Ивашов Л. Г. (Москва)

Геополитические аспекты Второй Мировой

Согласно Версальскому договору 1919 г. Германия потеряла 1/8 часть своей довоенной территории, 1/10 населения, значительную часть экономического потенциала, отказывалась от колоний, ограничивала свой суверенитет, не могла иметь армию более 100 тыс. человек (без тяжелых вооружений: танки, артиллерия, тяжелые корабли, подводные лодки, авиация), генеральный штаб, всеобщую воинскую повинность, полнокровную систему подготовки военных кадров, выплачивала огромные репарации. В результате революции Германия стала республикой. Понесли потери и союзники Германии: Австрия, Венгрия, Болгария, Турция. В Венгрии, например, территория сократилась в 3 раза, население в 2,5 раза.

Россия, фактически участвовавшая в Первой мировой войне на стороне стран победителей, также понесла большие территориальные, экономические и людские потери, плюс подверглась вооруженной интервенции не только со стороны противников в войне (Германия, Турция), но и со стороны своих союзников — стран Антанты и Японии.

Ко второй половине 30-х гг. прошлого столетия Германия и Советская Россия не являлись ведущими игроками на мировой шахматной доске Европы и мира. Страны-победительницы — США, Англия и Франция, получившие с побежденных стран огромные репарации и владевшие огромными колониями, плюс набирающая экономическую и военную мощь Япония, во многом, если не во всем, определяли мировую и европейскую политику. Одновременно остро конкурировали между собой. В тоже время Россия и Германия оставались крупными мировыми державами, обладали большим потенциалом развития, в Германии нарастал дух реванша, в России укреплялась идеология социализма. С 1922 по 1933 гг. по сути дела существовал сепаратный советско-германский союз (вынужденный союз униженных). К тому же, в Германии активно развивалась геополитика жизненного пространства (Челлен, Хаусхоффер, Шмит), расовая теория (А. Розенберг), антимонетаристская идеология в экономике. С приходом Гитлера к власти Германия включилась в борьбу за лидерство в Европе, активно используя противоречия между Британией и Францией. Геополитическая и расовая теории становились мировоззрением не только немецкой элиты, но и значительной части населения. Уже в 1925 году правящие круги Германии сформировали программу-минимум для немецкого народа, суть которой — возвращение утраченных довоенных позиций, в том числе: возврат колоний, изменение восточных границ, присоединение Австрии. Практически германское общество было готово принять силу, способную реализовать политику реванша. Такая сила нашлась в лице нацизма. Придя к власти, Гитлер немедленно стал реализовывать следующую программу:

— полное восстановление германского суверенитета;
— наращивание военно-экономического потенциала;
— обретение военно-политических союзников;
— разрушение антигерманских коалиций;
— подчинение Германии ряда соседних государств политико-дипломатическими и военными мерами.

Советский Союз, находясь в международной изоляции, использовал положение Германии в своих интересах, особенно в сфере индустриализации и создании военно-промышленного потенциала страны. В свою очередь СССР помогал Германии сырьевыми ресурсами, подготовкой офицерских кадров, совместным производством военной техники, запрещенной для производства в Германии. С приходом к власти А. Гитлера советско-германское сотрудничество было практически свернуто до конца 1939 года.

Отношение к гитлеровской Германии у Англии, Франции и США были далеко не идентичны. Англия, опираясь на геополитические выводы Х. Маккинндера, о том, что для Британии смертельно опасным является союз континентальных Германии и России, пыталась, используя предыдущий опыт стравливания своих европейских соперников с Россией, играть в ту же игру. Поэтому, приход нацистов к власти в Германии и позиция Гитлера в отношении Франции и России не могла не удовлетворить амбиции Лондона. Была избрана тактика: не мешать Берлину расправиться с Францией, а, возможно и помочь в этом; канализировать устремления Гитлера на Восток, в Россию. При этом в Лондоне утвердилось убеждение, что, ослабив войной друг друга, Германия, Франция и Россия уступят пальму европейского первенства в Европе отсидевшейся в стороне Британии. Контроль над Европой усилит мировые позиции Англии в ее соперничестве с Соединенными Штатами Америки, позволит сохранить контроль над колониями и морскими коммуникациями. Финансовая британская элита мечтала об установлении контроля над европейской банковской системой.

Париж в предвоенные годы не имел четкой геополитической концепции, в равной степени опасался распространения коммунизма в Европе, угрозы со стороны Германии, остро конкурировал с Лондоном, не создавал себе надежной системы союзников. Политический разброд во властных структурах не позволял серьезно укрепить обороноспособность страны. Франция, очень много сделавшая для разоружения, экономического разорения и унижения повергнутой в Первой мировой войне Германии, практически ничего не предприняла против возрождения вермахта и его вторжения в 1936 году в Рейнскую зону, аншлюса Австрии, оккупации Чехословакии, с которой, кстати, имела совместный с СССР договор об обороне (1935).

США после Первой мировой войны несколько отстранились от европейских событий. Конгресс США не ратифицировал Версальский договор, кризис 1929–1933 гг. вернул политику Вашингтона к доктрине Монро и геостратегическим воззрениям А. Мэхэна. Американское руководство (президент Ф. Д. Рузвельт) сосредоточилось на решении следующих задач: восстановление национальной экономики; освоение пространства американского континента и установление над ним контроля; усиление морской мощи страны; строительство военно-морских баз в тихоокеанской зоне. Среди европейских стран Германия была для США более предпочтительной, чем Англия и Франция. Во-первых, Германия не являлась серьезным конкурентом за обладание колониями; во-вторых, Германия, как индустриально набирающая силу страна, являлась хорошим контрагентом американским кампаниям; в-третьих, она соперник американского соперника — Англии; в-четвертых, она ярый противник коммунизма. Единственное, чего опасались политики Вашингтона, это усиление союза Германии с Японией. С Советской Россией у США в тридцатые годы стали складываться деловые отношения. Америка признала СССР (1935), установила дипломатические отношения, выделяла кредиты стране, строящей социализм, поставляла промышленные технологии.

Проявлением геополитических позиций европейских и мировых игроков явились события 1938–1939 гг. В эти предвоенные годы четко обозначилось геополитическое поведение всех ведущих субъектов европейской политики. Фашистская Германия сформировала военно-политический блок: ось Берлин, Рим, Токио (континент-море-римленд), заявив о претензии на мировое господство. Присоединила Австрию, помогла в Испании придти к власти фашистскому режиму генерала Франко. В Мюнхене Гитлер, действуя с позиции силы и используя разобщенность Европы и СССР, поставил на колени Францию, Британию, остальные евространы и показал, кто в доме хозяин. Напомним некоторые детали того периода истории: 1938 год, по инициативе Лондона Гитлер объявлен человеком года; возвратившись из Мюнхена, премьер-министр Англии Н. Чемберлен заявил лондонцам: я привез вам мир; Франция, союзник Чехословакии, практически без консультаций с Прагой, подписывает мюнхенское соглашение, тем самым предавая союзника; Чехословакия, имея самую мощную в Европе оборонительную систему в Судетах, вторую по объему производимой продукции военную промышленность, сопоставимую с германской армию, сдает страну в оккупацию без единого выстрела. Почему так происходит? Англия считает, что создала условия для нападения Гитлера на СССР. Франция тоже. США взирают на происходящее со стороны, подсчитывая будущие прибыли от военных заказов.

Советский Союз, понимая, что он оказывается перед смертельной угрозой удара объединенной Европы с западного стратегического направления и Японии с восточного, предпринимает комплекс мер военного, экономического и политико-дипломатического характера с единственной целью: выжить. Ни о какой мировой революции, ни о превентивном ударе речь идти просто не может. Что конкретно предпринимает И. В. Сталин? Первое, форсирует наращивание военно-промышленного потенциала и подготовку вооруженных сил к войне. Второе: вновь настойчиво предлагает создание системы коллективной безопасности в Европе; третье, после отказа Лондона и Парижа заключить антигитлеровский пакт, заключает пакт с Гитлером (23 августа 1939 г.), возвращает часть территорий, входивших в Российскую Империю, тем самым отодвигая границу безопасности на несколько сотен километров; заключает пакт о ненападении с Японией.

1 сентября 1939 года Европа и мир вступают во вторую в ХХ столетии мировую войну. Встает вопрос — почему наиболее развитые государства мира через 20 лет после трагедии первой мировой войны не сумели устоять перед искушением новой мировой бойни? И еще вопрос — как могла Германия, наиболее пострадавшая в первой мировой, решиться на новую войну, причем, на два фронта? Ответы найти непросто, но можно констатировать, что геополитические воззрения сыграли здесь не последнюю роль. Рассмотрим причины войны через призму трех подходов метода геополитического анализа: географических детерминант, военно-стратегического и цивилизационного.

Что касается географического подхода, деления мира по Маккиндеру на две геополитические сущности — морскую и континентальную, то он проявился в попытках Германии нанести поражение странам морской цивилизации — Англии и США, завладеть частью их колоний, осуществить идею мирового господства, через реализацию теории больших пространств К. Хаусхоффера. Для осуществления этих планов создавался, казалось бы, нелогичный геополитический союз континентальной Германии, морской Японии, береговой Италии. Но все эти три государства объединяла общая концепция расширения жизненного пространства. Однако, это пространство, за которое велась борьба, не было единым: это было несколько пространств. Поэтому проявлялось рассредоточение военных усилий.

Британия, при всем ее интересе к европейским проблемам, главной заботой считала безопасность подмандатных территорий, прежде всего, Индии, Австралии, Канады, Новой Зеландии и др. В Европе она стремилась не допустить создания единого антибританского альянса, что в основном решалось поддержанием напряженности в отношениях Германии и Франции. Россия не претендовала на новые территории, ей не нужны были колонии. Да, она стремилась реализовать идеологические концепции мессианства — построить справедливый мир социализма, но без территориальных приобретений. Территории ей потребовались в 1939 году только в целях выживания. Франция о новых территориальных приобретениях не помышляла: она не была к этому готова. США осваивали тихоокеанские просторы.

В военно-стратегической сфере активно наращивали потенциал две державы — Германия и Россия. Но если фашистская Германия создавала военный потенциал для осуществления агрессии планетарного масштаба, то Советская Россия — для обороны с целью выживания. После мюнхенского сговора внешняя политика СССР была ориентирована на сохранения нейтралитета. На это указывал в своем донесении в Лондон от 27 сентября 1941 года британский посол в Москве сэр С. Крипс: «Нет никакого сомнения, что непосредственной причиной подписания этого (советско-германского пакта от 23 августа 1939 г. — Л. И.) пакта, как это неоднократно заявляли советские лидеры, было их желание остаться вне войны. Они считали возможным осуществить это, хотя бы на время, путем заключения соглашения с Германией... В этот период они не только делали все, что могли, для укрепления своих границ, но и приступили к проведению программы вооружения, совместимой только с подготовкой к войне... Они решили, не обращая никакого внимания на соседние малые страны, оккупировать все территории, какие были только возможны, для укрепления своих стратегических позиций на случай войны с Германией... В Польше, как и в других странах, они предприняли немедленные меры к удалению части населения, могущего быть к ним враждебным. Они не хотели, чтобы их пограничные районы были заселены пятой колонной». Сегодня на Западе и, в прибалтийских странах особенно, твердят о неоправданной оккупации советскими войсками Латвии, Литвы, Эстонии. Но какова была бы их судьба, не сделай СССР подобного? Вот фрагмент ноты И. Риббентропа, министра иностранных дел Германии своему литовскому коллеге: «Если литовское правительство склонно вернуть Клайпедский край путем соглашения, то правительство Германии готово пойти навстречу... Если литовское правительство не пойдет этим разумным путем, то Клайпедский край будет возвращен Германии по-другому».

Вместе с тем, Германия последовательно прибирала к своим рукам экономику и военный потенциал европейских государств. Англия, а также Франция, серьезно этому не возражали, что удивительно особенно для этих стран. Франция не могла не понимать, что немцы отомстят ей за Версальское унижение, что собственно и случилось в 1940 году. Британская геополитика получила развитие, именно, как ответ нарастающей мощи Германии и ее требований о пересмотре колониального мира в свою пользу. Фактическое поощрение германской агрессивности, скорее всего, было связано с надеждами на войну с СССР. Новая Советская Россия по-прежнему оставалась главным объектом в геополитических построениях западного мира. И главную роль здесь играл цивилизационный фактор, усиленный социалистическими преобразованиями и быстрыми темпами развития Советского Союза. Россия оставалась цивилизационной антитезой западному сообществу, начиная с принятия восточно-христианского наследия Византии. Именно цивилизационные различия принципиального характера объединяли ведущие западные государства в противостоянии с Россией. Приведу выдержки из книги немецкого философа В. Шубарта, вышедшей в свет в Германии в 1938 году: «Англичанин смотрит на мир как на фабрику, француз — как на салон, немец — как на казарму, русский — как на храм. Англичанин жаждет добычи, француз — славы, немец — власти, русский — жертвы. Англичанин ждет от ближнего выгоды, француз хочет вызвать у него симпатию, немец хочет командовать, и только русский не хочет ничего».

22 июня 1941 года война вступила на территорию СССР. Советский нейтралитет закончился. Франция к тому времени скоропостижно сдалась на милость фашизма, Британия с 3 сентября 1939 года находилась в состоянии войны с Германией и подвергалась массированным бомбардировкам, Соединенные Штаты соблюдали нейтралитет, поставляя воюющим сторонам продукцию военного и гражданского назначения. Практически вся Европа находилась под властью фашистов, за исключением Англии и территорий, входящих в Советский Союз. Для СССР было выгодно, что Англия и Германия сражались друг с другом, но быстрый вывод из войны Франции (за 40 дней) явился для Москвы неприятной неожиданностью. К тому же Германия получила в свое распоряжение французский военный и экономический потенциалы. Французский флот, намеревавшийся уйти в порты дружественных стран, был потоплен в жестоком сражении англичанами.

В сложившейся ситуации стал очевиден замысел немцев: быстрым ударом покончить с Советской (Красной) армией до наступления зимы 1941 г., затем обрушить военную мощь на Англию и принудить ее к капитуляции. Затем совместно с Японией разгромить военно-морские силы США, установить контроль над океанскими коммуникациями, захватить военно-морские базы США и Англии, поделить колонии между странами «оси». Естественно, такое развитие событий не устраивало ни СССР, ни Англию, ни США, поскольку на повестке дня стоял вопрос о существовании этих и других государств. Поэтому антигерманский союз трех государств и сил сопротивления Франции стал естественным. 22 июня 1941 г. У. Черчилль выступил с речью по радио и заявил: «Никто не был более упорным противником коммунизма, чем я. ...Но сейчас все это отступает на второй план перед лицом разворачивающихся событий. Опасность, угрожающая России, это опасность, угрожающая нам и Соединенным Штатам. Мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем». Американский президент Ф. Д. Рузвельт заявил 24 июня 1941 г.: «Жизненно необходимым для безопасности Америки является оказание всей возможной помощи России, пока она продолжает сражаться со странами оси». 12 июля 1941 г. было заключено советско-английское соглашение о совместных действиях против Германии. Уже 31 июля в Архангельск прибыл первый британский корабль с боеприпасами. (Всего за годы войны Советскому Союзу была оказана существенная материальная помощь. Было поставлено: самолетов 22 тыс., танков и арторудий по 13 тыс., автомобилей более 400 тыс., в пять раз больше, чем произвел СССР за годы войны).

7 декабря 1941 г. японская авиация практически уничтожила Тихоокеанский флот США в главной его базе Перл-Харборе. В тот же день США объявили войну Японии, а Германия и Италия — через 4 дня войну Соединенным Штатам. Война стала мировой. Боевые действия охватили Балканы, Северную Африку, Ближний Восток, Атлантику и Тихий океан. 29 сентября 1941 г. состоялась московская конференция трех держав, на которой США обязались поставлять СССР и Англии военные материалы. От обязательств о непосредственном участии в военных действиях США отказались, они желали оставаться арсеналом демократии. Вопрос об открытии второго фронта на территории Франции американцами отвергался, а Британия одна осуществить наземное вторжение в Европу не могла. Он встал в повестку дня только в 1942 году. США и Англия обещали открыть второй фронт только в 1943 г., но по мере успехов Советской Армии дата открытия откладывалась.

Победы над немецко-фашистскими войсками под Москвой, Сталинградом и Курском фактически определили победителя во Второй мировой войне, и встал вопрос о будущем мироустройстве. Ему были посвящены конференции «Большой тройки»: ноябрь 1943 г. — в Тегеране, февраль 1945 г. — в Ялте, июль 1945 г. — в Потсдаме. В Ялте стороны согласились на раздел Европы на зоны влияния и контроля. Сталин, Рузвельт и Черчилль подписали Декларацию об освобожденной Европе, в которой провозглашалось, что данные страны будут согласовывать свою политику, чтобы помочь освобожденным народам уничтожить последние остатки нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их выбору. Еще в Ялте была достигнута договоренность о вступлении СССР в войну против Японии, однако за это участие Советский Союз получал Южный Сахалин, Курильские острова, военно-морскую базу в Порт-Артуре.

Уже в ходе войны, особенно на ее завершающем этапе, стало очевидным возвращение стран антигитлеровской коалиции к прежней геополитической стратегии с учетом сложившейся ситуации. США и СССР становились державами номер один. Но при этом СССР понес тяжелейшие людские и материальные потери, а США разбогатели на войне (к маю 1945 г. более половины золота капиталистического мира находилось в США). Плюс США в 1945 г. стали первой ядерной державой. Англия была серьезно ослаблена войной, отрезана от своих колоний, зависела от поставок боеприпасов и американского вооружения. Франция пострадала от поражения и оккупации. Германия и Япония разгромлены. Но решать международные вопросы без СССР, как это было до войны, уже было невозможно. Поэтому победители искали компромиссы, готовя почву для новой геополитической конструкции послевоенного мира. В Потсдаме был образован Совет министров иностранных дел СССР, США, Англии, Франции и Китая (двое последних по предложению СССР). Эти же страны стали впоследствии постоянными членами СБ ООН, что подчеркивало новую геополитическую структуру мира, сложившуюся после второй мировой войны.

В ходе Второй мировой войны произошло перестроение геополитических систем, сложившихся после первой мировой войны. В преддверии 1 сентября 1939 года (дата начала второй мировой) сложилась следующая группировка геополитических сил: Советский Союз, сохранивший геополитические устремления Российской Империи (мессианская идея «Третьего Рима», перевоплощенная в идею построения социально-справедливого мира на глобальном уровне, ликвидация колониальной системы, защита и развитие серединной территории Евразии — хартленда, жесткое противостояние морской цивилизации и Западу в целом); англо-саксонская геополитическая система, как основа морской цивилизации, сохранившая в качестве внешней стратегии, геополитических доктрин Х. Маккиндера и А. Мэхэна (враждебное отношение к странам континента, установка на мировое господство, через покорение хартленда — России, сохранение и расширение заморских колоний, недопущение союза континентальных держав, Германии и России в первую очередь); геополитическая система стран «Оси», во главе с континентальной Германией, ставившая целью реализацию теории немецких геополитиков (Ф. Ратцель, Р. Челлен — гражданин Швеции, К. Хаусхоффер, К. Шмитт) о государстве как живом организме, требующем в своем развитии расширения жизненного пространства, вплоть до планетарных масштабов, то есть опять же установка на мировое господство.

При этом советская геополитическая система в качестве идеологической основы опиралась на марксистско-ленинскую теорию построения социализма, т. е. создание через революции системы государств трудящихся масс. Англосаксонская система базировалась на рационально — монетаристской идеологии, германская — на расовой теории нацизма и отрицании власти банков (финансовой олигархии). Конфигурация вышеописанных геополитических систем не являлась жестко фиксированной конструкцией, изменялись предпочтения, заключались временные союзы, внутри систем существовала конкуренция, разногласия. Так, например, создавались геополитически «нелогичные» альянсы, типа мюнхенского (1938) и советско-германского (1939). Выпадала из систем Франция, не сумевшая вписаться в предвоенную конфигурацию сил или создать свою эффективную структуру, в результате чего потерпела сокрушительное военное поражение от Германии и уничтожение военно-морского флота со стороны Англии. Соединенные Штаты Америки в преддверии мировой войны и даже в ходе ее первой фазы (с 1 сентября 1939 по 22 июня 1941 гг.) устранились от активного вмешательства в европейские события. Более того, США наращивали конкурентную борьбу с Англией за контроль над морскими коммуникациями и колониальными территориями, а в ходе начавшейся войны в Европе, осуществляли поставки военной продукции воюющим сторонам, в том числе Германии.

Что было (и остается по сей день) общим в геополитическом поведении Запада, так это отношение к России (имперской или советской), как к своему извечному сопернику и военному противнику. Даже официально атеистическая Советская Россия рассматривалась Западом в качестве антитезы западному христианству, совершенно иной цивилизационной матрицы. Причины тому кроются, прежде всего, в фундаментальных различиях двух христианских основ, несовместимости духовно-нравственных систем ценностей, иных мировоззренческих взглядов на смысл бытия. Поэтому формированное единого антисоветского фронта накануне Второй мировой войны было вполне возможно. Не состоялся таковой, скорее всего, в силу непримиримых разногласий в стане западных стран (немцы не могли простить англичанам и, особенно, французам за версальское унижение) и благодаря высокому искусству советской дипломатии.

К тому же, Гитлер действовал вопреки политической логике и военной стратегии: он «кинул» всех и развязал войну против всех ведущих государств мира (кроме Японии), против двух мировых, причем противостоящих друг другу геополитических систем, вынудив их стать союзниками. 22 июня 1941 г. геополитическая ситуация изменилась коренным образом. Нападение Японии в декабре 1941 г. на Соединенные Штаты Америки и уничтожение главных сил американского флота в Перл-Харборе привело к тому, что США задействовали весь свой потенциал для борьбы со странами «Оси». Война после 22 июня 1941 г. приобрела глобальный размах и превратилась мировую войну. Вынужденно сложилась новая геополитическая система, основу которой составляли центры противостоящих цивилизаций — морской и континентальной. Но было очевидно, что этот союз долгосрочным быть не может в силу фундаментальных цивилизационных противоречий. Он формировался под конкретную задачу, в решении которой были заинтересованы в равной степени все его участники, и всем им угрожала общая опасность — угроза уничтожения.

С окончанием войны интересы сторон вновь стали несовместимыми, и послевоенные договоренности стали результатом сложившегося соотношения сил. Следует при этом подчеркнуть, что успех советской стороны в ходе Ялтинской и Потсдамской конференций, безусловно, определялся вкладом СССР в общую победу, могуществом его вооруженных сил и ростом международного авторитета страны социализма. Но, успех мог быть значительно меньшим, если бы не разногласия интересов между США и Великобританией. Во-первых, Британия претендовала на роль лидера, не только Европы, но и всего западного мира. Во-вторых, она же стремилась сохранить статус великой морской державы и контролировать стратегические океанские коммуникации. Однако, накачавшие в ходе войны военные и экономические мускулы Соединенные Штаты, к тому же понесшие минимальные потери (людские и материальные) в ходе войны, претендовали на те же роли, что и Британия. Поэтому, на переговорах в Тегеране и Ялте президент США Ф. Д. Рузвельт и лидер СССР И. В. Сталин действовали иногда совместно против позиции британского премьера У. Черчилля. Это обстоятельство способствовало достижению компромиссов в решении сложнейших проблем послевоенного мироустройства.

В чем состоял послевоенный геополитический проект Советского Союза? Первое, к чему стремилось советское руководство, это обеспечение военной безопасности страны. С этой целью, важно было на международно-правовом уровне юридически закрепить внешние границы СССР, создать зону безопасности на западном стратегическом направлении, сформировать систему коллективной безопасности в Европе, используя для этого наработанный за годы войны потенциал союзнических отношений с США, Англией и Францией. Второе направление внешнеполитической деятельности советского руководства заключалось в создании геополитической системы государств, ориентированных на СССР и подконтрольных ему, с целью поддержания баланса сил на международной арене и сохранения результатов Второй мировой войны. Действуя на этом направлении, руководство СССР приступило к осуществлению проекта по созданию стран народной демократии, как переходной стадии к странам социализма. Третьей составляющей советского проекта явилась политика борьбы против колониальной системы. К моменту окончания войны в колониальных и полуколониальных странах проживало более 270 миллионов человек. Освобождение их от колониальной зависимости было продолжением той мессианской миссии российского государства и общества, которая сформировалась после принятия на себя функций «Третьего Рима». Следует при этом учитывать, что Советское государство большей своей частью располагалось в Азии, значительная часть населения СССР были мусульмане и другие восточные народности, а наиболее колонизированной частью света являлась именно Азия, где в колониальной зависимости проживали 90 процентов населения. Да и по духовно-цивилизационной близости народы Востока были более родственными культурно-историческими типами, чем народы стран Запада. Безусловно, при всем мессианском подходе к проблеме колониализма, у советских руководителей присутствовал политический прагматизм: освобождающиеся от колониальной зависимости страны являлись потенциальными кандидатами на строительство социализма.

Таким образом, сущность послевоенного проекта СССР выражалась в строительстве геополитической системы, балансирующей устремления к мировому господству западных стран морской ориентации. Эта система предполагала не только создание биполярного баланса сил, но и альтернативу западному образу жизни. При этом советское руководство не отрицало возможность тесного взаимодействия и сотрудничества со странами Запада по всему спектру международных проблем и двусторонних отношений.

Западный проект, где уже к концу войны четко обозначилось доминирование США, выстраивался в условиях серьезного ослабления Европы в целом и континентальной ее части особенно. Ведущие европейские страны были обессилены войной, разделены политически, зависели от внешней помощи, большинство из них имели серьезные внутриполитические и экономические проблемы. Разбогатевшие на войне американские корпорации оказались готовы к вторжению в послевоенную Европу и Японию. Перед политической и финансовой элитой США и англосаксонского мира в целом, отчетливо обозначились перспективы поэтапного установления мирового господства. То есть, вновь всплыли идеи Х. Маккиндера, А. Мэхэна, подкрепленные теорией атлантизма Н. Спайкмена. Поэтому первой частью западного, по сути американского проекта, являлось установление экономического и финансового контроля над промышленно развитой Европой и Японией. И первое, что сделали американцы, — привязали всю экономику Западной Европы, а затем и других стран, к доллару США (Бреттонвудские соглашения 1944 г.). Второй задачей ставилось политическое и военное объединение стран Запада под американо-британским началом. Сделать это было непросто. Страдания Второй мировой войны ощущались повсюду, европейские народы, как и советский народ, решали важнейшую задачу восстановления своих стран, возвращения к нормальной мирной жизни. Тем более что главный противник — германский фашизм, был повержен.

Перед англо-саксонской элитой и финансовой олигархией встала задача найти мотивы для объединения Запада в единую геополитическую систему, подконтрольную господствующим силам США и Великобритании. Выход был найден в формировании образа нового противника, угрожающего всем странам Запада одновременно. Таковым стал демонизированный образ Советского Союза, а идеологической основой объединения — жупел коммунистической угрозы, якобы посягавшей на западные ценности и угрожавший свободе и существованию западных стран. Реальна была ли такая угроза? Оснований утверждать подобное нет абсолютно никаких. Да, действительно, международный авторитет первого в мире социалистического государства после Второй мировой войны был исключительно высок и непререкаем. Однако именно советский народ понес самые тяжелые потери: 27 миллионов погибших, значительная часть из которых — производительные силы государства; сотни разрушенных городов, экономика полностью реорганизованная на военные нужды, деформированная в результате войны география размещения производств, десятки миллионов беженцев и т. д. Для советского руководства не имело никакого смысла втягиваться в новое противостояние и, тем более, в гонку вооружений. В ходе войны И. В. Сталин, в целях укрепления союзнических отношений со странами победителями ликвидировал штаб международного коммунистического движения — Коминтерн, изменил гимн Советского Союза, установил деловые отношения с президентом США Ф. Д. Рузвельтом, делегация СССР активно работала над проектом ООН. Поддержка мирового коммунистического и национально-освободительного движений в первые послевоенные годы носила чисто политический характер. К тому же США к концу войны обладали монополией на ядерное оружие.

Однако развитие мировой ситуации все же пошло по лекалам англосаксонской геополитической школы, помноженной на монетаристские идеи мировой финансовой олигархии.

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная История и современность Геополитические аспекты Второй Мировой


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва