Королев А. И. (Санкт-Петербург)

На Львовском направлении

Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны об освобождении Правобережной Украины, апрель 1944 года.

К 70-летию Великой Победы

Нас, ветеранов войны, часто при встречах с молодежью просят рассказать о самом интересном, самом важном событии или эпизоде, в котором лично участвовал в те, незабываемые годы войны. Нелегкое это дело — рассказать о событиях давно минувших дней: и в памяти какие-то важные и интересные детали уже ускользнули, даи возраст сказывается, многое передумано, переосмыслено. Мне повезло в том отношении, что в числе дорогих сердцу реликвий прошлой войны (наград, фронтовых писем, фотографий и др.) сохранился фронтовой блокнот автора этих строк — сержанта 825-го стрелкового полка 302-й стрелковой дивизии, в составе которых мною пройден боевой путь в 1944–1945 годах от Дона до Вислы.

На пожелтевших от времени листках этой записной книжки сохранились документальные свидетельства тех дней, что дает мне право достаточно объективно рассказать о трудных и героических событиях весны 1944 года, о боях за освобождение Правобережной Украины и, в частности, о боевых действиях за освобождение города Тернополя в марте 1944 года.

Весной 1944 года развернулось грандиозное сражение за освобождение Правобережной Украины. Потерпев сокрушительное поражение на Днепре, немецкое командование принимает меры по укреплению и превращению в оборонительные крепости все крупные города и наиболее важные населенные пункты на Правобережной Украине, такие как Львов, Перемышль, Тернополь, Луцк, Каменец-Подольский и др. Ставка Гитлера беспрекословно требовала сделать из них города-крепости и удерживать до последнего солдата, до последнего патрона, не допуская прорыва русских войск к границам Польши и Восточной Пруссии.

Эти требования фюрера выполнялись немецким военным командованием с присущим ему рвением и педантизмом. В городах были созданы сильные укрепления, подступы прикрыты минными полями, организовано огневое взаимодействие всех видов оружия, подготовлены для ведения боевых действий в городе штурмовые группы, созданы крупные гарнизоны войск. Наиболее прочные здания были превращены в опорные пункты и огневые точки, соединенные развитой сетью траншей и ходов сообщения, включавших в свою сеть многочисленные каменные подвалы и инженерные коммуникации города. Были созданы большие запасы боеприпасов, продовольствия, медикаментов и другого военного имущества, необходимого для ведения длительных и напряженных боевых действий в любых условиях, в том числе и в окружении.

Такие меры гитлеровское командование принимало потому, что дальше на запад от Днепра не было крупных водных преград, пригодных для соединения оборонительных рубежей типа «Днепровского вала», неприступность и прочность которого в свое время широко рекламировала немецкая пропаганда и который рухнул под мощным натиском наших войск. И теперь делалась ставка на города-крепости, которые должны были принять на себя удар русских войск, сорвать их наступление и прикрыть выход к границам Восточной Пруссии.

Стремительное и безостановочное наступление наших войск на Правобережной Украине весной 1944 года вывело 302-ю стрелковую дивизию, действующую в составе 60-й армии 1-го Украинского фронта, на Львовское направление. Впереди, в полосе наступления дивизии, был Тернополь — крупный город, превращенный немцами в оборонительную крепость, которую предстояло взять штурмом. Командование армии и дивизии принимало меры по подготовке войск к боевым действиям в укрепленном городе: в частях и подразделениях были проведены партийные и комсомольские собрания, где солдаты и офицеры показали решимость взять город штурмом, освободить от немецко-фашистских захватчиков и содействовать общему успеху наступления наших войск на Львов; в ротах и батальонах готовились штурмовые группы, куда подбирались наиболее смелые, сильные и закаленные в боях солдаты и офицеры, отлаживалось взаимодействие штурмовых групп по ведению боевых действий на изолированных направлениях, особенно в ночных условиях при штурме укрепленных домов и кварталов города.

В ротах и батальонах изучалась «Памятка солдату и офицеру по ведению боевых действий в укрепленном городе», изданная по рекомендации Военного Совета 60-й армии, а также тщательно изучался план города Тернополя и уточнялись задачи по его штурму. Подразделения получили повышенное количество боеприпасов для ведения ближнего боя (патронов для автоматов и в особенности противопехотных и противотанковых мин и гранат). Полковые артиллеристы и минометчики тренировались по огневой поддержке боя пехоты в населенном пункте.

В штабе полка и в батальонах отрабатывалось взаимодействие по управлению боем в крупном населенном пункте при действии подразделений и штурмовых групп в сложных условиях днем и ночью. Надо сказать, что солдаты и офицеры понимали трудность предстоящих боев, знали, что штурм укрепленного города потребует больших усилий и немалых жертв. Всем было ясно — город должен быть освобожден от врага как можно быстрее, чтобы не задерживалось и не ослабевало общее наступление наших войск по окончательному освобождению Правобережной Украины.

В последних числах марта 1944 года 302-я стрелковая дивизия начала боевые действия на ближних подступах к городу. 825-й стрелковый полк получил задачу по взаимодействию с 827-м стрелковым полком, а 302-я стрелковая дивизия должна была захватить железнодорожную станцию и, наступая на центральную часть города, уничтожить опорные пункты, живую силу и технику противника.

С первых дней боевые действия приняли напряженный и ожесточенный характер и продолжались в течение 15 суток, не прекращаясь ни днем, ни ночью. Борьба шла за каждый дом, улицу, квартал города. Перечитывая записи во фронтовом блокноте и вспоминая те тяжелые, полные героизма дни, представляется возможным воспроизвести некоторые эпизоды боевых действий в память о тех солдатах, сержантах и офицерах, которые проявили в этих боях исключительное мужество, смелость и упорство по освобождению крупного города, гарнизон которого значительно превосходил по численности наши силы. Следует учитывать также, что дивизия в течение трех месяцев (январь-март) 1944 года вела боевые действия на Правобережной Украине и подошла к Тернополю, имея значительные потери в личном составе, технике и вооружении.

31 марта 1944 года стрелковые батальоны 825-го стрелкового полка начали боевые действия на восточной окраине города. В 15:00 началась артиллерийская подготовка по разрушению опорных пунктов и огневых точек противника. В 15:30 на город обрушила удар бомбардировочная авиация. Полк перешел в наступление, захватил несколько опорных пунктов, и к 17:00 передовые штурмовые группы завязали бой за железнодорожную станцию. Основные силы полка к ночи прочно закрепились на восточной окраине города.

Командир полка подполковник А. И. Безносенко руководил боем с командного пункта, местоположение которого приходилось часто менять, так как при бое в городе, в отличие от боевых действий на открытой местности, ввиду часто меняющейся обстановки, большой задымленности от взрывов снарядов, бомб и возникших пожаров, затруднялось наблюдение и управление боем.

Начальник штаба полка майор Г. С. Поздняков штаб разместил в одном из подвалов дома вблизи командного пункта. Командиры рот и батальонов находились непосредственно в подразделениях, на переднем крае, там, где необходимо было сосредотачивать усилия основных сил подразделений и штурмовых групп и руководить боем.

Первого апреля была взята железнодорожная станция, и подразделения полка приступили к штурму наиболее укрепленной части города, примыкающей к центру. Два последующих дня боевых действий показали, что применение стрелково-пулеметного оружия при ограниченных возможностях применения артиллерии и минометов в уличном бою делает недостаточно эффективными усилия штурмовых групп в борьбе с хорошо вооруженными группами и подразделениями противника, обороняющего прочные кирпичные здания, заранее подготовленные к длительному штурму.

В этих условиях командование дивизии меняет тактику боевых действий и дает на усиление штурмовых групп фугасные огнеметы и 45-мм противотанковые пушки, которые из-за их сравнительно небольших размеров удобно было использовать в лабиринтах улиц и на развалинах разрушенных зданий для стрельбы прямой наводкой по огневым точкам противника, засевшего в домах. Очень эффективными оказались огнеметы, с помощью которых удавалось поджигать нижние этажи забаррикадированных зданий и довершать разгром врага решительной атакой штурмовых групп. Применение огнеметов и малокалиберной артиллерии значительно повысило эффективность штурма города.

Однако, какой бы ни была совершенной и эффективной боевая техника и вооружение, они не могут полностью заменить то главное, что обеспечивает победу в бою, — мужество и храбрость солдат, сержантов и офицеров, их твердость воли и духа. В связи с этим вспоминается целый ряд боевых эпизодов, где воины полка показали эти замечательные качества.

Третьего апреля в ходе упорных боев в центре города продвижению наших подразделений мешала городская гимназия, которая была превращена немцами в прочный опорный пункт. Несколько попыток штурмовых групп выбить немцев из здания гимназии оказались безуспешными. Противник открывал сильный пулеметный и автоматный огонь и забрасывал гранатами каждый квадратный метр прилегающей к зданию площади, заставляя наших штурмовиков отходить с потерями. Здесь оказались бессильными огнеметы, так как размеры площади превышали дальность их действия.

Командир полка приказал провести специальную подготовку к штурму гимназии, а именно: организовать штурмовой отряд в составе 3-х штурмовых групп, куда требовалось подобрать из числа коммунистов и комсомольцев наиболее сильных и смелых. Командование отрядом поручили лучшему офицеру. Действия отряда было приказано поддержать всеми видами стрелкового и артиллерийского огня, было решено использовать на направлении гимназии необходимое количество противотанковых 45-мм пушек, которые в течение ночи установили в захваченных нами зданиях, расположенных напротив гимназии, и подготовили их к стрельбе прямой наводкой. Бойцы отряда были обеспечены достаточным количеством гранат, в том числе и противотанковых.

В ходе выполнения этих мероприятий было решено поручить командование штурмовым отрядом молодому, но опытному и проявившему смелость, решительность в предыдущих боях офицеру — младшему лейтенанту Николаю Гусарову.

Третьего апреля во второй половине дня началось общее наступление всех штурмовых групп полка. Начался штурм и городской гимназии. По установленному сигналу на здание гимназии обрушился огонь пулеметов, минометов и артиллерии с нашей стороны, под прикрытием которого Гусаров повел отряд в атаку. Противник открыл шквальный ружейно-пулеметный огонь, но остановить прорыв нашего штурмового отряда было невозможно. До стен гимназии оставалось несколько десятков метров. Взрывом гранаты Гусаров был ранен в ногу. Превозмогая острую боль, поддерживаемый другим бойцом, он продолжал увлекать за собой отряд и одним из первых ворвался в здание гимназии, где закипела ожесточенная схватка с врагом.

К концу дня штурмовой отряд младшего лейтенанта Гусарова прочно закрепился в здании гимназии и, сковав действия противника на этом направлении, в целом способствовал успешному продвижению других штурмовых групп и подразделений полка. За совершенный в этом бою подвиг молодой офицер Николай Владимирович Гусаров был представлен к званию Героя Советского Союза, а гимназия, ставшая впоследствии школой, была названа его именем.

Это о нем говорится в стихотворении, напечатанном в дивизионной газете.

Нам город этот дорог стал.
Пусть он еще в дыму пожаров.
Здесь немчуру на части рвал
Гранатой и свинцом Гусаров.

Потеря гимназии — важного опорного пункта в центральной части города привела немцев в замешательство и заметно подорвала их уверенность в возможности удержать город. Это было видно не только по спешной перегруппировке сил и средств осажденного фашистского гарнизона, произведенной немецким командованием с целью укрепления других опорных пунктов, но также по показаниям пленных немецких солдат и офицеров, которые свидетельствовали о растерянности нашего противника и панически принимаемых мерах по восстановлению положения.

Пятого апреля стало известно, что советские войска, наступая севернее и южнее Тернополя, замкнули кольцо окружения. В город были введены отходившие из этих направлений разрозненные немецкие части и подразделения, которые значительно усилили осажденный гарнизон, получивший таким образом пополнение в людях и боевой технике. Но в связи с полным окружением Тернопольского гарнизона противника прекратилось его снабжение по наземным коммуникациям. Немецкое командование принимает меры по обеспечению окруженной группировки с помощью транспортной авиацией, для чего с наступлением темноты транспортные самолеты противника начали сбрасывать над частью города, занятой немецкими войсками, контейнеры, прикрепленные к грузовым парашютам, в которых осажденному гарнизону поставлялись боеприпасы. Главным образом, это были патроны к пулеметам и автоматам, гранаты и мины, медикаменты, продовольствие и листовки-воззвания к немецким солдатам и офицерам, в которых фюрер и верховное командование рейха призывало их к стойкости и обещало за храбрость награды, славу и материальные блага.

Часть этих контейнеров попадала и в расположение наших войск, так как немецкой авиации трудно было ориентироваться ночью над охваченным пожарами городом. Кроме того, наши солдаты вводили в заблуждение немецких летчиков, запуская в ночное небо такие же по цвету опознавательные ракеты, как и немцы, чем сбивали с толку летчиков врага относительно действительной линии переднего края.

В этот же период, начиная с 5–6 апреля, противник приступил к ночной бомбардировке города. Бомбардировочная авиация по ночам наносила массированные бомбовые удары по расположению наших войск, что снизило темп наступления по разгрому окруженной фашистской группировки, так как приходилось отвлекать силы и средства на приведение в порядок штурмовых групп и других подразделений после ночных бомбардировок.

В одну из таких тяжелых ночей был убит заместитель командира полка по политической части майор Н. А. Вовчук. Это был храбрый, волевой человек, он постоянно находился среди солдат на переднем крае и, не зная ни сна, ни отдыха, своим примером, неутомимой энергией поддерживал боевой дух и настроение солдат. Он и погиб, как подобает воину, в бою.

Штурм города продолжался. Десятого апреля командование 60-й армией в целях поддержки боевых действий наших войск организовало удары по окруженной группировке противника с воздуха. В течение двух суток самолеты сбрасывали бомбы на наиболее укрепленные опорные пункты и узлы обороны немцев, которые в промежутках между бомбежками решительно штурмовали солдаты нашего полка.

Двенадцатого апреля из показаний пленных стало известно, что в одной из бомбежек был убит немецкий генерал — начальник осажденного гарнизона. Другой немецкий генерал, пытаясь вырваться из окруженного города на танке, был захвачен в плен. Стало известно также, что по приказу командования гарнизона большая группа раненых немецких офицеров, находившаяся в одном из подвалов, превращенном в лазарет, была, во избежание попадания их в плен, отравлена ядовитыми газами. Осажденный гарнизон переживал агонию.

Несмотря на тяжелые и непрерывные бои, которые вела дивизия по освобождению города Тернополя, несмотря на наши большие потери, понесенные при ликвидации окруженной группировки врага, боевой дух и наступательный порыв бойцов не ослабевал. На страницах дивизионной газеты ежедневно помешались статьи и заметки о героических делах наших солдат и офицеров. Вот некоторые из этих свидетельств (печатается без изменений текста):

Подвиг связного

Связь с соседним батальоном была прервана. Восстановить ее было поручено связному Василию Заздравному. Под пулями, минометным обстрелом заметивших его фашистов полз Василий Заздравный, стремясь поскорее передать новый боевой приказ. Обратно с командного пункта батальона он двигался вместе с лейтенантом Алексиным. Пуля гитлеровского снайпера вывела из строя Алексина. Заздравный, напрягая все силы, тащил тяжело раненного офицера до безопасного места, где сделал ему перевязку и снова двинулся в свой опасный боевой путь.

Старший сержант В. Ерин

Вот еще одна заметка из дивизионной газеты тех дней:

Находчивость

Немцы оборонялись остервенело. Превратив дом в крепость, они не хотели сдаваться и тогда, когда наши славные пехотинцы ворвались в его стены. С боем приходилось брать каждую его комнату. Красноармеец Кобец один из первых ворвался в дом, но тут он натолкнулся на закрытые двери. Раздумывать было некогда. Кругом кипел ожесточенный бой. Размахнувшись, Кобец бросил гранату. В следующую минуту на месте двери зиял большой пролом, за которым среди кусков дерева и обломков кирпича лежали два уничтоженных взрывом гитлеровца. Кобец устремился дальше. Своим героическим поступком он расчистил путь своему подразделению.

Красноармеец 3. Кривошей

Пятнадцатого апреля части и подразделения 825-го и соседнего 827-го стрелковых полков закончили боевые действия по освобождению города Тернополя и уничтожению окруженной в нем группировки немецко-фашистских захватчиков. Кто к нам с мечом вошел, тот от меча и погиб. На том стояла и стоять будет, как предупреждали наши героические предки, земля Русская.

В эти дни в дивизионной газете 302-й стрелковой дивизии было помещено стихотворение военкора Е. Мееровича, посвященное освободителям города.

ПОБЕДИТЕЛЯМ

Мы брали штурмом каждый дом
И город взяли смертным боем.
Сегодня славу воздаем
Мы нашим воинам-героям.
 
Пройди по улицам, солдат,
Среди развалин и пожарищ!
Здесь даже камни говорят
О мужестве твоем, товарищ.
 
Из этих окон пулемет
Захлебывался дробным лаем.
И пушку выкатил вперед
Навстречу пулям Ермолаев.
 
Пусть все вокруг врагу видать
Из тех домов, как на высотке.
Заставил немцев замолчать
Артиллерист прямой наводкой.
 
В атаку ринулись стрелки.
— Ура! — звучит подобно грому.
Врага взметая на штыки,
Мы штурмом шли от дома к дому.
 
Нам город этот дорог стал.
Пусть он еще в дыму пожаров.
Здесь немчуру на части рвал
Гранатой и свинцом Гусаров.
 
Пройдя дорогами побед,
Гордясь отважными по праву, —
Героям-воинам привет!
Богатырям советским слава!

О значимости Тернопольской операции говорят не только мои записи. Не так давно, к своему удивлению, я узнал, что есть «Воспоминания о боевых действиях 51-й армии при штурме г. Тернополя. Апрель 1944 г.» члена Военного Совета 1-го Украинского фронта генерал-лейтенанта К. В. Крайнюкова в его книге «Оружие особого рода»1. Для подтверждения важного значения операции и правдивости своих фронтовых записей позволю себе привести несколько цитат из этой уникальной книги, тем более что генералу Крайнюкову было лучше видно происходящее с высоты его должности и компетенции.

Немецкое командование предпринимало все усилия к тому, чтобы остановить наступление войск 1-го Украинского фронта.

Из показаний пленных и по трофейным документам нам стало известно, что 8 марта 1944 г. Гитлер издал приказ, в котором определил систему крепостей и опорных пунктов, потребовав от своих войск удержания их до конца, до последнего солдата, даже в случае окружения и осады.

В полосе наступления 1-го Украинского фронта противник наметил такие города, которые Гитлер потребовал укрепить как крепости — Винницу, Жлобин, Проскуров, Тернополь, Черновцы и другие населенные пункты. В приказе говорилось, что за оборонуэтих городов коменданты отвечают головой, вплоть до расстрела. Вот почему противник так упорно и ожесточенно оказывал нам сопротивление (с. 169).

Начиная с 9 марта наши войска вели напряженные боис окруженной в Тернополе 12-тысячной группировкой врага. Гитлеровцы упорно сопротивлялись, хотя уже ничто не могло их спасти.

Уличные бои в Тернополе шли продолжительное время. Здесь чуть ли не каждое здание было дотом. Гвардейцы продолбили в каменных стенах узкие бойницы, через которые вели огонь снайперы и бойцы штурмовых групп. Многие здания соединялись ходами сообщения, в которых днем и ночью шла ожесточенная борьба с фашистами по их выкуриванию из зданий и уничтожению (с. 178).

Упорство окруженных объяснялось тем, прежде всего, что извне начались атаки крупных сил фашистов, пытавшихся деблокировать «тернопольский котел».

14 марта 44 г. германское командование бросило против наших войск танковую дивизию СС «Адольф Гитлер», 7-ю танковую и 359-ю пехотную дивизии.Однако 15-й стрелковый корпус генерала И. И. Людникова, поддержанный частью сил 4-го танкового корпуса, отразили все атаки гитлеровцев и нанесли им большой урон в живой силе и технике.

Утром 25 марта 44 г. танки, пехота противника снова пытались прорвать кольцо окружения. Пехотные дивизии врага, при поддержке 100–120 танков нанесли еще один контрудар.После больших потерь противник вынужден был откатиться на прежние позиции (с. 181).

Провалилась и попытка немцев со снабжением окруженного гарнизона по воздуху. Наши истребители сбивали транспортные самолеты противника на дальних подступах к Тернополю. А те самолеты, которые все же прорывались к городу, часто, сбитые с толку дымами от горящего города, сбрасывали контейнеры с боеприпасами, оружием, медикаментами и продовольствием в расположение наших войск. Воздушный мост противника к окруженной тернопольской группировке был блокирован и сорван нашей авиацией (с. 182).

В ходе упорных и продолжительных уличных боев войска 60-й армии под командованием генерал-лейтенанта И. Д. Черняховского разгромили окруженный гарнизон врага и 14 апреля 44 г. полностью овладели областным центром Украины г. Тернополем.

В боях за город отличились части 15-го стрелкового корпуса генерала И. И. Людникова. В его составе сражались 302-я стрелковая дивизия под командованием полковника Н. П. Кучеренко, 336-я, 99-я стрелковые дивизии.При ликвидации Тернопольской окруженной группировки противника наши войска уничтожили свыше 10 000 фашистских солдат и взяли большое число пленных и трофеев (с. 183).

После успешной ликвидации «Тернопольской группировки» 302-й дивизии и нашему 825-му стрелковому полку было присвоено звание «Тернопольских», и они были награждены орденом Боевого Красного знамени. Я за участие в боях в составе штурмовой группы был награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом «Слава» III степени.

Капитану Г. А. Позднякову было присвоено воинское звание «майор», и он был назначен начальником штаба полка. В это же время он перевел меня в штаб полка и определил в оперативную группу («первый отдел» штаба полка), где я оставался до направления в военное училище в январе 1945 года. После описанных выше напряженных боев я, по решению командования, был направлен в танковое офицерское училище, находившееся в Харькове, которое окончил «с отличием». Боевой опыт и воинская закалка помогали в учебе. После окончания училища я прослужил еще 37 лет в Вооруженных силах Советской армии. В отставку вышел в звании «полковник».

Когда я отбыл в училище, войска моего родного 1-го Украинского фронта, разгромив немцев на центральном направлении, освободив Украину, вышли на территорию Польши и перешли к обороне после длительных и напряженных боев лета и осени 1944 года.

302-я стрелковая дивизия 60-й армии заняла оборону по реке Вислока (приток Вислы), штаб 825-го стрелкового полка расположился в населенном пункте Дембица. Войска стали готовиться к Висло-Одерской операции, последней перед Берлинской, завершающей операцией Великой Отечественной войны. Воинский дух, боевой порыв и настроение солдат и офицеров были высокими. Чувствовалось приближение окончания войны, разгром врага и неизбежная, заслуженная наша Победа!


 


1   Крайнюков К. В. Оружие особого рода. М.: Воениздат, 1977. 670 с. (Военные мемуары). Далее по тексту ссылки на страницы данного издания.

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Дороги войны На Львовском направлении


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва