Шевцов Н. В. (Москва), Наумова Е. Е. (Москва)

Вслед за Ермаком Тимофеевичем

Шевцов Н. В.

Наумова Е. Е.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В истории Сибири, наверное, нет более романтичной и загадочной фигуры, чем легендарный Ермак Тимофеевич. О нем написано немало книг. Ему посвящены великолепные живописные полотна. Всем знакома знаменитая картина Василия Сурикова «Покорение Сибири Ермаком». В наше время о Ермаке снимают фильмы. Один из них, который так и называется — «Ермак», регулярно показывают по телевидению.

И все же мы знаем о Ермаке крайне мало. Ведь подвиг свой он совершил давным-давно, в XVI веке, во времена правления Царя Ивана Грозного. О завоевании Ермаком со сотоварищами Сибирского ханства сохранилось не так много источников. До сих пор можно поставить под сомнение конкретные даты событий, связанных с появлением казацкого войска на берегах Иртыша. В Сибири, в окрестностях Тобольска, немало мест, где происходили схватки между казаками и сибирскими татарами. Вот мы и решили пройтись по местам сражений минувших веков. Но прежде отправились на Дон, а точнее — в Новочеркасск, где установлен один из памятников Ермаку. Считается, что легендарный атаман родом из донских степей, поэтому неудивительно, что именно здесь решили воздвигнуть монумент в его честь. Первоначально создание памятника поручили скульптору М. М. Антокольскому, но предложенный им проект отклонили. Однако эту скульптуру, так и не превратившуюся в величественный монумент, можно увидеть в Русском музее. А тот, что сейчас возвышается в Новочеркасске на площади возле огромного Вознесенского собора, торжественно открыли 6 мая 1904 года. Кстати, сама площадь носит имя Ермака. Четырехметровый покоритель Сибири стоит на гранитной скале. В одной руке у него боевое знамя, а в другой корона завоеванного Сибирского ханства. На лицевой стороне постамента надпись: «Ермаку — донцы 1904 год». На Ермаке кольчуга; подарена, по преданию, Иваном Грозным.

Статуя создавалась много лет. Сначала, уже после Антокольского, ее выполнение поручили скульптору М. О. Микешину, который несколько ранее изобразил Ермака среди 109 фигур, украшающих установленный в Новгороде монумент «Тысячелетию России». После смерти Микешина создание монумента в Новочеркасске завершил В. А. Беклемишев.

Но настоящий сюрприз ожидал нас в одном из залов бывшего атаманского дворца, ныне превращенного в музей. На стене мы увидели портрет прославленного атамана. Его написал в XVII веке, т. е. почти через 200 лет после гибели Ермака, неизвестный художник. Учитывая, что прижизненных изображений покорителя Сибири не сохранилось, художник позволил себе максимум фантазии, представив казацкого предводителя в рыцарском облачении.

Получив представление о происхождении и внешности Ермака, правда, весьма смутное, вернулись с Дона в Москву с тем, чтобы снова пуститься в дорогу — на этот раз в древний сибирский город Тобольск.

Приехав туда, сразу же отправились в сторону Чувашского мыса — огромного крутого утеса, обрывающегося у самого Иртыша. Он нависает над рекой, которая у его основания на 90 градусов поворачивает свое русло. Взобраться на вершину утеса со стороны реки невозможно. Надо возвращаться чуть ли не в центр города и по вершинам холмистой гряды медленно подниматься в сторону Иртыша.

Оказавшись у подножия холма, мы мысленно представили, как много лет назад здесь произошла схватка отряда Ермака с войском хана Кучума, по своей численности намного превосходившего силы казаков. Древние хроники сообщают, что некоторые казаки дрогнули и стали убеждать атамана повернуть назад, но Ермак остался непреклонным и отдал приказ атаковать укрепления, возведенные вокруг Чувашского мыса, считавшегося форпостом столицы Сибирского ханства Искера. А ведь Кучум выставил не все свои силы, часть татарского войска во главе с Али, старшим сыном хана, в то время совершала набег на Пермскую землю.

Мы подошли к холму в том месте, где когда-то, готовясь к отражению штурма, татары устроили засеку из поваленных деревьев. Еще недавно приблизиться сюда можно было разве что на моторной лодке, но сейчас проложен вполне сносный проселок. На берегу реки родители с маленькими детьми собирались удить рыбу и не очень обрадовались нашему появлению, наверное, потому, что увидели в нас возможных конкурентов. Поэтому мы решили не мешать обеспокоенному семейству и, отойдя в сторону, принялись изучать местность, строя предположения о том, как же проходила схватка.

Штурм Чувашского мыса начался 26 октября 1582 года. Его оборонял Маметкул, военачальник, считавшийся родственником Кучума. Сам хан следил за битвой с высоты утеса. Исход схватки решила смекалка Ермака. Понимая, что засеку одним ударом не захватить, он дал ложный сигнал к отходу. Тогда, сделав в засеке проходы, татары начали «преследовать» врага. На это-то и надеялся атаман. Внезапно он развернул своих казаков в сторону неприятеля и, можно сказать, на его плечах ворвался во вражеский лагерь. Исход битвы был предрешен. Кучум бежал, а раненого Маметкула едва успели перевезти на другой берег Иртыша. Казакам досталась богатая добыча в виде, прежде сего, «мягкой рухляди» — пушнины. Археологи до сих пор находят в районе битвы наконечники стрел, костяные ножи. Но нам они, к сожалению, не попались, хоть мы и внимательно смотрели под ноги. Сражение при Чувашском мысу обросло легендами. Одна из них гласит о схватке, якобы произошедшей между Ермаком и Маметкулом, которой на самом деле не было.

В тот же день отряд Ермака вошел в Искер, столицу Кучума. В Тобольском историко-архитектурном музее-заповеднике нам довелось увидеть мишень (бляшку) с кольчуги Ермака с надписью: «Князя Петра Ивановича Шуйского». Известно, что пожалованная Царем кольчуга ранее принадлежала воеводе Шуйскому. И когда в 1915 году во время раскопок в Искере была найдена медная кольчужная бляшка с двуглавым орлом, надпись на ней не оставляла сомнений в том, что когда-то она украшала кольчугу атамана.

Спустя столетия мы решили вслед за Ермаком тоже покорить Искер, который в русских летописях назывался также Кашлыком или Сибирью, дав и название огромному пространству от Урала до Тихого океана.

Добирались туда проселками. Сначала доехали на автобусе до села Преображенского, где стоит прекрасно сохранившаяся церковь конца XVIII века, затем прошли два километра по шоссе, после чего свернули влево в сторону широкой поляны. Нас встретили восстанавливаемый деревянный частокол и транспарант со словами: «Построим мечеть в древнем Искере».

Для жителей окрестных татарских селений Искер по-прежнему считается сакральным местом. На территории древнего городища ведутся работы по восстановлению построек, похожих на те, что существовали во времена Кучума. Увидели несколько бревенчатых изб, но так и не заметили людей на этой безмолвной поляне. Прошли вперед к крутому берегу Иртыша и оказались около кладбища, где могилы с православными крестами соседствовали с мусульманскими захоронениями, завершавшимися полумесяцами.

За кладбищем находился глубокий овраг, по другую сторону от него виднелся холм, где некогда, чуть в стороне от городища Искер, располагалась крепость, служившая резиденцией для Кучума и его приближенных. Никакие тропинки на вершину холма не вели, к тому же кругом валялись поваленные бурями деревья. Но главную опасность представляли клещи, вовсе не собиравшиеся прятаться от нас. Они были повсюду: и в высокой траве, и на пеньках. Пришлось ретироваться, оставив окончательно мысль о штурме крепости Кучума. Бросили на нее прощальный взгляд, равно как и на Иртыш, и на еле заметную на горизонте колокольню Абалакского монастыря, куда теперь лежал наш путь. Мы стремились туда не только для того, чтобы увидеть одну из самых почитаемых и посещаемых обителей Западной Сибири, но еще и потому, что именно возле селения Абалак произошла не менее значимая схватка, чем у Чувашского мыса.

Оправившись от ран, Маметкул объединил остатки своего войска с отрядом возвратившегося после набега на Пермскую землю Али, сына Кучума. 5 декабря 1582 года татары напали под Абалаком на казаков, но вновь потерпели поражение. Поводом для этой схватки послужила гибель нескольких казаков, отправившихся ловить рыбу на Абалакское озеро. Отряд Маметкула выследил их и всех перебил. Узнав о случившемся, Ермак и его казаки устремились в Абалак, где вступили в многочасовой бой с татарами. И вновь немногочисленный казацкий отряд, как и у Чувашского мыса, оказался сильнее татарского войска.

Существует предание, что после победы Ермаку и нескольким его воинам явился Николай Угодник, повелевший основать обитель. Свято-Знаменский Абалакский монастырь возник несколько десятилетий спустя и очень скоро превратился в религиозный и культурный центр Западной Сибири.

До появления казацкого войска в Сибири Абалак относился к числу небольших татарских городков. Его назвали по имени одного из местных князей. Сейчас на крутом берегу Иртыша на месте древнего Абалака возвышаются великолепные храмы и другие строения недавно восстановленного монастыря. Один за другим подъезжают к нему автобусы с паломниками. Все они хотят приложиться к иконе Божией Матери «Знамение», которая хранится в Знаменском соборе монастыря. Образ считается самым почитаемым в Сибири. Вот уже более четырехсот лет к нему приходят верующие со всей страны. Каждый год 8 июля икону Крестным ходом приносят в Тобольск, она находится в городе до 20 июля, а затем ее возвращают в монастырь.

Неподалеку от монастыря расположен крупный спортивно-развлекательный центр. Зимой в распоряжение любителей горнолыжного спорта предоставлена трасса скоростного спуска с подъемниками, устроенная на крутых берегах Иртыша, а летом можно хорошо провести время в городке, где установлены причудливые фигуры персонажей из русских народных сказок, можно даже побывать в домике Бабы Яги. Есть здесь и не без юмора сделанная деревянная фигура Ермака.

Но нас интересовали не сказки, а суровое прошлое с его жестокими схватками между отрядом Ермака и войском татар.

Спустя некоторое время после победы под Абалаком, незадолго до своей гибели Ермак вновь оказался в этих местах. Он поверил в существование каравана из Бухары, который якобы направлялся в Искер, но был задержан татарами на реке Вагай — притоке Иртыша. Решив отбить его, Ермак устремился навстречу своей гибели. Сначала он появился в Абалаке, но о караване здесь ничего не слышали. Тогда атаман продолжил преследование мифических купцов, устремившись к реке Вагай. Туда же столетия спустя отправились и мы.

Встали рано утром и вскоре оказались в татарской деревне Сабанаки. Затем добрались до другого татарского селения Иртышатские Юрты, где сохранилась деревянная мечеть XIX столетия. Продолжили путь и вскоре подъехали к крупному селу Вагай. Долго шли от автостанции к реке, где так любят рыбачить жители окрестных селений: полноводный Вагай всегда считался рыбной рекой. Буквально протиснувшись между оградами приусадебных участков, мы вышли к пологому пустынному берегу Вагая и попытались мысленно реконструировать события, приведшие к гибели Ермака. Но перенестись в далекие времена нам помешал установленный у самого берега транспарант со строгим предупреждением: «Купаться запрещено». Так и напрашивалась шутливая мысль, что поводом для его появления послужила гибель Ермака.

И все же мы попытались еще раз представить события многолетней давности. В поисках каравана с ценными товарами из Бухары Ермак стал подниматься вверх по Вагаю. А тем временем лазутчики Кучума неустанно следили за продвижением небольшой казацкой флотилии. Пятого августа 1585 года Ермак и его сподвижники устроили привал на одном из речных островов. Уставшие казаки быстро заснули. Сон сморил и выставленный караул, чем не преминули воспользоваться татары. Они напали на лагерь. Выбежавший из шатра с несколькими казаками Ермак сразу же был ранен. Отчаянно сопротивляясь, казаки стали отступать к причаленному стругу, но Ермак не смог добраться до них вплавь: воды Вагая поглотили его.

В стихотворении «Смерть Ермака», которое вошло в цикл «Думы», поэт-декабрист Кондратий Рылеев писал о том, что Ермак погиб из-за царского подарка, тяжелого панциря, одевавшегося как кольчуга. Он-то и утянул его на дно реки. «Тяжелый панцирь, дар царя, стал гибели его виною».

Свой рассказ о походе Ермака мы бы хотели закончить упоминанием о еще одном монументе, установленном в честь покорителя Сибири. Он возвышается на мысе Чукман в Тобольске. Совсем рядом — оживленная улица Никольский взвоз, соединяющая нижний город с верхним. Машины по ней, можно сказать, идут сплошным потоком. Шумят, обгоняют друг друга. А возле памятника Ермаку тишина. Мраморный обелиск воздвигнут по проекту А. П. Брюллова, брата знаменитого художника. Распоряжение о его создании отдал сам царь Николай I. Открытие памятника состоялось 23 августа 1838 года. С высоты мыса открывается великолепный вид на древний Кремль, нижний город, предместья Тобольска. А дальше виднеются бескрайние просторы, земли, некогда покоренные нашим легендарным соотечественником Ермаком Тимофеевичем.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная История и современность Вслед за Ермаком Тимофеевичем


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва