книгах, из коих некоторые, как Библия и Евангелие, читались, по-видимому, ежедневно и неоднократно. Отрекшись от предвзятостей, созданных молвой и “общественным мнением”, подойдя к этой работе с искренним желанием познать, чтя чистоту и святость великих учений, постепенно, шаг за шагом, начинаешь получать представление о величественности, цельности и святости нравственно-религиозного мировоззрения, которыми были проникнуты существа Венценосных Супругов Российского Государства».

Последний Император России относился к Православной Церкви с сыновней заботой. За время его царствования число приходских церквей в России увеличилось более чем на 10 тысяч, открыто было более 250 новых монастырей. Император сам участвовал в закладке и освящении новых храмов, жертвовал на их созидание личные средства. Государь часто посещал святые места, глубоко и искренне почитал святых угодников. В последнее царствование канонизовано было больше святых, чем за два столетия правления его предшественников, от Петра I до Александра III. При этом Император вынужден был проявить особую настойчивость, добиваясь канонизации преподобного Серафима Саровского, святителей Иоасафа Белгородского и Иоанна Тобольского, когда ему пришлось столкнуться с возражениями некоторых членов Святейшего Синода. Николай II высоко чтил и святого праведного Иоанна Кронштадтского, на руках которого скончался его Царственный Отец.

Стремление Государя к укреплению церковной жизни ставило и вопрос о возможном изменении учрежденной Императором Петром I синодальной системы церковного управления. Он дал разрешение на открытие Предсоборного Присутствия, в тематику которого входили вопросы епархиального управления, церковного суда, благоустроения приходов, состояния духовных школ.

Итак, мы можем сказать, что активное развитие страны в годы правления Императора Николая Александровича не давало оснований для происшедших потрясений. Но, к сожалению, существовали проблемы в изменении внутреннего строя русского общества. Распространение безбожия, идеалов общечеловеческих свобод, изменение традиционных представлений о значении власти самодержавной, нравственная распущенность, — все это внутренне разрушало крепость русского общество, делало его готовым к революционной провокации.

Вот что писал о царствовании Николая Александровича Уинстон Черчилль, бывший в то время военным министром: «согласно поверхностной моде нашего времени, царский строй принято трактовать, как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные представления. Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна.

В управлении государствами, когда творятся великие события, вождь нации, кто бы он ни был, осуждается за неудачи и прославляется за успехи. Дело не в том, кто проделывал работу, кто начертывал план борьбы; порицание или хвала за исход довлеют тому, на ком авторитет верховной ответственности. Почему отказывать Николаю Второму в этом суровом испытании?»

Сегодня для нас становится все яснее, что события февраля 1917 г., представляющиеся иной раз как череда случайностей, на самом деле были плодом постоянной антигосударственной деятельности высших слоев русского общества и радикальных партий. Все это явилось выражением как личного неприятия правления Государя, то есть непонимания Императора, прежде всего в христианских принципах жизни, правления, так и выражением отвержения самодержавного строя вообще.

Государь остался один, не нашлось ни одного властного твердого помощника, ни в Петербурге, ни в армии. Сам Царь-Мученик, пишет в своем дневнике скорбные и страшные слова, характеризующие это отступления: «Кругом измена, трусость и обман».

Принять решение было чрезвычайно затруднительно, особенно в условиях совершенно наглого давления, практически предательского плена, когда противостояние означало гражданскую войну, по уверению организаторов этого натиска. К такому решению Император приходит в максимальном молитвенном испытании христианской совести, в ночном, бдении перед иконой Божией Матери.

Святитель-новомученик, Патриарх Тихон, сказал: «Он, отрекаясь от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней. Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией».

Но истинное отречение совершил не Государь, а Россия, которая отреклась и отвернулась от него, и если перефразировать известное изречение о том, что каждый народ достоин своей власти, то здесь народ оказался недостоин своего Государя, что проявилось в восторженном приятие февральского переворота в городских массах. Однако, те самые люди, отчаянно боровшиеся за власть, оклеветавшие царя и самодержавие, приложившие все усилия к его отречению, в самом скором времени оказались свидетелями последствий своего безумия: распада армии, неспособности новой власти к управлению страной и, наконец, были сметены решительным натиском большевизма.

7 марта Временное правительство объявило об аресте Императора и Его Супруги и содержании их в Царском Селе. Так начинается новый этап в их христианской жизни. Это действие Временного Правительства невозможно ничем оправдать, ведь арест Императора и Императрицы не имел никакого законного основания или повода. Временное Правительство назначило комиссию по расследованию деятельности Императора, но, несмотря на все старания, обнаружить что-нибудь, что могло бы опорочить Царя, ничего не нашли. Царь был невиновен. Когда невиновность Царя была доказана и стало очевидно, что за ним нет никакого преступления, Керенский, занимавший пост председателя Совета министров, вместо того, чтобы освободить Государя и Его Семью, отправляет их в Тобольск, обрекая тем самым на крест, ибо в это время дни самого Временного Правительства были уже сочтены, и его поджидало позорное октябрьское низложение.

Настало время и большевистского заключения, в котором с наибольшей ясностью проявились христианские качества Государя и Его Семьи, в предельном терпении, кротости, приятия совершившегося, до самой мученической кончины. Чем жили, что переживали последний российский Император и Его Семья? Свидетельством становятся собственные письма Царственных Мучеников из заточения.

Доброта и душевное спокойствие не оставляли Императрицу даже в самые трудные после отречения Государя от Престола дни. Вот с какими словами утешения обращается она в письме к офицеру Маркову: «Вы не одни — не бойтесь жить, Господь услышит Ваши молитвы и Вам поможет, утешит и подкрепит. Не теряйте Вашу веру, чистую, детскую, останьтесь таким же маленьким, когда и Вы большим будете. Тяжело и трудно жить, но впереди есть Свет и радость, тишина и награда за все страдания и мучения. Христос с Вами, не страшитесь».

Особенно сильное впечатление производят последние письма Александры Феодоровны Анне Александровне Вырубовой. Из них ясно видно, что время заключения стало временем завершающего очищения душ Царственных Страстотерпцев в готовности следования Христу до конца: «Душа выросла, — то, что раньше стоило Тебе один день мученья, теперь год терпишь, и силы не ослабели. Через крест к славе, все слезы, тобою пролитые, блестят как алмазы на ризе Божией Матери; ничего не теряется, хорошее и плохое, все написано в книге жизни каждого; за все Твои мученья и испытания Бог Тебя особенно благословит и наградит. Бог попустил эту страшную ругань, клевету, мучения — физические и моральные, которые Ты перенесла. Мы никогда не можем отблагодарить за все, лишь в молитвах, чтобы Он и впредь Тебя сохранил от всего. Дорога к Нему одна, но в этой одной масса других, — и все стремимся дойти до пристани спасения и к вечному свету. А те, кто по стопам Спасителя идут, те больше страдают. Избранные крестоносцы... Господь скорее слышит молитвы тех, кто перестрадал, но веру не потерял. Не вспоминай все больное, но лучи солнца, которые Он посылает».

Именно в этом настроении вся Царская Семья пришла к своей мученической кончине.

Чудовищное екатеринбургское преступление стало поворотным пунктом русской истории XX века, пошедшей по путям социальных катастроф и гибели культуры, беспрецедентных гонений на Церковь и страшных человеческих падений. Ответом русского общества на тяжелейшие испытания, принять которые пришлось ему в 20-е годы, был удивительный по силе и напряженности исповеднический порыв ко Христу. Переживание ужаса всенародной трагедии оказалось не в силах победить надежды на прорыв к свету, вдохновенной уверенности в том, что торжествующее зло преходяще, что за всем этим — светлое будущее, духовное очищение, обновление и возрождение.

С религиозно-нравственной точки зрения екатеринбургское убийство было безумной попыткой уничтожить то, что было дорого русскому народу на протяжении тысячелетней истории со времени принятия христианской веры. Нравственно опустошенный народ не смог найти в себе силы для противодействия натиску враждебных сил, для защиты своего Государя как Помазанника Божия, и таким образом вольно или невольно фактически отрекся от дара, который он имел уже много веков, — от теократии как основы Государства.

«Русские люди, — пишет архиепископ Серафим (Соболев), — по горькому опыту теперь знают, к каким гибельным последствиям для русского Государства привело их недовольство царской властью, их открытое осуждение Императора Николая II, доброго и православного Царя». Как бы ни сложились дальнейшие судьбы русского народа, он нравственно обязан покаяться в содеянном им или от его имени в 1917 году. Очень важно понять, что покаяние ни в коем случае не может быть заявлением политического характера, а должно быть настоящей христианской добродетелью, то есть глубоким обновлением, переменой своей жизни и воздаянием благодарной памяти замученным. Обновление означает, прежде всего, внесение нравственного начала во все слои нашей жизни, — в устроении семьи, образования, экономики, нравственной ответственности власти, в осмыслении судеб России.

Завершить же это слово мне хотелось словами святителя Сан-Францисского и Шанхайского Иоанна: «Теперь весь мир может видеть, как связаны между собой Царская власть, верная Богу, и Россия. Не стало Царя — не стало России. Борьбу против Царя и России вело скрытое безбожие, проявившее себя затем открыто. Такова сущность борьбы против Царя и России, против основы ее жизни и исторического развития. Таковы смысл и цель той борьбы, которых, может, не все сознавали — те, которые были ее пособниками.

Против Царя и России было призвано все грязное и ничтожное и грешное, что может быть в душе человека. Все это, всеми силами, поднималось на борьбу против Царской Короны, увенчанной крестом, ибо Царское служение есть крестоношение.

Против креста людей всегда поднимают клеветой и ложью, творя диавольское дело, ибо, по слову Господа Иисуса Христа: «он есть ложь и отец лжи, и когда говорит ложь — говорит свое» (Ин. 8, 43). Все было поднято против самого кроткого, чистого и любвеобильного Царя, чтобы в страшный час борьбы против него — он остался один. Предварительно распространялись грязные клеветы на Царя и его семью, чтобы народ охладел к нему...

Для возрождения России напрасны все политические и программные объединения: России нужно нравственное обновление русского народа. Мы должны молиться о прощении грехов наших и о милости нашему Отечеству, подобно тому, как Господь Бог освободил Израиль от плена Вавилонского, восстановил и разрушенный град Иерусалим».

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва