Пересыпкин О. Г. (Москва)

Иерусалим и Россия сегодня

Иерусалим за всю свою многовековую историю неоднократно оказывался в центре политических и межрелигиозных конфликтов. С 1514 года Палестина находилась под контролем Оттоманской империи, и статус Иерусалима регулировался сложившимися традициями, а затем с XIX в. — султанскими фирманами, в которых определялись права христиан. В 1852 году был принят документ «Оттоманский status quo», где был дан перечень святых мест Палестины и оговорены также права христианских конфессий в Восточном Иерусалиме, где четко выделяются четыре квартала — иудейский, христианский, армянский и мусульманский. Иерусалимский патриархат и православное Святогробское братство получили преимущественные права. Был также определен порядок богослужения и церемоний во время схождения Благодатного огня, а сам храм Гроба Господня был разделен на шесть приделов — греко-православный, римско-католический, армянский, коптский, эфиопский и сир-яковитский. Самые большие приделы были у православных, католиков и армян. Иудеи на Харам аш-Шариф, где находятся мусульманские святыни Кубба ас-Сахра и мечеть аль-Акса, в период оттоманского правления не допускались и их статус был уравнен с другими подданными турецкого султана только в 1840 году.

В ходе Первой мировой войны Палестину заняли английские войска и в ноябре 1917 года в Лондоне была опубликована Декларация Бальфура, по которой английское правительство обязалось содействовать созданию в Палестине «еврейского национального очага». Под предлогом реализации положений Декларации Бальфура Англия оставила в Палестине свои войска и добилась на конференции в Сан-Ремо в 1920 году мандата на Палестину, который был подтвержден Лигой наций в 1922 году. Мандат сохранил прежний порядок отношений между религиозными общинами, гарантировал свободу доступа к Святым местам и отправление религиозных церемоний, а в § 13 специально говорилось о сохранении прежнего управления мусульманскими святынями. Однако в § 14 мандата отмечалось, что государство-мандатарий, то есть Англия, должно создать «специальную комиссию по изучению, выяснению и определению прав и притязаний в связи со Святыми местами и вообще прав и притязаний различных религиозных общин в Палестине». Подобная комиссия не была создана и проблема «притязаний» была фактически заморожена.

В начале 1947 года в связи с приближением даты окончания мандата на Палестину и подъемом освободительной борьбы арабов Англия была вынуждена передать вопрос о Палестине на рассмотрение в Организации Объединенных Наций. Генеральная ассамблея ООН на своей чрезвычайной сессии в апреле-мае 1947 года обсуждала палестинский вопрос, а 27 ноября 1947 года, уже на очередной второй сессии Генеральной ассамблеи ООН была принята резолюция № 181. Основное содержание этой резолюции сводилось к двум моментам — раздел Палестины на два государства — арабское и еврейское и выделение Иерусалима в отдельную территориальную единицу «corpus separatum» под управлением ООН1.

Принятию резолюции № 181 предшествовала острая дискуссия в ООН. США предложили установить в Палестине режим опеки. Против выступил СССР, который, руководствуясь принципами борьбы против колониальной системы и идеями интернационализма и дружбы народов, предлагал создать в Палестине двуединое арабо-еврейское демократическое государство со столицей в Иерусалиме. В момент обсуждения этого вопроса обострилась внутриполитическая ситуация в Палестине и реализация советского предложения практически стала невозможной. Поэтому советская делегация в ООН, которую возглавлял Андрей Громыко, будущий министр иностранных дел СССР, получила указания Председателя Правительства и Секретаря правящей Коммунистической партии Советского Союза Иосифа Сталина проголосовать за создание в Палестине двух государств — еврейского и арабского — и особый статус Иерусалима. Лица, присутствовавшие в кабинете Сталина в Кремле во время обсуждения палестинского вопроса, рассказывают, что Сталин долго не решался подписать это указание Громыко. Окружавшие его советники утверждали, что Израиль будет первым социалистическим государством на Ближнем Востоке, который в то время контролировали США, Англия и Франция, станет союзником СССР в начавшейся «холодной войне». Сталин под давлением своих советников подписал указание Громыко проголосовать за резолюцию № 181, заметив при этом, что «мира на Ближнем Востоке не будет».

В резолюции № 181 подтверждались существующие права в отношении Святых мест, зданий и местностей религиозного значения, в том числе свобода доступа, посещения и проезда к Святым местам Иерусалима и Вифлеема, охраны этих мест, освобождения от налогов и запрещения всех шагов и мер, которые могут нанести ущерб Святым местам. В резолюции также говорилось, что существующие права в отношении Святых мест и зданий или местностей религиозного значения..., «не могут быть отменены или нарушены». Эта формулировка предлагалась для включения в специальную Декларацию в качестве основного юридического документа при том понимании, что «никакой закон, обязательное постановление или действие правительства не может иметь большей силы, чем эти условия и требования». Подобная Декларация, однако, не была принята ни арабской, ни еврейской стороной.

Резолюция ГА ООН № 181 предусматривала также возможное изменение статуса Иерусалима, причем инициатором такого изменения должен стать Совет по опеке ООН, а сами изменения должны проводиться с учетом приобретенного опыта и мнения жителей, выраженного на референдуме. К сожалению, резолюция № 181 не была претворена в жизнь: 14 мая 1948 года было провозглашено образование Государства Израиль и началась первая арабо-израильская война.

В ходе первой арабо-израильской войны 1948 года произошел фактический раздел Иерусалима на два сектора — Восточный Иерусалим со Святыми местами иудаизма, христианства и ислама оказался под контролем Иордании, а Западный Иерусалим оказался под контролем Израиля. В этой связи идея придания особого статуса Иерусалиму, увязанная естественно с его территориальным единством, стала ставиться под сомнение, несмотря на то, что Генеральная ассамблея ООН в своей резолюции № 194, принятой в декабре 1948 года по докладу посредника ООН в Палестине, подтвердила этот тезис. Должность посредника была учреждена согласно резолюции ГА ООН № 186, которая определяла полномочия посредника ООН — оказывать помощь населению Иерусалима в организации повседневной жизни, способствовать увеличению благосостояния жителей этого города и поощрять поиски путей урегулирования конфликтной ситуации в Палестине2.

Арабские страны и Израиль не приняли резолюцию № 194, подтвердившую необходимость выполнения положений резолюции № 181 по Иерусалиму. 23 января 1950 года Израиль объявил Иерусалим своей столицей и перевел в западную часть города свои официальные учреждения. Правительство Иордании, объявившее о покровительстве Харам аш-Шариф, назначило губернатора в Восточный Иерусалим и предприняло другие действия по закреплению своего контроля, которые были одобрены другими арабскими государствами3.

История Палестины и судьба Иерусалима прямо связаны с деятельностью Российского Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО). Как известно, Октябрьская революция 1917 года в России внесла существенные перемены в судьбу этой организации. Она, естественно, потеряла титул «императорское» и определение «православное», поскольку монархический режим был свергнут, а Русская Православная Церковь была отделена от государства. Реорганизованное ИППО стало именоваться Российским Палестинским обществом, а 29 августа 1919 года было включено в систему Академии наук России. Была признана юридическая правопреемственность на всю собственность, научную и просветительскую деятельность Палестинского общества на территории нашей страны и за границей, то есть права собственности на те самые объекты, которые образовали «Русскую Палестину». 9 декабря 1922 года Главнаука Наркомпроса РСФСР утвердила первый после революции его Устав. Советское правительство конфисковало все авуары общества в русских банках, 4-этажный дом в Санкт-Петербурге, где размещались штаб-квартира ИППО и его уникальная библиотека4. Сегодня можно поставить под сомнение целесообразность и правомерность конфискации собственности ИППО, которая была приобретена в России и за ее пределами на собранные в церквях русскими богомольцами средства или получена в качестве дара.

Неопределенной оказалась судьба зарубежных владений ИППО. Эмигранты из Советской России создали параллельную Русскую Православную Церковь за рубежом и параллельное Палестинское общество, которые заявили о своих претензиях на наше имущество. Правительство Израиля передало объекты, приобретенные ИППО и находившиеся на его территории, правительству Советского Союза, как посчитали аналитики, в качестве жеста доброй воли за помощь в создании еврейского государства. При этом израильская сторона исходила из того, что все имущество ИППО было конфисковано советскими властями и, следовательно, юридически принадлежало Советскому государству. Имущество ИППО на палестинских территориях, в том числе в Восточном Иерусалиме, оказавшихся под контролем Иордании, находящейся под влиянием США и Великобритании, было передано Русской Православной Церкви за рубежом.

В Иерусалиме правительство СССР получило объекты, расположенные на площади Москобия (Сергеевское и Елизаветинское подворье, Троицкий собор, больница и комплекс зданий Русской Духовной миссии), а также женский монастырь в пригороде Иерусалима Айн-Кереме. Русская Православная Церковь за рубежом получила Александровское подворье, примыкающую к Храму Гроба Господня в Восточном Иерусалиме церковь Марии Магдалины на Елионской горе и женский монастырь на Елеонской горе с колокольней, называемой «Русской свечой».

Генеральная ассамблея ООН в 1949–1950 годах неоднократно обсуждала ситуацию в Палестине и статус Иерусалима. В сентябре 1949 года Согласительная комиссия внесла на рассмотрение проект о признании раздела Иерусалима на арабский и еврейский секторы и ответственности специального комиссара ООН за обеспечение охраны и свободного доступа к Святым местам Восточного Иерусалима. Кроме проекта Согласительной комиссии на пятой сессии ГА ООН в декабре 1950 года был представлен проект делегации Швеции, который предлагал осуществить «идею функциональной интернационализации Святых мест под ответственностью ООН». Советский Союз в декабре 1949 года голосовал за резолюцию № 303, однако уже весной 1950 года изменил свою позицию: в письме, направленном Генеральному секретарю ООН, говорилось, что «указанное решение (то есть резолюция № 303. — О. П.) не удовлетворяет ни арабское, ни еврейское население, как города Иерусалима, так и Палестины в целом». Изменение позиции СССР и других великих держав, а также категорические возражения Израиля и Иордании привели к тому, что идея интернационализации Иерусалима была поставлена под сомнения, но формально не отменена5.

Арабо-израильская шестидневная война в июне 1967 года внесла принципиальные изменения в ситуацию на Ближнем Востоке и, естественно, в статус Иерусалима. Израиль занял Синайский полуостров, Западный берег р. Иордан, сектор Газа, Восточный Иерусалим и сирийские Голанские высоты. Генерал Моше Даян по окончании военных действий заявил: «Силы обороны Израиля освободили Иерусалим. Мы вновь объединили разделенный город — столицу Израиля. Мы возвратились в эту самую большую святыню с тем, чтобы никогда с ней не расставаться»6.

Именно в это время были сформулированы базисные положения, касающиеся статуса Иерусалима, основные моменты которых переходили из одной резолюции СБ ООН в другую. В выступлениях членов ООН уже на пятой чрезвычайной сессии ГА ООН, созванной сразу после прекращения военных действий в июне 1967 года, четко прозвучало предостережение в адрес Израиля о том, что аннексия Восточного Иерусалима не будет признана мировым сообществом. Поскольку Израиль игнорировал эти предупреждения, была принята резолюция ГА ООН № 2253, признававшая, что меры, принятые в отношении Иерусалима, не имеют законной силы и должны быть отменены7. Но Израиль продолжал вести дело к окончательной аннексии Восточного Иерусалима: был распущен муниципальный совет, существовавший при иорданской администрации, принято решение о распространении законодательства и юрисдикции Израиля на район Восточного Иерусалима, переводе административных учреждений в Восточный Иерусалим, установление контроля над мусульманскими святынями и даже проповедями, читаемыми в мечетях Харам аш-Шариф и др. Поэтому во второй половине 1967 года Генеральная ассамблея ООН приняла две резолюции, которые подтверждали незаконность мер правительства Израиля в отношении Иерусалима, а в мае 1968 года Совет безопасности ООН провел ряд заседаний, на которых выступавшие подчеркивали, что все предпринятые Израилем законодательные меры, в том числе экспроприация земель, недействительны и не могут изменить правовой статус Иерусалима8. Представитель Советского Союза поддерживал все резолюции по Иерусалиму и впервые в своих выступлениях использовал выражение «оккупированные Израилем арабские территории», что впоследствии было признано мировым сообществом. Подобная ситуация логически привела к тому, что при оценке обстановки на оккупированных арабских территориях стали применяться положения Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны, принятой 12 августа 1949 года. Согласно этой конвенции оккупирующее государство не может аннексировать оккупированные в ходе военных действий территории и перемещение своего населения на оккупированные территории. Израиль категорически возражал против применения положений Женевской конвенции к захваченным в ходе шестидневной войны арабским землям, однако формулировка «оккупированные Израилем с 1967 года палестинские и другие арабские территории, включая Иерусалим», стала фактически использоваться во всех резолюциях Генеральной ассамблеи и Совета безопасности ООН по проблемам ближневосточного урегулирования.

Вопреки решениям ГА и СБ ООН Израиль продолжал «осваивать» Восточный Иерусалим. 29 июля 1980 года кнессет (парламент) Израиля принял «Основной закон об Иерусалиме», в котором было подтверждено положение о том, что Иерусалим, целый и единый, является столицей Израиля. В Иерусалиме сегодня находится резиденция президента Израиля, кнессет, правительство и Верховный суд.

Советский Союз и Российская Федерация, как правопреемник Советского Союза, прилагали усилия по выяснению ситуации с российским имуществом в Палестине и его возвращению законным владельцам. Но были и другие решения имущественных вопросов. Так, 7 октября 1964 года по указанию главы правительства СССР Никиты Хрущева часть объектов, построенных ИППО и конфискованных в 1917 году были проданы израильскому правительству. Всего было продано 22 объекта. В их числе были Елизаветинское подворье и больница на площади Москобия в Западном Иерусалиме. Эта позорная сделка получила название «апельсиновой», так как в обмен на это бесценное имущество Израиль обязался поставить в Советский Союз свои апельсины. Эти апельсины действительно были отгружены, но по дороге в советские порты сгнили и были выброшены в море. К счастью, в Москве сообразили не продавать Сергиевское подворье в Западном Иерусалиме, первый этаж которого пустовал с момента отъезда в 1956 году представителей ИППО, а часть здания занимал Институт экологии Министерства сельского хозяйства Израиля.

В октябре 1996 года израильское правительство подтвердило право собственности правительства Российской Федерации на три объекта недвижимости в Иерусалиме, в том числе комплекса зданий Русской Духовной миссии, большую часть которого на правах аренды занимает Мировой суд Израиля и Сергиевское подворье площадью 3 тыс. кв. метров. Участок у Дамасских ворот площадью 12 тыс. кв. м, право России на которое тоже подтвердило правительство Израиля, оказался на границе Восточного и Западного Иерусалима, был расчленен дорожными развязками и заградительными блоками, что фактически не давало возможности его использования. Есть еще один участок в Западном Иерусалиме, принадлежащий России, на пересечении улицы короля Джоржа и улицы Жаботинского, который сдан в аренду израильской фирме под автопарковку9.

Оценка ситуации на Ближнем Востоке и проблема ближневосточного урегулирования стали почти обязательными темами переговоров и обсуждений не только в рамках ООН и ее специализированных учреждений, но и на конференциях глав государств и правительств неприсоединившихся государств, на сессиях Организации Исламская конференция и других международных форумах. Несмотря на некоторые нюансы, основной смысл всех положений о статусе Иерусалима сводился к тому, что Иерусалим является частью оккупированных палестинских территорий и должен стать предметом общих переговоров по проблеме ближневосточного урегулирования.

Советский Союз и Российская Федерация занимали и занимают позицию, заключающуюся в том, что Израиль должен освободить оккупированные в 1967 году арабские территории, не препятствовать созданию независимого палестинского государства и в ходе переговоров по всеобъемлющему ближневосточному урегулированию определить границы палестинского государства и статус Иерусалима. Причем официальные лица Российской Федерации неоднократно подчеркивали, что Восточный Иерусалим должен быть столицей независимого государства Палестины. Российские представители разъясняли свою позицию на Мадридской конференции по Ближнему Востоку в октябре 1991 года, во время оценки подписанного в сентябре 1993 года в норвежской столице Осло Декларации принципов, повлекших за собой взаимное признание Израиля и ООП. По этому документу палестинцы получили доступ к управлению религиозными памятниками ислама в Восточном Иерусалиме. В июле 1994 года был подписан Договор о нормализации и установлении дипотношений между Израилем и Иорданией, по которому Иордания получила определенные привилегии в Восточном Иерусалиме.

В настоящее время существует несколько вариантов решения вопроса о статусе Иерусалима, которые обобщил ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, кандидат исторических наук Г. К. Прозорова.

1. Установление раздельного суверенитета Израиля и Палестины над территорией Восточного Иерусалима с некоторыми элементами международной ответственности за сохранность Святых мест. Эта идея обсуждалась в Кэмп-Дэвиде в апреле 2000 года, где содержались в предложениях Б. Клинтона в декабре 2000 года, на переговорах 2001 года в египетском городе Таба. В октябре 2003 года обсуждался вопрос о создании международного органа, ответственного за безопасность и сохранность объектов Харам аш-Шариф, и специального межконфессионального органа.

2. Разработка специального положения о Святых местах в Восточном Иерусалиме, при котором Стена плача переходит под контроль Израиля, Харам аш-Шариф — под контроль палестинского государства, а в отношении христианских святынь сохранился бы статус-кво. Этот план разработан А. Айалоном и С. Нусейби в июле 2002 года.

3. Суверенитет Израиля над единым Иерусалимом при том понимании, что фактическое управление Харам аш-Шариф будет осуществлять палестинское государство. Вместе с тем планируется разработать специальный режим, обеспечивающий свободный доступ и проведение религиозных мероприятий представителями всех религий. Первую часть этого предложения связывают с высказываниями израильских представителей на переговорах в Кэмп-Дэвиде в 2000 году, а вторая часть считается планом Г. Шера и У. Саги, озвученным в 2002 году.

4. Суверенитет Израиля над единым Иерусалимом при гарантиях свободы доступа поклонников трех мировых религий к Святым местам Восточного Иерусалима. Эта идея была высказана премьер-министром Израиля Б. Нетаньяху в книге «Место под солнцем». Это предложение было дополнено лидером блока выходцев из бывшего СССР «Наш дом Израиль» А. Либерманом требованием разрешить иудеям молиться в Харам аш-Шериф, что шло вразрез ранее сложившейся практике.

5. Реанимация «иорданского варианта», по которому контроль над мусульманскими святынями Харам аш-Шариф будет осуществлять Иордания. С этим предложением, по некоторым данным, поехал премьер-министр О. Ольмерт на конференцию по Ближнему Востоку в г. Аннаполис (США) в ноябре 2007 года.

Существование различных планов по статусу Иерусалима свидетельствует, что эта проблема остается в центре внимания мирового сообщества и двух особо заинтересованных сторон — израильтян и палестинцев.

В связи с выходящим за традиционные рамки предложением А. Либермана хотелось бы отметить, что эмигранты из бывших республик СССР являются наиболее фанатично и антипалестински настроенными лицами в израильском обществе. Такие настроения имеют свое объяснение, поскольку значительная часть приехавших из Советского Союза эмигрантов размещалась на оккупированных палестинских землях и сирийских Голанских высотах и поэтому любые предложения об освобождении оккупированных арабских земель, в том числе Восточного Иерусалима, встречается русскоязычными израильтянами с большим раздражением, сопровождающимся протестными демонстрациями и шествиями.

Распад Советского Союза, перестройка политической системы и начало демократических преобразований в России отразились на деятельности общественных организаций, связанных традиционно с арабскими странами и Палестиной в частности. 25 мая 1992 года Президиум Верховного Совета Российской Федерации принял Постановление, в котором — цитирую по тексту «Российской газеты» от 26 мая 1992 года — «поддержал просьбу Совета Российского Палестинского общества при АН СССР о его переходе под юрисдикцию Российской Федерации как международной общественной организации, способствующей развитию научных, духовных, дипломатических и культурно-просветительских связей с народами Ближнего Востока и Средиземноморья, восстановив его историческое название — Императорское Православное Палестинское Общество»10.

Этому историческому событию естественно предшествовала большая и кропотливая работа с российскими парламентариями и поддержка Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В январе 1990 года был проведен международный научный симпозиум «Россия и Палестина: культурно-религиозные связи и контакты в прошлом, настоящем и будущем». Симпозиум проходил в Москве, в Издательском отделе Русской Православной Церкви, в Троице-Сергиевской Лавре и в Санкт-Петербурге. Свое приветствие направил Патриарх Алексий II, в котором он с благодарностью упоминал Патриарха Иерусалимского Феофана, жившего в начале XVII в. и восстановившего влияние Русской Православной Церкви в западнорусских землях, отмечал, что торжественное открытие подворья Иерусалимского патриархата в Москве состоялось в 1817 году при большом стечении народа. До принятия решения о восстановлении исторического названия ИППО члены Совета пошли на установление рабочих контактов с руководством Верховного Совета России. Лично я неоднократно выезжал с российскими парламентариями в арабские страны, в том числе в Палестину. С 1989 года до 1992 года я был Председателем Совета сначала Российского Палестинского общества при АН СССР, а с мая 1992 года — Председателем Совета ИППО, и поэтому проблемы наших отношений с Израилем, Организацией освобождения Палестины, организации паломничества и культурных связей всегда были постоянной темой двусторонних бесед и контактов.

В 2002 году Председателем Совета ИППО после моего ухода с этого поста был избран Алексей Чистяков, Чрезвычайный и Полномочный посол, представитель России при Палестинской национальной администрации. В 2003 году в связи с отъездом Чистякова на работу за границу Председателем Совета был избран член-корреспондент АН России, известный специалист по истории России и Русской Православной Церкви Ярослав Щапов. Этот пост он занимал три года, и в июне 2007 года Председателем Совета ИППО был избран Сергей Степашин, профессор, доктор юридических наук и самое главное руководитель Счетной палаты Российской Федерации, обладающий, разумеется, определенными административными ресурсами, которых всем нам трем предыдущим руководителям ИППО явно не хватало.

Сергей Степашин, его заместители и Совет ИППО в результате активной работы в России и за рубежом добились значительных успехов. Одним из важнейших итогов этой работы и поистине прорывных моментов в деятельности ИППО, связанных с Иерусалимом, следует считать урегулирование исключительно сложных вопросов о возвращении некогда утраченной исторической собственности России. После длительных переговоров с правительством Израиля в конце 2009 года состоялась передача России исторического здания Сергиевского подворья в Иерусалиме, построенного на средства ИППО.

Вопросы обустройства и дальнейшего использования Сергиевского подворья неоднократно рассматривались в Администрации Президента и Правительстве России, которые выделили средства на реставрацию этого исторического объекта Иерусалима. На сегодня составлен каталог обнаруженных книг, расчищены фрески, отремонтированы окна и ставни. Возвращение Сергиевского подворья дало возможность начать использовать помещения этого подворья для проведения различных мероприятий и церемоний.

В день рождения Великого Князя Сергея Александровича 12 мая 2009 года впервые на угловой башне Сергиевского подворья был поднят флаг ИППО. Эта традиция существовала до 1914 года, то есть до трагического начала Первой мировой войны. Спустя 95 лет традиция подъема флага ИППО была возобновлена и, по-видимому, будет продолжаться, поскольку расценивается в Москве, как символ возвращения России в Святую Землю. В январе 2010 года в Паломническом центре Московского Патриархата состоялась научная конференция «Русский флаг под Иерусалимом». В приветствии Сергея Степашина говорилось, что Сергиевское подворье «призвано служить укреплению православного присутствия на Ближнем Востоке, обеспечивать многовекторные интересы России в сфере гуманитарных, культурных и межконфессиональных контактов».

5 мая 2010 года в Сергиевском подворье в Иерусалиме состоялся международный научный семинар на тему «Христианские добродетели и их роль в социализации современной российской молодежи», организованной Нижегородским и Иерусалимским отделениями ИППО при поддержке Российского культурного центра в Тель-Авиве и Русской Духовной миссии в Иерусалиме. Этот семинар показал, что научные мероприятия в Иерусалиме на базе Сергиевского подворья собирают ученых из различных уголков России и активным образом содействуют сохранению христианских добродетелей столь важных для молодежи всех стран в условиях глобализации.

В древнейшем палестинском городе Иерихон, который в октябре 2010 года отмечал свое 10-тысячелетие, создан на средства и на участке, принадлежащем России, Музейно-парковый комплекс. В процессе строительства были проведены археологические раскопки и обнаружены керамическая посуда, каменные зернотерки, бронзовые лампы, мельничные жернова и каменные прессы для отжима оливкового масла и более 200 монет от II в. до султанов Турции и королей Иордании прошлого столетия. На этом участке находится священное дерево смоковница, почитаемое как место встречи мытаря Закхея с Иисусом Христом. Из Москвы были направлены известные российские ученые и специалисты, которые провели агросанацию и лечение святого дерева, живого свидетеля земной жизни Иисуса Христа11.

В мае 2008 года глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас вручил Сергею Степашину пакет документов о передаче в собственность ИППО земельного участка, находящегося в исторической части Вифлеема. 11 июня 2011 года Сергей Степашин принял участие в церемонии закладки первого камня Культурно-делового центра ИППО, который будет построен в течение года на средства российской стороны.

Проблема статуса Иерусалима находится в центре внимания и Московского Патриархата Русской Православной церкви, которая имеет значительные имущественные интересы в Палестине (храмы, подворья, земельные участки, приделы в Храме Гроба Господня и других храмах), поддерживает тесные связи с Иерусалимским патриархатом и стремится обозначить свои интересы при решении вопросов с имуществом Императорского Православного Палестинского Общества. В этой связи Русская Православная Церковь в лице Его Святейшества Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, активно выступает за мир на Святой Земле, поскольку там, в Святой Земле, «не может торжествовать воля только одной национальной и религиозной группы». РПЦ предлагала придать экстерриториальный статус Восточному Иерусалиму при сохранении «веками освященного режима» христианских Святых мест. Эта идея обсуждалась в 2003 году с дипломатами Ватикана, которые не возражали против предоставления особого международного статуса Святым местам Восточного Иерусалима. Европейский совет религиозных лидеров в апреле 2010 года на своем заседании с участием представителя Московского Патриархата принял Кодекс по защите Святых мест, разработанный экспертами, представляющими различные христианские конфессии. Принятый Кодекс не идеален, требует доработки, но может быть использован для активной работы в международных организациях.

В Москве с большим вниманием отслеживают любые предложения, направленные на нормализацию обстановки в Палестине и судьбы Иерусалима. В апреле 2011 года группа видных израильских деятелей подготовила свой проект ближневосточного урегулирования «Израильская мирная инициатива», среди авторов которой фигурирует бывший глава МОССАД Дани Ятом и бывший глава внутренней службы безопасности ШАБАК Яков Пери, предусматривает создание палестинского государства на всей территории западного берега р. Иордан и сектора Газа, со столицей в Восточном Иерусалиме. Правда, Стена плача и еврейский квартал будут находиться под контролем Израиля, а Хаарам аш-Шариф не будет находиться почему-то ни под чьим суверенитетом. Этот документ был опубликован в печати США и передан премьер-министру Израиля Нетаньяху12.

В мае 2011 года была достигнута договоренность о межпалестинском примирении, то есть восстановлении отношений между ФАТХ в лице руководства Палестинской национальной администрации и движения ХАМАС. Представители этих и других палестинских организаций, как Народного фронта освобождения Палестины, Демократического фронта освобождения Палестины и Палестинской Народной партии, в конце мая 2011 года прибыли в Москву для обсуждения вопроса о признании палестинского государства, о чем планируется объявить в конце 2011 года на сессии ГА ООН. Палестинцы высказались по поводу выступления президента Б. Обамы в Лондоне по палестинскому вопросу и созданию палестинского государства в границах 1967 года. Член ЦК ФАТХ Азам аль-Ахмед оценил выступление Б. Обамы как положительный сигнал, но явно недостаточный, поскольку «нет речи об Иерусалиме. Иерусалим — это неотъемлемая часть палестинских территорий, оккупированных с 1967 года»13.

Официальная позиция Российской Федерации по Иерусалиму хорошо известна и неоднократно подтверждалась на различных уровнях.

18 января 2011 года Президент Дмитрий Медведев в рамках своего ближневосточного турне посетил палестинские территории. Этот визит был назван историческим не только по своему политическому значению, но еще и потому, что Президент России прибыл из Иордании в Иерихон, где его встречал председатель Палестинской Национальной автономии Махмуд Аббас. «Мы поддерживали и будем поддерживать неотъемлемое право палестинского народа на создание собственного государства — независимого, территориально единого, жизнеспособного со столицей в Восточном Иерусалиме», — заявил Дмитрий Медведев. Он подчеркнул, что для возобновления ближневосточного мирного процесса Израиль должен прекратить поселенческую активность на западном берегу р. Иордан и в восточной части Иерусалима14.

Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин, который комментировал визит Дмитрия Медведева в Палестину, заявил, что этот визит «посвящен в первую очередь поиску путей решения задачи оживления регионального мирного процесса», причем «обе стороны должны воздержаться от односторонних шагов, предвосхищающих итоги урегулирования, соблюдать международные обязательства, проявить политическую волю и готовность к принятию мер доверия, устойчивому диалогу, который способствовал бы эффективному решению всего комплекса вопросов окончательного статуса». Он осудил снос палестинского отеля «Шепард» для строительства очередного поселенческого блока, что лишь дополнительно нагнетает обстановку15.

Последние четкие определения позиции России по Иерусалиму сделал министр иностранных дел Сергей Лавров. Выступая по радио «Эхо Москвы» 5 июня 2011 года, министр заявил, что решение вопроса о статусе Иерусалима может быть только с учетом религиозной составляющей. «Когда кто-либо, будь то Израиль или Палестина, говорит: “Иерусалим будет моим”, это никогда не будет работать», — сказал Лавров. — Работать будет только отражение в межгосударственном формате того, что уже существует в межконфессиональной форме. Это должно быть частью общего урегулирования, когда Палестина и Израиль договорятся о границах с обязательными разменами ... Никто не ожидает, что Израиль разрушит и уведет за собой крупные поселения, но палестинцы должны получить взамен что-то близкое к тому, что заберет себе Израиль»16. Далее российский министр заявил: «В этом контексте не обойтись без решения по Иерусалиму. Его не будет без территориального размежевания и без решения проблемы беженцев. Мы это видим так: западный Иерусалим — израильский, восточный Иерусалим — палестинский, а Святые места, наверное, могут быть только под международным управлением, будь то ООН или ЮНЕСКО»17. Четкая позиция России по Иерусалиму с пониманием воспринята в палестинском руководстве и весьма настороженно в государстве Израиль.

Эту статью о России и Иерусалиме уместно закончить словами из Книги от пророка Исайя (62:1), начертанными на эмблеме и золотистом флаге Императорского Православного Палестинского Общества, отмечающего в мае 2012 года 130-летие со дня своего основания.

«Не умолкну ради Сиона, и ради Иерусалима не успокоюсь, доколе не взойдет, как свет, правда его и спасение его — как горящий светильник».

Это тем более уместно, что Россия считает, по словам Сергея Лаврова, что в основу межгосударственного формата следует положить то, что уже существует в межконфессиональной форме.

 

 


1    Резолюция ГА ООН 181 (II). 1947. Документ ООН А/RES/181(II).
2    Резолюция ГА ООН «Назначение посредника ООН в Палестине и его полномочия». Документ ООН А/RES/186 (S-2). Резолюция ГА ООН. Доклад посредника ООН в Палестине о достигнутых результатах. Документ ООН А/RES/194.
3   Журнал «Современный ислам», ноябрь-декабрь 2010 г.
4   Журнал «Эхо Планеты», 1–5 января 1990 г.
5   Прозорова Г. Международно-правовые аспекты, проблемы статуса Святых мест Иерусалима. ИАМП. Дипакадемия МИД РФ. Х.2010.
6    Журнал «Современный ислам», ноябрь-декабрь 2010 г.
7   Там же.
8   Там же.
9   ИППО и отечественное востоковедение. М., МГИМО-Университет. 2007. С. 14–15.
10  Пересыпкин О. «Из дальних странствий возвратясь...». М., 2010. С. 38.
11  ИППО. Хроника основных событий. Июнь 2008 — июнь 2010 гг.
12  Газета «Московский комсомолец», 27 апреля 2011 г.
13  Газета «Московский комсомолец», 25 мая 2011 г.
14  www.inopressa.ru; www.inosmi.ru, 19 января 2011 г.
15  www.inosmi. 19 января 2011 г.
16  www.inosmi.ru 19 января 2011 г.
17  Интернет-журнал «Новая Политика (www.novopаl.ru) 5 июня 2011 г.

Шаблоны joomla скачать здесь