Назаров П. Р. (Москва)

Акимовка

Акимовка, средней величины населенный пункт на безымянной речке с высокими берегами. Батальон весь день находится во втором эшелоне полка, движется походной колонной. 2-й и 3-й батальоны ведут бой в первом эшелоне полка, пытаясь выбить немцев с промежуточного рубежа. Командир полка вводит в бой мой батальон в образовавшийся промежуток между вторым и третьим батальонами. Возглавив 3-ю роту (в этой роте командир — старшина), усиленную взводом станковых пулеметов, следую в направлении Акимовки, до окраины села 2–3 км. Населенный пункт охвачен пожарами — горят избы, надворные постройки, светло почти как днем, значит, немцы уже покинули Акимовку. Подходим к окраине, сопротивления не встречаем. Следуем по улице. Слева вьется речка с берегами, поросшими кустарниками и камышом. Выходим в середину населенного пункта, на пути — шоссе.

Осмотревшись, вижу мост через реку длиной 25–30 метров. Мост цел, не взорван — на немцев это не похоже. В чем дело? Далеко позади наши подразделения ведут бой, слышна стрельба. Оцениваю обстановку: мост цел, значит, либо заминирован, либо еще потребуется немцам для отступления. Додумать не успел — из-за поворота появилась немецкая легковая машина, пронеслась мимо на большой скорости. Стоявшие у дороги бойцы дали несколько очередей из автоматов, машина не остановилась. Ушла по дороге и свернула налево. Впереди нас из-за поворота на удалении 400–500 метров показалась крытая грузовая машина, за ней еще и еще. Немецкая колонна. Внимание! Подаю команду: «К бою!», два станковых пулемета устанавливаю сбоку от дороги, стрелки залегли на берегу реки. Колонна тихо, соблюдая равные дистанции между машинами, следует в нашу сторону. Головная машина все ближе и ближе. Пулеметчики волнуются, просят разрешения открыть огонь. Аналогичные просьбы слышу из цепи. Молчу. Выдерживаю паузу. Головная машина уже у края моста — молчу, пулеметчики снова просят разрешения. Молчу. Как только головная машина дошла до середины моста, громко командую: «Огонь!». Два станковых пулемета и весь состав группы одновременно открыли в упор шквальный огонь, головная машина завиляла колесами и остановилась посреди моста, а за ней и вся колонна. Командую во весь голос: «По кузовам — огонь!».

И началось: крики, вой, бесцельная ответная стрельба, трассирующие пули летят выше нас, уцелевшие немцы пытаются убежать по другому берегу реки. Через несколько минут крики и беспорядочная стрельба с той стороны стихли. Даю команду: «Стрельбу прекратить!». Направляю группу во главе с сержантом Доценко осмотреть головные машины. Группа осторожно приблизилась, но встречной стрельбы не последовало. Поднял остальных людей и двинулись вдоль колонны, подсчитывая убитых, осматривая трофеи, подбирая раненых немцев. В итоге: 27 автомашин, крытых брезентом, за исключением первых трех, стоят с работающими двигателями, в хвосте колонны на прицепе — две 75-мм пушки. Возвратилась группа, посланная за поворот на поиски легковой машины. Докладывают — легковая машина за поворотом, водитель ранен в обе руки, а командир колонны в звании обер-лейтенанта убит. Подобрали своих раненых, подсчитали немецкие потери: раненых около 20, убитых свыше 40. Трофеи небольшие — обмундирование, личные вещички, оружие. Многие фронтовики после боев снимали с убитых сапоги, надевали на себя, щеголяли в них. Я трофеями брезговал всю войну, особенно личными вещами убитых или пленных. Пока разбирались с тем, что произошло, подошли остальные подразделения батальона. А с ними оказались заместитель командира полка по политчасти подполковник Эйдельсон Г. С. и замполит батальона капитан Алексей Никитин. Ознакомились вкратце, что к чему. Слышу разговор. Алексей, восторгаясь, говорит: «Назаров за такие дела заслуживает орден!» А Эйдельсон спрашивает: «Может и тебе?» «Нет, — отвечает Никитин, — я здесь не причем, тут был один Назаров».

Продвигаясь вперед и заходя в населенные пункты, слышали от местных жителей — немцы зверствуют, совсем ошалевшие, отбирают всех лошадей и на подводах бегут дальше. А тут наконец-то и у нас праздник!

В последующем, обсуждая мои действия и бой в целом, некоторые сослуживцы высказывали мне упрек, дескать, почему подпустил колонну так близко к своему боевому порядку? Всегда обосновывал так: если бы я разрешил открыть огонь раньше, скажем, на подходе к мосту, немцы могли спешиться, принять боевой порядок и атаковать мою малочисленную группу в попытке прорваться через мост. Подобный вариант был невыгоден, поскольку немцев, как потом выяснилось, было около батальона. Это была группа прикрытия отступающих главных сил, и мне с моим небольшим отрядом — усиленной стрелковой ротой — пришлось бы вступить в бой с превосходящими силами противника. Были бы невозвратные потери. А так в этом бою у меня убитых не было.

И, наконец, мой собственный печальный опыт. На Северном Кавказе, следуя в головном отряде дивизии, сам нарвался на засаду, потерял часть людей, два «студебеккера», американский танк «Валентайн», и две 45-мм пушки, при этом не нанеся серьезного урона противнику. Стремительность, внезапность оглушает подвергшихся нападению, приводит в шоковое состояние. Шок — сильная штука. Засада — почти бандитский прием, правда, в бою выглядит как весьма умелый и тактический ход. Мой неудачный опыт в прошлом — тоже опыт. Я выиграл бой, отомстив, таким образом, за свое поражение. За образцовое проведение боя все расчеты станковых пулеметов были награждены медалями «За отвагу», а я получил свой первый орден Красной Звезды. Невелика награда за такой подвиг, но все равно приятно, тем более что к тому времени в полку ордена имели только капитан Павел Тимохин да командир полковой артиллерийской батареи старший лейтенант Пасхалис. Младших офицеров наградами не баловали, чтобы заслужить орден или медаль, надо обязательно совершить что-то конкретное. В больших штабах ордена на грудь сыпались, как из бездонной торбы. Награждается командующий, а за ним по цепочке остальные в порядке старшинства и приближенности к начальству. Посеяв панику у отступающих немцев, мы ускорили продвижение вперед. К концу сентября вышли к Сивашу, к Перекопу.

Послесловие автора

Со времени описанных в рассказе событий прошло уже ровно семьдесят лет. И вот в прошлом году мой внук Павел в интернете нашел сайт Министерства обороны под названием Общедоступный электронный банк документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (www.podvignaroda.ru). На этом сайте обнаружились и копии моих наградных документов — представления, приказы о награждениях, наградные листы и списки. В том числе касающиеся присвоения мне ордена Красной Звезды. Спустя семьдесят лет я впервые ознакомился с представлением на меня, составленным командиром части подполковником Федореевым. В нем говорилось:

«Капитан Назаров служит в 1177 стр. полку в должности заместителя командира батальона по строевой части.

В бою за высоту 5 в районе пос. Елизаветинского на правом берегу р. Миус тов. Назаров был направлен в 3 роту для руководства боевыми действиями, так как эта рота находилась на самом ответственном участке. 28.7.43 г. противник превосходящими силами 5 раз переходил в контратаку. Тов. Назаров лично руководил отражением этих атак, при одной из контратак рота дрогнула, но тов. Назаров личным вмешательством восстановил положение.

В боях за поселок Чердакий тов. Назаров возглавил группу бойцов, зашедшую в тыл врага, в результате чего противник из поселка был выбит, причем было захвачено 10 автомашин с военным грузом, а также не была допущена группа немецких минеров взорвать заминированный мост через реку в этом поселке.

В дальнейших боях тов. Назаров оказывает практическую помощь командиру батальона в выполнении боевых заданий командования.

В проведенных боях тов. Назаров проявил личную отвагу и показал себя опытным и знающим военное дело командиром, умеющим правильно ориентироваться в боевой обстановке».

На этом представлении два заключения вышестоящих начальников. Командир моей 347 СД генерал-майор А. Юхимчук подписал заключение о награждении меня медалью «За отвагу». Однако командир 37 стрелкового корпуса, в который наша дивизия входила, генерал-майор С. Горохов решил по-другому и красным карандашом написал: «Орденом Красной Звезды».

Вот такая, оказывается, у моей награды сложная история!

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


культурно-просветительский
общественно-политический
литературно-художественный
электронный журнал
г. Санкт-Петербург
г. Москва